Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    64,29% (54)
Жилищная субсидия
    19,05% (16)
Военная ипотека
    16,67% (14)

Поиск на сайте

Военно-морская академия: с именем адмирала Кузнецова

Тема: ВМФ, Статьи

История военно-морского образования в России насчитывает уже 315 лет, из которых без малого два столетия приходятся на деятельность Военно-морской академии им. Кузнецова. О роли знаменитого флотоводца, участвовавшего в становлении учебного заведения, рассказал начальник ВУНЦ ВМФ ВМА адмирал Николай Максимов.

Материал подготовлен авторами журнала "Морское наследие", публикуется по согласованию с редакцией.

Первоначально учебное заведение называлось Высшим офицерским классом, располагалось в Морском корпусе и предназначалось для "усовершенствования некоторого числа отличнейших офицеров из кадет в высших частях наук, к морской службе потребных".

В последующем Высший офицерский класс качественно развивался и претерпел множество преобразований. Именно он положил начало академическому военно-морскому образованию в России. Примечательно, что за всю свою богатую историю Военно-морская академия лишь два раза на недолгое время прекращала учебный процесс, продолжая, однако, научно-исследовательскую деятельность. Происходило это в годы Первой мировой и Гражданской войн.

Николаевская морская академия

В 1990 году Военно-морская академия названа именем выдающегося военно-морского и государственного деятеля Адмирала Флота Советского Союза Н. Г. Кузнецова.

Человек редкого дарования и замечательных душевных качеств, яркий пример верности в служении Отечеству, преданности раз и навсегда избранному призванию – таким знают и помнят Николая Герасимовича Кузнецова многие поколения военных моряков.

Военная служба Н. Г. Кузнецова начиналась в 1919 году, когда он, 15-летний, приписав себе два года, вступил в Северодвинскую речную военную флотилию. Позже он писал: "Мне не пришлось менять профессии в поисках дела, которое оказалось бы больше по душе. Моя вся жизнь связана с Советским Военно-морским флотом, я сделал выбор однажды, в совсем юные годы, и никогда не жалел об этом".

В Военно-морской академии Николай Герасимович обучался в период с 1927 по 1932 год. Здесь он с большим упорством постигал суворовскую и ушаковскую "науку побеждать". Академию закончил с отличием, за что был награжден именным пистолетом с надписью Начальника Морских Сил РККА "Командиру-ударнику Николаю Герасимовичу Кузнецову за успешное окончание академии". С тех пор Н. Г. Кузнецов не прерывал деловых и служебных связей с академией, ее ведущими специалистами, строго сверяя принимаемые решения с выводами научно-исследовательских разработок. Особенно тесными и плодотворными связи Кузнецова с академией стали после назначения его наркомом ВМФ.

Вступив в должность наркома Военно-морского флота, 34-летний флагман флота 2 ранга Николай Герасимович Кузнецов глубоко сознавал всю тяжесть государственной ответственности. Вопросы, с которыми пришлось столкнуться в первую очередь, были связаны с подготовкой флота к войне и реализацией большой государственной судостроительной программы. В этой многогранной работе Кузнецов умело использовал присущую ему редкую интуицию и высокий профессионализм, навыки, приобретенные за восемь лет активной корабельной практики и два года командования Тихоокеанским флотом, а также опыт, полученный во время войны в Испании и в ходе Хасанских боев 1938 года.

Народный комиссар Военно-морского флота флагман флота 2 ранга Н.Г. Кузнецов

На подготовку к большой войне история отвела Кузнецову немногим более двух лет. За этот исключительно короткий срок под его руководством были обновлены боевые уставные документы, наставления и руководства, также была разработана и введена в действие система оперативных готовностей на случай войны. В этот период быстрыми темпами строился флот и совершенствовалась его инфраструктура, осуществлялась целенаправленная боевая подготовка.

Одна из ключевых проблем, остро стоявших перед Кузнецовым, состояла в том, чтобы найти место для Наркомата ВМФ в сложившейся тогда системе управления Вооруженными Силами, поскольку документально оно не было определено.

