Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    64,29% (54)
Жилищная субсидия
    19,05% (16)
Военная ипотека
    16,67% (14)

Поиск на сайте

Выпуск ЛНВМУ 1951 года: адмиралы, генералы, их однокашники, командиры и преподаватели. Часть 13.

Выпуск ЛНВМУ 1951 года: адмиралы, генералы, их однокашники, командиры и преподаватели. Часть 13.

Есть люди, которые не могут не служить морю. Таким является Андрей Евгеньевич Мороко... Он правнук известного в свое время флотоводца, выдающегося строителя парового броненосного флота адмирала Андрея Александровича Попова, прототипа «беспокойного адмирала»...

Мороко Андрей Евгеньевич.



"Мороко Андрей Евгеньевич. Родился 15.12.1930 г. В ЛНВМУ с 1946 г. Служил на Черноморском флоте на ПЛ 613 проекта. О А.Е. Мороко как образцовом офицере-подводнике, прекрасном специалисте и внимательном воспитателе матросов была опубликована статья в газете Черноморского флота "Морю - жизнь". Проходил переподготовку на курсах ВСОК ПП. Планировался переход для дальнейшей службы на атомные ПЛ. Капитан 3 ранга. Андрей умер совсем молодым, после короткой и тяжелой болезни в 1965 г."

О А.Е. Мороко.

"В Нахимовском Андрей Мороко был самым старшим в нашем выпуске. Высокий красивый парень, доброжелательный и спокойный. На последних парадах он был правофланговым училища.
Он окончил Высшее Военно-морское училище подводного плавания и имел все данные для долгой и хорошей службы на флоте. И дома его всегда ждали жена и дочь.
Судьба сложилась трагично. Андрей умер совсем молодым, можно сказать на взлете.
В память о нем здесь приведена выдержка из статьи, посвященной А.Мороко во флотской газете того времени: Б. Дубинин. «Морю-жизнь».
Есть люди, которые не могут не служить морю. Таким является Андрей Евгеньевич Мороко. Он подводник.
Человек, располагающий к себе. Немногословен, внешне сдержан. За сдержанностью угадывается натура кипучая, энергичная. Привлекают его глаза, почти черные, умные внимательные. Мы не проговорили с ним и получаса, но было ясно, что он крепко любит море, службу, подводный корабль и моряков.
Он правнук известного в свое время флотоводца, выдающегося строителя парового броненосного флота адмирала Андрея Александровича Попова, прототипа «беспокойного адмирала», которого с такой любовью выписал К. М. Станюкович в одноименной повести. Это обстоятельство сыграло решающую роль в морской судьбе Андрея Мороко. С самого раннего детства он так много слышал о прадеде, а потом так много читал о нем, что перенял и его любовь к морю, и многие черты характера.
Помните, как писал о своем герое Станюкович? «Глядя на этого человека... никто не подумал бы усомниться в заслуженности составившейся о нем во флоте репутации лихого и решительного, знающего и беззаветно преданного своему делу моряка...». Все, с кем довелось разговаривать о Мороко, отзывались о нем почти так же. И командиры подводных кораблей, и умудренные опытом политработники. и молодые матросы — все непременно выделяли его любовь к делу, обширные знания.
Мороко не унаследовал от прадеда его буйной и гневной вспыльчивости, неукротимости. Он ровен в отношении к людям, глубоко уважает их человеческое достоинство. Он способен радоваться удачам и переживать промахи подчиненных так же остро, как переживал бы свои собственные. И это еще больше располагает к нему моряков. Противник менторского тона, бесед по обязанности, Андрей Евгеньевич «не читает морали» провинившемуся. Он говорит с людьми по велению сердца, а не по обязанности только, и это помогает добиться многого. Своим примером, всей своей жизнью внушает он им любовь к морю, глубокое уважение к службе…"

К истории 6-го выпуска ЛНВМУ (1945-1953 год). Роберт Борисович Лепорский-Семевский.

