Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    64,29% (54)
Жилищная субсидия
    19,05% (16)
Военная ипотека
    16,67% (14)

Поиск на сайте

Тревоги и будни спасателей. А.Адамович, Г.Васенко, А.Жбанов. Ч.1. Рассказы о бригаде спасательных судов

Тревоги и будни спасателей. А.Адамович, Г.Васенко, А.Жбанов. Ч.1. Рассказы о бригаде спасательных судов




Капитан 1 ранга в отставке ЖБАНОВ Александр Васильевич

Начальник Аварийно-спасательной
службы ЧФ в 1973-1986 гг., научный руководитель общественной организации «ЭПРОН-клуб»

ГРУППА СПЕЦНАЗ
Это была необычная для флота группа и в 1995 году её расформировали. А начало было положено в 70-х годах, когда учёные Океанариума ВМФ, в содружестве с научно-исследовательским институтом биотехнических систем и другими научными организациями бывшего Советского Союза, доказали и обосновали возможность использования черноморских дельфинов для поиска и подъёма затонувших в море образцов оружия и военной техники.
Решение этой и других гидробионических проблем явилось большим достижением отечественной науки, по достоинству оцененным Правительством: 10 учёных были удостоены звания «Лауреат Государственной премии».
Активное участие в проведении морских испытаний по поиску затонувших образцов оружия, с использованием служебных дельфинов в морских условиях, принимала поисково-спасательная служба флота.
В 1974 году дельфин по кличке Геркулес на рейде Бельбек впервые в отечественной истории обнаружил и обозначил затонувшую торпеду на глубине 51 м. Научно-исследовательская работа «Манта-1» была выполнена. Главный штаб ВМФ издал директиву о создании в 1976 году Группы специального назначения (1329 ГСН) для поиска затонувших образцов военной техники, с использованием служебных дельфинов для оказания помощи водолазам при проведении подводных поисково-спасательных работ.
Это сейчас многое прояснилось в работе с дельфинами, а тогда вопросов было слишком много. Начиная с того, кусается ли дельфин, вооруженный сотней острейших зубов, и не убежит ли он в открытое море при поиске торпеды, имея практически неограниченную свободу.
Учёные свою задачу выполнили, дело передавалось поисково-спасательной службе. Спецгруппа была сформирована в составе бригады поисково-спасательных судов, которой командовал капитан 1 ранга Старовойтов А. Забегая вперёд, скажу, что за весь период своего существования (около 10 лет) группа имела трёх командиров: капитана 3 ранга Бондаренко Владимира Алексеевича, капитана 3 ранга Андрияшина Александра Александровича и капитан-лейтенанта Герасимова Евгения Евгеньевича. Наибольшая результативность группы была достигнута при Андрияшине, имевшем хорошую спортивную подготовку, увлечённом новым и необычным делом, энергичном офицере.
Более 40 затонувших торпед, мин, ракет, в основном экспериментальных, обнаружили дельфины. Государству были возвращены материальные ценности, с лихвой окупившие стоимость содержания группы, а разработчики новых образцов оружия получили ценнейшую информацию. Дельфины, прошедшие первоначальную подготовку в Океанариуме, работали надёжно и охотно.
Среди найденных торпед и ракет были такие, которые лежали под слоем грунта и традиционными средствами поиска не обнаруживались. Умные животные находили также обломки самолётов, якоря и даже древние керамические сосуды, один из которых хранится в музее Океанариума.
Автору этих строк в качестве начальника Поисково-спасательной службы довелось организовать поиск опытного образца военной техники в отдельном морском полигоне. Несмотря на то, что к поиску были привлечены все имевшиеся на флоте технические средства и он проводился длительное время, «изделие» обнаружить не удалось. Искать с помощью дельфинов мы тогда ещё не умели.
Спустя 13 лет, когда я уже был начальником Океанариума, мы совместно с поисково-спасательной службой флота направили в полигон поисковую группу. «Изделие» в первый же день было обнаружено и обозначено дельфином по кличке Бокаут, которым управляли тренеры Пуговкин А. и Боровиченко И.
Именно он, Антон Владимирович Пуговкин, совместно с учёным Московского госуниверситета Стародубцевым Ю., впервые обучил дельфина обнаруживать затонувшие объекты, не оснащенные акустическими маркерами. Радостно сознавать, что оба этих незаурядных человека и ныне продолжают работать в гидробионике.
Говоря об успешных действиях группы, нельзя не вспомнить добрым словом мичманов – Алексеева Владимира Евграфовича, Григорьева Виктора Михайловича, Дьякова Анатолия Ивановича, Слезко Дмитрия Григорьевича, Щетниковича Сергея Станиславовича.
На них, на этих скромных и трудолюбивых людей, ложилась основная тяжесть повседневных забот, связанных с подготовкой и использованием служебных дельфинов.
Офицеры, мичманы и матросы, которыми была укомплектована группа, приходили из строевых флотских частей и всей душой привязывались к умным и добрым дельфинам, которых они берегли, кормили, тренировали, а при необходимости лечили. У тех, кто работает с дельфинами, не принято говорить «дрессировали» – друзей не дрессируют. Флотское подразделение теснейшим образом взаимодействовало с учёными Океанариума.
Так в чем же провинилась спецгруппа, почему её расформировали? И люди, и дельфины сделали всё, чтобы продемонстрировать свои возможности, способности, умение.
И, тем не менее, возможности группы остались до конца нереализованными и невостребованными по многим причинам.
Основная из них заключается в том, что на флоте не сформировалось устойчивое отношение к биотехническим системам, не было определено их место в сложном комплексе традиционных сил и средств. Это был тот случай, когда ростки нового не были оценены по достоинству. В сложной и отлаженной системе флотских штабов не нашлось специалистов, способных поддержать зарождающееся специфическое направление.
Поисковая биотехническая система не претендовала на замену традиционных средств, она их только наращивала в тех направлениях, где поиск другими средствами был либо невозможен, либо малоэффективен: мелководье, сложный профиль грунта, малая или нулевая видимость под водой, течение, поиск заглубившихся в грунт образцов оружия, поиск замаскированных и акустически прозрачных зарядов и т.д.
Дело страдало из-за хронического отставания технической части биотехнической системы. Подготовленность морских животных далеко опережала возможности того оборудования, которым была оснащена группа.
Флоту нужны были не только средства поиска и обозначения, но и средства остропки затонувшего оружия. Дельфинов и этому обучили, но применявшиеся для остропки захваты были такими примитивными, тяжёлыми и неуклюжими, что применять их на практике было крайне неудобно.
По этой причине все обнаруженные дельфинами ракеты, торпеды, мины и другие образцы военной техники острапливали водолазы, что требовало дополнительных сил и средств.
Группа не имела собственного носителя биотехнической системы – катера водоизмещением порядка 200 тонн, способного принять на себя дельфинов с немудрёным оборудованием и доставить их в район поиска.
Это крайне усложнило тактику использования группы, которой приходилось грузиться на неприспособленные корабли и суда, преодолевать массу помех при управлении животными в море. На такие хлопоты командование шло неохотно.
Итак, группа ликвидирована, но остался опыт, которым ещё можно воспользоваться; остались люди, продолжающие работать в гидробионике.


Главное за неделю