Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    64,71% (55)
Жилищная субсидия
    18,82% (16)
Военная ипотека
    16,47% (14)

Поиск на сайте

Немного истории

Немного истории

Я самым преднамеренным образом опускаю здесь авианосные события Второй Мировой, включая и ключевое сражение у Мидуэя, равно как и события с Британским АВ HMS Glorious и чудесным выживанием благодаря броне HMS Illustrious. Это всё важно, имеет значение но не отвечает на вопрос почему всё-таки. Для того, чтобы ответить на этот вопрос (естественно с учётом бесценного и часто героического боевого опыта Союзников, и прежде всего Американцев на Тихоокеанском ТВД) необходимо вспомнить две простейшие философские истины. Они не новы--достались нам ещё со времён Римлян и называются так: casus finalis и casus rationalis. Причины, определяющие поступки--одна из них--rationalis--это причина ТОЛКАЮЩАЯ, т.е. собственно причина и рационал, приводящая к определённому решению. Первопрична так сказать, а вот вторая--finalis--вот она то самая хитрая--это причина уже тянущая но никак не толкающая. Т.е. мы можем сказать--тот-то и тот-то ПОДТОЛКНУЛО человека или государство на тот или иной поступок. Но мы никогда не говорим что то-то и то-то ПОДТЯНУЛО человека и государство на тот или иной поступок. Мы просто игнорируем finalis--а напрасно. Мы все живём согласно этой причины и известна она нам из старой доброй русской пословицы: аппетит приходит вовремя еды. Вот об этом то аппетите и стоит поговорить. Началом этого аппетита должно стать в общем понимание того, что из себя представлял самый главный и важный Союзник СССР по Анти-гитлеровской Коалиции--США--в период 1945 1950 годов, равно как и обратиться к важнейшему документу (это уже частности), известному как Key West Agreement--КиУэстовское Соглашение от 13 Марта 1948, достигнутое между видами Вооружённых Сил США по распределению ролей (а значит и по масштабу куска финансового бюджетного пирога) в обороне страны. Соглашение было подписано под руководством первого американского Министра Обороны (Defence Secretary).....Джеймса Форрестолла. Function of the Armed Forces and the Joint Chiefs of Staff--Функции Вооружённых Сил и Объединённого Комитета Начальников Штабов, именно так официально называлось Ки Уэст Агримент и в 1948 году красной нитью через него проходило огромнейшее увлечение США как ядерным оружием, так и его носителями--а это в 1948 году были стратегические бомбардировщики, по определению принадлежавшие ВВС. Всё это на фоне быстро (несмотря на все попытки Джеймса Форрестолла) терявшегося авторитета ВМФ США в кабинетах вашингтонских бюрократов и политиков. Исходя из этого и развернулась огромнейшая драчка между (тогда ещё независимыми друг от дружки) Армией, ВМФ и ВВС. Согласно Ки Уэст Соглашению все (!!!!!) основные стратегические и тактические воздушные силы и средства передавались ВВС, с ВМФ получавшим всего-лишь воздушные силы и средства "достаточные для достижения целей в военно морских кампаниях" (с), но не больше того!!! Вот тут на сцену и выходит фигура Хаймана Риковера. Хотя ещё до его выдвижения ВМФ США попытался спасти свою главенствующую роль во вновь образованном МинОбороны США и напомнить всем, что Японцев то на Тихоокеанском ТВД, в конечном то итоге, убивали моряки и морпехи, решая исход войны в пользу США, но никак не стратегические бомбардировщики. Понимая, что без серьёзного обоснования ВМФ может остаться без авиации, военно-морское лобби принялось за работу. Прежде всего стоит отметить, что несмотря на некмй компромисс в уже упомянутом соглашении Объединённый Комитет Начальников Штабов вплоть ло 1953-54 гг., когда уже новый Президент США Айзенхауэр положит конец бардаку, представлял из себя ни что иное как биржу для торгов между ВВС, Армией и ВМФ и слово Объединённый явно не вписывалось в режим работы сего органа. На тот момент всё выигрывали ВВС--это и понятно почему. Если непонятно почему--этому можно уделить более подробное описание. Пока же в 1948-1950 ВМФ США вынужден был бороться за денежки для себя именно против ВВС и бороться ему приходилось ничем иным как самолётами палубной авиации с авианосцев, чья роль, согласно деятелей ВВС в эпоху ядерного оружия исчезала полностью. И ВМФ США пошёл в-абанк вместе со своими новейшими авианосцами класса Мидуэй. А всего то нужно было--показать что самолёт способный нести ЯО (на то время--весьма больших габбаритов и массой) может взлететь с палубы АВ и тем самым показать фигу ВВС, которые к 1950 годам стригли все основные купоны для себя, создав (абсолютно привратную и неаккуратную) мифологию о том, что мало того, что якобы ВВС чуть ли не выиграла обе войны и в Европе и в Тихом, так и имея полубесноватого Кёртисса Ле Мэя в качестве шефа Стратегического Воздушного Командования с 1949, чтож было не блефовать--Ле Мэй прекрасно знал как открывались двери в кабинеты Капитолия.......он их и открывал, оказавшись политиком куда более квалифицированным нежели генералом. Хотя методы были одни и теже.