"С удовольствием вспоминаю нашу дружбу не только среди товарищей из своего класса, но и вообще воспитанников всех шести рот, которые, особенно старшие (1-я рота), всегда покровительствовали нам «малышам», защищая от несправедливых нападок некоторых более сильных и взрослых ребят из других рот. К таким старшим ребятам можно отнести: Р.Зубкова, Щербакова, Симонова, Андрея Мороко и многих других. Вспоминаю, как однажды все училище во время самоподготовки по брошенному кличу: «наших бьют!» почти в полном составе, мимо кордона офицеров-воспитателей бросилось на улицу защищать своих товарищей от хулиганов Петроградской стороны, побивших воспитанника младшей роты. Что касается драк между своими, то конечно они бывали как у всех мальчишек всегда. Но при этом обычно соблюдались неписанные в то время правила: бить только до первой крови; лежачего не бьют; и драться только один - против одного. Правда, был случай в лагере, когда одному из уличенных в воровстве устроили «тёмную», т.е. побили, предварительно закрыв голову одеялом и отметелив кулаками. Но после первых же слёз наказанного, здесь же остановились. В более старшем возрасте бывали и более серьезные поступки, например, когда в нашей роте два великовозрастных верзилы (Колосов и Орлов, исключенные потом из училища) побили своего более физически слабого товарища. По-видимому, всё же такие случаи были редки и не характерны, а вот «один на один» бывало наверное у каждого."

Прадед, адмирал Попов Андрей Александрович.

"Тяжело в учении..." В.К. Грабарь.


"Чрезвычайное внимание уделялось эстетическому воспитанию. В своем докладе на уже упомянутом педсовете 1945 года Л.А. Поленов особо выделил живопись. И это не случайно. Он сам хорошо рисовал, и первым экспонатом в будущем музее «Авроры» была его акварель «Фрегат «Аврора» во время обороны Петропавловска-Камчатского». В начале 1946 года преподавателем рисования был С.А. Муравьев, он также был прекрасным рисовальщиком. Владение карандашом и кистью прививалось гардемаринам в старом Морском корпусе, берега открытых тогда новых земель зарисованы его выпускниками. По примеру Морского корпуса решено было создать в училище свою картинную галерею. Начало ей положила полученная в дар картина из коллекции адмирала А.А. Попова «Приход поповки («поповка» – тип корабля, изобретенный Поповым) в Севастопольскую бухту» художника Красовского».[13] Возможно, что эта картина прибыла в училище вместе с нахимовцем Андреем Мороко – правнуком адмирала А.А. Попова. Отличным художником был воспитатель 5 роты инженер-лейтенант К.Е. Ходакович. Он сделал несколько копий с картин художников-маринистов и оформил ими помещения своей роты. Преподаватель черчения и рисования М.Д. Зыков был более художник, чем чертёжник. Он проработал в училище до семидесятилетнего возраста. В 1958 году его сменил молодой выпускник «Серовского училища» (Училища ваяния и живописи им. В. Серова) А.Т. Тимофеев, его ученики в чертежном деле были виртуозами. Других преподавателей рисования в училище не было. Кабинет рисования и черчения был оборудован в 1946 году, но с самого начала в училище также действует кружок, члены которого в первые годы рисовали учебные пособия. Среди нахимовцев любителей рисования было довольно много, наиболее талантливые писали маслом. Воспитанник 2-й роты М.Б. Чернаков впоследствии стал членом Союза художников. Профессиональным художником (и, между прочим, контр-адмиралом) стал воспитанник 4-й роты К.Л. Олейник. Но свои художественные способности нахимовцы проявляли и в другом – делали на теле «наколки» – татуировки; излюбленным сюжетом был морской черт на бочке с вином."



ПОПОВ Андрей Александрович (1821-1898).

"... В сентябре 1854 года началась героическая оборона Севастополя, и капитан-лейтенант Попов был назначен офицером особых поручений при Нахимове и Корнилове. С этого дня два прославленных адмирала стали молодому моряку примером для подражания. И тогда же Попов совершил свой первый подвиг. Осенней сентябрьской ночью 1854 года из осажденного Севастополя вышел с потушенными огнями пароход-фрегат "Тамань". Искусно лавируя между английскими и французскими судами, он прорвал блокаду и благополучно прибыл в Одессу, блестяще выполнив приказ Нахимова. Командовал "Таманью" А.А. Попов. Зайдя затем в Николаев и получив груз для осажденного города, "Тамань" еще раз прошла сквозь англо-французскую эскадру и вернулась обратно в Севастополь. За этот подвиг А.А. Попов был произведен в капитаны 2 ранга...
В 1871 году А.А. Попов был произведен в генерал-адъютанты, а в 1872 году - в вице-адмиралы. Когда в 1876 году Попов был избран членом Адмиралтейств-совета, он был уже не только известным флотоводцем, но и знаменитым кораблестроителем. Он отдает кораблестроению всего себя, создает новые типы судов. После поражения в Крымской войне Россия создает на Черном море новый флот. Для защиты входов в Керченский пролив и Днепро-Бугский лиман было решено построить броненосные корабли. А.А. Попов разработал и предложил новый тип круглых броненосных судов с большим водоизмещением и малой осадкой. По его чертежам и под его руководством строятся броненосные крейсеры, спущен на воду первый "круглый" корабль "Новгород", а в 1875 году - немного больший по размерам, но аналогичный по форме броненосец "Киев", переименованный высочайшим указом в "Вице-адмирал Попов". Впоследствии эти корабли по имени их создателя назвали "поповки".

