Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    64,20% (52)
Жилищная субсидия
    18,52% (15)
Военная ипотека
    17,28% (14)

Поиск на сайте

ТРЕХФЛАЖНЫЙ СИГНАЛ

ТРЕХФЛАЖНЫЙ СИГНАЛ

Однажды в конце лета на Балтийскую бригаду ракетных катеров из штаба флота прибыла группа лейтенантов. Они только что были выпущены из военно-морских училищ и получили первые в своей жизни назначения на офицерские должности.
Молодой лейтенант принял под своё командование штурманскую боевую часть нового большого ракетного катера «Р-6» - в просторечье «шестёрки». В боевую часть входило отделение рулевых-сигнальщиков из трёх человек и электрик штурманский. Рулевые-сигнальщики заведовали навигационными пособиями: картами, лоциями, мореходными таблицами и справочниками. Кроме того, их заботами содержались в чистоте и исправности сигнальный мостик со всеми зрительными средствами связи, штурманская рубка, ходовой мостик и все корабельные часы. Электрик штурманский отвечал за гиропост глубоко в трюме корабля и за все электронавигационные приборы.
После приёма дел и должности молодому лейтенанту предстояло доказать свою профессиональную пригодность - сдать флагманским специалистам бригады десятки зачётов: от навигационных расчётов для применения корабельного оружия, до порядка обеспечения подчинённых постельным бельём.
Самым запоминающимся оказался зачёт у начальника штаба дивизиона катеров, который, вообще-то, по образованию был корабельным артиллеристом, а проверить должен был знание повседневной организации. Но считая себя выдающимся штурманом, начштаба задал заковыристый вопрос из астронавигации: «Что такое альмукантарат?» Молодой штурман уже знал эту флотскую традицию - задавать вопросы с подвохом или из редко используемых областей. Во время зачётов он уже рассказывал, что аванс - это путь корабля, проходимый им за один оборот гребного винта, а вантпутенс - это нижняя часть вантовой оттяжки, расположенная под марсовой площадкой... Поэтому не удивился. Юношеская память сработала моментально: «Альмукантарат - это арабское название круга равных высот, то есть малый круг небесной сферы параллельный плоскости истинного горизонта!» «Непрааавильно!» - ехидно потянул начштаба. Лейтенант опешил - астронавигация была в училище одним из его любимых предметов. Про альмукантарат он помнил точно. Но с начальником спорить не принято.
Два дня ушло на поиски учебника по астронавигации - пришлось идти к флагманскому штурману бригады. Лейтенант оказался прав. А начальник штаба обиделся...
Следующая памятная встреча молодого штурмана и начальника штаба дивизиона произошла через полгода. «Шестёрка» сдавала вторую курсовую задачу в море. Офицеры штаба дивизиона рассыпались по кораблю и проверяли внешний вид и знания экипажа, его действия во время плавания корабля в различных условиях, состояние материальной части. Каждый по своей специальности. Контрольная проверка близилась к успешному завершению. В обстановке условного радиоактивного заражения, полностью загерметизированный корабль должен был вернуться в свою гавань. Молодой лейтенант под внимательным взглядом дивизионного штурмана готовился рассчитать местоположения корабля и курс на возвращение в базу. Начальник штаба вырос как из-под земли, то есть из-под палубы... «Лейтенант! Вам вводная: вышли из строя лаг... радиолокация... радионавигационная система... радиопеленгатор...» Начштаба окинул придирчивым взглядом штурманскую рубку: ничего ли не забыл упомянуть? Лейтенанта охватила задорная злость, а въедливый начальник штаба словно перестал для него существовать: ах, так!.. Хорошо!.. Как же будем определяться? На верхнюю палубу для определения места по видимым ориентирам выйти нельзя - выполнена герметизация внутренних помещений! Измеритель скорости и пройденного расстояния, все радионавигационные средства кораблевождения «выведены из строя»! Что у нас осталось? ГирокомпАс - для определения курса и пеленгов, но пеленга можно взять только с крыльев ходового мостика - туда не попасть. Остаётся только линия курса... Ну да! Её тоже можно считать линией положения! Но для «определения» нужно пересечение двух линий на карте. Что у нас есть ещё?.. Лейтенант тоже огляделся по переборкам штурманской рубки. Эхолот! Но как с его помощью получить линию положения? Линия равных глубин... изобата... нарисована на карте в виде извилистой тонкой линии... Ну конечно! Показания эхолота, равные оцифровке ближайшей изобаты, будут означать, что корабль находится в точке пересечения линии курса и изобаты! "Электрик-штурманский! Включить эхолот!"