Для показа того, на что способны военные моряки, ВМФ США быстреньrо разработал программу JATO (Jet Assisted Take Off—Взлёт со Вспомогательной Реактивной Тягой) и для этого был использован бомбардировщик, способный как помещаться на палубу АВ класса Мидуэй, так и способный нести ЯО. Таковым самолётом стал специально модернизированный Нептун P2V-3C и именно на этом самолёте 28 Апреля 1948 года был совершён первый ракетный разгон и взлёт с палубы USS Coral Sea. Несмотря на более сотни успешных взлётов и финишерных посадок—Нептуны в серию не пошли. Пошли же в серию AJ Savage и именно эти бомбардировщики (по 12 на каждый из АВ класса Мидуэй) совместно с модернизацией собственно авианосцев этого класса и стали “голубой фишкой” ВМФ США в борьбе за бюджетный пирог, потому что несмотря на то, что Саважи на авианосцах не терпели (только сложить крылья этих здоровенных машин, которые итак занимали пол палубы требовалось 20 минут), сами авианосцы имели плохие стиснутые условия для личного состава—ВМФ мог теперь разворачивать их в составе АУГ в Атлантике и Средиземноморье в начале 50-х, естественно “для отражения Советской аггрессии” против “мирной” Европы. Не стоит упоминать того, что Саважи могли (и несли таки) ядерное оружие. ВМФ спас для себя авианосцы как стратегическую концепцию (тактически их никто не ставил под сомнение—они занимались тем же чем занимались и всегда, запуская штурмовики с палубы) , но это были именно Мидуэи (USS Midway, USS Coral Sea, USS Franklin D Roosevelt), кто по единодушному мнению всех спасли ВМФ США от ухода в тень и потерю стратегической роли во времена, когда мастодонтская фигура Ле Мэя и его Стратегического Воздушного Командования готова была не только отодвинуть всех в небытиё своими экзотическими для того времени технологиями, но и реально развязать ядерную войну, учитывая тот вопрос, что Кёртис Ле Мэй был фанатичным антисоветчиком и русофобом, брутализованным индискриминационным применением стратегических бомбардировщиков в Европе во ВМВ и свято верящий в то, что ядерная война могла вполне разрешить вопрос всё более раскаляющейся холодной войны. И ведь для чего спрашивается награждали сего “товарища” Орденом Отечественной Войны первой степени—мечтой Ле Мэя было сжечь пол-СССР……..Парадоксально—но внутренняя гонка вооружений в самих США и способность ВМФ США удержаться за хоть какую то стратегическую ударную функцию для себя, немного поумерила пыл наиболее ретивых сторонников ядерного разрешения холодной войны. Но это было только началом истории.