Подколзин И. Ошибка адмирала Попова.

"У А.А. Попова удачно сочетался талант командира и судостроителя. С 1856 года под его руководством и отчасти по его же проектам построено 14 винтовых корветов и 12 клиперов. Вместе с С. О. Макаровым он создавал образцы первых мин — грозного и совершенно нового по тем временам вида оружия.
В эту эпоху паровой флот начинает вытеснять парусники. Часто можно было видеть рядом стройные, одетые белыми шелестящими парусами фрегаты и странные парусно-паровые гибриды, у которых между парусами торчали высокие, дышащие дымом черные трубы, а по соседству важные, гордящиеся независимостью от ветра, но еще неказистые пароходы. Приверженцем нарождавшегося парового флота был А. А. Попов.
Затем длительное время, будучи уже вице-адмиралом, Попов командует Тихоокеанской эскадрой, а с 1870 года снова занимается кораблестроением, создает новые типы судов. Построены броненосные крейсеры, спущен на воду первый «круглый» корабль «Новгород», а в 1875 году — немного больший по размерам, но аналогичный по форме «Вице-адмирал Попов».



Для защиты входов в Керченский пролив и Днепро-Бугский лиман было решено построить броненосные корабли. А. А. Попов разработал и предложил новый тип круглых броненосных судов с большим водоизмещением и малой осадкой. Впоследствии их назвали «поповки». Что же представляли собой эти «странные» суда?
«Вице-адмирал Попов» — бронированный корабль с круглым корпусом в виде цилиндра диаметром 120 футов, осадкой 12 футов, водоизмещением 3550 т. В башне располагались два 12-дюймовых орудия. Судно имело шесть винтов и двигалось со скоростью 8 узлов.
Попов испытал модель этого судна на воде. Затем сделал паровую шлюпку аналогичной конструкции и после проверки ее мореходных качеств приступил к строительству броненосца.
Вот рождение этого судна и принесло Попову ту «славу», о которой мы говорили вначале. Некоторые специалисты считали и считают сейчас проект «поповки» ошибкой автора.
А была ли здесь действительно ошибка? С одной стороны, да. Если подходить с точки зрения кораблестроения вообще, тогда главная ошибка Попова заключалась в том, что, увлекшись идеей утолщения брони и увеличения калибра артиллерии, он построил судно, специально предназначенное для того, чтобы выполнять эти условия в крайнем пределе, упустив из виду, что с появлением новых требований (например, скорости, мореходности, плавности качки) подобное судно окажется невыгодным. На крупной волне корабль станет переваливаться, как блин, качаясь во всех направлениях; причем качка из-за большой ширины и малой осадки будет очень стремительной и резкой, что плохо отразится на здоровье экипажа и качестве артиллерийской стрельбы. Круглая форма корпуса и шесть винтов делали судно тихоходным.
Но если исходить не из требований, предъявляемых обычно к мореходным броненосным кораблям, а из целевого назначения, предусмотренного во время их проектирования, то «поповки» полностью отвечали этим требованиям, и, следовательно, никакой ошибки не было. Более того, английский ученый-судостроитель Вильям Фруд в письме к Б. Тедерману в ноябре 1875 года сообщал о возможности применения принципа «воздушной смазки» к широким или совсем круглым в плане судам, причем ссылался на форму днища русского корабля типа «поповки». Так что в некотором роде его обводы явились прототипом для современных судов на воздушной подушке.
Триумфом Попова был построенный по его проекту первый в истории броненосец «Петр Великий», который вступил в строй в 1877 году.
Корабль водоизмещением почти в 10 тысяч т имел четыре 85-миллиметровых орудия в двух башнях. Две паровые машины обеспечивали ему скорость 12,5 узла. Толщина брони колебалась от 75 мм до 356 мм. Вот что писал известный английский судостроитель Е. Рид в газете «Тайме»:
«...Русские успели превзойти нас как в отношении боевой силы существующих судов, так и в отношении новых способов постройки. Их «Петр Великий» совершенно свободно может идти в английские порты, так как представляет собой судно более сильное, чем всякий из собственных наших броненосцев»...
После строительства «Петра Великого» Попов выдвинул идею постройки броненосных крейсеров (впоследствии они назывались крейсерами 1-го ранга). Эта идея была тотчас подхвачена многими иностранными государствами. И в основу почти всех зарубежных проектов легли мысли и соображения русского судостроителя.
В 1880 году вице-адмирал Попов был поставлен во главе кораблестроительного отдела Морского технического комитета, где и находился почти до самой смерти.
В 1898 году жизнь замечательного адмирала трагически оборвалась.



