Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    61,64% (45)
Жилищная субсидия
    19,18% (14)
Военная ипотека
    19,18% (14)

Поиск на сайте

Командиры АПЛ «К-3» «Ленинский комсомол» - выпускники нахимовских училищ. Рижский нахимовец и его однокашники. Часть 8.

Командиры АПЛ «К-3» «Ленинский комсомол» - выпускники нахимовских училищ. Рижский нахимовец и его однокашники. Часть 8.

Валиться на головы россиян радиация начала задолго до апреля 1986 года. Многие "звенящие" точки нашей страны до сих пор засекречены, а материалов о происходящих там до сих пор трагедиях ни в одном архиве не найти – их просто нет.

Орленко Валентин Григорьевич.



Орленко Валентин Григорьевич. Рига. 21.02.1952. См. Нахимовцы-адмиралы, их учителя, командиры, однокашники и сослуживцы. Лойкканен Гарри Генрихович, контр-адмирал, подводник, нахимовец. Окончание.

Воспоминания Верюжского Н.А. (Воспоминания о прошлом)

"Все «питоны» этого класса мне были хорошо знакомы с момента поступления в училище в 1947 году. Со многими из них у меня сложились хорошие, дружеские отношения. Например, с Витей Балабинским, коренным ленинградцем, добрым, надёжным и отзывчивым товарищем. Из нахимовского его направили в Первое Балтийское училище подводного плавания. Однажды нам посчастливилось встретиться на практике курсантами четвёртого курса в Либаве: я тогда был на бригаде эскадренных миноносцев, а он на бригаде подводных лодок. Однажды, находясь по каким-то делам в штабе военно-морской базы, случайно встретил Орленко, тоже нашего рижского нахимовца, но на год старше нас, который и сказал, что здесь на практике находится Витя Балабинский. Я при первой же возможности отправился на бригаду подводных лодок. Курсантов ни часовые, ни вахтенные у трапа ни о чём не спрашивали: кто, куда и зачем идёт, наоборот даже подсказали, где я могу встретить разыскиваемого. Витю Балабинского я тогда обнаружил в первом отсеке подводной лодки около торпедных аппаратов. Встреча была не продолжительная, но для меня интересная и запомнившаяся."

Пашков Борис Иванович.



Пашков Борис Иванович. 27.02.1950.

Пашков Борис Иванович окончил училище с серебряной медалью.

М.Д. Агронский: "Немногочисленные контрольные диктанты проводились следующим образом. Михальченко диктовал текст, а наиболее грамотный из учащихся (им обычно был отличник Пашков) выстукивал условным стуком (карандашом по столу) в тех местах, где нужно поставить определённый знак препинания. Я сомневаюсь, что преподаватель не слышал этих явных знаков подсказки, но не припоминаю, чтобы реагировал на это... Пашков – так и не угнался за славой, и, к большому сожалению, рано канул в вечность бесславно." Подробнее - Агронский М.Д.«И молодость, одетая в бушлаты, И юность перетянута ремнём…» Часть 4.



Петров Иван Васильевич. Пузаков Геннадий Петрович (См. Лойкканен Гарри Генрихович, контр-адмирал, подводник, нахимовец. Окончание).

Пирогов Юрий Михайлович.



Гриневич В.В.: Юра Пирогов разговаривает со мной; на переднем плане Залите Эдгар Янович что-то смешное рассказывает Марменштейну Саулу Марковичу.



Гриневич В.В.: Вадим Ильичев, Юра Пирогов, я, Юра Хромов и Миша Логвинов около гостиницы.

Романов Дмитрий Михайлович.



См. Лойкканен Гарри Генрихович, контр-адмирал, подводник, нахимовец. Окончание.

Сабуров Евгений Григорьевич.



Гриневич В.В.: Женя Сабуров.

Саенко Борис Ильич.