В действовавшей организации каждый наркомат замыкался на одного из заместителей Председателя Совнаркома, а некоторыми руководил лично И. В. Сталин. В это группе оказался и Наркомат ВМФ. Новому наркому приходилось решать все вопросы непосредственно с И. В. Сталиным. А это было непросто. Если Сталин соглашался с предложениями наркома, то вопрос решался быстро, а если у него была другая точка зрения, то возникали большие трудности и приходилось доказывать и доказывать необходимость предлагаемого. Свое мнение о месте флота в системе Вооруженных Сил Кузнецов настойчиво отстаивал перед военным и политическим руководством страны. Нарком ВМФ не ждал указаний и делал все, что было в его силах, периодически озадачивая руководство страны вопросами о стратегии Советского государства на море, исподволь наживая себе недоброжелателей.

Решая задачи подготовки флотов к войне, Кузнецов хорошо понимал: единственное средство избежать катастрофических последствий – это максимально сократить время приведения средств и сил флота в готовность к боевым действиям. Под его непосредственным руководством была разработана и директивой № 9760 от 23 июня 1939 года введена трехступенчатая система оперативных готовностей ВМФ: № 3 (повседневная), № 2 (повышенная) и № 1 (полная – высшая). Уже 11 ноября 1939 года Н. Г. Кузнецов утвердил и ввел в действие первую инструкцию по данной системе, обязывающую иметь силы в положении предварительного развертывания и в состоянии боевой готовности к отражению нападения и проведению первых операций. Введение в действие системы оперативных готовностей флотов явилось исключительно важным достижением оперативного искусства ВМФ того времени.

На боевом посту. Эсминец "Гремящий", Северный флот

Благодаря этой системе, созданной и отработанной накануне войны под руководством наркома ВМФ, флоты не позволили застать себя врасплох и встретили удары авиации противника организованным огнем. На флотах в этот день не был потерян ни один корабль и ни один самолет морской авиации, не была взята с моря ни одна база. Более того, флот немедленно приступил к решительным действиям на всех морских театрах.

Глубоко сознавая, что война не за горами, Николай Герасимович прилагал все силы для того, чтобы встретить ее в полной боевой готовности. А сделать это без подготовленных кадров, без грамотных и умелых командиров всех степеней было невозможно.

Флотам катастрофически не хватало кадров – в основном вследствие репрессий 1937–1938 годов, поэтому Н. Г. Кузнецов особое внимание уделял совершенствованию действующих и созданию новых учебных заведений.

В августе 1939 года Главный военный совет ВМФ рассмотрел вопрос о деятельности Военно-морской академии и принял решение, направленное на дальнейшее повышение уровня подготовки командного состава в связи со строительством и задачами большого океанского флота. Целевой установкой стала подготовка общефлотских командиров, способных самостоятельно проводить оперативную работу на высших командных и штабных должностях.

15 сентября 1939 года Н. Г. Кузнецов своим приказом № 364 назначил флагмана 1 ранга Г. А. Степанова начальником Военно-морской академии, подчинив ее непосредственно наркому ВМФ, а также освободил от совместительства по должности начальника ВМА первого заместителя наркома ВМФ флагмана 2 ранга И.С. Исаева, приказав впредь представлять лично наркому ВМФ учебные планы и программы, планы НИР и отчеты академии.

Начальник Военно-морской академии вице-адмирал Г. А. Степанов. 1940 г.

Специальной директивой он предписал командирам соединений, дивизионов и кораблей 1 и 2 рангов, не имеющим академического образования, но желающим получить его, направлять свои рапорты в Наркомат ВМФ, или непосредственно наркому.

Большое внимание адмирал Н. Г. Кузнецов уделял учебному процессу, научным исследованиям, статусу профессорско-преподавательского состава, его подбору и организационно-штатной структуре Военно-морской академии. Он всегда приветствовал участие преподавателей академии и училищ в научных исследованиях, в изобретательской и рационализаторской работе, особенно во время Великой Отечественной войны.

С целью повышения престижа военно-морского образования Николай Герасимович добился повышения статуса командных военно-морских училищ и преобразования их в высшие учебные заведения, чего не было в Красной Армии.

Нарком принял решительные меры по закреплению на флоте наиболее подготовленного и опытного костяка младшего командного состава – сверхсрочников. В мае 1939 года по его настоянию правительство издало постановление об увеличении окладов и льгот сверхсрочнослужащим флота.

