Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    64,56% (51)
Жилищная субсидия
    17,72% (14)
Военная ипотека
    17,72% (14)

Поиск на сайте

МЕЧТА.

МЕЧТА.


Наша база находилась вдали от цивилизации. Легенда гласит, что однажды Главком, совершая облет побережья Камчатки, обратил внимание на уютную бухту, прикрытую от моря песчаным перешейком с узким проходом. Бухта идеально подходила для базирования чего-нибудь. « И создал Главком базу подводных лодок. И увидел, что это хорошо…»
Может, это и было хорошо, но уж очень дикое место оказалось. Кругом сопки, лес, зверье дикое бегает, кормится на мусорниках, по вечерам пугая женщин. Магазин один, пополняется раз в неделю, а то и в месяц, в зависимости от погоды: сообщение с поселком только морем или по воздуху, вертолетом.
Развлечений нет. Пять домов, штаб, клуб да три казармы. Какие утехи находили для себя женщины, умолчим. Мужчины развлекались охотой, рыбалкой и пьянством.
Трудности присутствовали во всех мужских занятиях. Пьянство пресекалось, охота запрещалась - опасно, а рыбалку контролировал рыбнадзор. Ну не будете же Вы на Камчатке ловить камбалу, пусть и королевскую, которая чуть меньше палтуса. Вас будет интересовать, конечно же, красная рыба, и только она. Но для ее добычи надо купить лицензию. Выловить можно только пять штук, да и то на удочку.
Самой бросовой рыбой была кунжа, потом шел голавль, горбуша и кета, потом деликатесные чавыча, нерка и кижуч.
Нерка была хороша на балык, особенно брюшки, а из отдельных экземпляров кижуча и чавычи, в рост человека, можно было взять до трех ведер икры.
Каждый год камчатские газеты пестрели статьями, описывающими арест браконьеров. Перекрывались дороги, проверялись машины, штрафовались граждане. За один незаконный «хвост», не зависимо от размера, карман браконьера облегчался на 50 полноценных, звонких советских рублей. Зарплата инженера тогда составляла рублей сто двадцать. Дорогое это было удовольствие, половить красную рыбку и поесть икру столовой ложкой. Но – все равно ловили. Ловили все: школьники, доктора, учителя, юристы, военные. Было бы глупо не ловить, когда в реку, по которой рыба шла на нерест, можно было торчмя воткнуть палку, и она так же торчмя уходила от вас вверх по течению, не падая, а только шевелясь и покачиваясь, как будто кто- то грозил вам ею из – под воды.
Однажды рыбнадзор захватил и арестовал даже катер командующего флотилией, с мичманом-командиром на борту. Был большой шум, мичман кричал, что не позволит вторгаться на суверенную территорию военного корабля, и даже угрожал инспекторам пистолетом. Не помогло, вторглись и изъяли улов, а потом вся флотилия делилась с командующим добычей – не гоже, когда начальника оставляют без самого ценного на Камчатке.
И только коренному населению – корякам, разрешалось ловить рыбы без лицензии, сколько угодно, чем угодно и где угодно.
Это объяснялось просто: народность вымирающая, промышляющая охотой и рыбалкой, уклад веками сложился, пусть уже…
Кстати, если кто-то женился на корячке, ему сразу выделялись: дом, скотина, земля и двадцать тысяч рублей. За вливание новой крови. Однако и при таких условиях желающих было мало: уж больно они, корячки, на наш взгляд некрасивые были. А может мы внутреннюю красоту рассмотреть не могли.
Да и законы у них были своеобразные. Человек, даже по незнанию что-либо серьезно нарушивший, подвергался наказанию по старинным обычаям. Меткая пуля под левую лопатку крушила кости и внутренности, а зверье уничтожало следы его бренного пребывания на Земле. На вопросы следователей был один ответ:
- Его, однако, в стланик, в тайга ушла. Прошлый среда ушла, однако.
Вобщем, серьезный был народ, хорошо, что жил у себя в автономном округе.
Так вот, о рыбе, а то отвлекся.
