Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    63,41% (52)
Жилищная субсидия
    19,51% (16)
Военная ипотека
    17,07% (14)

Поиск на сайте

РАЗГОВОР С МОРЕМ...

РАЗГОВОР С МОРЕМ...

Среди подарков и сувениров от моряков, которые я бережно храню, есть большая морская раковина. Ее подарила семья Саши Щекина, когда мы были у них, в гостях, в Риге.
И бывают такие минуты (все чаще и чаще ), когда я достаю ее из шкафа и прикладываю к уху, чтобы услышать шепот моря, шелест набегающих волн…



Знаю, море любишь ты… Я тоже,
Могу тебе секрет открыть :
Хочешь, расскажу, как можно ,
Очень просто с морем говорить…
«Здравствуй, море ! »,- я скажу чуть слышно.
И… ракушку к уху приложу,
И услышу вновь, что море дышит,
И ему я все на свете расскажу.





Я хочу тебя увидеть море,
И потрогать теплую волну…
А оно мне отвечает: «Вскоре…»
И шумит, зовет на глубину…
Море, мне здесь без тебя так плохо…
Этот город серых птичьих стай
Мне приносит только шум и грохот,
А оно мне шепчет ; « Приезжай!»…
Мне на плечи давит воздух пресный,
Где же ты, соленый мой прибой ?
Море, мне ужасно интересно,
Там, в ракушке, слышен голос мой ?

Море, я хочу сегодня поговорить с тобой. Последние годы память все чаще возвращает меня в прошлое, в мою молодость, когда время было спрессовано до минут, когда жила, словно, на разрыв, и была счастлива. Все удавалось, получалось, одолевалось и сама судьба дарила такие необыкновенные встречи, такие яркие мгновения, которые прочно поселились в памяти. И сейчас это прошлое догнало меня и стало немного моим настоящим.






Море, я не знаю, почему я сейчас все больше и больше скучаю по тебе. Может от того, что ты зовешь, а я уже не могу приехать?

Странно, ведь я не рождена у моря, выросла и научилась плавать на небольшой речушке под названием Пышма. В половодье – она заливала все луга по правому берегу и казалась тогда необыкновенно широкой. Летом же ее можно было переплыть без отдыха туда и обратно. Особой отвагой среди нас, ребятни, было прыгнуть в реку с автодорожного моста, между ледоколами, где было наиболее глубоко. На спор не раз и я это делала…( хотя и понимала, что небезопасно ).

Нет, ни с маленькой этой речушки зародилась любовь к тебе... Скорее всего со стихов, которые действительно люблю с детства : Лермонтова – «Белеет парус одинокий в туманном море голубом… «, «Песне о Буревестнике « Горького: « Над седой равниной моря ветер тучи разгоняет…», стихов Байрона ? « Тебя любил я, море ! В час покоя уплыть в простор, где дышит грудь вольней. Рассечь руками шумный вал прибоя – моей отрадой было с юных дней «…. Что-то завораживающее, манящее было в этих строках… А у Тютчева : « На бесконечном, на вольном просторе блеск и движение, грохот и гром. Тусклым сияньем облитое море, как хорошо ты в безлюдье ночном …»
Наверно, уже тогда зарождалась мечта : непременно увидеть все это своими глазами.

На выпускном вечере в школе я была в белом платье, которое мне сшила мама, с воротником , как гюйс , белым, отделанным синим кантом. Косы ниже пояса и голубоватые банты… Может, это платье с воротником, как гюйс, было точкой отправления на встречу с тобой? Ведь у меня есть настоящий гюйс, а на нем врученные « за службу и верность « значки, которые есть и у моряков.

Нет, скорее всего - это судьба. Знак свыше. Ведь родилась я под покровительством планеты Нептун. И по знаку Зодиака – Рыба. Значит, две любви были предназначены : к Земле, и Воде?

Позже, повзрослев, «замирала» у картин Айвазовского. Тогда и открыла для себя , какое ты, море, разное: изумрудно-зеленое, сине-голубое, серо-черное с лунными дорожками, озаренное лучами восходящего солнца.., но неизменно непредсказуемое, чарующее красотой и бунтарским характером. Так росло и заполняло меня неотступное желание повстречаться с тобой не у картин, в музеях.

