Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США Военная ипотека условия Военная юридическая консультация
Какое место на международной арене займет российский ВМФ к окончанию госпрограммы вооружения-2025?
В первой десятке
    72,83% (134)
Первое
    9,24% (17)
Третье
    9,24% (17)
Второе
    8,70% (16)

Поиск на сайте

ГЛАВШЕФА

  • Облако тегов

  • Архив

    «   Октябрь 2017   »
    Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
                1
    2 3 4 5 6 7 8
    9 10 11 12 13 14 15
    16 17 18 19 20 21 22
    23 24 25 26 27 28 29
    30 31          

ЖДИТЕ ГОСТЕЙ

Каким счастливо-хлопотным, щедрым на встречи, события, сюрпризы оказался весь 1970 год хочу рассказать особо. Именно этот неповторимый год , словно, «зацементировал» наши шефские связи, которые стали не только общественно-личными, но и родственными. Но вначале о предновогоднем сюрпризе .
Почта не переставала доставлять многочисленные письма теперь уже не только в редакцию завода , но и домашний адрес. Я и теперь удивляюсь тому, как успевала: домашние заботы , работа, заочная учеба ( уже четвертый курс факультета журналистики в Свердловском госуниверситете ), поездки, встречи, письма… Если бы не понимающая , и не любящая семья, было бы не справиться. Наш дом на Елькина моряки называли тоже «маяком» , потому что « наши двери были открыты», для них, их семей. Гостеприимство, радушие, домашняя теплая атмосфера, неподдельный интерес и , если нужно, то помощь, хлеб-соль и не только – все это чувствовали на себе все, кто побывал один или много раз у нас в гостях. И эти встречи были не только во время службы, они продолжаются и сейчас, к сожалению, год от года все реже. Все мы уже прожили большую часть жизни, приобрели солидный возраст , а с ним и возрастные, и житейские изменения. Как и положено в судьбе.
ДЕДА МОРОЗА ЗАКАЗЫВАЛИ ?
Декабрь 1969 год. Дней за десяток до нового года приходит извещение на посылку из Риги ( там на судоремонтном заводе в Болдерая находилась наша лодка ). Идем на почту. Вручают большую, сантиметров сорок - пятьдесят коробку. Что же это может быть ? Раскрываем. А там… Дед Мороз, знаете такой, прямо наш , ватный, в белоснежной шубе ( из гофрированной бумаги ) с красным мешком в руке и посохом ! Но ахнула, даже не столько при виде его. В коробке было 42 поздравительные открытки с Новым годом от моряков и офицеров лодки. И среди них не было повторяющихся по изображению. Где столько набрали ? Какую смесь чувств я тогда испытала, даже не опишешь. Недельку пришлось «расшифровывать» некоторые подписи, особо стеснительных, а потом заглядывать в киоски « Союзпечати «, чтобы купить тоже неодинаковых новогодних открыток, чтобы ответить каждому.
Приближается новый год. И мы , как и все минувшие годы, достанем с антресолей эту ,чуть потемневшую от времени, коробку, и НЕПРЕМЕННО поставим под елку «рижского» моряцкого Деда Мороза . Глядя на него, на штурвал-барометр, изящный парусник, бело-розовую большую раковину, солидные деревянные пивные кружки , где на крышке выжжено «Палдиски» и многие другие памятные сувениры и подарки подводников , по сложившейся традиции, с особым чувством поднимем тост за друзей, чье внимание, тепло, забота согревает всю жизнь.
А тогда, в Новый 1970 год мы загадали с девчатами самое заветное желание, чтобы наконец-то встретиться с подшефными моряками у нас в Перми. Знали, что экипаж очень занят на ремонте лодки, но не теряли надежды, а вдруг появится какой просвет и ребята смогут приехать. К тому же говорят : под Новый год, что не пожелается, все всегда произойдет, все всегда сбывается.
ЖДИТЕ ГОСТЕЙ
…»Какой замечательный день был 30 марта - написал в своем письме командир Боровков Сергей Николаевич - сколько радостей и волнений ! Ребята и я получили ваши письма. Нам их принесли в перерыве между 1 и 2-м периодом хоккейного матча СССР-Швеция. Начали сразу читать, но через 8 секунд второго раунда нам забросили шайбу. Вам придется простить наше невнимание к письмам, но наши ребята и я в том числе, так волновались и переживали за исход матча, что сил не было оторваться от экрана. А после матча, продолжили чтение. Ваши письма, желание встретиться в Перми и ПОБЕДА в матче …Настроение у всех было великолепное! И для вас, шефов, есть новость : завтра будет решаться вопрос о возможности поездки моряков в Пермь…» Так что, ждите гостей !
Чего другого, может и не знали, и не умели, но ЖДАТЬ терпеливо уже научились .
( продолжение следует )

А МОРЕ БЫЛО БЕСНОВАТЫМ...