Рыбнадзор летал на вертолетах даже над нашим богом забытым уголком, зорко следя за рыболовами. Ему было невдомек, что на одной из лодок имелось секретное оружие – помощник командира Афанасий Никитин. Да-да, тезка известного путешественника. Он был якутом, саха, как он сам себя называл в анкетах. Судьба оленевода и права погонщика нарт его не прельстили, и он решил стать первым в роду офицером. В училищах тогда нацменьшинства писали диктанты, но Никитин выразил желание написать сочинение. Оно было коротким, но выразительным: « Слава коммунизму, п…дец капитализму! Все, однако». О выдающемся опусе доложили начальнику училища. Старик прослезился и дрожащей рукой написал на том же сочинении резолюцию о зачислении. О ярком проявлении патриотизма доложили Главкому, в Управление ВВМУЗов (Высших Военно-морских учебных заведений) и в Политуправление ВМФ. Его приняли вне конкурса и без сдачи остальных экзаменов. Не смотря на такое яркое начало военной карьеры, он к пятому курсу вполне исправился и слился с общей массой, с отличием закончив минно - торпедный факультет.
Но в душе он оставался охотником и рыболовом.
Благодаря Никитину, наш экипаж никогда не оставался без рыбы и икры. В августе-сентябре лодка теряла помощника, но приобретала добытчика. На два месяца путины и нереста Никитин возвращался к истокам и сливался с природой. Он напяливал старую шапку-ушанку с торчащим ухом, ватник, из которого клочьями лезла вата, такие же штаны, получал под расписку карабин и уходил в низкорослую тайгу, на нерестовую речку Медвежку. За три месяца до этого он переставал мыться и отпускал свою знаменитую бороду. В ней было ровно пять волосин, но зато длинных. По поводу мытья он говорил, что у саха кто моется, тот смывает свое счастье. В помощь ему придавалась бригада матросов с береговой базы, работавших на выемке сетей, потрошении и засолке. Бочки для рыбы и икры прятали в километре от берега, там же шла и работа артели.
Приближающееся жужжание вертолета Никитин слышал чутким ухом охотника минут за пять, бригада пряталась, а он оставался на берегу. На вопросы рыбнадзора он, хитро поблескивая щелочками глаз, на ломанном русском языке отвечал, что рыба, однако, до верховьев не доходит, приходится ему, коряку, новые места осваивать. Зимой переносит рыбу в стойбище, тут близко, однако, три дня пути. Инспекторы заглядывали в ямы, выложенные камнями и используемые для засолки, желали хорошего улова и улетали. Особенно их смешила борода и вставляемое повсюду слово «однако». Знали бы они, что перед ними ерничал человек, прекрасно знающий английский, лучший вахтенный офицер Камчатской военной флотилии, сдавший на самостоятельное управление подводной лодкой с первого раза, и отличник боевой и политической подготовки.
Лов продолжался. Рыба ловилась разная: от трех килограммов до тридцати. Бригада, как Верещагин в «Белом солнце пустыни», на икру уже не могла смотреть, не то что есть.
Изредка, ночью, к ним наведывались братья-подводники, чтобы набрать рыбы и к утру быть на службе. Пришедшие в первый раз набирали в мешок штук десять, чтобы оправдать ночной поход через пять сопок, по почти непроходимым зарослям. Никитин не жалел, но предлагал взять три штуки. Никто не соглашался, жадничали: хотелось много и сразу. Но, действительно, больше трех «хвостов» никто и никогда домой не принес: уж очень тяжела была дорога назад. Перед каждым очередным подъемом на сопку мешок облегчался на пару рыбин. Попробуйте прошагать по пересеченной местности четыре часа с тридцатью килограммами на горбу.
А Никитин, не забывая о своей организующей роли, мечтал. Он мечтал о большом улове, о настоящей рыбе. Тридцатикилограммовые особи его не впечатляли. Медведь и нерпа у него на счету уже были, лис он отстреливал прямо в поселке, на помойке. Его жена и дети ходили в лисьих шубах и малахаях. Он, как настоящий северный охотник, мечтал о ките. Ни больше, но и не меньше. Якут, не добывший кита – не мужчина, во всяком случае, не настоящий, говаривал он. В нем странно соединялись и уживались достижения цивилизации и древний зов крови.