* * *

Прочитав этот очерк, вы, очевидно, уже не скажете о А. А. Попове: «А, это тот, который строил круглые корабли?» — ибо заслуги его перед Россией неоспоримы."



«Поповки» — круглые корабли.



Броненосцы "Вице-адмирал Попов" и "Новгород".

Попов Андрей Александрович.

"... Обладая непреклонной волей, Попов в своих идеях доходил до увлечения, стоившего России довольно дорого, именно - к постройке "поповок", которые в основе своей имели несомненно правильную мысль, но неудачные лишь из-за того, что эта мысль была осуществлена в самом крайнем пределе..."

Письмо адмирала Асланбегова.

"... Еще в водах Тихого океана, где в дни "американской экспедиции" А. А. Попову довелось командовать пришедшим в Сан-Франциско отрядом русских винтовых корветов и клиперов, прочувствовал адмирал суть и значение крейсерской доктрины. От "Петра Великого", которого он упорно называл "монитор-крейсер", шел А. А. Попов к идее океанского крейсера, утвердив за Россией приоритет в создании первых в мире броненосных крейсеров с металлическим корпусом типа "Генерал-Адмирал", успешно справился он и с переделкой в крейсер несостоявшегося броненосца "Минин"..."



Вода, вода, кругом вода. Адмирал Андрей Александрович Попов, чьим именем назван второй по величине остров, командовал Тихоокеанской эскадрой и в 1862-63 годах организовал выполнение гидрографических работ в заливе Петра Великого.

ИЗ ИСТОРИИ СУДОСТРОЕНИЯ - СТО ЛЕТ СПУСТЯ - СНОВА "ПОПОВКИ"! Вечерний Николаев. 26.06.2008.
Шершов А. П. К истории военного кораблестроения.
В. Г. Андриенко. КРУГЛЫЕ СУДА АДМИРАЛА ПОПОВА.
Лурье А., Маринин А. Адмирал Г.И.Бутаков.

Вовк Станислав Петрович.



"Вовк Станислав Петрович. Родился 8.10.1932 г. В ЛНВМУ с 1944 г. В 1955 г. окончил Высшее военно-морское училище подводного плавания, минно- торпедный факультет. Служил на Тихоокеанском флоте, на Камчатке. Служил на АПЛ, помощник командира АПЛ пр.627. Капитан 1 ранга запаса. После увольнения в запас работал под Ленинградом в лесничестве."

Болотовский Виктор Абрамович.



"Болотовский Виктор Абрамович. Родился 20.08.1932 г. Поступил в ЛНВМУ в 1944 г. Капитан команды гимнастов училища. Позже стал мастером спорта по акробатике. Окончил Высшее военно-морское училище инженеров оружия, химический факультет. Служил на Северном флоте в Особом отдельном дивизионе противоатомной и противохимической защиты СФ. Демобилизован при сокращении Вооруженных сил. Старший лейтенант запаса. Окончил Ленинградский технологический институт имени Ленсовета. Работал начальником цеха в объединении "Красный треугольник", затем заведующим лабораторией ЦНИИ Гидроприбор". Научные направления - морское оружие и глубоководные изделия различного назначения. Кандидат технических наук."

Сафронов В. В. Ленинградские нахимовцы – четвертый выпуск. 1944 – 1951.

"В нашем выпуске было немало ребят, защищавших спортивную честь училища... Витя Болотовский был капитаном команды гимнастов училища."

Савельев Георгий Васильевич.



"Савельев Георгий Васильевич. Окончил Высшее военно-морское училище инженеров оружия, химический факультет. Служил на Тихоокеанском флоте. Командир войсковой части по обеспечению объектов ТОФ (бухта Ольги) средствами защиты от радиационного, химического и бактериологического оружия. Капитан 3 ранга."

К-371, Б-371 Проект 671РТ.

Командиры (в/ч 36148):
Савельев Г.В. (1972-..?..)