Знаю, что не найдется ни одного моряка, да и рыбака, который не повидал бы , не испытал на себе не один десяток штормов. Еще от моряков слышала, что каждое море штормит по - своему. А я увидела, каким рассвирепевшим может быть Балтийское море, впервые. Конечно, это был « не кромешный ад, помноженный на ужас «, как описывают бывалые моряки в своих воспоминаниях, но для меня – настоящий штормяга . Был последний день пребывания в гостях у подшефных, по случаю 15-летия подводной лодки С-95.
В тот вечер было тревожно. Еще днем всех предупредили, что ожидается ураган. Никто из офицеров не покинул плавбазу. По радио объявили «штормовую готовность № 1 « . Все были озабочены подготовкой к шторму. Эта напряженность , суета зарядила и нас тревогой. . Хотя ребята без конца подшучивали. Вначале принялись пугать: что, мол, будете делать, если унесет в море ? А знаете ли вы, что канаты, которые удерживают плавбазу « Смольный « у пирса, могут лопнуть, как нитки ? Куда побежите, если объявят аварийную тревогу ? Но не зная сути всего этого, мы тоже отшучивались : «плыть – так вместе, тонуть – тоже вместе «. Потом все же они нас подбодрили : не волнуйтесь, мы по три спасательных круга и жилеты для вас приготовили .
Шутки шутками, но, если честно, было как-то не по себе. Ветер до 35 метров в секунду ! Все вокруг гремело, стучало, лязгало, качалось. А когда увидела где-то за кораблем огромную, не менее, чем с пятиэтажный дом, серо-темную волну, приближающую к пирсу, где мы находились, внутри что-то похолодело. Поспешила уйти в каюту. Ночь была почти бессонной. Все мы прислушивались к звукам, доносящимся снаружи, ожидая худшего.. Еще хорошенько не рассвело, я вышла на палубу. Не верилось в то, о чем предупреждали ребята – не стоит выходить, может швырнуть так, что придется « собирать « потом. Да, ну ! Я ведь не пушинка и ветер вроде уже не такой сильный. Зря не послушала моряков. Как только шагнула на палубу, меня легко припечатало к ограждениям . Хорошо, это увидел стоящий под козырьком, в накидке от воды и брызг, вахтенный или дежурный, не знаю, как правильно , но он что-то, кому-то крикнул. Выбежали наши ребята и оторвали меня , судорожно вцепившуюся в ограждения. Видя, как я напугана, даже « не всыпали « мне, хотя бы словесно, а следовало бы .Ведь недаром в морской пословице говорится : «Не научишься подчиняться, не сумеешь и повелевать».
Шторм принес много беды жителям Болдерая. Залило колодцы, первые этажи домов. Женщины и дети спасались на крышах домов. На помощь населению были отправлены моряки. Нам же пора было в дорогу. Мы спустились в лодку, попрощались с вахтенными и стали собираться домой. Успела еще попросить Славу Качура и Женю Шикальского зачерпнуть для меня фляжку балтийской водички. Для чего ? Это уже другая история.
Конечно, нас провожали . Трап повис в воздухе чуть ли не на метр от пирса, столько воды пригнало в залив. И с последней ступеньки нас ловили и ставили на ноги сильные руки ребят.
На вокзале вручили букеты красных гвоздик. Мы довезли их до Перми. И они долго еще напоминали нам о внимании, сердечности, гостеприимстве наших подшефных.
У себя в редакции завода мы устроили маленький музей подарков моряков. С гордостью демонстрировали чернильный прибор с маяком, который светился красным огоньком, когда поднимали ручку. И все оценили то мастерство, и выдумку, с которым он был сделан. Хотя заводчан, собиравших точнейшие приборы для флота и космоса, казалось уже трудно было, чем удивить.

( Продолжение следует )

сердца стучали в унисон

Сердца стучали в унисон

У меня особое отношение ко всему, что связано с Отечественной войной. С памятью о погибших. Может от того, что в нашем роду их больше, чем могло быть. Сказать слово "блокадники " Ленинграда, откуда мои родители родом, и, по-моему, можно ничего не добавлять.
Может от того, что отец мужа Королев Мстислав Яковлевич, преподаватель физики и математики, на которого распространялась " бронь", ушел добровольцем на фронт в первые же дни войны, оставив жену и трое детей. Был в войсках на Дальнем Востоке . Добился направления в действующую армию. Воевал под Сталинградом. Был ранен. Не долечившись в госпитале, упорно доказывая медикам, что он здоров, был направлен на Ленинградский фронт и погиб под Кенгисеппом. Вернее, умер на операционном столе в госпитале, куда его, командира батареи, истекающего кровью, принесли на руках его солдаты.
У меня особое отношение к памятникам и мемориалам погибшим . Может потому, что отец мужа, был похоронен в братской могиле недалеко от госпиталя в Кенгисеппе. Об этом я узнала в Ленинградском военно-медицинском архиве когда, искала сведения ,цифры, факты для книги о госпиталях города Перми в годы ВОВ. Нашла и эти данные.
Может потому, что имея на руках документы архива, похоронную свекровь, уже в преклонном возрасте, в сопровождении сына, поехала в Кенгисепп с надеждой найти могилу или какое-то другое захоронение солдат и офицеров ,умерших от ран в госпитале и МОЖЕТ БЫТЬ там увидеть фамилию мужа и отца. А им в соответствующих органах равнодушно ответили, что все сравняли и ...построили на этом месте дома.
Мемориал. Памятник. ЭТО ПАМЯТЬ О КОМ-ТО ИЛИ КАКОМ-ТО СОБЫТИИ. В каждом городе они есть. Величественные и попроще. С Вечным огнем или без него. Куда приходят в особые дни, чтобы поклониться. Помолчать. И что- то унести в своей душе и сердце....
43 года прошло с той памятной экскурсии, когда мы вместе с моряками, отпущенными в увольнение, побывали на мемориале в Саласпилсе . А помню так ярко, как будто это было вчера.
Это было утро следующего дня после приезда на 15-летие. Мы едем в Саласпилс. В пути моряки нам рассказывают, что это концлагерь, в котором погибло около ста тысяч человек. Здесь фашисты совершили одно из самых страшных своих злодеяний: умертвили семь тысяч детей, выкачав из них кровь.
От станции нам предстоит пройти чуть больше километра по лесу. Он очень красив в осеннем уборе. Сосны, березки, елочки. На какое то мгновение даже теряешь представление, что ты не у себя дома, а в Прибалтике.
Идем притихшие. Да и погода соответствует настроению: моросит дождь и так холодно, что зубы выстукивают. Ребята, попросив разрешение на время изменить форму одежды ,сняли бушлаты и накинули их нам на плечи.
Еще немного и лес расступился. Дальше дорога выложена каменными плитами. "Дорога смерти"- так ее называли. Она вела туда, откуда не возвращались.
Немного жутко было шагать по этим плитам. Кругом такая тишина, и только слышны наши шаги. Все ближе и ближе подходили мы к месту, где был лагерь. И вдруг все отчетливей и отчетливей звук: - Тук! Тук! Тук! Словно чье то сердце билось! Да, это действительно стук сердца, вернее ста тысяч сердец. В скорбном молчании кладем гвоздики к черному мраморному постаменту, откуда и доносится стук сердец, месту, где расстреливали людей.
Цветы, словно капельки крови человеческой, пламенели на черном постаменте.
Трудно описать словами все, что мы видели и чувствовали ,осматривая этот огромный мемориальный комплекс, все увиденное рвало душу, сердце, нервы: высеченные из гранита фигуры – «Униженная», женщина, прикрывающая грудь руками, «Мать», заслонившая своим телом ребенка. Невозможно без эмоций смотреть на центральную скульптурную группу : «Солидарность», «Клятва», « Ротфронт» И «Несломленный»» - человек, пытавшийся подняться с колен, остался в глазах и памяти. Место детских бараков – это кусок бетонный стены с решеткой. Место, где стояла виселица – все по натянутым нервам. Потрясла высеченная на гранитной стене надпись :
"Их убили только за то, что каждый был человеком! Их убили только за то, что каждый любил свою Родину «.
.Невозможно без содрогания видеть фотодокументы в маленьком музее этого скульптурного мемориала : вскрытые могилы, где рядами уложены детские трупы и подобное…Уходили в глубоком молчании. Даже ступали по плитам дорожки как можно тише. И нам в спины , как эхо : « Стук! Стук! Стук ! «…
И сейчас, когда слышишь или видишь шествие бывших легионеров «Ваффен СС» в Латвии, ни сердце, ни мысли не находят покоя. Вроде, где-то умом понимаешь - это другая страна, законы, порядки, ценности и все же .. А недавно из интернета узнала, что в том лесочке, через который идешь к мемориалу, обосновались рижские ( а может и не только) "девочки с панели ". Дальше не хочется комментировать. Но опять не знает душа покоя ни один день
У меня особое отношение к памятникам и мемориалам погибшим в той жестокой войне . Я очень хотела бы ,чтобы нигде , ни в каком местечке России или за ее пределами, никогда не поганили святое, не оскверняли и не оскорбляли бы мысли, чувства и память. А вот что мне для этого сделать, не знаю. ПОМНИТЬ ?!

