Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    63,86% (53)
Жилищная субсидия
    19,28% (16)
Военная ипотека
    16,87% (14)

Поиск на сайте

Ласточкино гнездо в Большой Ялте. Подъём командирского катера.

Ласточкино гнездо в Большой Ялте. Подъём командирского катера.



Катер для командира бригады

В июне 1978 года спасательное судно СС «Казбек» отрабатывало водолазов-глубоководников БРСС на глубинах 120-160 м в полигоне глубоководных водолазных спусков в районе мыса Ай-Тодор. На борту были водолазы-глубоководники всех спасательных судов бригады, всего 48 человек.

Командир СС «Казбек» - капитан-лейтенант Александр Михайлов, начальник АСС судна - старший лейтенант Сергей Рогачев. Шел третий день водолазных спусков. Радисты приняли радиограмму: к вам на водолазном морском судне ВМ-9 следует командир бригады. Мы с командиром судна были озадачены: что случилось? Зачем следует к нам командир бригады? При проведении водолазных спусков на судне все было штатно. С прибытием на СС «Казбек» командира бригады Старовойтова А.Ф. все стало понятно. Нам предстояло выполнить важную задачу – поднять затонувший катер. Во время буксировки из Феодосии в Севастополь на волнении катер накренился и в районе Ласточкиного гнезда на глубине 75 м затонул. Катер предназначался высокому должностному лицу ВМФ, прибывшему в Севастополь во главе группы офицеров ГШ ВМФ проверять ЧФ.
По команде командира бригады СС «Казбек» снялось с якорей и бочек и совместно с ВМ-9 начало движение в район Ласточкиного гнезда. Сложность была в том, что мы не имели точных координат затопления катера. Но нам повезло, погода была благоприятная, видимость под водой -15-20 м.
Первый оператор наблюдательной камеры НК-300 пробыл под водой один час десять минут и катера не обнаружил. На СС «Казбек» потравили 15 м якорь-цепи, а ВМ-9 буксировал корму судна на возможную амплитуду влево-вправо. Второй оператор НК-300 мичман Владимир Цымбал через 20 минут обнаружил катер, после чего его обследовал.
Однако из-за невозможности потравить якорь-цепь (ее вытравили на всю длину) СС «Казбек» приблизить НК-300 к катеру ближе чем на 10 м не смогли. Поскольку уже начало темнеть, командир бригады принял решение продолжить работу утром следующего дня. На месте затонувшего катера выставили буй Ряднова.
Вечером созрел проект подъема катера. Так как катер лежал на ровном киле, мною было предложено потравить на затонувший катер под наблюдением оператора НК-300 подъемный трос диаметром 17 мм, к огону которого присоединить четыре стропика диаметром 11 мм со скобами и отрезок пенькового троса с грузом 32 кг на конце. Груз предстояло опустить по возможности на середину катера, одной-двумя парой водолазов присоединить скобы стропиков подъёмного троса - два к рымам в носу катера и, соответственно, два в корме катера. Капитан-лейтенант Игорь Кулаков согласился с предложенным проектом, а комбриг утвердил его. Комбриг запросил у вышестоящего начальства прислать к утру килектор для подъёма и доставки катера в Севастополь.
С рассветом следующего дня СС «Казбек» снялось с якоря и, ориентируясь на буй, командир судна осуществил новую постановку на якорь с таким расчётом, чтобы при спуске НК-300 оператор НК-300 смог выполнить предложенную проектом подъёма катера наводку кормы судна над затонувшим катером и проконтролировать спуск подъемного троса с грузом на катер. После постановки судна на якорь спустили НК-300 с оператором В. Цымбалом. С помощью ВМ-9 корму СС «Казбек» навели над катером и потравили подъёмный трос, груз троса опустили на середину катера. К этому времени в район прибыл КИЛ-25.
После подъёма НК-300 на борт СС «Казбек» спустили первую пару водолазов в гелиокислородном снаряжении ГКС-3М. Первым работающим водолазом назначили опытного водолаза главного старшину Виктора Грицай. Виктор отлично справился с заданием, он присоединил скобами четыре стропика подъёмного троса к рымам катера. После подъёма водолазов на судно коренной конец подъёмного троса передали на килектор, который благополучно поднял катер на борт и доставил его в Севастополь в бухту Стрелецкую.
Поскольку важный чин ВМФ СССР, которому предназначался катер, к моменту его доставки в Севастополь убыл в Москву, катер находился в бухте Стрелецкой временно, а в дальнейшем и постоянно, и был определён как катер командира бригады спасательных судов.


Главное за неделю