Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    63,41% (52)
Жилищная субсидия
    19,51% (16)
Военная ипотека
    17,07% (14)

Поиск на сайте

Тревоги и будни спасателей. А.Адамович, Г. Васенко, А. Жбанов. Ч.1. Рассказы о бригаде спасательных судов

Тревоги и будни спасателей. А.Адамович, Г. Васенко, А. Жбанов. Ч.1. Рассказы о бригаде спасательных судов



НА ИЗЛОМЕ ИСТОРИИ




Капитан 1 ранга в отставке
ВАСЕНКО
Геннадий Леонидович

Начальник ПСС-УПАСР ЧФ
в 1990-1996 гг.

Мне довелось руководить поисково-спасательной службой флота в период с 1990 по 1996 гг. Это было время известных «великих перемен». Страна переходила к новым экономическим формам развития, уничтожалась руководящая роль коммунистической партии, Советский Союз распадался на отдельные государства и как следствие перестраивались экономика, политика, наука, система обороны и сами принципы выживания людей.
Как гласит расхожая древнекитайская мысль «эпоха перемен» – самое неуютное время для тех, кто в ней живет. Нам «повезло». Мы оказались в эпицентре этой самой эпохи и вкусили все её «прелести».
До вступления в должность начальника поисково-спасательной службы я пять лет командовал 37 бригадой аварийно-спасательных судов Черноморского флота. В то время поисково-спасательная служба входила в состав тыла флота и включала в себя: 37 бригаду аварийно-спасательных судов, 3-ю бригаду поисково-спасательных кораблей и 2225 й склад аварийно-спасательного имущества. В специальном отношении ей были подчинены два отдельных дивизиона и четыре группы спасательных судов в Поти, Новороссийске, Керчи, Феодосии, Очакове, Одессе. Общее количество подчинённых спасательных судов превышало 80 единиц. Это были хорошо укомплектованные суда, соединения и части, подготовленные для решения задач поисково-спасательного обеспечения в полном объёме с общим количеством военнослужащих, рабочих и служащих около 2500 человек.
С 1990 года мы уже начали испытывать серьёзные трудности с обеспечением судов горюче-смазочными материалами, запасными деталями, различными предметами снабжения и особенно финансированием содержания спасательных судов и их ремонта. По этим причинам командование поисково-спасательной службы ВМФ приняло решение на списание части спасательных судов: 532 проекта СС‑50, СС «Казбек», 527 проекта СС-21, нескольких рейдовых водолазных катеров и подводных аппаратов АС‑1 и АС‑10.
Однако, несмотря на трудности, корабли и суда поисково-спасательной службы продолжали нести боевую службу в Индийском океане и в Средиземном море, силы поисково-спасательного обеспечения напряжённо работали, обеспечивая действия сил флота в Чёрном море. Не прекращалась и интенсивная боевая подготовка, выдерживались нормы подготовки водолазов, в том числе и водолазов-глубоководников на предельные глубины. В течение года проводилось до 32 совместных учений с надводными кораблями, подводными лодками, самолётами и вертолётами. Спасательные парашютно-десантные группы 37 бригады показывали блестящие результаты на показных учениях ВМФ и МЧС.
В 1990 году успешно проведено учение по оказанию помощи экипажу «затонувшей » подводной лодки совместно с ВМФ Народной республики Болгарии. Командование соединений ПСС – Гагин Д.С., Ишинов А.А., Голодов А.А., Кулаков И.А., Кочул В.К., Бекин В.А., Широков В.К., Карелин Ю.С., Чернохлебов Г.Е. и Арешкин Г.В. в течение 1990-1993 годов успешно решали задачи поддержания высокой боевой готовности подчинённых кораблей и судов.
Слаженно работал 2225-й склад спасательных средств по бесперебойному снабжению кораблей и частей флота аварийно-спасательным имуществом под руководством Слесарчука Б.Н. На зачётных учениях штабы соединений и дивизионов уверенно управляли силами в различных ситуациях, в том числе при переходе с мирного на военное время. Командиры и капитаны кораблей, судов и катеров были подготовлены к плаванию по всему мировому океану, каждый из них имел опыт самостоятельного выполнения спасательных операций. Отрабатывались и совершенствовались новые способы и приёмы оказания помощи на море и спасению людей. Большое внимание уделялось решению этих задач в удалённых районах с активным использованием авиации флота и во взаимодействии со спасательными службами других министерств и ведомств, особенно с Комитетом, а позже Министерством по чрезвычайным ситуациям РФ.