Вальс... за картошку

В гостях хорошо, а дома лучше. Но это в том случае, если ты долго находишься в статусе гостя. Нам же на заводе « выписали увольнительную « всего-то на 4 дня, не считая дороги. И дни пролетали, как один миг, потому что были непохожими один на другой, яркими, наполненными незабываемыми впечатлениями, событиями ( порой незапланированными заранее), особым состоянием души и состоянием. Но одна примета объединяла их – это постоянное внимание, которое получали мы и столь же щедро отдавали подшефным.
Вечер третьего дня пребывания в гостях. В разгаре шашечный турнир. Под пристальными взглядами столпившихся около стола, подсказками, охами от неудачных ходов, похвал, если удавалось «срубить « и загнать в угол, мы то выигрывали, то проигрывали. Но довольны были обе стороны. Вдруг объявляют : « Команде чистить картошку ! «. Приуныли ребята. Не хотелось уходить из веселого кубрика . Мы переглянулись и … тоже ушли, чтобы переодеться попроще. Возвращаемся в кубрик : «покажите, где чистят картошку ! «. Оказалось в прачечной. Наше появление сразу повысило « градус « энтузиазма и настроения. Расселись мы все вместе на низеньких скамейках вокруг двух огромных бачков. Смотрим к нам подтягиваются даже те, кто оставался в кубрике. Кому не хватило места на скамейках, стояли на ногах и тоже чистили. Принесли баян, гитару. Песни, шутки, прибаутки, смех…
-Давайте соревноваться, кто быстрее очистит три картофелины, тому премия,- предложил кто-то. Все подхватили идею. Выбрали 6 одинаковых по размерам картошек, три мне, три – вызвался на спор очистить Коля Бутырин, назначили жюри, дали отмашку. В итоге оказалось, что я первая их вычистила ( сказался многолетний опыт пребывания на кухне ). На одну очистку отстал Николай Бутырин.
- А премия где? – зашумели вокруг. И Витя Черноморов заиграл …вальс. Представьте себе – кафельный пол, кругом очистки… и вальс. Коля , как занявший второе место, заказал « Цыганочку «. Но оказалось, что он в домашних тапочках. Ему тут же друзья принесли ботинки. И пошло, и поехало…. Но время –делу, а потехе час . И вскоре показались донышки бачков. Вот тогда только и появилось желание распрямиться, размять ноги почти у всех, кто расправлялся с картошкой.
Немало и шутников оказалось в экипаже. Разбирая по возвращению домой дорожную сумку. Вдруг достала приличный сверток, перевязанный красивой ленточкой. Разворачиваю в недоумении. А там крупная картофелина и записка : « За то, что делили с нами тяготы морской службы ! « Посмеялись всей семьей.
Забегая вперед, замечу : как аукнется, так и откликнется ! Когда на следующий год к нам приехала первая делегация подшефных ( пятеро ), то они вместе с девчатами и ребятами всю ночь работали на субботнике на заводском Доме спорта, убирали мусор, мыли окна, чистили помещения перед сдачей объекта государственной комиссии. За что тоже были поощрены – торжественным приемом у директора завода Попова П.Н., банкетом и подарками.
И еще одно маленькое воспоминание, как бы к месту. 1971 год. Палдиски. Торжественное собрание, а потом концерт художественной самодеятельности моряков бригады. Объявляют: матросская шуточная пляска «На чистке картофеля «. Вышла группа моряков, один – с баяном. Замыкал строй небольшого роста паренек, который тащил огромный бак. Уселись, взялись за ножи и тут баянист заиграл плясовую. Были забыты бачок и картошка и под дружные хлопки шел веселый перепляс до тех пор, пока не появился старший по званию.
И память тогда возвратила меня «На Смольный», на два года назад. Только у нас была импровизация, а здесь художественная постановка, с репетициями. Но элементы творчества, выдумки делали все это таким похожим. Только картофель у нас был настоящий.
Пишу о чистке картошки, а в голове еще и песня : « и не случайно этот танец вальс…Вихрем закружит этот танец, ох, и послужит этот танец, если подружит этот танец нас…» ПОСЛУЖИТ и ПОДРУЖИТ…
( продолжение следует )

