Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США Военная юридическая консультация
Какая из проходящих в этом году военных выставок вам наиболее интересна?
Международный военно-морской салон
    46,15% (30)
МАКС
    30,77% (20)
Форум Армия
    13,85% (9)
HeliRussia
    6,15% (4)
Нева
    3,08% (2)

Поиск на сайте

Моя служба в ВМФ

Моя служба в ВМФ


Капитан 2 ранга в отставке
Сафонов Сергей Федорович


Из книги "Водолазное братство"

Я, Сафонов Сергей Фёдорович, родился в 1955 г. в небольшом шахтёрском городке Ростовской области, в Новошахтинске. Судьба большинства мальчишек шахтёрских городков была предсказуема. Было три пути: первый - куда-нибудь поступить учиться, второй - за мелкое хулиганство попасть в тюрьму и третий - попасть на перевоспитание в армию. Мне выпал третий вариант. Занимаясь спортом, а также художественной самодеятельностью, я пользовался авторитетом среди себе подобных. До службы я дважды поступал в военные училища, но успешно заваливал экзамены и сбегал - не хотел раньше времени заковывать себя в сапоги. Постепенно меня затягивала улица.
И тут произошёл резкий поворот в моей судьбе. Когда я в очередной раз успешно провалил экзамены в Симферопольское училище, то решил навестить своего старшего брата в Севастополе, который проходил службу в школе водолазов. Там судьба меня свела с замечательным человеком, с земляком, командиром школы водолазов капитаном 1 ранга Зотовым Василием Афанасьевичем, который смог понять, что я из себя представляю. По его распоряжению меня разместили в кадровой команде, где я провёл неделю. Позже я узнал, что это была воспитательная мера, которая дала свои результаты. По окончанию моего пребывания в школе водолазов у меня состоялся разговор с Василием Афанасьевичем, в результате которого я должен был остаться в школе водолазов, устроиться на работу на ВМ-34 и работать там до призыва на службу, а если мне понравится, то служить я буду в школе водолазов и в дальнейшем поступлю в военное училище. В то время на ВМ-34 работали замечательные люди, ветераны войны, защитники города Севастополя, которые и привили мне, пацану с Дона, любовь к морю, за что я им всем премного благодарен. На ВМ-34 я познакомился с Новицким А.В., с которым позже вместе учились в школе водолазов, а затем и в училище. Десятого ноября 1973 г. меня призвали на службу. Утром на командирском уазике меня отвезли в военкомат, а вечером уже совсем в другом качестве привезли в школу водолазов. Так началась моя водолазная служба, которая продолжается по сей день; уволившись в запас, я продолжаю заниматься водолазным делом и передавать свой опыт молодежи.
По окончании школы водолазов я попал служить водолазом-сварщиком на СБ-5, откуда и поступал в ВВМИУ на ОПТВ в 1974 году. Нас, черноморцев с одной части, поступило в училище пять человек. Обязательным условием поступления в военно-морское училище по специализации водолазное дело было прохождение службы водолазом, гражданских не брали на ОПТВ. Класс у нас был небольшой, но дружный, всего двенадцать человек. Учёба давалось легко, время учёбы пролетело быстро. По окончании училища по распределению планировался в Ленинградскую ВМБ в НИИ, но предписание получил на Балтийский флот. В отделе кадров БФ меня перехватила разведка, как спортсмена и отличника. Я долго сопротивлялся, так как меня в Лиепае ждал Гуртовенко П.П. и должность на СС-30 начальника АСС, но в разведке могут уговаривать. Мечтал об одном, но судьба распорядилась по-своему. Так я попал служить в часть специального назначения БФ на должность командира группы.
Служба проходила интересно, скучать было некогда. Меня постоянно привлекали к испытанию новой техники. В то время очень бурно развивались подводные средства движения. Можно сказать, я со своей группой превратился в штатных испытателей части. А во время испытаний иногда возникали аварийные ситуации, о двух из них хочу рассказать. По заданию я должен был вместе со своим помощником мичманом Васильевым А.Ф. выйти с ПЛ через трубу торпедного аппарата (ТА), занять места в кабине сверхмалой подводной лодки СМПЛ «Т-1», раскрепить её, произвести вывеску и выйти в заданную точку. Средства обеспечения работ заняли свои места в полигоне и по готовности начали отработку. Во время выхода через ТА я порвал манжету гидрокомбинезона в районе запястья, затёк «по самые не волнуйся». Из-за этого произвести вывеску изделия я не смог и управлять изделием по глубине мне пришлось вручную. Подвсплыв, я взял курс на торпедолов (ТЛ), силуэт которого с трудом определялся вдали. Во время выполнения задания мне пришлось много испытать неудобств из-за того, что я затёк и имел отрицательную плавучесть. Спуск под воду производился в регенеративном снаряжении. Я замёрз как на морском дне и уже практически не контролировал свои действия. Только помню, что постоянно запрашивал самочувствие своего напарника. Связь с обеспечивающим плавсредством пропала и меня потеряли силы обеспечения. Теряя сознание, я ходом смог всплыть на поверхность и увидел обеспечивающий катер. Собрав последние силы, я дал возможность первым покинуть изделие мичману, а сам, расстегнув замок шлема гидрокомбинезона (грубо нарушив меры безопасности) и показав условный сигнал, вырубился. Имея отрицательную плавучесть и открытый шлем, я утонул. Как назло, на катере не было ни одного водолазного специалиста. Когда меня подняли на поверхность, у меня онемели мышцы челюсти и рот мне открывали ножом, чтобы влить горячий чай. Первые мои слова, когда я пришёл в себя, были: «Где «шило» и как мой напарник?» Общее время нахождения под водой составило 4 часа 20 минут, время работы аппарата - четыре часа. Вывод - никогда не нарушай правила, написанные «кровью» водолазов, какой бы ты ни был ас.