Саенко Борис Ильич. Рига. 1947. Саенко Борис Ильич окончил училище с серебряной медалью.

Атомная подводная лодка К-27 (645пр) Северного Флота - Подводный флот России.

"Они были первыми, кто прибыл на строящуюся К-27 в 1958-1959 гг.
Командир корабля капитан 2 ранга Гуляев Иван Иванович
Старший помощник командира капитан-лейтенант Окованцев Николай Дмитриевич
Заместитель командира капитан 3 ранга Петухов Михаил Алексеевич
Помощник командира капитан-лейтенант Ковалев Эрик Александрович
...
Командиры электротехнических групп:
Инженер-лейтенант Ничипоренко Виктор Дмитриевич
Инженер-лейтенант Кунтыш Виктор Григорьевич
Инженер-лейтенант Саенко Борис Ильич."

Задраить архивы! Владимир КИВЕРЕЦКИЙ. Закон и право - Terra incognita, номер 14(24).

"В одном из институтов Академии Наук (тогда еще СССР) сотрудникам, работавшим в зоне аварии на Чернобыльской АЭС, удалось-таки добыть тщательно скрываемую ведомость доз облучения, полученных ими на зараженной территории. По подписанному директором документу получалось, что за один и тот же временной промежуток сам директор, профессор и зав. отделом получили радиации по 40 рентген, а их подчиненные – м.н.с., лаборанты, инженеры – по 1, а то и по 0,5 рентгена. В такой же пропорции начислялись и зарплаты. Большего на этой игре цифр директор и компания не выиграли – в законе "О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации…" дозы облучения учитывать не стали.

ИГРА СЛОВ

Валиться на головы россиян радиация начала задолго до апреля 1986 года. Многие "звенящие" точки нашей страны до сих пор засекречены, а материалов о происходящих там до сих пор трагедиях ни в одном архиве не найти – их просто нет.

Задолго до знаменитой чернобыльской катастрофы была разработана и классификация трагических событий, связанных с радиоактивным облучением. В ней обозначены все возможные на ядерных установках происшествия: от катастроф до простого (словно речь идет о поломке сливного бачка) понятия "неисправность". В сегодняшних законах, направленных на защиту пострадавших от радиации, используются только два слова – "катастрофа" и "авария". Такой игрой слов мгновенно отсекли от льгот тех, кто на разных объектах (мирных и военных) устранял утечки радиации, неисправности оборудования и "конструктивные недостатки". Сколько людей облучилось и погибло после этих ЧП, у нас не считали. И те, кто в начале атомной эры подставлял себя под смертельные дозы облучения, до сих пор "в списках не значатся".

Так получилось с экипажем атомной подводной лодки "К-27". Одним раздали славу и бессмертие в памяти потомков. Другим – забвение и горы канцелярских отписок. Игры цифр и слов до сих пор вершат свое дело.

ГДЕ ЖЕ ВЫ ТЕПЕРЬ?

На тридцатилетии со дня создания АПЛ "К-27" присутствовали, конечно, не все, кто был причастен к ее рождению и прошел с нею ее первые мили. На этом юбилее произошло то, чего не было в регламенте торжества. Первый капитан "К-27" Герой Советского Союза Гуляев Иван Иванович снял с груди орден "Красной Звезды" и прямо на сцене вручил его Шпакову Александру Васильевичу. Именно И.И. Гуляев до самой смерти (1998 г.) бился со своим ведомством, требуя признать факты многочисленных аварий на "К-27", а свой первый экипаж причислить к ветеранам подразделений особого риска.