Еще до гибели подводной лодки «Комсомолец» на Северном флоте, на Черноморском флоте были отработаны способы доставки спасателей со средствами спасения людей в район аварии в кратчайший срок авиацией флота и их десантирование на парашютах на воду (парашютный метод) и с вертолёта (беспарашютное десантирование). Зачинщиками, энтузиастами и исполнителями этого метода ведения спасательных действий являлись бывший начальник ПСС ЧФ Юрганов В.Ф., офицеры Новокрещенов Г.В., Кулаков И.А., Борисов Б.А., мичман Русанов В.В. и другие офицеры и мичманы ПСС ЧФ, ВВС ЧФ и 167 аварийно-спасательной партии 37 бригады спасательных судов. Все перечисленные офицеры совершали регулярные прыжки на парашютах на воду, в открытом море, при состоянии моря до 3-х баллов. Ими были изобретены и успешно испытаны средства парашютного сброса на воду и развёртывания на воде надувных моторных лодок «Стриж-М» и другие приспособления для быстрого и эффективного спасения людей на воде в открытом море.
Авторитет Поисково-спасательной службы ЧФ был очень высоким и она уверенно удерживала лидирующие позиции в Военно-морском флоте СССР.
В 1991 году, после известных августовских событий в стране, Черноморский флот возглавил адмирал Касатонов И.В. Опытный моряк и требовательный начальник он постоянно уделял большое внимание поисково-спасательной службе флота. По его личному указанию были переработаны основные руководящие документы, изменена организация Поисково-спасательного поста. Всё это значительно повысило качество ПСО сил флота и эффективность управления им с командного пункта флота. Необходимо отметить, что ко всем имеемым экономическим и финансовым трудностям, начиная с конца 1991 года, в стране начался «парад суверенитетов» республик, входивших в состав СССР. Большая мощная, уважаемая во всем мире страна распалась на небольшие государства, у руководства которых кроме личных амбиций и жажды власти не было ничего.
Это очень отразилось на деятельности Черноморского флота и ПСС ЧФ, в частности, на жизни и судьбах многих моряков-черноморцев и членов их семей. Объявив о своей независимости, Украина в одностороннем порядке заявила, что все воинские формирования, объединения, соединения и части Вооружённых сил СССР, дислоцированные на её территории, являются собственностью новоявленного государства. Все это относилось и к Черноморскому флоту в полной мере. Это вызвало неоднозначную реакцию у военнослужащих и севастопольцев. Подавляющее большинство моряков-черноморцев было категорически против такой постановки вопроса о судьбе флота.
Другая, значительно меньшая, часть офицеров и мичманов решила перейти в Вооружённые силы Украины, надеясь на более высокие должности и звания. Не все из них поступали порядочно. Некоторые тайком принимали военную присягу Украины, некоторые склоняли к переходу своих подчинённых, некоторые похищали секретные документы. Однако надо отметить, что были и такие военнослужащие, которые, решив связать свою жизнь с Вооружёнными силами Украины, честно написали рапорты и подали их по команде. Все эти рапорты были удовлетворены командованием. Много было разного, и в этом разберутся историки.
У всех нас вызвала горечь и сожаление пассивность руководства Российской Федерации по отношению к судьбе Черноморского флота и главной базы города-героя Севастополя. Только твердая позиция командующего ЧФ адмирала Касатонова И.В. и Военного совета флота позволила сохранить его единым и боеготовым, подчинённым Главнокомандующему ВМФ Российской Федерации, которая являлась правопреемницей СССР.
Надо признать, что у командования ПСС ЧФ, подчинённых соединений и частей вопроса выбора не стояло. Все были верны данной Военной присяге и командующему флотом. Да, пришлось значительно усилить воспитательную работу со всеми категориями личного состава, больше внимания уделить охране и обороне береговых объектов, кораблей и судов.