Брезинский Михаил Анатольевич.



"Брезинский Михаил Артемьевич. Родился 14.11.1932г. В ЛНВМУ с 194... г. Окончил Высшее военно-морское училище им. Фрунзе. Служил на ЭМ на БФ. Старший лейтенант запаса. Живет и работает в Москве."

Мигунов Евгений Михайлович.



"Мигунов Евгений Михайлович. Родился 8.08.1932 г. В ЛНВМУ с 1944 г. Окончил Высшее военно-морское училище подводного плавания, штурманский факультет. Служил на Северном флоте, штурман ПЛ 613 проекта. После увольнения в запас живет в Москве. Работал в Министерстве судостроительной промышленности и в Госстандарте СССР."

Воробьев Лев Васильевич.



"Воробьев Лев Васильевич. Родился 10.12.1931 г. В ЛНВМУ с 1945 г. Окончил Каспийское Высшее военно-морское училище, штурманский факультет. Был переведен в Ракетные войска. После окончания специальных курсов СКОС в Ленинграде был направлен в радиолокационные войска в г. Засниц ГДР. Затем служил в Латвии в ракетных войсках стратегического назначения в должности начальника штаба базы обеспечения ракетных полков. Гвардии подполковник. После выхода в отставку работал в Ленинграде заместителем директора по режиму ВНИиП аккумуляторного института."

Кауров Георгий Алексеевич.



"Кауров Георгий Алексеевич. Родился 10.05.1933 г. В 1943 г. поступил в Тбилисское нахимовское училище В ЛНВМУ был переведен в 1944 г. Непременный член сборной училища по баскетболу и футболу. Один из лучших вратарей и участник ленинградских соревнований по баскетболу. Окончил ВВМУ инженеров оружия, химический факультет. Проходил службу на Балтийском флоте в г.Лиепае в бригаде подплава. В течение 11 пет служил на Новой Земле, участвовал в испытаниях ядерного оружия. Являлся начальником отдела полигона. С 1979 г. - начальник отдела НИИ МО в Москве. Кандидат технических наук. За комплекс научных работ был удостоен Государственной премии СССР. Научные интересы - радиационные исследования. Принимал участие в ликвидации последствий катастрофы на Чернобыльской АХ - с первых дней после катастрофы. В 1988г. уволен в запас. Ветеран Подразделений особого риска. Капитан 1 ранга инженер запаса. После увольнения работал в системе Министерства Атомной энергии, а также в национальных и международных организациях Международного Агентства по Атомной энергии. Вначале был старшим научным сотрудником, а затем Заместителем директора ЦНИИ атомной информации в Москве. С 1992 года назначен начальником Управления по информации и связям с общественностью Минатома России, а впоследствии пресс-секретарем Министра РФ по атомной энергии. В настоящее время - Генеральный директор Лаборатории анализа микрочастиц Минатома России."

В.А.Богданович. Записки для сборника "Ленинградские нахимовцы – четвертый выпуск. 1944 – 1951." СПб 2001.

"Баскетбол принес в училище Юра Кауров. Мы с ним подружились. Часто нас в карикатурах вдвоем изображали с баскетбольными мячами вместо голов, мы сидели на одной первой парте. Первой потому, что уже тогда у Юры неважно было со зрением."

Г.А.Кауров. Из автобиографии нахимовца. Записки для сборника "Ленинградские нахимовцы – четвертый выпуск. 1944 – 1951." СПб 2001.