Во время замера физических полей при испытании носителя водолазов в Хоролахте мне поставили задачи: на полном ходу как можно ближе пройти к станции замера, при этом включая разные потребители. Мичманы техники подводных средств движения, проводя дифферентовку носителя водолазов (НВ) твёрдым балластом, сместили балласт к кормовой части. В результате движения полным ходом в районе компаса получился воздушный пузырь, из-за которого не видно было картушки компаса – ориентироваться стало невозможно. Несколько галсов я сделал на большом удалении от станции, боясь врезаться в стенку. Глубина под килём 50 м. Снаряжение СЛВИ с аппаратом ИДА-71. После очередного вливания от заместителя командира по водолазной подготовке Клименко И.П. я продолжил выполнять программу испытаний. Взяв курс по береговым ориентирам, я на ручном управлении приблизился к станции и не смог удержать НВ на заданном курсе и на полном ходу врезался в стенку. Мгновенная отработка заднего хода и продувка балластной цистерны надлежащего эффекта не дали, я вместе с бойцом начали проваливаться на глубину 50 м. Что нас ожидало на глубине - специалисты знают. По инструкции покидать изделие нельзя. Спасая бойца, я отцепил страховочный конец, вышел из кабины и, пропуская изделие между рук, собирался извлечь бойца из кабины. Но его там не оказалось. Когда всплыл на поверхность, то увидел своего бойца, который не растерялся и самостоятельно всплыл на поверхность. Нас радостно встретил доктор Сухов Ю.И., с которым я жил в каюте, и предложил пройти медкомиссию и реабилитацию. Через полчаса техники подготовили новое изделие и я снова пошёл под воду. Когда подняли с грунта изделие, оно было всмятку, как Жигули при лобовом столкновении. Данный экземпляр долго потом стоял в части на постаменте как памятник.
Заканчивал я службу в части специального назначении БФ в должности заместителя командира части в звании капитана 2 ранга. Заключительным аккордом моей деятельности в части была отработка входа и выхода водолазов через торпедный аппарат ПЛ различными способами с подводными средствами движения (ПСД) и без них. ПЛ прибыла из Лиепаи в Балтийск, не выполнив предварительно распоряжение по разгрузке боезапаса. Из-за того, что время работы было ограничено, так как надо было прогнать всю часть через ТА, решили не ждать разгрузки и начали отработку. Лодка вышла в полигон, легла на грунт и по команде начала выравнивать давление в первом отсеке. Группа водолазов во главе с водолазным специалистом капитаном 3 ранга Ковалевым В.И. приступила к подготовке водолазного оборудования и ТА к работе. Надо отметить, что Ковалёв В.И. срочную службу проходил гидроакустиком на ПЛ. Получив доклад о том, что давление в первом отсеке выровнено с окружающим, я дал команду через центральный пост заполнить ТА водой и открыть клапан вентиляции ТА, чтобы не было пузыря при открытии крышек ТА. И в это время в отсеке что-то начало взрываться. В первом отсеке началась паника. Ковалев В.И. как опытный подводник в одном прыжке оказался между торпедными аппаратами и окопался. ПЛ, немедленно продув главный балласт, всплыла на поверхность. Когда начали выяснять причину, то оказалось, что бравые подводники-минёры не установили чеки в пиропатроны мин для отстреливания якорей. И когда окончательно выровняли давление в отсеке, то начался отстрел якорей мин. Вот так с фейерверком закончилась моя служба в части специального назначения.
С 1993 года моя служба проходила в УПАСР на должности заместителя начальника Инспекции УПАСР ВМФ на БФ – старший водолазный специалист БФ. После ряда катастроф ПЛ, в частности «Комсомольца» в ВМФ, руководство ВС и ВМФ решили заняться спасательной подготовкой. Инспекция свою лепту в подготовку экипажей ПЛ и НК по спасению на море внесла и в 1998 году прекратила своё существование.
Уволившись в запас, меня пригласили на работу в МЧС главным водолазным специалистом Северо-Западного филиала Государственной Аварийно-спасательной службы. Работа мне нравилась, так как служба развивалась и хорошо финансировалась. Закупались новые образцы водолазной техники по первому моему требованию. Создав уникальную группу водолазов из своих бывших подчинённых, мы разъезжали по всей России и занимались разминированием под водой. Работали на Сахалине, в Кронштадте, по всему Балтийскому побережью. Набравшись опыта, я разработал Руководство по поиску и подъёму боезапаса под водой, с учётом новых технологий и новой техники. Часто ездил в командировки на ликвидацию последствий чрезвычайных происшествий. Был на «Булгарии» в 2011 году, где принимал участие в судоподъёме. Теперь этим Руководством пользуются в МЧС. Также я принимал активное участие в развитии водолазного дела в МЧС, лоббируя идею создания мобильных водолазных групп, по типу 328 отряда ВМФ, и категорически был против подготовки водолазов МЧС к глубоководным погружениям методами технодайверов. Но скоро я стал ненужным, видимо, слишком был неуступчив. Надо просто отметить один факт, что ни один водолазный специалист ВМФ не прижился в МЧС, видно, не нужны профессионалы.
Сейчас я работаю в аварийно-спасательном отряде военных спасателей и передаю свой опыт молодым водолазам.
Можно было бы добавить еще интересную историю, как три водолазных специалиста – Летучий В.А., Величко В.В. и ваш покорный слуга в Калининградской области построили плотину на реке Шушупе. Но это уже другая история.


Главное за неделю