В экстренном порядке стягивались в Севастополь силы и средства поисково-спасательного обеспечения, базирующиеся в других портах и на территории Украины и Грузии. Это было необходимо в связи с беспрецедентным давлением на командование и черноморцев со стороны националистически настроенных сил. Были моменты, когда противостояние могло достигнуть критической точки. В знак протеста против происходящего, я приказал спасательным судам 37 бригады спасательных судов, базирующейся в Севастополе, 8 апреля 1992 года поднять российский Андреевский флаг. Этим мы доказали свою верность России и единожды данной Военной присяге. После моего доклада командующему флотом о подъёме Андреевского флага адмирал Касатонов И.В. высоко оценил мужество и верность спасателей и поблагодарил их за верность Родине.
Особо нужно отметить чёткую и взвешенную позицию руководства 3 бригады поисково-спасательных кораблей под командованием капитана 1 ранга Чернохлебова Г.Е. Эта бригада базировалась на озере Донузлав и находилась в отрыве от основных сил поисково-спасательной службы флота. Его высокоэффективная воспитательная работа дала результат, и все силы и средства поисково-спасательной службы ЧФ были полностью сохранены: ни один корабль, судно, катер не изменили своей подчинённости.
Между тем, несмотря на политические страсти, деятельность флота продолжалась. Проводилась боевая подготовка, выполнялись учебные стрельбы, осуществлялись интенсивные перевозки морем техники и людей, особенно в районе Кавказского побережья. Все это требовало поисково-спасательного обеспечения, которое проводилось на высоком уровне, что неоднократно отмечалось командованием флота и ПСС ВМФ РФ.
В связи с тяжёлыми авариями и гибелью большого количества людей, таких как, атомная подводная лодка «Комсомолец», пассажирский лайнер «Адмирал Нахимов», Правительство Российской Федерации усилило внимание к проблемам поиска и спасения на море. В 1993 году во исполнение постановления правительства Российской Федерации: «О совершенствовании деятельности ведомственных аварийно-спасательных служб» приказом Министра обороны РФ 19 апреля 1993 года № 215 поисково-спасательная служба ВМФ была преобразована в Управление поисковых и аварийно-спасательных работ Военно-морского флота (УПАСР ВМФ) с подчинением начальнику Главного штаба ВМФ.
Соответственно, в марте 1994 года на флоте было сформировано Управление поисковых и аварийно-спасательных работ Черноморского флота (УПАСР ЧФ) с подчинением начальника управления и подчинённых ему сил начальнику штаба флота. Вывод спасателей из состава тыла и подчинение начальнику штаба ЧФ значительно укрепил позиции спасательной службы на флоте и расширил её возможности, как одного из основных видов боевого обеспечения. Улучшилась организация управления и взаимодействия с другими управлениями, отделами и службами, соединениями и частями флота.
УПАСР, по сравнению с ранее существовавшей Поисково-спасательной службой, количественно и качественно отличалось в лучшую сторону. Организационно УПАСР флота существенно модернизировалось и его составными частями стали: командный пункт, который вошёл в общую систему управления силами флота; организационно-плановый отдел; отдел поиска и организации поисково-спасательного обеспечения полётов космических аппаратов; отдел организации поисково-спасательного обеспечения и боевой подготовки; отдел организации и снабжения. Я был назначен начальником УПАСР ЧФ.
Для укомплектования Управления, наряду с опытными офицерами-спасателями, такими, как капитан 1 ранга Савин В.Н., полковник медицинской службы Шевчук Л.Ф., капитаны 2 ранга Величко В.В., Кирпичёв А.П., подполковник Новокрещенов Г.В., был назначен ряд прекрасно подготовленных офицеров, прошедших службу в соединениях и частях флота.
Это были капитаны 1 ранга Силин А.А., Лайпанов Р.М., полковник Филин В.А., подполковник Кривонос В.М., капитаны 2 ранга Кочул В.К., Зубков А.А., капитаны 3 ранга Чабаненко А.Л., Цыганков С.В., Алексеев А.Ю., Захаров О.Е., Афинеевский А.Б., капитан-лейтенант Хлопков Р.В. и другие. Вместе с ветеранами ЭПРОН-АСС-ПСС служащими Лейбовичем Э.Х., Красовским В.П., Гордеевым Н.В., Соколовой А.В., Харитоновой Н.С. и другими был сформирован сплочённый коллектив единомышленников, способных преодолеть любые трудности (в том числе послеперестроечные).