И я увидела тебя, МОРЕ. В Ялте. Теплое. Бескрайнее. С белыми барашками набегающих волн. Замерев от восхищения, тихонько сказала тогда : « Здравствуй ! Так вот ты, какое ? Черное море ! И совсем не черное, ты же сине-зеленое… « Но через несколько дней отпуска море показало нрав.

Уезжая, поняла тогда, что никогда уже не буду равнодушной к нему. И оно стало манить и звать. И мы приезжали семьей к морю – Черному.

И снова подарок судьбы. Жизненные дороги привели меня - только уже к другому морю - Балтийскому.

Первая же наша встреча подарило открытие: у каждого из морей свой характер. Даже штормят по разному..

В сентябре 1968 года ты было для нас каким-то свинцово-серым ( может от непогоды и моросящих дождей ? ) . А потом показало, кто сильнее : ворчало, рычало, гремело … с яростью накатывая свои многометровые волны на все препятствия и разбиваясь на тысячи брызг… Вызывая у нас, уральцев, не видевших ничего подобного, страх, желание ,куда-нибудь забиться в самый дальний уголок плавбазы «Смольный», где мы находились вместе с моряками экипажа подшефной подводной лодки С-95, по приглашению на празднование 15-летия корабля.

А знаешь, море, именно в те памятные дни мы, с Женей Шикальским и Славой Качур, вылили целую фляжку пресной пермской воды . Задумали породнить тебя и наше «Камское» ( так мы называем наше водохранилище у Камской ГЭС). Почему были выбраны эти двое из экипажа? Они чаще всех писали письма. А Женя Шикальский написал однажды, что после службы приедет жить и работать в Пермь. Его даже демобилизовали чуть раньше. Приехал. Жил у нас неделю, хотя ему выделили комнату в общежитии. Устроили лично для него экскурсию на завод, чтобы мог сам определиться, где работать. Сообща одели во все гражданское, ему этого очень хотелось (моряк-балтиец – это «штучное явление « в нашем городе и десятки взглядов ежедневно… ). Мы не торопили его с выбором , но всполошились родные и стали настойчиво звать его домой Решил съездить, сказав, что непременно вернется. С тех пор, даже не было писем… Ребята из экипажа и командир извинялись за него , но мы не были в обиде – дело-то житейское, хотя осадок остался. Не от того, что уехал навсегда…

Я позже улыбалась, когда моряки, побывавшие уже в «автономках», говорили, что вода Балтийского моря не такая соленая, как в других. Может, это и мы «помогли» сделать ее такой ( шучу, конечно ). У Балтийского так с самого рождения, от истоков.

Пришло и понимание : ты, море, – это вечное противоборство человека и стихии : « вечно в движении, вечно волна ( шумны просторы морские ) лишь человеку покорна она – сила суровой стихии « ( эти строки написаны о тебе поэтом Н.Рубцовым ). Поняла и другое - « и быть беспечным, просто невозможно …». . Мы тогда крепко « обнялись», в шторм : мои судорожно вцепившиеся руки , и ограждения палубы «Смольного «. Пришлось морякам отдирать, а мне пересиливать страх и неловкость: предупреждали же – не выходить из каюты… Журналистская привычка сработала – самой увидеть непременно…

Но это мгновенье запомнилось. Ты ведь знаешь, что наша жизнь складывается не только из вздохов и выдохов, а из множества всяких мгновений - счастливых, тревожных, волнительных, которые память хранит долго. Вот и это тоже.

И вообще, встречи с тобой на Рижском взморье, с экипажем подводной лодки С-95 как-то ярче запомнились, чем другие. Может быть от того, что в Палдиски , куда мы приезжали на встречу с подшефными, больше было официальных мероприятий, и все мои поездки к морякам были зимой. Так и не видела города Палдиски в летнем убранстве, а тебя море - не покрытым шугой и снегом.

Заговорила о штормах… и вспомнила стихи Булата Окуджавы: « Море существует для чего ? Море существует для того, чтобы нам глядеть - не наглядеться на красоты вечные его. Для чего же надобно ему штормы посылать на нас во тьму ? Чтобы мы узнали хорошенько: что, почем, зачем и почему ? «

Конечно, что, почем, зачем и почему очень хорошо знают моряки. А я с глубоким интересом читаю, когда они рассказывают об этом. Даже сейчас, когда «отыграны почти все таймы жизни «
Возможно, первую скрипку в этом играет чувство сопричастности и понимания того, о чем стремятся поведать.