В 1940 году по предложению наркома ВМФ для подготовки будущих командиров флота правительство приняло решение об открытии семи военно-морских спецшкол – военизированных средних учебных заведений, где помимо общеобразовательных дисциплин учащиеся получали начальную военно-морскую подготовку. По существу, возрождалась добрая российская традиция, заложенная еще императором Петром I – готовить наиболее смелых и талантливых юношей к военно-морской службе.

Юнга крейсера "Красный Кавказ", Черноморский флот

По решению наркома ВМФ на острове Валаам (Ладожское озеро) в начале 1941 года была создана школа боцманов. Ее воспитанники в дальнейшем участвовали в обороне ладожских островов, в боях на знаменитом "Невском пятачке" и в других операциях. 25 мая 1942 года нарком издал приказ о создании Соловецкой школы юнг "в целях создания кадров будущих специалистов флота высокой квалификации, требующих длительного обучения и плавания на кораблях ВМФ". В суровое лихолетье войны нарком не забывал это направление. Уже в 1944 году спецшколы были преобразованы в Военно-морские подготовительные училища, подчиненные Наркомату ВМФ, в которых курсанты служили по всем воинским уставам. Создаются Нахимовские училища для детей, лишившихся своих отцов в войну (1943 – Тбилиси, 1944 – Ленинград, 1945 – Рига). Они стали основным резервом для набора в высшие военно-морские учебные заведения.

В мае – сентябре 1939 года под флагом наркома ВМФ состоялись учения на Черноморском, Балтийском и Северном флотах с выполнением зачетных боевых упражнений. Ученые и специалисты Военно-морской академии детально проанализировали результаты учений, после чего были разработаны рекомендации для новых планов боевой подготовки флотов.

Результаты участия ВМФ (КБФ, СФ и Ладожской военной флотилии) в советско-финляндской войне 1939–1940 годов, с точки зрения реального уровня подготовки сил флотов, нарком ВМФ оценивал весьма критически. Недостатки были обобщены в его директиве военным советам флотов и флотилий от 14 февраля 1940 года. В ней адмирал Кузнецов указал на недостатки в оперативном планировании, во взаимодействии частей, кораблей и соединений, которое "организовывалось по упрощенной, иногда примитивной схеме". Он отметил "отрыв боевой подготовки в мирное время от оперативных задач", "неудовлетворительную разведку, плохое знание театра военных действий, слабую подготовку высших командиров штабов", а также отсутствие "четкой организации взаимодействия с Красной Армией". Все это препятствовало успешному ведению военных действий.

На сборе командующих флотов и флотилий в Москве 2–10 декабря 1940 года Н. Г. Кузнецов изложил свои взгляды на недостатки в подготовке флота. Он указал на "недостаточную подготовленность звена начальствующего состава". Была подчеркнута необходимость обратить особое внимание на подготовку именно начальствующего состава, прежде всего высшего, так как к нему предъявляются наиболее высокие требования. Оценивать его следует по оперативно-тактической подготовке, по умению руководить во время войны подчиненными соединениями.

Эсминцы Тихоокеанского флота во время учений 1941г. На первом плане эсминец "Редкий", на втором плане "Решительный"

Одну из основных причин нетерпимого положения в Вооруженных Силах нарком ВМФ усматривал в отсутствии единой точки зрения на ряд принципиальных вопросов: "…она не прививалась, не воспитывалась, а наоборот, в течение целого ряда лет велись бесплодные дискуссии, которые, кроме вреда, разброда в наших мыслях, ничего не давали".

Предвоенные годы ознаменовались усилением научно-исследовательской работы. Сотрудники академии участвовали в разработке и редактировании уставов, наставлений, входили в научно-технические комиссии, принимали участие в испытаниях и приемке кораблей и различных образцов вооружения.

В июле 1940 года было введено в действие "Наставление по боевой деятельности штабов соединений ВМФ" (НБДШС-40), разработанное в академии, а в декабре – "Наставление по ведению морских операций" (НМО-40), которое после доработки и редактирования было утверждено приказом народного комиссара ВМФ адмирала Н. Г. Кузнецова № 0893 от 26 ноября. В Наставлениях указывалось, что борьба с противником на море должна осуществляться посредством проведения целеустремленных операций и повседневных боевых действий. Примечательно, что ВМФ был единственным видом Вооруженных Сил СССР, имевшим в предвоенные годы подобный руководящий документ. Много внимания уделялось в академии и вопросам разработки руководящих документов по деятельности отдельных родов сил ВМФ.