И СОКРАЩАЮТСЯ БОЛЬШИЕ РАССТОЯНИЯ

Часть экипажа С-95.1971 год
Друзья не могу не встречаться. Уезжая в феврале от подшефных, мы говорили им : "До скорого свидания !" И вот новое приглашение, уже пришедшее на завод. В сентябре лодке исполняется 15 лет. Ждем шефов
Время для подготовки было. Успевали доделать свои необходимые дела, подготовить подарки .У нас на заводе был цех по производству товаров народного потребления. Там все время появлялось что-нибудь новенькое. Словом, везли мы электродрель, классные фонари, стетофонендоскопы для доктора и много чего полезного для хозяйства лодки. А главное - были изготовлены по эксклюзивным эскизам значки - круглые, на иголочке с подводной лодкой и цифрой 15 лет под ней . Очень симпатичные. Для каждого члена экипажа. А еще коробки шоколадных конфет Пермской кондитерской фабрики. Юбилей все-так ! Да и сладким хотелось всех порадовать. Лодка на ремонте, не в походе. А там и рацион, наверно, другой. Если бы не Володя Шестаков, секретарь комитета комсомола, возглавивший делегацию и Юра Гребенюк из сборочного цеха, то мы бы - Люба Глазова, Таня Тарасенко и я, все бы эти подарки не сумели бы довезти.
Путь был не близок. Пермь - Рига. Но за разговорами, песнями, которые потихоньку пели, запоминая слова, время пролетело быстро. Последние километры, последние минуты до встречи. Интересно, кто же придет встречать?
Среди многих встречающих на перроне ищем моряков. А вот и они . С букетами цветов спешат к вагону. Жму протянутые руки, отвечаю на какие-то вопросы и спохватываюс : надо же всех познакомить. Но не потребовалось. Доктор Борис Куприянович Иванов, Станислав Качур, Владимир Борисов, Виктор Лищук уже сами представились.
Направляемся к машинам. И снова в путь. Куда же мы едем? Где жить будем ? Оказывается там же, где наши подшефные. на старом корабле, ветеране флота. Он славно потрудился на своем веку, и даже теперь, хотя и "на пенсии", остался в строю и служит родным домом не для одного десятка людей.
Небольшие формальности на КПП и мы шагаем по асфальтовым дорожкам теперь уже и к нашему дому. Крепко держась за поручень, поднимаемся по трапу. Нам непривычно это делать, ступеньки качались под ногами, но через день мы уже бегали по нему так же бойко, как и моряки. И ни капельки не было страшно. Итак: «Здравствуй , « Смольный»! «.
Устроили нас , как дома. Только вместо окон - иллюминаторы, а за ними " не аллей шумящая листва ", а залив, холодные волны, лодки, стоящие у пирса, в том числе и наша С-95.
Сложили вещички и к ребятам, поздороваться. Вначале здороваемся уже со знакомыми по письмам и прошлой встрече - Сашей Щекиным, Женей Шикальским, Мишей Вадеевым... потом знакомимся с теми, кого увидели впервые. Приветствия, расспросы на ходу... Зовут обедать. Отдохнули чуть-чуть и снова в кубрик. Смотрели фильм. Оказалось, что его показали специально для нас. А ребята его почти наизусть знали.
СЕГОДНЯ БУДУТ ТАНЦЫ
Утро выдалось ясным, солнечным. Настроение бодрое, с улыбкой. А как же иначе - ведь праздник сегодня. Он начался с торжественного подъема флага. В строю моряков и мы - шефы. Старпом Владимир Филиппович Голотюк поздравил моряков с 15-летием лодки. Зачитал приказ о поощрениях и присвоении званий. От имени комсомольцев и молодежи завода Володя Шестаков тоже поздравляет экипаж с юбилеем лодки. А мы прикалываем каждому памятный значок. Он всем понравился.
Знакомство с экипажем состоялось накануне. Чувствуем себя в кубрике уже увереннее. Кто-то предложил спеть. И вот уже баян в руках Виктора Черноморова. " Друзья, спойте нам песню подводников, если у вас такая есть ?, - попросила я. Переглянулись и ... запели ( нам незнакомую ) " Подводники плывут походами. Судьбы не надо нам иной. Во льдах и тропиках за счастье Родины, пройдем любою глубиной..." Наш черед. " Над Кронштадтом туман, в синей дымке дома..."- запевает Люба Глазова любимую. И снова моряки : " Лодка диким давлением сжата, дан приказ дифферент на корму..."
Перепели все, что вспомнили уже хором. Даже приустали и приумолкли. И тут Виктор заиграл «Русского". Ну-ка чья возьмет ? Мы подтолкнули в круг Таню Тарасенко, от моряков вышел лучший плясун экипажа, шифровальщик Игорь Борзосеков.
Болельщики подзадоривают хлопают в ладоши, пристукивают каблуками. Кто перепляшет? Ничья : баян устал.
А в столовой шли последние приготовления к праздничному обеду. Белые скатерти , цветы и фрукты на столах , сухое вино. Прибыли высокие гости. Поздравления. Обмен подарками. Моряки подарили нам сувенир, сделанный своими руками - чернильный прибор. На нем подводная лодка, кусочек гранитной скалы и маяк. Возьмешь ручку и он загорается красным огоньком.
После застолья - снова песни, танцы, пляски – маленький концерт для шефов и гостей. Долго участвовать в общем веселье мне не пришлось. Боцман Василий Алексеевич Павлов предлагает спуститься в лодку, поздравить с праздником и вручить значки тем, кто несет вахту. С ходу принимаю предложение, и смущаясь , прошу дать три минуты , чтобы : переодеться и сменить туфли на каблуке...
Бывает же такое. На вахте снова Коля Бутырин . Везет же ему ! 23 февраля, когда мы первый раз были в Палдиски на лодке, он был на вахте и вот теперь снова встречаемся в такой же обстановке.
Поздравила с праздником, приколола значки, угостила их пермскими конфетами. А они заставили, несмотря на возражения, отведать хотя бы кусочек праздничной отбивной. Прошла по лодке. Она не такая красивая, ремонт в разгаре, но такая все же своя , вроде уже родная.
Возвратилась в каюту, а там на столе записка от девчат : « ушли в увольнение. На танцы «. Вот и хорошо. А я поговорю еще с ребятами. Надо получше узнать новичков.
( продолжение следует )