Несмотря на сложную политическую обстановку, сложившуюся вокруг флота, и очень болезненный его раздел между Россией и Украиной, УПАСР ЧФ с подчинёнными соединениями и частями продолжало успешно решать задачи поисково-спасательного обеспечения сил флота и выполнение спасательных операций на акватории Чёрного моря. Однако, сложное экономическое положение России не могло не отразиться на состоянии Черноморского флота, который оказался в определённой изоляции на территории Украины.
Начался необратимый процесс сокращения соединений и частей флота. Так была сокращена 3 бригада поисково-спасательных кораблей, прекратили существование дивизионы и группы спасательных судов в Керчи, Феодосии, Донузлаве, Одессе, сокращены и прекратили своё существование склады аварийно-спасательного имущества в п. Межгорье, Керчи и отделение склада в Одессе. В связи с отсутствием финансирования остановлен (выполненный на 92%) ремонт океанского спасательного судна «Эльбрус», который мы, пытаясь спасти от присвоения его Украиной, под буксирами перевели из Николаева в Севастополь и начали заканчивать ремонт своими силами. Однако решением центральных органов управления ВМФ России он был списан и продан под разделку на металл коммерческой фирме.
Аналогичное решение было принято и по поисково-спасательному кораблю «Донбасс», закончившему ремонт в СРЗ г. Ильичевска и готовому к вводу в состав сил постоянной готовности флота. Так же решением центральных органов ВМФ шло списание других катеров, подводных аппаратов, водолазных комплексов и другого аварийно-спасательного имущества. Ощутимым ударом по готовности соединения спасательных судов к поиску затонувших объектов было сокращение и расформирование 1329 группы специального назначения, возглавляемого капитаном 3 ранга Андрияшиным А.А., большим энтузиастом своего дела. Это было уникальное биотехническое подразделение дельфинов, способных с высокой эффективностью решать специальные поисковые задачи.
Все эти действия существенно снизили возможности спасательной службы по выполнению поисково-спасательных действий. Все острее ощущалась нехватка горюче-смазочных материалов для спасательных судов, прекратились поставки газов для приготовления газовых смесей для обеспечения спусков под воду и поддержания норм отработки водолазов-глубоководников. В этот период возможности водолазов 37 бригады ограничивались глубиной только 60 метров.
В 1995 году после неимоверных усилий, предпринятых командованием Управления поисковых и аварийно-спасательных работ, поддержанных командующим флотом адмиралом Балтиным Э.Д., удалось выйти в полигон и отработать с борта спасательного судна «Эпрон» водолазов-глубоководников на глубину 120 метров. По тем временам это было большое достижение не только для флота, но и в масштабе ВМФ РФ. К большому сожалению, это была разовая отработка, и поддержать водолазов-глубоководников в режиме в дальнейшем не удалось. Остатки гелия были зарезервированы для ведения возможных фактических аварийно-спасательных работ по оказанию помощи аварийным подводным лодкам.
Тем не менее, Управление поисковых и аварийно-спасательных работ ЧФ уверенно решало задачи по поисково-спасательному обеспечению сил флота. Основная нагрузка легла на 37 бригаду спасательных судов, которой уверенно командовали капитан 1 ранга Гагин Д.С., а с сентября 1994 года капитан 2 ранга Ишинов А.А. У них были хорошие заместители и помощники капитаны 2 ранга Баскин В.М., Бондаренко В.А., Бех В.Ф., Тарануха В.Е. и другие.
По-прежнему звучали сигналы учебных и боевых тревог, как и ранее, перекрывая все нормативы, спасательные суда выходили в море для оказания помощи и спасения людей.
Основными аварийно-спасательными работами за данный период были: снятие с мели сухогрузного транспорта «Таврида» в порту Ялта, снятие экипажа и буксировка в порт турецкого транспорта «Якия», тушение большого пожара на плавбазе «Халин», снятие с мели в порту Новороссийск транспорта «Сож» и плавучей казармы «ПКЗ‑103».
300-летие Российского флота УПАСР ЧФ встретило сплочённым коллективом профессионалов, хорошо знающих и умеющих делать своё дело и верных присяге.
В ноябре 1996 года я уволился в запас по возрасту. На место начальника Управление поисковых и аварийно-спасательных работ был назначен капитан 1 ранга Васильчук В.В., прошедший хорошую школу и закалку на надводных кораблях флота, который уверенно продолжил руководство спасателями Черноморского флота Российской Федерации.


Главное за неделю