К 1941 году, по существу, завершился процесс становления оперативно-тактических взглядов командного состава ВМФ. Флоты получили Наставления по организации боевой деятельности военно-воздушных сил, подводных лодок, надводных кораблей. Было разработано "Положение о тыле", в котором определялись его задачи по обеспечению боевой деятельности кораблей. Ранее были введены в действие новый "Корабельный устав ВМФ СССР" и "Дисциплинарный устав ВМФ СССР". Все вместе они составляли единую систему основных руководящих документов Военно-морского флота.

В годы Великой Отечественной войны академия под руководством наркома ВМФ продолжала решать широкий круг задач. Она принимала участие в разработке практически всех крупных операций флотов, подготавливала исходные данные для планов кораблестроения и создания новых видов оружия и вооружения, давала рекомендации по развитию береговой обороны и авиации. Но главной по-прежнему оставалась задача подготовки кадров для флота.

Профессорско-преподавательский состав Военно-морской академии по заданию народного комиссара ВМФ, Главного морского штаба и штабов флотов проводил огромную исследовательскую работу в различных областях военно-морской науки, направленную в основном на обобщение опыта применения сил флотов. При этом выполнение многих заданий было связано с командировками на действующие фронты, флоты и флотилии. К примеру, капитан 3 ранга Н. А. Тыминский в качестве консультанта и эксперта принимал участие в рекогносцировке Сталинградских рубежей, в организации обороны устья реки Волги и Астраханского рейда.

Опираясь на опыт боевой деятельности флотов и флотилий, ученые командного факультета академии провели исследования и разработали ряд нужных для флота документов: "Наступательный бой", "Оборонительный бой", "Встречный бой" и др. Под руководством адмирала И. С. Исакова в этот период был разработан "Боевой устав флота" (БУФ-41), а впоследствии академия активно работала над материалами готовящегося к изданию нового Боевого устава ВМФ СССР 1945 года (БУ-45).

Адмирал Флота Советского Союза Н. Г. Кузнецов на фоне крейсера "Красный Кавказ". Конец 1940-х годов

Большое значение Н. Г. Кузнецов придавал обобщению, изучению и анализу боевой подготовки и опыта войны. Он говорил, что "опыт войны надо изучать не ради знания, не просто ради науки, а для того, чтобы найти и разгадать вероятные средства и методы борьбы противника и своевременно найти противоядие против них". С этой целью в самом начале войны он издал специальный приказ об анализе боевых действий всех кораблей и частей флота, анализе документов, включая и трофейные, а в январе 1943 года в составе Главного морского штаба был создан отдел по изучению и обобщению опыта войны. Благодаря этому мы сегодня располагаем бесценным материалом, отражающим весь ход военных действий на всех флотах и флотилиях, и с благодарностью его изучаем. Этот военно-исторический материал о деятельности Советского Военно-морского флота в Великой Отечественной войне 1941–1945 годов является важной научно-образовательной базой для развития отечественного ВМФ в современных условиях.

Оперативно-стратегическое применение ВМФ и характер его задач в годы Великой Отечественной войны определялись континентальным характером войны, конкретными условиями складывающейся обстановки и общими задачами Советских Вооруженных Сил, возникавшими на том или ином этапе войны. Действующие флоты в оперативном отношении в начале войны были подчинены фронтам. Поэтому нарком ВМФ главную задачу для себя видел в обеспечении взаимодействия армии и флота на приморских направлениях. По этому поводу Н. Г. Кузнецов писал: "Действия флотов с первых же дней войны сочетались с общей стратегией Вооруженных Сил. Иначе не могло и быть. Это было зафиксировано в наших оперативно-тактических документах и проверялось на всех больших и малых учениях".