Друзья не могут не встречаться

На 50- летие комсомола в Пермь прибыла большая делегация подводников 157 ОБПЛ. С экипажа С-95 никого не было. Служба, как коротко объяснил нам глава делегации Н.Д.Борисенко. На торжественном собрании комсомольской организации завода выступал старшина 1 статьи Владимир Минайлов от имени и по поручению... Поговорить о своем практически не удавалось. Были заняты все на мероприятиях, организованных в Перми по случаю юбилея...
Что-то не складывалось, как хотелось бы. Но письма и газеты в один конец от шефов все же шли. Может чуть реже, чем надо. А когда вернулся экипаж из " автономки", никому первое время тоже не до писем было. Досталось тогда и лодке, и экипажу.
И мы ждали . Не знаю почему, но по приглашению моряков на День Советской Армии и Военно-Морского Флота в феврале 1969 года поехала районная делегация комсомольских работников во главе с секретарем райкома комсомола. А КАК ИНАЧЕ ? Руководству необходимо отдыхать, отвлекаться « от тяжелой « работы, к тому же побывать на Балтике, это же… Галя Кибардина , Ирина Коробейникова и я были в роли , вроде как примкнувших к ним, хотя моряки в приглашении говорили о необходимости встретиться с нами, шефами электроприборного завода.
Было много формализма, пышных речей на собрании, многочисленных экскурсий по Таллину, обедов и ужинов с работниками штаба и политотдела... и тем не менее мы были счастливы, что удалось лично познакомиться с экипажем, командиром, офицерами лодки. Использовали каждую даже маленькую возможность побыть с ребятами . Помню даже сидели на политзанятиях вместе с ними на тему интернациональная политика... Ну, скажу я вам, - скукотища , уши вяли. Да что там интернационализм на словах , когда в экипаже дружно уживались, служили , дружили - эстонец Велло Ыунапуу , татарин Раис Миргаляув, молдаванин Петя Спеяну, белоруссы, хохлы , русские... Один экипаж, одна семья. Удалось нам все же вечерами в кубрике и песен попеть, и поговорить , и завязать узелками личные связи, и записную книжку заполнить новыми фамилиями и адресами. А главное ПОБЫВАТЬ НА ЛОДКЕ. Вначале нам показали "малютку ". Какой-то маленький такой " ужас " поселился внутри от тесноты и множества механизмом, приборов, вентилей,.. Никак с первого раза не получалось перейти из отсека в отсек так же ловко, как у сопровождающих нас моряков… Но и невторимая гордость, уважение, восхищение теми , кто в годы отечественной войны, на таких лодках совершал подвиги, проявлял чудеса героизма, вошедшие в историю флота.
На фотографию, где мы с моряками ( хотя и мелковатая получилась ) уместились на корпусе нашей ободранной в походе, обшарпанной ветрами и штормами лодки, смотрю теперь с каким-то чувством сожаления, утраты. Побывали тогда и внутри. После «малютки» наша показалось большой,намного просторнее и уютнее .Вахтенные, а среди них и Николай Бутырин, ответили на вопросы, которые мы задавали и по устройству лодки, и о службе, и о доме.
Самым трогательным был момент расставания с экипажем. Чуть не всплакнулось, когда услышали теплые слова благодарности за то, что делаем и пожелания . Замполит В.П.Овсянников вручил для директора завода личный подарок - банку тараньки. Получили и мы личные подарки. Самые разные... Володя Калмыков подарил мне пушистого зайчонка ( очень символично ! ) , а еще тщательно упакованный сверток. Там оказалось, по-моему, около 50 маленьких шоколадок. И когда командир сказал, что это ребята сохранили для нас " в автономке" , у меня комочек волнения застрял в горле. Я их привезла в редакцию и вручала каждому, кто расспрашивал нас о поездке, как знак " причастия» к дружбе. И еще один момент, когда мы впервые встретились с экипажем, то вместе с большой коробкой пермских конфет, вручили им полиэтиленовых мишек, набитых разноцветным « горошком». Пошутили тогда – это витамины радости. Ешьте по одной, если взгрустнется. Это, видимо, ребятам запомнилось. И когда прощались, конечно, погрустневшие, кто-то вдруг предложил: а давайте съедим все по горошинке. Посмеялись, но так и сделали. Пустили «горошек» по кругу, и закусили грустинку. Так что уходили от моряков экипажа уже с улыбками.
( продолжение следует )

О КОМАНДИРЕ. Верили и гордились

О КОМАНДИРЕ. ВЕРИЛИ И ГОРДИЛИСЬ
В Кронштадте, в квартире командира , капитана 2 ранга Боровкова Сергея Николаевича, на стене есть две большие фотографии в рамках. Первая семейная. Вторая – наша средняя подводная лодка С-95. «Ведь вы командовали многими подводными лодками, ходили в «автономки « с разными экипажами. Почему именно эта лодка на фотографии ? « « Потому, что самая дорогая,- улыбнувшись, ответил он. И помолчав, добавил : « Такого, как экипаж этой подводной лодки, пожалуй , у меня не было «.
А экипаж считал и считает, что им очень повезло с командиром. И я в их числе Уже отслужив, при встречах ребята рассказывали разные случаи об ответственности , которую он брал на себя за содеянное, промахи и ошибки, недочеты и просчеты , защищая и отстаивая честь экипажа. О взыскательности и справедливости. Об умении в каких-то случаях найти такие слова, что «доставали до печенок», но не оставляли обиды. Он мог поднять коллектив на самое большое дело, не оставаясь в стороне. Умел во время похвалить, поощрить, но и взыскать. Мог без лишних слов преподать урок порядочности, внимания, заботы о подчиненных.
Мне запомнилась одна история, которую рассказал мне Евгений Курочкин, старшина 1 статьи в запасе . Он был сам участником ее. Вернувшись из Палдиски в Болдерая, где находилась на ремонте лодка, командир первым делом пошел на лодку. Шел проливной дождь. Проходя мимо вахтенного, он увидел, что тот стоит промокший до нитки и , видимо, до того продрогший ( а это был новичок на лодке ), что при докладе у него стучали зубы. Побывав внутри лодки и поднявшись в каюте, он попросил дежурного по экипажу пригласить к себе старпома, который замещал командира на время его отсутствия. Приказание было выполнено. Через несколько минут старпом Владимир Филиппович вызвал дежурного ( а это был Евгений Курочкин ) и отдал приказание отнести вахтенному свой плащ со споротыми погонами. Что и было незамедлительно выполнено. Этот случай стал моментально известен экипажу. Надо ли знать, о чем и о ком говорили ребята между собой, узнав об этом факте.
Я запомнила строки письма, пришедшего как-то из Н-Уренгоя от Николая Бутырина ( по-моему , он тогда был уже управляющим строительного треста). « Знаете, Светлана, - написал он. - Если бы сейчас пришлось идти на шлюпке с командиром через океан, я бы пошел !»
Верили и доверяли. Ценили и гордились. А что я бы могла к этому добавить своего, личного. И в беде, и в радости ,меня слышали. Написаны сотни писем друг другу, которые читались в семьях вслух. Выросли наши дети, внуки. Ни одно важное семейное событие не оставалось без общего внимания. А сейчас в книжном шкафу , рядом с фотографиями внучки , есть фото Сергея Николаевича с правнучками. И дружба не знает срока давности и расстояния . Кронштадт – Пермь - маршрут наших , теперь уже не очень частых, встреч. Зато исправно работает мобильная и телефонная связь. И мы по-прежнему слышим друг друга.
« Я люблю появляться у старых друзей, неожиданно, словно снег. На мгновенье замру у знакомых дверей, свой привычный замедлив бег. Отодвинем на время забот тоску и зажжем огонек в ночи. Посидим, поболтаем, попьем чайку, посмеемся и помолчим… Я люблю появляться у старых друзей, старый друг лучше новых двух. Все, что я утаю от планеты всей, здесь скажу, не стесняюсь вслух. Сброшу камень с души, легче станет вдруг, прикоснется рука к руке… И, найдет окончание, сделав круг, неоконченная строка « (из песни Д.Обухова « Друзьям « ). Это и про нас. И про всех тех, кто «дружбу ломает, как хлеб « : тебе – половина, и мне – половина.
( продолжение следует )