"Я, Кауров Георгий Алексеевич, родился 10 мая 1933 года в Ленинграде, на Петроградской стороне, на стадионе им. В. И.Ленина (ныне Петровский). Мой отец Иваненко Харитон Петрович, кубанский казак, был профессиональным партийным работником, первым секретарем Гатчинского райкома ВЛКСМ. Моя мать, Иваненко (Сидорова) Ольга Георгиевна, работала на заводе им. Кулакова. В 1936 г. мой отец умер. В 1937 г. мать вышла замуж за слушателя ВМА им Крылова Каурова Алексея Андреевича.
В начале блокады наша семья была эвакуирована в Ульяновск, откуда в декабре 1943 г. я сбежал на фронт и вместе с экипажем подводников, следовавшим через Ульяновск на Балтику, оказался в Москве. В Москве я был отлучен от экипажа и направлен в Тбилиси, в создаваемое там Нахимовское училище. В октябре 1944 г. меня перевели в Ленинградское Нахимовское училище и зачислили в 4-ю роту. Учился я не здорово. Пользуясь тем, что сидел за одной партой с отлично учившимся Витей Богдановичем, я беззастенчиво списывал и шпаргалил. Зато неплохо играл в баскетбол и был капитаном сборной команды училища.
В 1951 г., перед выпуском из училища я был формально усыновлен А.А. Кауровым и официально стал Кауровым Георгием Алексеевичем. По окончании Нахимовского, из-за слабого зрения, я был направлен на Химический факультет ВИТКУ ВМФ. Этот факультет в октябре 1957 г. был включен в состав вновь созданного Высшего Военно-морского училища Инженеров Оружия (ВМУИО).
Не злоупотребляя учебой, продолжая увлеченно играть в баскетбол, я закончил ВМУИО, получив квалификацию инженер-химик, в звании инженер-лейтенант. В 1955 году я женился на студентке Медицинского института Нине Янситовой. Офицерскую службу начал в должности дирижера военного оркестра 27 Кранознаменной дивизии подводных лодок в Лиепае. Через 3 месяца был переведен на должность начальника Химической лаборатории Береговой базы этой дивизии. В 1958 г. я был назначен флагманским химиком 159 ОБПЛ КБФ, базирующейся в Клайпеде, а затем 157 ОБПЛ в Палдиски. В состав бригад входили подводные лодки проекта А-615, с машинной установкой работающей по принципу " единого двигателя ". По существу, после погружения такой подводной лодки, под водой оказывалось сложное химическое предприятие, имеющее 8 тонн жидкого кислорода, использующегося для сжигания соляра в трех ДВС. Выбрасываемые из дизелей выхлопные газы очищались от углекислоты и окислов азота химическим поглотителем известковым ( ХПИ ) и вновь направлялись в необитаемую выгородку, где работали дизели. Машинная установка этих лодок позволяла им достигать под водой невиданной, для того времени скорости, свыше 20 узлов. Из-за взрыво и пожаро - опасности эти лодки прозвали " зажигалками ". В наших бригадах, благодаря мастерству подводников, эти лодки не взрывались и не горели.
В 1964 г. я был переведен на 6 ГЦП МО на островах Новая Земля, где непосредственно принимал участие в испытаниях ядерного оружия в должностях старшего инженера-испытателя, начальника лаборатории, начальника отдела Научно-испытательной части полигона. В 1972 году защитил кандидатскую диссертацию, а в 1974 году ВАК СССР утвердил меня в ученом звании старшего научного сотрудника.
В 1975 году я был переведен в Москву начальником отдела Специализированного филиала 12 ЦНИИ МО, который возглавлял однокашник по Нахимовскому училищу Валя Софронов, позже получивший генеральское звание. И на полигоне, и в научно -исследовательском институте я проводил радиационные исследования, непосредственно работая с радиоактивными веществами в открытом виде. В 1982 году за цикл радиационных исследований, в составе авторского коллектива, мне была присуждена Государственная премия СССР.
Со второго дня после взрыва на ЧАЭС, с 27 апреля 1986 года и до конца 1986 года, мне довелось участвовать в ликвидации последствий этой катастрофы. За первый пролет над аварийным блоком, с отбором радиоактивных проб, был награжден орденом Красной Звезды. После ухода в запас в 1988 году в звании капитана 1 ранга - инженера, работал старшим научным сотрудником, а затем Заместителем директора ЦНИИ атомной информации в Москве.

Продолжение следует.

Обращение к выпускникам нахимовских училищ. К 65-летнему юбилею образования Нахимовского училища.

Пожалуйста, не забывайте сообщать своим однокашникам о существовании нашего блога, посвященного истории Нахимовских училищ, о появлении новых публикаций.



Для поиска однокашников попробуйте воспользоваться сервисами сайта

нвму

Сообщайте сведения о себе и своих однокашниках, воспитателях: годы и места службы, учебы, повышения квалификации, место рождения, жительства, иные биографические сведения. Мы стремимся собрать все возможные данные о выпускниках, командирах, преподавателях всех трех нахимовских училищ. Просьба присылать все, чем считаете вправе поделиться, все, что, по Вашему мнению, должно найти отражение в нашей коллективной истории.
Верюжский Николай Александрович (ВНА), Горлов Олег Александрович (ОАГ), Максимов Валентин Владимирович (МВВ), КСВ.
198188. Санкт-Петербург, ул. Маршала Говорова, дом 11/3, кв. 70. Карасев Сергей Владимирович, архивариус. karasevserg@yandex.ru


Главное за неделю