Очевидно, что в ходе войны выявились и определенные недоработки в области совместных действий армии и флота на приморских направлениях при поддержке фланга армии, при сухопутной обороне военно-морских баз. В связи с этим по заданию наркома ВМФ академией было разработано и в 1943 году введено в действие "Наставление по совместным действиям сухопутных войск с Военно-морским флотом и военными речными флотилиями". В целом же действия Советского ВМФ в этот период получили высокую оценку союзников. "В ходе нынешней войны,– писал в 1942 году английский историк Б. Тонстолл в своем труде "Мировая война на море", – морская стратегия России планировалась и осуществлялась весьма трезво; кроме того, она в гораздо большей степени содействовала успехам Красной Армии, чем это хорошо известно. На Черном море эта стратегия помешала вторжению на Кавказ с моря, в то же время русский флот беспокоил неприятельские коммуникации у берегов Болгарии и Румынии". А творцом этой стратегии в значительной степени являлся Николай Герасимович Кузнецов.

К большому сожалению, факты о роли и месте наркома ВМФ Н. Г. Кузнецова в Великой Отечественной войне 1941–1945 годов очень долго замалчивались в силу ряда обстоятельств. До сих пор нет научно обоснованного анализа его руководства флотом в сложный период подготовки к войне и в период ведения военных действий, его личного вклада в Победу. И это несправедливо.

Понимая, что основу боеспособности ВМФ составляют люди, Н. Г. Кузнецов с первых дней на посту наркома уделял большое внимание морально-психологическому состоянию личного состава флота, подбору и расстановке кадров, их профессиональному росту и мастерству управления подчиненными, объективной оценке их деятельности.

Укреплению морально-психологического климата среди всех категорий личного состава ВМФ послужило учреждение в 1944 году флотских государственных наград – орденов и медалей Ушакова и Нахимова.

Кузнецов всегда ратовал за улучшение учебного процесса и совершенствование воспитательной работы, за воинскую дисциплину и недопущение распущенности и сквернословия, особенно в офицерской среде.

В самое трудное время опалы никто и никогда не слышал от него слов недовольства: общественное он всегда ставил выше личного, а служение Отечеству на любой должности почитал за честь. Ему было чуждо самодовольство, но присущи – высокий профессионализм, принципиальность, требовательность к подчиненным и, прежде всего, к себе. Собственное благополучие на столь ответственном посту его заботило менее всего.

Многое, что до сих пор составляет неотъемлемую часть жизни не только флота, но и всей современной России, – заслуга наркома ВМФ Н. Г. Кузнецова. Например, по настоянию Николая Герасимовича Совет народных комиссаров и Центральный комитет партии 23 июля 1939 года приняли постановление о праздновании Дня Военно-морского флота. Было решено отмечать праздник военных моряков ежегодно в последнее воскресенье июля.

Сторожевой корабль Балтийского флота "Циклон" на праздновании дня Военно-морского флота в Ленинграде. 27 июля 1940 г.

В 1944 году в связи с изменением обстановки на фронтах изменился и характер морских операций. Их целью стало участие в освобождении побережья и приморских городов. Менялась и организация управления. 31 марта 1944 года была издана директива Ставки о назначении наркома ВМФ адмирала флота Николая Герасимовича Кузнецова главнокомандующим ВМС с прямым подчинением ему флотов и флотилий.

Рост оперативных возможностей флотов, их боевого опыта и мастерства личного состава обеспечили высокую эффективность действий ВМФ. В рамках проводимых операций на континентальных театрах военных действий флоты стали решать одновременно не одну, как ранее, а несколько задач. Так, в ходе стратегической наступательной операции в Заполярье в октябре 1944 года Северный флот в проводимой им операции одновременно выполнял задачи по уничтожению группировок ВМС противника, нарушению его морских коммуникаций и обороне своих морских перевозок, осуществлял действия по высадке десанта. Тихоокеанский флот при разгроме Японии в августе – сентябре 1945 года также высаживал морские десанты, обеспечивал свои морские перевозки, оказывал огневую поддержку действовавшим на побережье войскам, решал другие задачи. Все это свидетельствует о достижении высокого уровня развития практики оперативного искусства Советского Военно-морского флота.

После войны главнокомандующий ВМФ начал закладывать основы будущего отечественного океанского ракетного и атомного флота. Он видел перспективу развития военно-морских сил в строительстве сбалансированного по составу флота, во внедрении новых систем вооружения на основе прикладных исследований в области вычислительной техники, радиоэлектроники, автоматики и атомной энергетики. Николай Герасимович был уверен, что "лишь разумное и научно обоснованное сочетание различных родов морских сил и классов кораблей может обеспечить выполнение задач, стоящих перед флотами". Развитие Российского Военно-морского флота подтвердило его правоту.