Но реальный успех Мидуэев (если даже в основном для внутреннего потребления) был недолгим. К середине 1950-х даже флотская верхушка была вынуждена признать исчезающую роль для авианосцев* и авианосцы были переведены на “вспомогательную ударную стратегическую” функцию. Причиной для этого стало несколько важных событий, среди которых, конечно, приход в Белый Дом Дуайта Айзенхауэра и его весьма профессионального (в отличие от Трумэна) отношения к войне. Вот именно для целей профессионального и научного подхода к войне и был создан в 1951 Научный Консультативный Совет Вооружённых Сил при Президенте США и руководить этим (также как и рядом других подобных комитетов, например по разведке и технологии) был назначен Джеймс Райн Киллиан—Президент Массачусетского Института Технологии (МИТ), как тогда так и сегодня, самого важного и самого престижного технологического университета США. Киллиан возглавил комитет, который и стал известен как собственно Киллиановский Комитет. Комитет имел неограниченные возможности по работе над концепциями будущих систем оружия и технологических систем (достаточно напомнить что Киллиан был движущей силой, заставившей Айзенхауэра сформировать НАСА) и это был именно этот Комитет, с чьих слов (утечка) в Ноябре 1955 года журнал Форчун “разгрузил” на обывателя шокирующую информацию в статье “В Поисках 5000-мильной Ракеты” о том, что развитие ракетной техники шло таким образом, что вопрос создания боевых систем, способных доставить ЯО на небывалую дистанцию был всего-лишь вопрос времени. Но если статья Форчуна была делом открытым, хоть и заставившим американского обывателя потрястись от страха, совсекретный доклад Киллиановского Комитета Айзенхауэру в 1955 году читался как сценарий фильма ужасов. И причиной этому была….советская наука, о которой тогда судить объективно могли только люди в позиции власти и влияния. В 1957 году это всё изменится, но шёл 1955 год!!! Киллиановский Комитет предупреждал о том, что уже в 1955 году атака на территорию США с моря была возможна, что она будет катастрофической и что она будет совершена с…..подводных лодок**. В 1957, между прочим, именно Франклин Д. Рузвельт производил испытательные пуски…крылатой ракеты Регулус—все Мидуэи (три) и шесть АВ класса Эссекс были способны стрелять….Ругулусами, несмотря на очень неудачную ракету. Но тем не менее, чтото это должно напоминать!!! Хм. А ведь эти ракеты носились авианосцами несколько лет!!!! Пока не была закрыта сама программа Регулус!!



Итак в 1898 (а в некоторых источниках и в 1900) в одной польской деревушке (т.е. в Российской Империи) в семье еврейского портного по фамилии Риковер родился мальчонка—назвали пацана Хайманом. Как только назвали—так сразу же и сымигрировали в США в Чикаго. И был бы Хайман как и его папаша портным, коли б не парочка нюансов. Во-первых, Хайман быть портным совсем не хотел, а во-вторых, в США в тот момент анти-семитские настроения были весьма сильны, НО….у Чикаго был свой самопровозглашённый конгрессмен-демократ Адольф Саббат, и вот именно он и побеспокоился о том, чтобы молодой Хайман попал таки в Военно Морскую Академию в Аннаполисе в Выпуск 1922 года, в класс 955, в котором помимо Хаймана было ещё….17 практикующих евреев!!!! На тот момент—самое большое количество евреев в истории ВМА США. Анти-семитизм был силён в США, но Хайман не жаловался. Он решил проблему проще—он перестал быть иудеем. Стал он христианином Епископальной епархии и отправил письмо родителям, в котором и сообщил им, что отныне он евреем и иудеем не является. Вначале это не помогло в продвижении Хаймана, который после выпуска из Аннаполиса прослужил пару лет на линкоре Невада, потом тройку старпомом на подводной лодке (естессно дизельной) и оправдал свой командный ВУС, в конечном итоге, как командир тральщика USS Finch. Командная специальность, тактика, кораблевождение Хаймана абсолютно не интересовали. Его интенресовали Главные Энергетические Установки кораблей!!! Именно поэтому в 1937 году он получил магистрата в эектротехнике через престижный Коламбия Университет и получил вожделенный для него статус в ВМФ—EDO (Engineering Duties Only—Только механические вахты!!!!). Один из редких случаев перехода с командного в чисто инженерный ВУС. Именно “война” ВМФ с ВВС в конце 1940-ых и положила начало уникальной и головокружительной карьере Хаймана. Пытаясь выжить ВМФ США не только “воевал” авианосцами. Риковер был назначен представителем ВМФ в Комитет По Ядерной Энергетике США и ядерную лабораторию в Оак Ридже***.