Ты , ведь, закаляешь характеры всех, кто связан с тобой, проверяешь на прочность ( перед тобою все равны : и адмирал, и капитан, и матрос …), делаешь сильными и упрямыми ( «море меня научило, грозные бури встречать « - пели мы когда-то, хотя это тоже для моряков ).

Может не только в рассветы и закаты над тобой, а вот в такое - ласковое, тихое, яростное, штормящее… и влюбляются настоящие моряки, и тоже скучают по тебе… и пишут про это стихи: « Эх, ты, море, мое штормовое, как увижу я волны вокруг. В сердце что-то проснется такое, что словами не выразишь вдруг «… Вот, и мне не выразить. Только точно знаю , что проходят десятки лет , а многие моряки, как талисман берегут то, что связано со службой на флоте, а иметь настоящий Военно-Морской Флаг – это мечта очень многих.

И говорят доверительно, что « с той поры у моря я в плену», то есть, случись время повернуть вспять, снова бы выбрали службу на флоте, и даже поют об этом в песнях : « Это море нас вовсю качало, это море часто было злым… Если б все начать сначала, мы бы снова жизнь связали с ним « .

Я даже знаю по фамилиям, кто из моряков подводников С-95 и атомной субмарины К-27, в День Военно-Морского Флота или на встречах с друзьями, поднимают по-прежнему сине-белый флаг. И так же торжественно, вытянувшись, стоят в строю , пока он ползет по флагштоку. . Да, что говорить : если годы службы вписаны в сердце, как возраст в паспорт. И душа не уходит в запас..




Знаешь, море, я по телефону поздравляла командира лодки С-95 , капитана 2 ранга в отставке Сергея Николаевича Боровкова с Днем Балтийского Флота, а он засмеялся и говорит : « Так меня надо поздравлять с праздниками всех Флотов. Начинал я на Черноморском, затем - Тихоокеанский, потом Северный, а заканчивал службу – на Балтийском «. И подобное могут сказать многие офицеры. СЛУЖБА такая! Куда прикажут, туда и «захочу « , и… немеркнущая память о сослуживцах, походах, службе, встречах, разлуках, бесконечной перемене мест жительства, вечной нехватке времени отдохнуть и побыть с семьей, детьми… Могут рассказывать об этом часами. И знаешь, как интересно, волнующе слышать это.

Море, а я могу рассказать тебе, кто в праздники неизменно «достав из шкафа старую тельняшку напялив , на объемистый живот … пьют с душою нараспашку за тех, кто в море, за Российский флот «. И это от той большой любви, которая живет в их сердцах. И непременно в тельняшках. У меня есть фото, подтверждающее этот факт.

«Вот потому и признаюсь я , критерий флотский наш таков: матросом был и остаюсь я на веки вечные веков « ( Петр Прудников ) . Вот так звучит признание верности флоту, тебе, море, бывалых моряков. Весомо, четко, как припечатано: на веки вечные !

Читая воспоминания, не перестаю удивляться , столько испытаний выпадает в дальних походах, столько раз ты, море, посылаешь бури, шторма, выматываешь нередко до предела, а люди находят силы, чтобы выйти победителями. Может от того, что плечо к плечу, спина к спине… И постоянная готовность к действиям « по сигналу « , которая должна быть одинаковой : и в первый день плавания, и в сотый, и в трехсотый… А может от того становятся сильными, жертвуя здоровьем, даже жизнями, потому что знают, что победят так все, погибнут тоже все, и живут по принципу : кто, если не я ! Ради жизни ! Ради всех тех, кто любит их и ждет на берегу, молясь в тиши ночей, чтобы они вернулись. Но проникновеннее об этом и другом могут тебе рассказать только те, кто это пережил: «… хочешь расскажу, как ждет их МОРЕ – задержавшиеся корабли. Застывая волнами в дозоре, как и я ,молясь, чтобы пришли …»

Это стихи женщины, жены моряка, стоящей на берегу…она с тобой, море, делило это ожидание и видело, что ты тоже ждешь, застывая волнами в дозоре… Да, разве она одна, это доля всех жен-моряков.

А знаешь, есть удивительный памятник Я его увидела на блоге моряка подводника атомной субмарины К-27 В.Н.Мазуренко. Еще тогда что-то вздрогнуло внутри от увиденного и поселилось там , в глубине души.. Теперь это фото в моем альбоме на рабочем столе Я останавливаю взгляд и сердце, как и в первый раз щемит от чего то, что и словами не рассказать.