ДРУЖБЫ ВЕРНЫЙ МАЯК

Дружбы верный маяк…
Говорят в народе: лиха беда начало. Беды большой не было, но и простым делом шефство не назовешь, если делать это не для показухи. Экипаж – это более полусотни человек. Разные люди по характерам, замкнутые и открытые, с разными оценками во всех вопросах, даже в оценках необходимости нашей дружбы и тем более переписки. А как еще достучаться ? Да и не только самих людей не знаешь, а и фамилий, имен. Поэтому первые письма были маленькими маячками. Задавала много вопросов. Самых обыкновенных. Сколько служат, с кем дружат, что больше всего ценят в дружбе. О родителях, о том, кто ждет дома. Очень помогали письма ст.лейтенанта, командира группы движения, парторга лодки Александра Николаевича Корзуна, который помогал узнать больше о ребятах, писал сам душевные письма). А когда включился в переписку командир лодки, тут я получала ответы на многие уже вопросы о жизни экипажа ( в рамках дозволенного ), кто отличился, кому присвоено новое звание, кого поощрили отпуском, кто готовился к демобилизации. Да и письма самих , ребят становились более подробными, доверительными. Присылали стихи ( для рецензии ), зарисовки, истории. Все, что разрешали ребята ,печаталось в газете под клише « В далекой гавани «. А кроме того, у меня был свой личный архив, где уже хранились некоторые фото с надписью «шефам на память « , выписки из писем , даты рождения, интересы и увлечения, оценки действий экипажа при отработке задач, все, что можно было использовать в письмах, где можно было подхватить какую-то мысль, порассуждать, поразмышлять, подбодрить, похвалить.. Я писала много писем, но они никогда не были « под гребенку», чем немало удивляла ребят ( они же знакомили друг друга с написанным и я это знала ).
Из письма командира лодки С.Н Боровкова : « …Вообще все наши ребята, очень любят получать корреспонденцию с обратным адресом город Пермь, электроприборный завод.Своим приездом вы , пермяки, оставили неизгладимый след и те ручейки знакомства, которые появились в прошлом году, превращаются в полноводную реку дружбы …Недавно мы успешно сдали одну из учебно-боевых задач и скоро в море. Вы правильно сказали : «ведь кораблям не спится в порту…»
« У нас все хорошо. Ремонт подходит к концу. Завтра начинаем швартовные испытания. Уже все готово. Осталось дождаться только утра и…»поехали». Правда, в море еще не пойдем, но корабль оживет - будут работать дизели, моторы и все остальное. Долго мы ждали этого момента и дождались. Сегодня мы живем не на том старом корабле, куда вы приезжали, а на новом месте .
Грустно было покидать старый дом. Ведь там мы прожили год, да еще какой !На этот корабль приезжали вы, наши шеф . С него нас провожали к вам. Сколько на нем было спето песен, сколько рассказано о шефах и городе, в котором нас принимали с таким радушием» ( из письма А.Н.Корзуна ).
И в следующем: « А мы уже плаваем. Полностью закончили швартовые и ходовые испытания .Все нормально. Опять на нас повеял морской ветер, ласково покачали волны. Впервые выходили в море наши молодые ребята. Они даже приняли присягу подводников. Я был свидетелем такого церемониала в пятом отсеке «.

Так вот связывались узелки понимания, заинтересованности ,доверительности. Эти письма действительно, как заметил командир , как ручейки питали одну большую реку дружбы. Балтика становилась все ближе к уральскому городу на Каме. Отслужив, моряки уезжали домой. Новички не сразу вливались в жизнь экипажа, а тем более в переписку. Но те, кто уходил в запас, старались передать знания не только материальной части и другие, необходимые для службы, но и рассказывали о шефах, о городе, в котором мы живем. Любимец команды Коля Бутырин, на мой вопрос : почему он так редко пишет письма, честно ответил : « Знаете, первобытному человеку, наверно, было легче высечь письмо на камне, чем мне написать «. Что ж и такое бывает ( забегая вперед скажу, что письма приходили от Бутыриных и после службы, чаще всего их писала жена Галя, а потом , когда научились писать дети, открытки были написаны уже детским почерком, хотя и под диктовку родителей. А это было особенно трогательно )
Знала я и о тех, кто не писал, потому что стеснялся многочисленных ошибок .Но разве это имело для нас какое – то значение. Главное, чтобы было желание чем-то поделиться, а уж тогда без внимания , кусочка нашего интереса, тепла он не оставался. Экипаж – одна семья, а в ней должно быть все поровну, мы , шефы, освоили с первых шагов.
« Стал настоящим подводником. Принял присягу и вступил в ряды стражей морских глубин…Все-таки я не зря рвался на морскую службу. Чего стоит только один вид с мостика на безбрежную гладь моря, на пенистые струи за кормой и вал перед форштевнем. Правда, мы еще выходили в море два раза, но я уже позавидовал Саше Щекину. Он сигнальщик и часто стоит на мостике, так что видит море и сердитым, и ласковым, и злым, и нежным , и грохочущим шквалами « ( из письма В.Шакула ).
« Скоро будем сдавать задачу № 1.Нужно знать все, начиная с Уставов, и кончая устройством корабля. Многие будут держать этот экзамен впервые. Но ребята не робеют, усердно учат, спрашивают, что непонятно у сверхсрочников и офицеров. В общем готовимся все …» ( из письма Евгения Курочкина).
« Работы очень много, но гораздо меньше, чем было две недели назад , - авторитетно подтверждал боцман лодки Василий Алексеевич Павлов. – Но мы не унываем, бодры и жизнерадостны «
Из-за частой сменяемости членов экипажа наша « река дружбы» не всегда была длинной и полноводной, но на всем протяжении наших связей - чистой и светлой ( без скабрезности, косых взглядов, двусмысленных намеков за спиной ). И это относилось не только ко мне, чуть старшей по возрасту, но и ко всем девчатам, которые обязательно были в составе делегаций заводчан и тоже, после встреч, писали письма, правда, они были в основном личными.
Но больше всего взаимопонимания давали встречи. Каждая из них, помимо личных ярких, незабываемых впечатлений давала возможность сделать какие-то открытия в сфере человеческих отношений, в нормах и границах своего поведения. Утвердиться в каких-то личных выводах и оценках человека или понять, что ошибалась . Подметить какие-то тонкости в характере, привычках, если удавалось, задеть какие-то струны души, почувствовать расположение или отторжение, определить дистанцию или стать равной. На факультете журналистики нам твердили : « журналисты – инженеры человеческих душ». Но мне, умеющей быстро сходиться с людьми, было, ох, как непросто « протоптать тропиночки» даже к тем, кто вроде тянулся навстречу. А если получалось, то наша дружба оказывалась длинною почти в целую жизнь. И несмотря на годы и расстояния.
Подумаешь, письма, поездки в гости… развлекалочки, может скажет скептик. Нет, не колеблясь отвечу я.
Была команда – сплоченная. Умеющая решать необходимые боевые задачи. Команда людей, отзывчивых, способных уважать и ценить . Приходить на помощь и защищать. Это был лучший экипаж в бригаде подводных лодок ( это не моя оценка, а командования ). С одним из лучших командиров капитаном 2 ранга Боровковым Сергеем Николаевичем. И в этом была пусть небольшая, но заслуга шефов. Мне моряки присвоили несуществующее в морской иерархии звание « главшефа « , офицеры - звание « замполита по психологической части «. Негласно. В шутку , и в серьез, но я дорожу этим всю свою жизнь. И чувствую себя в строю, причастной к морскому братству.
( Продолжение следует )