Всю войну Н. Г. Кузнецов был наркомом ВМФ СССР и единственным несменяемым среди главкомов Вооруженных Сил, позже он стал Военно-морским министром СССР. Но в декабре 1955 года умудренный опытом военачальник был безвозвратно отлучен от любимого и единственного дела всей жизни. Поводом послужила гибель в Севастополе линкора "Новороссийск", хотя к моменту катастрофы Кузнецов уже почти полгода находился в отпуске по болезни. В действительности же ему не могли простить исключительного авторитета и уважения на флотах, прямолинейности характера, независимости в суждениях о настоящем и будущем флота. Были и другие скрытые причины, в том числе сложные отношения с министром обороны Г. К. Жуковым и генсеком Н. С. Хрущёвым.

Даже будучи в отставке Н. Г. Кузнецов сохранил верность своему призванию. "От службы на флоте меня отстранили, но отстранить меня от службы флоту невозможно", – говорил он. Адмирал продолжал работу по обобщению опыта войны, занимался переводом зарубежной литературы. Его книги стоят сегодня на полках флотских библиотек и офицерских кают, и новое поколение военных моряков сверяет свой курс по Кузнецову.

Выпускники Военно-морской академии на церемонии вручения дипломов. Якорная площадь, Кронштадт, 20 июня 2015 г.

В наше время продолжается начатая Н. Г. Кузнецовым работа по созданию системы стратегического и оперативного взаимодействия ВМФ с другими видами Вооруженных Сил, развивается практика использования сил флота для содействия войскам в обороне и наступлении.

На современном этапе стремительное развитие науки и техники, внедрение в судостроение новых технологий, оснащение флотов качественно новыми кораблями и вооружением, предполагает наличие хорошо подготовленных кадров. Под руководством Н. Г. Кузнецова началось совершенствование военно-морского учебно-научного комплекса, интеграция военного образования и военной науки в интересах Российского Военно-морского флота. И сегодня важнейшей задачей по-прежнему остается подготовка офицерского корпуса. Флоту нужны высококлассные специалисты, владеющие современной техникой и глубоко мотивированные к избранной ими военной профессии.

Главнокомандующий Военно-морским флотом адмирал В.В. Чирков во время посещения ВУНЦ ВМФ "Военно-морская академия"

В настоящее время в ВУНЦ ВМФ "Военно-морская академия" трудится высокопрофессиональный коллектив, многие сотрудники имеют ученые звания, являются заслуженными деятелями науки и техники Российской Федерации, заслуженными работниками Высшей школы, почетными профессорами, лауреатами Государственных премий в области науки и техники. Ими проводятся фундаментальные и прикладные исследования, направленные на развитие Военно-морского флота и его структурных элементов. Происходит обоснование перспективных направлений формирования системы военного образования, обучения и воспитания слушателей, адъюнктов и курсантов с учетом особенностей социально-экономических условий и реформирования Вооруженных Сил Российской Федерации, исследуются проблемы совершенствования переподготовки и повышения квалификации научно-педагогических кадров академии.

В этом году исполняется 26 лет с тех пор как академия получила право называться Академией имени Адмирала Флота Советского Союза Николая Герасимовича Кузнецова.

Мемориальная доска в честь Адмирала Флота Советского Союза Н. Г. Кузнецова, установленная на фасаде здания Военно-морской академии

Скульптура великого флотоводца, стоящая напротив центрального входа внутри академии, и мемориальная доска с его именем на фасаде здания напоминают всем нам о выдающихся заслугах Н. Г. Кузнецова перед Родиной и Военно-морским флотом.

Начальник ВУНЦ ВМФ "Военно-морская академия имени Адмирала Флота Советского Союза Н. Г. Кузнецова" адмирал Николай Михайлович Максимов.

Оригинал статьи будет опубликован в мартовском номере журнала "Морское наследие".

Интересуетесь не только ВМФ? Читайте военные новости всех видов вооруженных сил на сайте информационного агентства Военное.РФ.
Военная ипотека - вся правда о жилье для военнослужащих на сайте Mil.Estate.