То, что не удалось сделать Герою, пытаются довести до конца одиночки, те, кто остался в живых после первых испытаний знаменитой подлодки. Капитан 1 ранга в отставке Шпаков А.В., капитан 1 ранга Сорокин Ю.Н. и капитан 3 ранга Саенко Б.И. выступают в качестве свидетелей, пытаясь отстоять права тех, кто и вовсе не попал в списки первого экипажа "К-27". Только и они вряд ли смогут назвать всех, кто проходил службу на АПЛ, кто занимался наладкой ее, испытаниями и доработкой. Ибо и тут не обошлось без хитростей – оказывается, лодка работала и ломалась не только на море, но и на суше, на стендовых испытаниях, а это, по мнению Минобороны, вещи совершенно разные. А если дальше углубиться в дебри классификации людей на военных и штатских, заслуг – по должностям и по табелю о рангах, ЧП – по масштабам, а документов – по засекреченности, то и вовсе получается такая неразбериха, что начинаешь подозревать, а была ли лодка?

ТАК ЧТО ЖЕ БЫЛО?

Официально 24.05.1968 года на "К-27" в автономном походе произошла авария. Она и считается единственной – умолчать о ней не удалось. Данные об этой аварии до сих пор засекречены, хранятся в архивах президента РФ и других ведомств.

Историю ПЛ "К-27" собирали по крупицам сами подводники. Начал работу И.И. Гуляев. Хоть и обласканный государством и удостоенный высшей награды, он не смог смириться с ложью официальной, и, как знать, может, потому и не хватило ему сил выжить в борьбе за права своего экипажа?

В своем обращении к Главнокомандующему Военно-морским флотом РФ адмиралу флота В.И. Куроедову капитан 1 ранга, председатель Санкт-Петербургского клуба подводников Курдин И.К. пишет: "По данным, представленным капитаном 1 ранга И.И. Гуляевым, имели место следующие радиационные аварии: в апреле 1959 г. – заклинка вспомогательного циркуляционного насоса 1-го контура, в декабре 1959 г. – большая течь 1-го контура в результате разгерметизации трубопровода. После этих аварий все члены первого экипажа были госпитализированы и находились на лечении в МЧС Обнинска в Центральном военном госпитале им. Бурденко и в Клинической больнице № 6 Института Биофизики АМН СССР…" Только одному из пострадавших чудом удалось получить на руки документ, подтверждающий диагноз "хроническая лучевая болезнь". Остальные члены экипажа и ныне числятся инвалидами "по общему заболеванию".

Но и это еще не все. В декабре 1962 г. личный состав АПЛ "К-27" участвовал в ликвидации последствий аварийной радиационной ситуации во время заводских швартовых испытаний. Тогда произошла утечка сплава (радиоактивного, конечно!) во второй контур. Непосредственные участники ликвидации аварии направлены на обследование в военно-морской госпиталь Северодвинска. Медицинские документы на руки не выдавались. Диагнозы не связаны с радиацией. Списанных "на берег" заменили.

Следующие жертвы появились в 1964 году во время первого автономного (52 суток) плавания "К-27". Силами экипажа ликвидирована авария в газовой системе первого контура – непосредственно на реакторе. Опять – облученные, опять – секретность, опять – показатели успехов. По свидетельствам очевидцев, множество мелких аварий, также приводивших к утечке радиации, и вовсе не документировалось."



Саенко Борис Ильич. Мы - подводники атомной субмарины. (Фотоальбом В.Мазуренко).

"ЗАДРАИТЬ АРХИВЫ!

"О том, что на самом деле происходило с легендарной атомной подводной лодкой, знает не только личный состав. В курсе событий и разработчики (многие из которых удостоены государственных премий и наград), и НИИ, непосредственно занимавшиеся наладкой и доработкой оборудования АПЛ, и КБ, и заводы-изготовители, и воинские части, к которым были приписаны экипажи "К-27". Знали и скрывали тогда, во времена СССР. Знают и скрывают сейчас. Одни те же факты – на "К-27" со дня стендовых испытаний и на море было множество аварий, в которых пострадали как военные, так и штатские из числа инженерно-технического персонала.

