Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    63,75% (51)
Жилищная субсидия
    18,75% (15)
Военная ипотека
    17,50% (14)

Поиск на сайте

...НО ИСТИНА ДОРОЖЕ ( По следам опубликованного ) Часть 6. Окончание

...НО ИСТИНА ДОРОЖЕ ( По следам опубликованного ) Часть 6. Окончание

Думаю, достаточно фантазерских измышлений, слухов и баек про этот нелегкий дальний поход человека, который там не был. Жизненные ситуации в рамки инструкций и предписаний не вместить. В походе всякое бывает. Жаль, что автор делает вид, что он этого не знает. Но и в этом конкретном случае командир лодки С-95 Боровков С.Н. категорически заявляет : « У Четверикова Б.Г. с ноздрями все было в порядке « . Это домыслы . Зачем ?

ЛОДКА вернулась к родному причалу. Вернулись ЖИВЫМИ все участники похода. И ЭТО ГЛАВНОЕ !

Но автор не останавливается. Его просто «тянет « еще и еще громоздить нелепости о походе, рассказывать о своем отношении к замполиту лодки С-95 В.П.Овсяникову А еще более плохо о тех, с кем довелось служить на подводных лодках.

Виктора Павловича, нет в живых. И приводя размышления автора книги, его оценки еще раз, прошу прощения у его жены, детей, внуков .

Делаю это, чтобы показать примитив и заношенность слов, терминов, фраз, которыми пользуется автор, его низкий уровень политической зрелости на том этапе жизни, его поразительную »не любовь « к человеку, которого по сути дела хорошо не знал, и который ответить ему уже не сможет , так же как Волков Б.А.
Из книги В.Л ВИКТОРОВА :
«… Замполит Овсяников за свои делишки ( ??? ) не понес никакого наказания., хотя его вина за случившееся намного весомее ( ??? ) по сравнению с командиром и начальником штаба бригады. Эта блеклая, совершенно бесцветная личность, оказала свое убийственное ( ??? ) влияние на исход похода. Несгибаемая воля офицера – политработника ( ??? ), его политическая демагогия с угрозами в период подготовки к автономке, привели к тому, что поход технически неисправной лодки, вопреки здравому смыслу, стал возможен. Та же несокрушимая воля Овсяникова послужила причиной проведения партийного собрания в самый неподходящий момент. В результате грозный начальник штаба, этот хамло и матершиник, дрогнул под напором "«железных» доводов политработника. И согласился на проведение собрания . Интересно, чем так напугал его замполит. Наверное, в памяти начальника штаба свежи были воспоминания о недавних временах, овеянных не только славой побед, но и ужасами репрессий ( ??? )

Если бы лодке удалось вырваться из района учений английских ВМС, это могло стать одной из самых ярких страниц в послевоенной истории морского флота ( ??? ). Но история, как известно, не знает сослагательного наклонения, о том, что приключилось с подводной лодкой С-295 ( С-95 ), мы уже знаем …. «

Да. Намного было бы легче на душе, если бы автор, Виталий Львович Викторов закончил бы « свои железные доводы « и домыслы в этой главе о том, каким был замполит В.П Овсяников. Но он не пожалел «красок« еще на двух страницах разрисовать его и всех политработников того времени в придачу.

…» Замполиты во всем обладали хорошим аппетитом. Мимо рта ложку не проносили. По части рвения в службе политработников наблюдалось немало слабых мест, да и по части морального облика не многих можно было поставить в пример. Некоторые из замполитов не во что святое давно не верили и были ужасными циниками. Вести кого-то в бой или закрывать своим телом вражеские амбразуры ( ??? – а где на подводных лодках амбразуры ? ) представители этого племени были не готовы. Идти на какие-то жертвы, оставляя недоеденным кусок своего пирога, это было не в их силе, противоречило их жизненному кредо. Измельчала порода ….»

А ДАЛЕЕ еще похлеще :
… « Говорят, что Овсяников не курил, не выпивал, был хорошим семьянином, но несмотря на эти добродетели, он бесспорно ( ??? ). должен быть причислен к разряду страшных, зловещих фигур той эпохи « ( ??? )

А кто дал право СУДИТЬ, а тем более ставить клеймо ? Есть же границы элементарной порядочности, наконец, человечности, тем более врача по профессии …Может и не стоило об этом говорить, если бы при этом не зашкаливали самолюбование и патетика, если бы « не заносило давать убийственную детализацию всех добродетелей и пороков…» ( фраза из книги автора ) , что вызывает неизменные негативные эмоции.

Из КОММЕНТАРИЯ командира капитана 2 ранга Боровкова Сергея Николаевича, который участвовал в дальнем походе на подводной лодке С-95 :

«… Разглагольствования автора о политработниках, как никчемных и даже вредных специалистах – ПОЛНАЯ ЧУШЬ. Люди различных специальностей бывают разные ? Как хорошие, так и не очень. Огульно всех включать в ту или иную категорию, в лучшем случае, НЕХОРОШО «.
Это мягкая, интеллигентная фраза для вас , Виталий Львович, вряд ли сгодится , к сожалению, в вашем арсенале для тех, к кому вы питали особую не любовь одна краска – черная.