И память возвращает нас назад, и годы возвращаются

Опубликовав историю " Тебе-половина, и мне - половина ", я сместила события во времени. А все начиналось в 1968 году в год 50-летия ВЛКСМ.А чем у нас знаменовались юбилеи ? Новыми ( а может и забытыми старыми ) инициативами. Пермская комсомолия не стояла в стороне. На празднование 23 февраля - Дня Советской Армии и Военно-Морского Флота. в Палдиски отправилась солидная делегация , во главе с секретарем обкома комсомола. В делегацию были включены и представили от заводов Перми. Наверно, для того, чтобы "прочувствовали" и вдохновились. Вернулся наш Владислав Окулов, переполненный впечатлениями, эмоциями... Мы, работники редакции, люди творческие, устроили "посиделки" , все выслушали, выспросили и ...загорелись : а не взять ли нам в подшефные одну подводную лодку ? Решить самим, не значит еще сразу бежать и делать. Необходимо было в те времена заручиться согласием парткома, профкома и обязательно директора завода П.Н. Попова. Кстати, он из тех людей, кто ценил многотиражную газету, где я работала, и никогда не препятствовал толковым инициативам. Одобрена была и эта идея на всех уровнях ! Открыта зеленая улица. Действуйте! Задались вопросом, а какой экипаж выбрать ? Может интуиция сработала в этот момент, или рассматривая фото и спрашивая, а кто это, услышали, что это командир средней подводной лодки ,капитан 2 ранга Боровков Сергей Николаевич. А на фото он почему-то был всегда рядом с В.Окуловым. Вот так и выбрали. Позже узнали и ее бортовой номер – С-95.

А с чего начинать это шефство ? Балтика от Перми, ох, как далеко ! Опыта - ноль. Главное, кому поручить. , так сказать , возглавить . А кто горячее всего ратовал за то, чтобы стать шефами ? Редакция... Так я, литературный работник многотиражки, получила новое партийно-комсомольское поручение . Не знала тогда, вздыхать или радоваться такому доверию?. У меня семья, дочь работа ( безразмерная во времени ), но главное я уже была на третьем курсе факультета журналистики Свердловского университета . Училась заочно. Времени катастрофически не хватало. Журналиста, как известно, ноги кормят. Днем ты в поисках , вечером семья, домашние заботы, ночью пишешь для газеты, а потом еще и контрольные работы, рефераты, подготовка к сессиям. Но... шефство, да еще и над подводной лодкой...Это же ...! А если честно - незнамо что.. Кстати, и спросить было не у кого. Как оказалось, только наш электроприборный завод ( кстати, изготовляющий тогда приборы, которые есть на всех лодках и кораблях ВМФ и не только это ) назвался шефами.
Сообщили о своем решении командованию бригады. Написали письмо на имя командира подводной лодки.. Ждем ответа неделю, другую, третью... Ответа нет. Еще письма посылаем. Молчание. Как-то и энтузиазм стал потихонечку пропадать. Мы тогда еще и не знали, « что уметь надо ждать, ждать опять и опять …»И вдруг письмо от замполита Овсянникова Виктора Павловича, в котором было сказано, что экипаж выполнял боевую задачу по охране морских рубежей нашей Родины. Я тогда еще и не знала , что это "автономка" и уж тем более, что это означало в натуре.
А мы в ожидании ответа, изготовили особое клише : заводские художники изобразили море, в одном уголке всплывающая подводная лодка, летящая чайка, в другом военно-морской флаг и большими буквами по центру " В далекой гавани ". Красиво. Необычно. Броско. Во втором письме фотографии - наша С-95 на параде в Ленинграде и фото - экипаж на политзанятиях и с очень ценной надписью: на первом плане пермяк Раис Миргаляув. И строгие наставления о том, что фото ПЛ - это большой секрет, тем более с бортовым номером. Мы в редакции были уже вышколены цензурой, что можно, что нельзя ( завод-то работающий на оборону ). Но я еще не ведала, что меня ждет, когда начну публиковать очерки, истории про экипаж. Боже мой ! Пришлось осваивать эзоповский язык. Можно было написать " командир", но без звания и фамилии, а лучше офицер Боровков Сергей Николаевич. Мичман Шамитько Иван Иванович ,но без указания его должности на лодке. А когда позже в письме я не убрала заранее слово " автономка" , цензоры были " в тихой истерики ". И это замечание было занесено мне в особую графу ( о нарушении гостайны, что грозило неприятностями уже " от всевидящего ока ";). Может быть потому и не запомнила звания ребят и офицеров. Да и для нас, заводчан, главное, чтобы человек был хороший, о котором нужно было рассказать в газете.
Упоминание о пермяке было настоящей зацепочкой. Узнали адрес, где живут родители Раиса Миргаляув и я , захватив коробку конфет, не званная отправилась в гости. Фотография, где Раис на политзанятиях ( такой умный, с раскрытой тетрадкой и ручкой в руках ) чуть ли с первых шагов растопила лед недоверия. Мы пили чай, заваренный по-татарски, и родители растроганные, рассказывали мне о сыне. Со мной был фотокорреспондент, и он запечатлел, как я открываю калитку и дом.
Репортаж об этой встрече с названием " За низенькой калиткой " был напечатан и десяток газет ушли экипажу. Как я волновалась, ожидая ответ. И пришли первые письма от Раиса Миргаляув, Вани Быкова, Славы Качура, Жени Шикальского. Сообщали, что газету читали всем экипажем. Взгрустнулось особенно тем, кому до дембеля оставалось немного. А Женя Шикальский задал много вопросов и среди них главный : нельзя ли приехать после службы в Пермь. Ответили слету: приезжай, по любой специальности примут на завод, на первое время получишь место в новом общежитии, и про оклад, и про пермячек, и про город на Каме.
Продолжение следует...