Многие годы идет борьба за обнародование и признание этой правды. В переписке с чиновниками задействованы члены первого экипажа, клуб подводников Санкт-Петербурга, академик А.А. Саркисов (Институт безопасного развития атомной энергетики РАН), морское бюро машиностроения "Малахит", физико-энергетический институт, КБ "Гидропресс", контр-адмирал А.А. Березин, контр-адмирал Л.Д. Чернавин, депутат Госдумы Ю.А. Рыбаков, Министерство Обороны РФ, воинская часть 72190, ЦНИИ Министерства Обороны РФ, и пр. и пр.

Четыре года переписки депутата Госдумы Рыбакова с различными должностными лицами и учреждениями МО РФ – это яркий пример того, как государственные ведомства ведут непримиримую борьбу с гражданами РФ. За свою от них независимость. Последнее слово в деле включения первого экипажа "К-27" в подразделения особого риска полномочен сказать ЦНИИ МО РФ – именно в глубине его архивных тайн зарыта правда, которой добиваются ветераны-подводники. Институт сам разрабатывал "Перечень атомных ПЛ и надводных кораблей, на которых имели место радиационные аварии с ядерными энергетическими установками (ЯЭУ)" Но в этот список не включены случаи аварий на "К-27". Документы, где вещи названы своими именами без подмены слов и цифр, в войсковую часть 72190 предоставлены не были. Теперь ЦНИИ МО РФ и вовсе не хочет заниматься этим делом. Похоже, что в мозгах руководства института снова заработала прежняя программа, запущенная во времена советской сверхсекретности – "Задраить архивы!". Там осознают значимость документа, который просят подводники – он даст им то, что они давно заслужили. Но традиция ведомства не позволяет выносить правду за пределы его – даже если о ней давно уже знает весь мир.

Поняв, что с упертостью ЦНИИ МО РФ ничего не поделать, депутат Госдумы Юлий Рыбаков отправил запрос лично министру обороны С.Б. Иванову. Спустя полтора месяца пришел ответ. Правда, не из Министерства Обороны и не от Иванова совсем, а из воинской части 72190, с которой и без того уже много лет вел переписку Ю.А. Рыбаков. В ответе все то же самое: подводники должны "предоставить на рассмотрение в 1 ЦНИИ МО РФ архивные документы, подтверждающие факт радиационно-ядерной аварии в период проведения заводских швартовых испытаний". Как люди должны добывать эти архивные документы, в ответе не подсказали. Минобороны опять требует от подводников документ, который находится в Минобороны. Тупость это или цинизм? Ни то ни другое. Это способ существования власти, для которой люди как отработанное топливо – закопать поглубже и забыть."

См. также Записки штурмана Палитаева Алексея Ивановича. Часть 9.

Продолжение следует.

Обращение к выпускникам нахимовских училищ. 65-летнему юбилею образования Нахимовского училища, 60-летию первых выпусков Тбилисского, Рижского и Ленинградского нахимовских училищ посвящается.

Пожалуйста, не забывайте сообщать своим однокашникам о существовании нашего блога, посвященного истории Нахимовских училищ, о появлении новых публикаций.



Для поиска однокашников попробуйте воспользоваться сервисами сайта

nvmu.ru.

Сообщайте сведения о себе и своих однокашниках, воспитателях: годы и места службы, учебы, повышения квалификации, место рождения, жительства, иные биографические сведения. Мы стремимся собрать все возможные данные о выпускниках, командирах, преподавателях всех трех нахимовских училищ. Просьба присылать все, чем считаете вправе поделиться, все, что, по Вашему мнению, должно найти отражение в нашей коллективной истории.
Верюжский Николай Александрович (ВНА), Горлов Олег Александрович (ОАГ), Максимов Валентин Владимирович (МВВ), КСВ.
198188. Санкт-Петербург, ул. Маршала Говорова, дом 11/3, кв. 70. Карасев Сергей Владимирович, архивариус. karasevserg@yandex.ru


Главное за неделю