Ты посмотри: открытая дверь, тоненькая фигура женщины замерла у порога, вглядываясь вдаль… И такая тревога, тоска в этом ожидании. И надежда… За ее плечами чуть видимые паруса… Так и хочется прошептать в эти минуты : « надо верить, надо ждать, думать только о хорошем …» И чайка в полете, как вера, что она донесет до любимых все, чем наполнено сердце женщины в эти минуты…

Каждая пройденная миля, отдаляет корабль от точки старта – земли. Но каждая приближает корабль к конечной точке плавания – к земле, к причалу, где всегда ждут …

Я ОЧЕНЬ хочу, море, чтобы ты всегда возвращало корабли к родному дому, к любимым, к детям… Ты же знаешь, какая невыносимая, не проходящая боль не покидает, тысячи сердец, когда ты не отпускаешь со дна морского корабли. « России великой несчастье на дне затаилось морском…» - это о подводной лодке « Курск». А сколько таких « несчастий « в скорбном списке не вернувшихся или затопленных, после аварий. Сколько выплаканных женских и не пролившихся, а застрявших в горле мужчин слез, сколько ребятишек, выросло без отцов? А сколько не родилось, потому что ты забрало жизни молодых ребят, так и «не хлебнувших» семейной жизни… « Море – привкус горьких слез»… честно сказано кем-то из моряков, а может и жен, невест, подруг ?

Не хотелось много сейчас о грустном говорить, хотя , честно признаюсь, душа загрустила.

Я прочитаю тебе сейчас стихи пермского поэта Юрия Глушкова: « Моя судьба причастна к поездам, В дороге все мы юны и беспечны. А кто в пути, тот знает сам: мгновенны встречи, а разлуки – вечны. У расстояния не отнять тоски, но сквозь года, сквозь памяти излуки, мы вспоминаем ВСТРЕЧИ – не разлуки «.

Как это верно. И я вспоминаю встречи . Только последние годы они все реже, а я все чаще и чаще достаю альбомы и раскладываю старые фото, как пасьянс перед собой . Вглядываюсь в лица моряков экипажа С-95. На обороте некоторых есть надписи: « на память главшефе» . Такими они остались в моей памяти. Что самое удивительное, я всех помню по фамилиям и именам. И сколько бы раз этого не делала, какая-то тоска подступает к горлу… Может от того, что многих из тех, кто на фото, уже нет с нами.






.
На снимке : верхний ряд ( слева направо ) : Миша Мадос, Саша Щекин, Александр Николаевич Корзун, Володя Шакула, Саша Гостин, Виталий Гаврин, Василий Алексеевич Павлов ( боцман ), Николай Жаров.
Второй ряд: Федор Манелов, Игорь Борзосеков, Коля Пивоваров, Иван Михайлович Чумель, Сергей Николаевич Боровков ( командир), Коля Евсюков, Виталий Потапенко, Евгений Курочкин, Анатолий Махортов, Мухамадиев. 1971 год. Палдиски.

Это моя любимая фотография. Здесь только часть экипажа перед консервацией нашей С-95. ОНИ еще все вместе ! Понимаешь, все вместе !

Я написала о шефстве над подводной лодкой С-95, нашей дружбе с моряками. Основное, самое главное. Хотелось рассказать, какой это был экипаж! Но в памяти всплывают и всплывают постоянно еще какие-то эпизоды, смешные, трогательные, серьезные. Считаю их личными. Хотя, как посмотреть… они тоже характерны для моряков экипажа С-95, как в песне « тебе - половина, и мне – половина «.

Знаешь, море, я благодарна судьбе, что вошла в число тех, кому предоставлена возможность писать свои посты на таком известном портале. Рассказывала о нашей дружбе с моряками, помещала фотографии еще и с единственной целью, а вдруг откликнуться те из ребят, которые «разлетелись « по разным параллелям и … напишут, как сложилась их жизнь. Не мне, так командиру, сослуживцам, с которыми не оборвались канаты нашей дружбы .
Мы , чем старше, и чем больше лет нашим семейным связям, тем становимся роднее, и уже не можем жить друг без друга, без тех, согретых теплом сердца, слов, которые говорим в письмах. Без новостей, пусть обычных, однодневных, семейных, бытовых. Без маленьких радостей, которыми непременно делимся, без фотографий. Раньше «распухали» от них семейные альбомы, а теперь электронные папки на рабочих столах компьютеров.