Корабль, ведомый командиром по расчётам штурмана точно вышел к приёмному бую створа Балтийских маЯков. Молодой штурман уткнул в карту взгляд с пляшущими чёртиками в глазах... Всё получилось! Но начальника штаба лучше не дразнить...
Через пару месяцев «шестёрка» во главе своей бригады вышла в море для сдачи групповой курсовой задачи с фактическим применением оружия. Это апогей всей боевой подготовки не только отдельного корабля, но и всего соединения! Настроение приподнятое: после сдачи предыдущих курсовых задач есть полная уверенность в своих командирах, в товарищах, в подчинённых, да и погода благоприятствует!
Вышли из гавани, прошли Калининградским каналом, миновали входные молы, заняли место в строю дивизиона и пошли в полигон. До стрельбы около часа времени, чтобы ещё, в последний раз всё проверить и вспомнить, что ещё не сделано. Выходим за границу территориальных вод СССР. Обычно, особой роли эта граница не играет. Но не сейчас. Хотя сначала доклад сигнальщика ничего необычного не предвещал: «Товарищ командир, цель морская одиночная, правый борт сорок пять, дистанция семьдесят, идёт параллельным курсом!» На предельной дальности прямой видимости идёт какой-то «пароход». Ничего удивительного, пусть себе идёт... Посмотрим кто это. С мостика, через пеленгатор штурман вглядывается в далёкий силуэт. Чёрт! Разведывательный корабль Дании - члена НАТО! Знаком, но только по рисункам и фотографиям - сдача на допуск к самостоятельному исполнению должности не прошла даром! Вот и познакомились воочию.
Идём в артиллерийский полигон, «вражина» идёт параллельным курсом справа на приличном удалении. Командир дивизиона начинает волноваться: «Если он и дальше будет так идти - стрелять нельзя! Попадём! Международного скандала не избежать! А могут быть и жертвы! Если не стрелять - сорвём план боевой подготовки! Начальник штаба! Сообщите ему, чтобы освободил полигон!»
Полигон приближается. «Вражина» рядом, даже приблизился. Комдив уже беснуется: «На каком языке ему сказать? На матерном что ли? Связист! у нас есть с ним радиосвязь? Как нет?! У нас нет международного радиоканала?» Дивизионный связист пытается объяснить: «Товарищ комдив! Он нас наверняка слушает и записывает, но, видимо, ничего не понимает, вся расшифровка радиопереговоров будет производиться у него в базе, совсем другими специалистами!» Комдив изрыгает непереводимую игру военно-морских терминов. Молодой штурман «шестёрки» пытается вставить своё «веское» слово: «Товарищ комдив, разрешите попробовать зрительными средствами...» Комдив обрывает его на полуслове - все наши зрительные своды сигналов на русском языке или секретные, и у нас есть надежда, что враг их не знает!
Мы в полигоне, пора объявлять «Боевую тревогу» для приготовления соединения к артиллерийской стрельбе. А «враг» не «сдаётся»... Молодой штурман вспоминает две вещи. Первая: он имеет право по собственному усмотрению использовать зрительные средства связи. Даже в присутствии старших начальников. Вторая: существует советско-американское соглашение о предотвращении инцидентов в море, и оно есть на корабле среди навигационных пособий. В соглашении имеется свой собственный трёхфлажный свод сигналов, о котором осведомлены не только американцы. Лейтенант поднимается на сигнальный мостик и приказывает сигнальщику набрать сигнал из трёх флагов. Сигнальщик удивлён, он никогда не слышал о такой комбинации, но приказание выполняет: крепит туго стянутые шкаторинами свёртки флагов на фале, поднимает их «до места» и резким рывком заставляет расправиться на ветру. Один под другим, разноцветные, разной формы флаги полощут в набегающем потоке воздуха высоко на ноке рея со стороны иностранного разведчика. Проходит несколько минут напряжённого ожидания... сигнальщик докладывает: «Цель поворачивает вправо, ложится на обратный курс!» Лейтенант ликует - полигон свободен, можно стрелять! А сигнальщик удивлённо спрашивает своего прямого начальника глядя на цветастые флаги: «Товарищ лейтенант, а что означает этот сигнал?» И штурман, с улыбкой облегчения и довольства собой, сообщает подчинённому: «По советско-американскому своду это означает: Готовлюсь выполнить артиллерийские стрельбы - прошу не находиться справа от меня!»
План боевой подготовки бригады был выполнен. Молодого штурмана никто не благодарил... Да и трёхфлажным сводом больше пользоваться не доводилось.


Главное за неделю