Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    64,10% (50)
Жилищная субсидия
    17,95% (14)
Военная ипотека
    17,95% (14)

Поиск на сайте

Балтийские будни

Балтийские будни


Капитан 1 ранга в отставке
Жбанов Александр Васильевич,
начальник Аварийно-спасательной
службы ЧФ в 1973-1986 годах

Из книги "Сто лет, что дальше?"

Шла Гражданская война. В стране была напряженная обстановка. Сокращались продовольственные пайки и денежное содержание экипажей кораблей и судов Балтийского флота.
Недостаточное обеспечение электроэнергией и паром вынуждало применять нетрадиционные методы обогрева подводных лодок. Так, приказом Наморси отсеки подводных лодок обогревались камельками, что иногда приводило к пожарам и, как следствие, ремонтным работам. Нехватка людей в экипажах сказывалась на содержании кораблей. Многие моряки были отправлены на фронты Гражданской войны, другие были вынуждены искать работу на стороне, были случаи дезертирства. О воинской дисциплине и говорить нечего. Из-за отсутствия надлежащего контроля за подводными лодками, стоящими в длительном ремонте или в консервации, на них происходили аварийные ситуации.

Так 27 марта 1920 года подводная лодка «Угорь», находившаяся в Петрограде в консервации, затонула в Неве из-за поступления воды во внутрь прочного корпуса. Как выяснилось позже, в течение всей зимы забортная вода поступала в отсеки через неплотность в правом кормовом торпедном аппарате до тех пор, пока не затопила их. Тем не менее, она держалась на плаву, за счет того, что удерживалась ледяным полем, в которое вмерзла горизонтальными рулями. С наступлением оттепели она легла на грунт. 16 мая «Угорь» был поднят «Волховым».
Не хватало одежды для членов экипажей, что вело к неожиданным решениям вопроса. Например, летом 1920 года в дивизии подводных лодок, в составе которой находился «Волхов», провели аукцион вещей военных моряков, погибших во время войны 1914-1918 гг., у которых не удалось найти родственников.
Для поддержания боеготовности с 25 июня на подводных лодках дивизии и «Волхове» приказано было обязательно иметь на борту не менее 1/3 команды, а на кораблях, не способных передвигаться, – нести корабельную вахту.
Тем не менее, спасатели продолжали выполнять задания командования в полном объеме, обеспечивая поддержание боеготовности подводного флота.
С окончанием Гражданской войны все подводные лодки дивизии были переведены в Петроград и заняли свое место в обновленной дивизии. «Волхов» вошел в третью группу дивизии.
После завершения боевых операций и снижения интенсивности выходов в море подводные лодки остались не у дел. Проблем на флоте стало больше. Морально-психологическая обстановка ухудшилась, 18 марта пал восставший Кронштадт. Как результат, на флоте начались чистки, как среди командного и политического состава, так и среди рядовых моряков, сочувствующих своим товарищам-кронштадтцам. Катастрофическая нехватка личного состава могла привести к непредсказуемым последствиям. Командование флотом приняло решение брать на работу вольнонаемную прислугу мужского пола 42-44 лет для обслуживания отсеков подводных лодок, в том числе и на «Волхов». Прислуга не привлекалась к обслуживанию оружия и технических средств. Ее допускали только к решению хозяйственных, ремонтных и прочих вопросов, не касающихся военно-морского дела. Появились и другие новшества. Так, все моряки делились на военморов командного и военморов некомандного составов. Комиссары относились к командно-политическому составу.
В марте 1922 года общим собранием команды было принято решение о переименовании судна. 31 декабря, в День образования СССР, «Волхов» стал именоваться «Коммуной». Корабль продолжил нести службу в составе дивизии подводных лодок.
15 мая 1923 года флот получил приказ срочно ликвидировать на судах политнеграмотность военморов некомандного состава. Критерием политграмотности служило знание политустава. Для проверки знаний начали создавать специальные комиссии. Таким образом, на флоте появилось новое веяние революции, продлившееся достаточно долго. Это новшество не обошло стороной и команду «Коммуны». Как отмечали некоторые источники, на спасателе улучшилась дисциплина и ответственность за порученное дело.
В ноябре 1923 года «Коммуну» стали готовить к переводу на Черноморский флот, но вмешательство начальника штаба Морских сил Балтийского моря Л. М. Галлера не позволило тогда этим планам осуществиться.
С осени 1924 года на «Коммуне» был введен новый штат личного состава в количестве 110 человек.
12 февраля 1926 года решением судового собрания «Коммуны» был утвержден судовой праздник – 6 июля, день спасения затонувшей в 1917 году подводной лодки «АГ-15». В протоколе собрания отмечалось, что «воспоминания о спасении «АГ-15» в открытом море будут напоминать краснофлотцу, что лодки спасают не только у стенки Балтзавода, и что поэтому необходимо поддерживать свой корабль в полной готовности».
В 1927 году в командование судном вступил военмор Сергей Игнатьевич Рябков.
С 15 мая по 13 сентября 1928 года судно находилось в оперативном и техническом подчинении ЭПРОНа с целью обследования и подъема затонувшей английской подводной лодки «L-55».
Продолжение следует...


Главное за неделю