ТЕБЕ - ПОЛОВИНА , И МНЕ - ПОЛОВИНА

1972 год. Четыре года шефских связей нашего электроприборного завода над подводными лодками Балтийского Флота. Самая первая С-95 замерла в ожидании своей дальнейшей участи у пирса базы в Палдиски. Многие моряки, служившие на ней демобилизовались, кому было дослуживать свой срок, влились в другие экипажи. Вот с ними, другими экипажами, надо было вновь завязывать " морским узлом " нашу дружбу Поэтому с радостью приняли приглашение побывать в Палдиски на праздновании 55-летия Великого Октября вместе с моряками.
Для меня эта была последняя поездка в роли " главшефы". Пора было передавать шефство теперь уже над дивизионом подводных лодок , в надежные женские руки комсоргов цехов, подхвативших с энтузиазмом эту работу..
Готовились к поездке тщательно, с фантазией, выдумкой. Надо же было "завлечь", заинтересовать, найти единомышленников в новых экипажах.
Помимо подарков от завода ( а завод помимо оборонных изделий, в том числе и для подводных лодок, производил товары народного потребления. Так в те годы было принято) . сувениров, буклетов, картин с "кусочками" нашего города, множеством коробок лучших шоколадных конфет ...." везли " и маленький концерт из любимых песен. Благо дорога длинная и успевали спеться. И среди любимых песен обязательно была песня-талисман, которую ПОТОМ уже пели хором с моряками, бывало под гитару или баян.
По опыту знали, что именно песни помогали с самой первой встречи растопить "лед отчуждения и непонимания". сгладить смущение, неловкость, стеснительность,волнение и перекинуть мостик доброжелательности, открытости, доверия, приглашения к общению и разговору.
На этот раз выбрали талисманом песню "Товарищ" ( стихи А.Прокофьева, музыка О.Иванова ). Почему ? Она задорная, жизнеутверждающая, со знакомыми , простыми словами, наполненными глубоким смыслом.
Было в ней что-то морское : " я песней, как ветром наполню страну..." и удивительными словами о дружбе : "...но песня взлетела и голос окреп, МЫ СТАРУЮ ДРУЖБУ ЛОМАЕМ .КАК ХЛЕБ ..." про маму с какими - то необычными словами благодарности : " луна, словно репа, а звезды - фасоль, спасибо, мамаша за ХЛЕБ И ЗА СОЛЬ, еще тебе, мама, скажу я верней, хорошее дело - взрастить сыновей, которые тучей сидят за столом, которые могут идти напролом. И вот скоро сокол твой будет вдали ты круче горбушку ему посоли... " А дальше задорный припев о верности и преданности, цене дружбы " чтоб дружбу товарищ пронес по волнам, мы хлеба горбушку и ту пополам. Коль ветер лавиной, и песня лавиной : ТЕБЕ - ПОЛОВИНА И МНЕ - ПОЛОВИНА...."
Песня полюбилась и уже на другой день мы пели вместе с моряками, особенно СЛАЖЕННО звучал припев.
А теперь ПРО ХЛЕБ И ПРО СОЛЬ...
Про глубокий смысл слов этой песни узнала, годы спустя. Почему самых дорогих и уважаемых гостей встречают ХЛЕБОМ И СОЛЬЮ ? Почему молодым, вернувшимся из загса или на свадьбе дают откусить от большого КАРАВАЯ ? Почему говорят "ХЛЕБ ДА СОЛЬ" , застав хозяев за обедом. ? ИЗДАВНА и до сих пор.
Хлеб - святое. Символ богатства и благополучия. Хлеб, освещенный в церкви на Успенье, съев по кусочку ( не просыпав ни крошки ), заворачивали в чистую холстину и клали под образа , символизируя связь с богом. Хлеб резали с верхнего угла и клали в хлебницу, не переворачивая, чтобы в делах в доме все было складно, да ладно. Если приходил сосед и просил хлеба, делились последним куском. Отказать было нельзя, чтобы не навлечь еще большей бедности. Покидая свой дом, оставляли кусочек хлеба и соль, чтобы новых жильцов не постигла неудача . Хлеб - посол мира и дружбы между народами. Хлебом поминали тех, кто уходил в иной мир.
А сколько толкований снов , когда приснится ХЛЕБ. Есть хлеб - к достатку. ПЕЧЬ ХЛЕБ - вы на правильном пути и скоро обретете материальное благополучие. ХЛЕБ БЕЛЫЙ видеть во сне - к прибыли , РЖАНОЙ - означал, что ваш дом дружный и хлебосольный.
СОЛЬ до сих пор играет роль оберега от зла . Ценилась она на вес ЗОЛОТА. Были времена, когда большую солонку с солью выставляли на стол только перед самыми дорогими гостями. Считалось накормишь хлебом с солью недруга, он непременно станет тебе другом. Выражение " ты забыл мой хлеб и соль " было самым большим упреком неблагодарному человеку. Скрепляя договор, по щепотке брали в рот СОЛЬ из одной солонки . А кто не знает поговорки " МЫ С НИМ ПУД СОЛИ ВМЕСТЕ СЪЕЛИ " , говоря о верной дружбе.
Плохой приметой считалось одалживать соль. Еще хуже - отдавать долг. Почему и сейчас : нечаянно просыпешь соль и невольно думаешь : " ну вот, к ссоре это. "... Только и на этот случай существовала " отмазка" Надо смахнуть соль белой тряпочкой в белое блюдце и сказать : " Соль - не вода , все уйдет без следа "..
НАШИ ПРЕДКИ - БЫЛИ МУДРЫ. На память нам оставили много советов , примет. А ПРИМЕНЯТЬ ИХ ИЛИ НЕТ - НАМ РЕШАТЬ.

Взяв, песню со словами про хлеб и про соль , как наш талисман, мы тогда и не знали, всего смысла этих слов. ..."СПАСИБО, МАМАША ЗА ХЛЕБ И ЗА СОЛЬ..." - слова благодарности за то, что вырастила. .." ТЫ КРУЧЕ ГОРБУШКУ ЕМУ ПОСОЛИ ..." - чтобы крепче помнил дом и своих родных. ...." МЫ СТАРУЮ ДРУЖБУ ЛОМАЕМ. КАК ХЛЕБ " - тут и комментировать не надо : " ТЕБЕ - ПОЛОВИНА , И МНЕ - ПОЛОВИНА ".

Страницы: Пред. | 1 | ... 36 | 37 | 38 | 39 | 40 |


Главное за неделю