Но много новых встреч не получилось. Откликнулись моряки других подводных лодок бригады и написали свои комментарии на публикации по книге Викторова . Я им очень признательна. Переписываются , встречаются по «скайпу» с Евгением Николаевичем Курочкиным, старшиной 1 статьи в запасе сослуживцы по учебному отряду и ребята С-95., но тоже не так часто, как хотелось бы. Это понятно. У каждого своя жизнь, свой сложившийся круг общения, свой мир.

Но у меня появились новые друзья. Это те, кого я встретила здесь, на портале, те, кто читают мои публикации. Тоже очень дорожу их вниманием. А вспоминая ромашки… которые мне «подарили» в комментариях , что-то этакое непременно теплое, радостное неизменно появляется где-то внутри .

Память хранит все встречи, но особенно они дороги именно сейчас, когда они не так уж часты. Когда говорить – не наговориться, когда вместе, когда душевно и понимаешь недоговоренное по глазам, улыбке, интонации… Сергей Николаевич Боровков ( командир подшефной С-95 ) первый раз приехал в Пермь через 38 лет нашей дружбы. Я же навестила семью Боровковых в Кронштадте немного раньше ( не говорю уже о Риге, Палдиски, Таллинне ).

А знаешь, море, как дорожат встречами с командиром наши ребята. Евгений Курочкин побывал с семьей у него в гостях в 2011 году.
Потом, когда разыскал Сашу Щекина, то они все вместе приехали на день рождения командира в октябре 2012 года.





На фото : Семья Щекиных – Ирена и Саша, С.Н.Боровков ( третий слева ) и Е.Н. Курочкин

А теперь уже без звонков, встреч и жить не могут. Это так здорово! И знаешь, словно «заразили» этими встречами командира. За эти 2-3 года, он побывал еще раз у нас в Перми, в Приволжске у Курочкиных, в Юрьевце ( на своей родине ), съездил на юбилей училища в Севастополь, а недавно в Таллин…



На фото: С.Н. Боровков в Приволжске ( проездом в Юрьевец, свою малую родину)

Мы не устаем радоваться его жизнелюбию, непоседливости, готовности помочь всем тем, кому еще в этой жизни труднее, чем ему, сослуживцам, женам тех, кого уже нет на земле, как говорят и в горе, и в радости. Столько отзывчивости, тепла, понимания, мудрости, взвешенности вмещает его сердце, что только и остается молиться, чтобы оно было « на службе» еще много, много лет.

И самое главное, почему именно сегодня мне захотелось поговорить с тобой, море.
Через три дня праздник– День Военно-Морского Флота. Он необыкновенный, даже в том, что «плавающий» - последние воскресенье июля, а оно выпадает на самые разные дни.

Всенародно любимый ! Его отмечают и на воде, и на суше, все те, кто влюблены в тебя, море, и флот, все, кто уже в запасе, все, кто не перестает гордиться историей флота и верит в его могущество и славу. Это праздник и жен моряков, матерей , детей и внуков.

А как красиво, торжественно, ярко отмечают его моряки, ты хорошо знаешь это. Ведь празднуют твои воды вместе с ними. И я что-то не слышала , что в такой день ты, вдруг, становишься сердитым. А впрочем, моряков этим не напугаешь.

Вот и мы в семье будем отмечать его 45-й раз. Юбилей ! Когда то мы собирались на Елькина шумными компаниями, приходили все , кто побывал когда - то на Балтике, на подшефных лодках, моя семья.

Журналистским коллективом выпускали домашнюю стенгазету, где были фотографии о наших поездках, из семейной жизни ребят , детские, кусочки писем, стихи… Каждый приносил с собой что-то к столу « на морскую тему « ( чаще всего сушеную рыбу или приготовленное рыбное блюдо ), но обязательным на столе вместо конфет к чаю были маленькие шоколадки, похожие на те, что вручили тогда наши подшефные, вернувшиеся из «автономки».
Было шумно, весело, и…много песен. Морские. По заявкам - любимые. А в конце специально для меня : « на дальней станции сойду… трава по пояс, зайду в траву, как в море босиком…» Как-то я рассказала, что в последнюю свою поездку на Балтику, только и удалось пройтись босиком по краешку набегавших на песок волн…Не хватало тогда времени на такую долгожданную встречу с тобой, море, посидеть, послушать тебя, мысленно рассказать все, что произошло, да просто надышаться необычайно чистым, вкусным воздухом с неповторимым запахом… на всю такую длинную городскую жизнь в промышленном миллионном городе. Я еще не знала тогда, что это была последняя наша встреча с тобой. Я бы и сейчас …в море босиком…

Многое в прошлом и вспоминается теперь с «легкой грустью о былом «. Остается неизменным: в этот праздничный день обязательно придут поздравления со словами : поздравляем дорогую главшефу… Я услышу родные голоса по телефону, «скайпу». Обменяемся теплом и нежностью, пожеланиями.