Хотя, ради истины, хочу привести дифирамб человеку, где не были указаны недостатки и пороки. Это о Боровкове Сергее Николаевиче.
В.Л ВИКТОРОВ: « Я встречался с офицерами и мичманами подводной лодки С-295 (С-95 ), которые были участниками того памятного похода. Прекрасное впечатление произвел на меня командир капитан 2 ранга Боровков Сергей Николаевич, которого с полным правом можно назвать истинным интеллигентом, человеком высокой культуры. Все, кто хотя бы раз имели счастье с ним встретиться с этим человеком неизменно попадали под его обаяние Эрудиция острый природный ум, добросердечность, порядочность – всеми этими качествами был сполна наделен Сергей Николаевич.»

Все верно. Только не могу согласиться со словом «был». ОН ЕСТЬ. Живы и Целищев, Четвериков, Кулаков и другие офицеры лодки С-95. А Сергею Николаевичу Боровкову , капитану 2 ранга в отставке 82 года , живет в Кронштадте, общается со служивцами, встречается с ними, помогает тем, кому уже труднее сейчас, чем ему. Это по их просьбе, и членов экипажа С-95, он написал комментарий к главе книги об «автономке» подводной лодки в 1968 году, и сделал это тактично, интеллигентно, с чувством собственного достоинства, защищая честь , даже не столько свою , сколько экипажа, о котором не сказано ни одного доброго слова в книге, при этом ни на капельку, не снимая с себя ответственности за все происшедшее . Как и положено настоящему офицеру подводнику, который ИМЕЕТ ЧЕСТЬ.

Упомянув о наложенном взыскании на командира лодки после похода, автор не сказал о том, что спустя год взыскание было снято . В приказе отмечались успехи в боевой и политической подготовке, выполнение задач ,поставленных перед подводной лодкой ( в новом дальнем походе, с другим экипажем ), и умелое воспитание личного состава.

Вот такая книга. И такие впечатления от прочитанного и написанного человеком, который как бы «побыл « рядом с флотом … И это не домыслы. Автор САМ ТАК ощущал себя в новой для него обстановке. И говорит об этом неоднократно то ли ПО ПРОСТОТЕ душевной, то ли присущей ему открытости, а может….

В.Л.ВИКТОРОВ :
,,,» Оценив все достоинства и недостатки Балтийского моря ( это на военных сборах во время учебы в медицинском институте ) я категорически и негативно воспринял военную службу. Ноги моей там больше не будет, - сказал я по прибытию домой с корабельных сборов. Думал ли я в тот момент, что уже через год буду офицером флота. Конечно же нет. О военной карьере я никогда не мечтал. При распределении по окончанию институту мне « выпала честь « - послужить 3 года на флоте ….»
…» Каждый член экипажа, разумеется, индивидуальность. В которой сосредоточены в той или иной мере, как достоинства , так и недостатки. Я ,молодой ,неопытный врач, волею судьбы оказавшейся среди подводников адаптируюсь к новым непривычным для меня условиям…Мое появление на лодке С-166 носит временный характер. По окончании зимовки я вновь уйду на свой ремонтирующийся корабль где будет гораздо прозаичнее и монотонее. Мой нынешний ГОСТЕВОЙ СТАТУС мне более приятен и хочется, чтобы это комфортное состояние длилось как можно дольше…
…» Понял я также еще одну деталь, что офицерские кадры в ходе своей службы, тасуются , как карты в колоде, служебные перемещения с корабля на корабль обычное явление. Наверное, и мне не избежать этой участи. А ВПРОЧЕМ, что я так волнуюсь об этом, служить то мне уже два года с половиной осталось, авось, как-нибудь ДОТЕРПЛЮ, ведь полгода службы, уже позади…»
« .. .Мысли о Таллине навевают тоску в моем сердце, я не страшусь трудностей, но мысль о том, что придется служить ПО - НАСТОЯЩЕМУ, отдавать честь, разговаривать непривычным языком ( « здравия желаю «…»так точно»… «никак нет» ) и другие выражения комом застревают в моем горле, иметь внешний безукоризненный ( уставной ) вид вызывает вполне реальное опасение. Конечно, за пять месяцев своей командировки я оморячился, но военным человеком еще не стал. Либерализм и снисходительность по отношению ко мне Балабанова, были легко объяснимы, ведь я был гостем на его корабле. С Олегом Викторовичем служба будет проходить по-другому, потому что не гость я у него, а непосредственный подчиненный – почувствуйте, разницу товарищ лейтенант – здесь вам – не тут. И все же не стоит раскисать, при ЖЕЛАНИИ всего можно достичь …»

Я не смогла прочитать быстро, с интересом и любопытством эту книгу. Много раз откладывала , набиралась « спокойствия « для души и принималась снова. Но от такого количества плохого, утрированного, с обидными прозвищами, подчеркиванием физических особенностей, и изъянов внешнего вида, каких-то скверных привычек и многого другого у людей, с которыми и меня свела судьба в эти же годы, на душе становилось опять плохо. И не только, ведь о самой службе и людях. О неустроенности быта ( хотя условия жизни в Палдиски были не самые худшие ), о непременно скандальной семейной жизни сослуживцев… словом, глазу, эмоциям было негде отдохнуть.