Время шло, мечта не сбывалась. Он уже подумывал сменить кита на касатку. Их в море, рядом с нашей базой, было много. Но, во - первых, не было компаньонов поохотится на касаток, потому что последние ходили стаями, были очень быстры и опасны, а так же могли просто сожрать охотников. Охотники и без кита считали себя настоящими мужчинами, доказывая это по европейски, после посещения ресторана или в семейной постели, а не в зимнем море на утлой шлюпке. Во - вторых, в бригаде не было шлюпок, а если бы и были, то оперативный не дал бы добро на ее выход в открытое море. В-третьих, это было бы не совсем то, ну, вроде не кит, а большая акула. В-четвертых, настоящие киты, жрущие планктон, в Петропавловскую бухту заплывали крайне редко и именно тогда, когда нашей лодки там не было. Кроме того, без шлюпки, на удочку с берега его было не взять: не прикормлен, да и на какую наживку? Помощник очень переживал. Он даже в отпуске, в Якутии, записывался в китобойную артель, но чужаку не доверяли гарпун. А без гарпуна как его, кита, убьешь?
Он совсем уже отчаялся. Встреча с китом грозила перерасти из мечты в навязчивую идею. Но сила настоящей мечты безгранична, мы в этом убедились.
Однажды, в Индийском океане, вдали от берегов, на переходе во вьетнамскую базу Камрань, лодка сначала стала резко маневрировать по команде с мостика, а затем ее потряс сильный удар. Мы думали, что налетели на мель или лодку супостата, застопорили ход и командир с теми, кому положено, выскочили на мостик. Волны у бортов были окрашены кровью, а прямо по носу бился, поднимая брызги огромным хвостом, умирающий кит. Он почти надвое был разрезан лодочным форштевнем. Лодка, по инерции, продолжала буксировать его. Сизо-коричневые внутренности стелились по волнам, пузырясь черным. Вскоре кит перестал биться, завалился на бок, а потом обнажил поросшее ракушками и водорослями брюхо и начал тонуть.
Их встреча, охотника и кита, состоялась.
Вахтенного офицера Никитина на мостике не было. Он, в нарушение всех инструкций, выскочил на палубу, добежал до носовой «бульбы» гидроакустической станции и сейчас, с жуткими завываниями и странными телодвижениями, иногда кланяясь киту, исполнял танец охотника, добывшего « гору жира и мяса».
Наверное, это был единственный в мире кит, убитый не гарпуном, а целой подводной лодкой. Пока мы пытались сманеврировать, сдать назад и подойти к туше бортом, она погрузилась в пучину. Вокруг вились акулы, пожирая уже мертвого кита. Вода просто кипела. Тут и там возникали драки. Зрелище было не для слабонервных. Даже Никитин закончил танцы и примчался в ограждение рубки. Здесь ему и досталось.
Как мы Никитина драли, не могу Вам передать. Даже вспомнить приятно. И не в том дело, что по Международным Конвенциям промысел китов запрещен. И не за то, что животное жалко. И даже не за то, что Никитин погибнуть мог в пасти акул, смытый волной за борт. За то драли, что он вовремя не заменил дырявую штатную надувную лодку, единственное плавсредство на борту, на новую, и от всей добычи нам на сувениры не досталось ничего: ни китового мяса, ни уса, ни ракушки с брюха. Вердикт был следующим: ну и мудак, а не якут!
Подобное разочарование я уже испытал, когда на дикий пляж бухты Патрокл, под Владивостоком, заплыла акула. Она была небольшой, метра два с половиной. И если на пляжах всего мира при крике «Акула!» все мчатся из воды, здесь половина пляжа бросилась в воду. Акулу отсекли от выхода в море полукольцом загонщиков, заставили ее выброситься на берег, а потом над ней буквально на секунду сомкнулась толпа. Через мгновение толпа разомкнулась. Вместо акулы на песке чернело пятно крови. За столь короткий срок ее успели ГОЛЫМИ РУКАМИ растерзать на сувениры. Сама виновата, акулы под Владивостоком – редкость. Мне тогда не досталось ничего, кроме кусочка шкуры, я слишком далеко стоял. Он похож на наждак и им очень хорошо полировать дерево или чистить замшу. До сих пор где-то лежит.