И накроем дома стол. Неважно, что будет в бокалах ( уже по возможностям организма и возраста ), но непременно прозвучат все тосты . А потом по традиции тихонечко , душевно зазвучит наша любимая: «лодка диким давлением сжата….». … Ее запевает муж , а подхватывают все остальные.
Знаешь, море, сколько бы раз это не повторялось, а мой голос вздрагивает на строчке: « Не прошу за разлуку прощения…». Не могу сказать почему, наверно, вкладываю в нее что-то свое, личное…. Возможно, от избытка чувств и не сбывшихся встреч.




Море, я хочу поздравить ВСЕХ МОРЯКОВ с праздником – Днем Военно-морского Флота. Скажешь рановато? Считай, что это они пропустили вперед женщину, из-за присущей им галантности и уважения.
А если серьезно, верю, что в праздничный день будет немало поздравлений на портале и пожеланий - таких, как принято у моряков. Это ведь их ПРАЗДНИК. А я только лишь, краешком судьбы, связанная с морем и моряками. Но пожелания мои от чистого сердца:

чтобы те, кто на службе, в море, всегда возвращались к родному дому, где их обнимут теплые руки, где будут светиться радостью и гордостью глаза их детей. Тем, кто в « запасном строю « - допеть, доделать , завершить все, что задумано. И чтобы хватило для этого душевного тепла и физических сил. И мыслей в полете. И крыльев… Так хочется, чтобы все жили со счастьем внутри, ведь звезды небосклона помогают счастливым. Непременно всем верных друзей рядом. И долгой жизни. А как «продлить быстротечную жизнь ? Только любя… только любя …»





Знаешь, МОРЕ, я скучаю по тебе. Я очень скучаю по тебе.

Ты у меня на картинках, в папках на рабочем столе, в песнях, стихах…на видеокассетах, я слышу, как ты « разговариваешь « с о скалами, валунами, с каким яростью натыкаешься на препятствия, слышу и шепот твоих набегающих на песок волн . У меня есть видеокассеты: саксофон на берегу моря ( музыка Поля Мориа, любимая с юности ), песни моряков и известных исполнителей о морях, океане, кораблях, службе, дружбе, любимых….

Я признаюсь тебе, море, что люблю их слушать. Но сейчас новые времена и… звучат новые песни. Есть среди них и такие, как отражение памяти , мыслей, чувств… На днях, когда мысленно складывала разговор с тобой, услышала песню « О друге« в исполнении Александра Кальянова. И замерла.

Вот послушай, какие там слова :
« Луны отраженье в бокале с вином задержите. И выпейте залпом серебряный призрачный свет. И доброе слово о друге хорошем скажите, и вспомните близких, которых поблизости нет.

Мы вовсе не истину ищем в бокале хрустальном, мы слишком жестоки и холодны трезвым умом, и если от злой суеты, повседневной устали - друзей соберите и всех напоите вином.

А старых друзей с каждым годом становится меньше, одни за кордоном, другие ушли навсегда, одним не везло, а другие прожили успешно, но всех нас, как пулей в бою, выбивают года.

Как редки становятся добрые встречи с друзьями, которые с сердцем к тебе, и с открытой душой. Давайте же клясться на каждом поднятом бокале - любить тех, кто рядом, и помнить о тех, кто ушел «.

Что-то щемит где-то в глубинках сердца от таких искренних, жизненных слов: «но всех, нас, как пулей в бою, выбивают года… как редки становятся встречи с друзьями…»

Знаешь, море, я немного завидую всем, кто живет близко и может видеть, слышать тебя ежедневно. Но ты в моей памяти, моей жизни. Мне так тебя не хватает … Хотя у меня есть большая красивая ракушка.. И если мне совсем становится грустно, я бережно прижимаю ее к уху, чтобы услышать твой голос, твой шепот…


… Море, мне ужасно интересно, а там, в ракушке, слышен голос мой ?


Главное за неделю