Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    64,10% (50)
Жилищная субсидия
    17,95% (14)
Военная ипотека
    17,95% (14)

Поиск на сайте

Водолазы против засухи

Водолазы против засухи


В июне 1974 г. со спасательного судна СС «Казбек», стоящего в полигоне мыса Ай-Тодор, мы проводили плановые учебные спуски водолазов-глубоководников на глубины до 160 м. Водолазные спуски проходили в штатном режиме, поставленные задачи водолазы выполняли успешно. Я, в то время капитан-лейтенант, руководил спусками. Однако СС «Казбек» мне пришлось покинуть. Командир судна капитан-лейтенант Виталий Юрганов сообщил, что в связи с каким-то ЧП меня срочно вызывает командование. Руководство водолазными спусками я передал начальнику АСС судна старшему лейтенанту Валентину Галину, а сам убыл в Севастополь катером до Ялты, а далее автобусом.
В Севастополе полной ясности не было. Была информация, что на реке Нарын в Киргизии у гидростроителей возникла какая-то серьезная проблема. Вот почему гидростроители обратились в Главный штаб ВМФ за помощью с просьбой прислать водолазов, которые провели бы взрывные работы под водой. Командование 409 ОДАСС назначило состав группы, которая направлялась к гидростроителям: капитан- лейтенант М. Адамович, капитан медицинской службы Л. Старча, мичман А. Лейтранс, старшина 2 статьи П. Горбунков, старшина 2 статьи Ф. Сипиев и матрос И. Хынкул.
Первая наша командировка на Токтогульскую ГЭС оказалась ознакомительной. Самолетом мы добрались до Ташкента, а оттуда поджидавшая машина за несколько часов по горным дорогам доставила нас к строящейся гидроэлектростанции.
Дорога была рискованная, однако, картина предстала впечатляющая, с обеих сторон обрывистые, почти вертикальные склоны. В самом узком месте ущелья мы увидели плотину высотой около ста метров, перегородившую бурную реку Нарын. На этой реке это была вторая ГЭС, строительство которой подходило к концу, первая уже работала и давала такие необходимые киловатты электроэнергии народному хозяйству.

Прибыв на стройку, выяснили ситуацию. Хлопковые поля Узбекистана поразила невиданная засуха. Срочно нужно спасать хлопок, без воды он может погибнуть. Вода есть, она рядом, выше плотины целое море, но для полива хлопка по обводному каналу необходимо открыть затвор, который никак не открывается. Эту задачу должны были решить водолазы с помощью взрыва. Водолазам предстояло заложить взрывчатку в ячейки затвора.
После первого моего спуска в вентилируемом 3-х болтовом снаряжении, которое мы привезли с собой, выявились непредвиденные обстоятельства. Достичь ячеек затвора не удалось, затвор был глубже возможностей вентилируемого снаряжения - 60 метров. Искусственное море, как оказалось, уже набрало глубину более 60 метров. Глубоководного водолазного комплекса (глубоководного снаряжения, барокамеры, спуско-подъемного устройства, газовых смесей и т.д.) у нас не было. Кроме того, видимость под водой была почти нулевой, а схема установки зарядов, разработанная представителями ряда центральных институтов и «ящиков», была очень сложной.

Адамович М.И., одевание водолаза

Собралась чрезвычайная комиссия: два министра, местные партийные и советские работники, руководители треста «Нарынгидроэнергострой». Все в основном люди с богатым жизненным опытом и я, молодой офицер, на которого смотрели с надеждой. Волнуясь, как на экзамене, доложил обстановку, в конце заключил: «Выполнить взрывные работы не представляется возможным».
Воцарилась тишина. Ее нарушил председатель комиссии. Он сказал о крайней необходимости полива хлопковых полей и принятия чрезвычайных мер. Мне ничего не оставалось, как повторить мысль о технических возможностях водолазного снаряжения, пределе возможностей человеческих. Председатель извинился, что бесполезно вызвали нас в такую даль. Мы убыли в Севастополь.
Вернувшись в Севастополь, часто думал о проблеме затвора, перечитывал литературу, анализировал выполненные взрывные работы. Вспоминал, как в годы войны подрывались на минах корабли, и решение пришло. И оно вскоре понадобилось.

Через полторы недели я получил команду - срочно ехать на Токтогульскую ГЭС с техникой, водолазами и взрывать затвор всеми доступными способами.
Второй раз в командировку с собой взял тех же специалистов - проверенных, надежных. Добирались до места работы по прежнему маршруту.
Строители ГЭС нас очень ждали. Урожай хлопка еще можно было спасти. На первом же заседании гидростроителей и при участии многих специалистов ведущих НИИ мною было предложено взорвать затвор мощным концентрированным зарядом. По моим расчетам по специальным формулам для этой цели нужно было не менее тонны тринитротолуола и минимум оснастки. Очень важно правильно уложить взрывчатку.
Тонну взрывчатки с особыми предосторожностями доставили на плашкоут и в надводных условиях соответствующим образом подготовили. Процедура опускания разрушительного заряда на глубину 65 метров (к центру затвора) прошла под наблюдением сухопутных взрывников и наших водолазов очень аккуратно. Когда наступило назначенное время и сработали взрыватели, на поверхность вырвался огромный столб пламени и дыма.
Тонна взрывчатого вещества, сила которого была определена человеком, и затвор не выдержал! В затворе обводного канала взрыв пробил внушительную брешь, и воды Нарына хлынули вниз, туда, где их ждал погибающий хлопок. Задача была выполнена. Было всеобщее ликование гидростроителей, представителей различных организаций, местных жителей. В тот же день руководство стройки устроило банкет, на банкете Председатель Совета Министров Узбекской ССР Худайбердыев и другие руководители рангом пониже благодарили нас, желали нам успехов в нашей флотской жизни.
На следующий день мы улетели домой, где нас ждала привычная работа и Севастополь.


Главное за неделю