Никитин был наказан за жестокое обращение с животными и нарушение техники безопасности. А награжден кличкой «Китоубоец», а не китобой.
Но все равно он был по-настоящему счастлив и вдохновенно врал, забыв, что и мы читали «Моби Дика» :
- Старого знакомого завалил. Я его еще на Севере видел, он чуть наш каяк хвостом не утопил. За мной гонялся. Теперь я его взял, однако.
Наконец-то, по якутским обычаям, Никитин стал настоящим мужчиной.

0
Малков, Сергей Дмитриевич
12.01.2009 06:00:07
RE: МЕЧТА.
Написано хорошо и весело. Только вот наличие китов у берегов Якутии вызывает сомнение...
0
андрей
12.01.2009 11:12:28
RE[2]: МЕЧТА.
Спасибо за отзыв. приятно. Позволю не согласиться насчет китов.
Горбатый кит (горбач). Самый экзотический из семейства полосатиков
Распространен по всему Мировому океану от Арктики до Антарктики, мигрирует в прибрежной зоне в северной части Тихого океана от Чукотского моря до берегов Калифорнии и Мексики, от Аляски и Камчатки до Тайваня.
Гренландский кит. Самый жирный представитель отряда китообразных. Достигает длины 15-18 м (иногда до 21 м), массы 150 т Обитает в арктических водах тремя локальными стадами: у острова Шпицберген в Баренцевом море, у западного побережья Гренландии, на севере Тихого океана в Беринговом, Чукотском, Охотском морях и в море Бофорта. От одного кита получают до 25-30 т жира.
Серый кит. Самый древний из усатых китовОбитает исключительно в водах северной половины Тихого океана. В российских водах встречается вдоль побережья Японского моря, в проливах Лаперуза и Татарском, в районе Курильских островов, Охотском, иногда в Восточно-Сибирском море вдоль кромки паковых льдов. Кроме того, серые киты нередкие гости в прибрежных водах Кореи, Корейском проливе и в районе.
Аж на сердце легче, не врал Никитин, водятся они у берегов Якутии...
0
Малков, Сергей Дмитриевич
12.01.2009 23:18:23
RE[3]: МЕЧТА.
Убедили... Пусть водятся - якутам на радость. Просто в других источниках ничего не нашел о китах в Восточно-Сибирском, вот и усомнился...
0
Андрей
13.01.2009 22:04:45
RE[4]: МЕЧТА.
Сергей, Вы меня в ужас ввели...Думал, Никитин, падло, обманул. Не соврал, саха.А если б по другому? Краснел бы перед Вами...А вообще, самое сильное поощрение писателя- сомнение читателя. А я не соврал! Вы даже не поймете, может,как это классно: не соврать...
Не обижайтесь, Я Вам очень благодарен. И за дотошность, и за внимание, и за прочтение.Все ж, время тратили. Удачи Вам во всех делах, и спасибо. Я весь Интернет прошерстил:водятся, не водятся... А помоху-то по нынешеним временам не достать, даже если соврал...А соврал бы-убил бы, клянусь!
0
Сергей Васильевич
26.01.2009 16:06:45
RE[2]: МЕЧТА.
Киты есть,это точно,сам видел.
0
Сергей Васильевич
26.01.2009 16:11:17
RE[3]: МЕЧТА.
Но якуты не рыболовы и тем более не китобои,наверно имелись ввиду чучки или эскимосы.
0
Данилов, Андрей
26.01.2009 18:29:29
RE[4]: МЕЧТА.
Уважаемый Сергей Васильевич!За нехарактерный вид деятельности звания китобоя не достиг, только китоукбойца, да еще и с эскимосами рыбалил! Впрочем, это травля, байка. Посему v;yj и прибрехать. ?
Страницы: 1  2  3  4  


Главное за неделю