Но потом случился Октябрь 1957 и запуск Спутника—мир изменился. Изменился и флот, любой. Журнал Тайм писал в то время, что на фоне стереотипических картин русских крестьян, едущих на подводах, запряжёнными лошадями, как то исчезло из внимания публики то, что “выпускник средней советской школы получал знаний в области математики, физики, химии, биологии в 4 (четыре) раза больше, чем этого требовалось для поступления….в Массачусетский Институт Технологии” (с) **** Президентом коего, равно как и председателем комитета имени самого себя и являлся Киллиан. Кстати тогда же будет создан ещё один комитет (опять таки под председательством Киллиана), занимавшийся модернизацией американских школьных программ. Вот тогда то Риковер и отметится своим первым стратегическим выссказыванием, которое позже станет легендарным: Настоящей и явной угрозой национальной безопасности США является…..советская средняя школа (с). Действительно, это была именно советская средняя школа (а не только спецы и документация Пенемюнде, вывезенные в СССР) позволившая запуск Спутника-1 и создавшая в Конгрессе США хаос. На следующий день после Спутника-1 Конгресс был в панике, конгрессмены буквально падали через друг-дружку на пути к трибуне, конгрессмен Алафузо (не путать с Адмиралом Алафузовым) кричал в микрофон, что вторые никому не нужны—мир всегда помнит только первых!!! СССР был первым и оставался таковым вплоть до 1966 года. В 1960 году блестящий Американский Адмирал, легендарный командующий Тихоокеанским Флотом Честер Нимитц напишет свою фундаментальную работу—вторую после Махана—Морская Мощь, в которой будет писать следующее о космической программе СССР: “Хотя выдающаяся космическая деятельность СССР осуществляется во имя научных целей, совершенно не надо никаких усилий чтобы понять что ракетные двигатели, способные вывести на орбиту полторы тонны нагрузки способны запустить реальную межконтинентальную баллистическую ракету и Русские полёты на Луну показали точность их систем наведения. Таким образом космическая программа и военные ракеты связаны теснейшим образом…” (Nimitz and Potter, Sea Power, Prentice Hall, 1960 стр. 879) Там же, на стр. 881 Нимитц пишет о важности атомных ПЛ, и приводит (для успокоения) замечательные успехи USS Nautilus и USS Triton, полагая что ОСНОВНЫМ кораблём любого ВМФ в ближайшем будущем станут Атомные Подводные Лодки. И тут фигура Риковера становится ключевой в понимании того, что начало происходить далее.

Именно Риковер, совершенно наглым образом (и молодец—так только и надо) понял то, что ракеты, и ЯЭУ (особенно ЯЭУ)—это будущее флота. Именно он стоял за дизайном Наутилуса, равно как и за точнейшим дупликатом первого Наутиловского реактора в Айдахо. Именно тогда Риковер начал строительство своей….политической базы и, как назовёт его позже Джон Лиман—сам Секретарь ВМФ в Администрации Рейгана и автор программы 600-корабельного флота в 1980-х—“ядерного монастыря”. С момента совего назначения в в Комитет По Ядерной Энергетике США и ядерную лабораторию в Оак Ридже, Риковер по сути сгарантировал то, что сии орагнизации по сути станут со временем ничем иным как мафиозными (в хорошем смысле) структурами ВМФ США и что только Флот будет определять стратегию развития ядерной энергетики. Это одно уже показывает блестящие политические лоббисткие способности Риковера (это оставляя в стороне его инженерные таланты), то, чем в СССР-России может похвастать только Горшков—блестящий лоббист интересов флота на высшем политическом уровне, в отличие от придворного убожества Куроедова, увы, сравнения неизбежны.


Главное за неделю