Автор в предисловии уверенно заявляет : « произведение будет интересно кругу читателей, даже тех, кто не имеет отношения к военно-морскому флоту «. Очень сомневаюсь… Если « офицерам экипажа, отводилась роль животных для убоя « ( так в одном месте книги уже о другом экипаже ), то и меня, гражданского человека, автор лишил душевного равновесия и спокойствия . Каюсь… с трудом смогла дойти до последних страниц воспоминаний врача дизельной лодки , хотя это было просто необходимо.

Мне хотелось понять , что же заставило Виталия Львовича , придя на службу в 1969 году, написать (так грязно, пользуясь слухами, байками, и своими домыслами ) о дальнем походе подводной лодки С-95 в октябре-ноябре 1968 года. Тем более в начале книги было заявлено , что его «движут не амбиции исстрадавшегося по славе « маленького человека», а желание отразить на бумаге все, что до сих пор волнует, заставляет сердце учащенно биться, что спрятано в глубинах памяти и рвется наружу с неукротимой силой….» Сознательно ли ИМ указана лодка С-295 ( а не С-95 ), неверно указаны сроки дальнего похода, отчество начальника штаба. Если « не амбиции маленького человека», если не для пиара, то что двигало ?

« Свою будущую книгу я посвящаю моим друзьям-товарищам по « прочному корпусу «, - пишет автор.- Многие фамилии я намеренно изменил, дабы не сердились на меня мои сослуживцы за НЕЧАЯННО оброненное слово. Но если кто-то узнает себя под псевдонимом и испытает чувство обиды….»
Стоп ! Названы настоящие фамилии Боровков, Овсяников, Целищев…Балабанов, Струц…Жильцов, Бутузов, Волков, Портнов, Линда, …. ( перечислила только некоторых из тех, которые есть и в моей памяти ), и только одна фамилия командира подводной лодки под первой буквой, который ,якобы , смеялся, когда матрос закрашивал слова « отличный корабль», того самого, лишенного этого звания по вине злоупотребления командиром выпивкой, и втягивания в пьянку многих других членов экипажа ( так в книге )

Теперь уже все остается на совести автора. Только лодка С-295 была в составе Северного Флота. Служила до 1990 года. Судя по ее «послужному списку « очень достойно .И, наверняка, живы очень и очень многие офицеры , мичманы, матросы того экипажа. Могут, ведь, и ПРИЗВАТЬ К ОТВЕТУ. А потомки «зловещих фигур « , « жопочесов « ( извините, но так у автора ) , беспробудных пьяниц, « гусаров» и прочих, о которых пишет автор… тут уж, наверно, пахнет СУДОМ ЧЕСТИ ? А просто людская негативная молва – ведь она может накрыть с головой ?
….» С точки зрения нынешних « несостоявшихся людей « мое эссе покажется исповедью неудачника, примером того, как не надо жить. Ну и пусть они так считают …» ( так написано в самом начале книги ). Значит, автор предполагал возможную реакцию, но сознательно шел к этому ? Зачем ? У меня остаются эти вопросы.
«… Из всех врачебных специальностей я отдавал предпочтение специальности акушера-гинеколога…», пишет он в своей биографии.
По мне – так лучше бы Вы стали врачом – гинекологом. Уверена, были бы лучшим и самым уважаемым. Зря судьба ваша сделала « зигзаг « в сторону флота. Да и с «духовным НАСЛЕДСТВОМ» не очень все получилось, по моему мнению. Наверно, не надо было бумагу « марать « и при этом ПАМЯТЬ свою и чужую. Рассказывали бы все это в приватных разговорах. А то ведь не наследство оставили, а наследили…
Хорошо, если зрелый человек, умудренный жизненным опытом, отдавшей службе много лет и считавший до сих пор, что это лучшие годы молодости будет читать вашу книгу. Он то разберется, что к чему. А если ее возьмет в руки парнишка, мечтавшей о море и службе на больших кораблях , субмаринах…?
Из книги В.Л ВИКТОРОВА :
…. « Как ни было трудно, говорил я себе, - рано или поздно весь этот кошмар закончится, еще немного терпения и желанный час свободы настанет «

Мое терпение, извините, закончилось. И желанный час свободы настал…

Только вот думаю все же : есть люди, которые оставляют незримый след в истории флота, во времени, в сердцах и душах людей своей индивидуальностью, характером, делами, мыслями , поступками. О них слагают стихи, пишут песни, и книги, берегут их имена в памяти… А есть люди , которым косо смотрят вслед…
А еще, хорошо бы таким людям помнить: « упасть в грязь легко – отмыться трудно «.

Светлана Королева ( г. Пермь )


Главное за неделю