Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    63,41% (52)
Жилищная субсидия
    19,51% (16)
Военная ипотека
    17,07% (14)

Поиск на сайте

Командиры АПЛ «К-3» «Ленинский комсомол» - выпускники нахимовских училищ. Ленинградский нахимовец и его однокашники. Часть 3.

Командиры АПЛ «К-3» «Ленинский комсомол» - выпускники нахимовских училищ. Ленинградский нахимовец и его однокашники. Часть 3.

... Изучая мемуарную и военно-историческую литературу, вышедшую на Западе, сталкиваешься с одним: в ней расписываются героические действия фашистских подводников в полярных морях.
... активный участник вместе с супругой в работах по созданию ПОЛЯРНОЙ СТАНЦИИ БУХТЫ ТИКСИ, точнее - в освоении Северного морского пути.

Васильев Юрий Борисович.



Васильев Юрий Борисович родился в августе 1933 года в Ленинграде. После ЛНВМУ поступил в 1-е Балтийское ВВМУ.

Вершинин Александр Федорович.



Остап Горяинов и Саша Вершинин. Вершинин А.Ф.

Вершинин Александр Федорович родился в марте 1935 года. После ЛНВМУ поступил в 1-е Балтийское ВВМУ.

Отец нахимовца Вершинина - Герой Советского Союза Вершинин Фёдор Григорьевич, Мастер торпедных ударов.



Биография Вершинина Ф.Г. - на сайте "Великая Отечественная - под водой".

"Щ-311".

... В декабре 1939 года "Щ-311" под командованием капитана-лейтенанта Федора Григорьевича Вершинина вышла в боевой поход. На борту лодки находился командир Дивизиона ПЛ капитан-лейтенант А.Е.Орел. 28 декабря в районе порта Васа в Ботническом заливе "Щ-311" атакует пароход "Зигфрид". Транспорт был поврежден, но ему удалось уйти. Через несколько часов лодка снова выходит в атаку. На этот раз ее жертвой стал транспорт "Вильпас", водоизмещением 775 брт. Торпеда прошла мимо и судно было отправлено на дно артогнем. (По возвращении из похода командир лодки заявил о потоплении в этот день двух транспортов общим водоизмещением в 4.000 брт). Целую неделю "Щ-311" боролась со льдом, пока 5 января 1940 года в районе маяка Зюйдостброттен не обнаружила шведский пароход "Фенрис" (484 брт), который перевозил бочки с горючим. Командир лодки позволил команде судна спустить шлюпку, а затем выпустил по пароходу торпеду, которая вдруг сошла с курса. Тогда лодка открыла артогонь, в ходе которого "Щ-311" выпустила 127 45-мм снаряда. Вскоре транспорт скрылся под водой. 7 января 1940 года "Щ-311" получила приказ о возвращении на базу, и 10 января ошвартовалась в Либаве. По итогам похода весь экипаж "Щ-311" был награжден орденами и медалями, комдив А.Е.Орел получил Орден Ленина, а командир "Щ-311" Ф.Г.Вершинин был удостоен звания Героя Советского Союза.



Экипаж подлодки Щ-311 после награждения корабля орденом Красного Знамени в 1940г. Крайний справа - герой СССР Ф.Г.Вершинин.

7 февраля 1940 года "Щ-311" награждена Орденом Красного Знамени.



Щ-311 «Кумжа».

ПОДЛЕДНЫЙ КАПИТАН.

... Изучая мемуарную и военно-историческую литературу, вышедшую на Западе, сталкиваешься с одним: в ней расписываются героические действия фашистских подводников в полярных морях. Действительно, известны случаи, когда немецкие подводные лодки действовали у кромки паковых льдов и уходили под них, когда возникала опасность. Бывало, что и всплывали они в разводах, чтобы зарядить аккумуляторные батареи. Но ведь эти тактические приемы еще в финскую войну отработали наши командиры подводных лодок Коняев и Вершинин...

См. также Подводные силы КБФ в советско-финляндской войне 1939-1940 гг. - разбор боевых действий ПЛ "Щ-311" под командованием капитан-лейтенанта Вершинина Ф.Г.

Герой Советского Союза Вершинин Фёдор Григорьевич.



"Во время Великой Отечественной войны Ф.Г. Вершинин лично принимал участие в разработке оперативно-боевых документов для подлодок, уходящих в боевые операции на дальние коммуникации противника. Благодаря правильному анализу создавшейся обстановки и грамотно поставленным боевым задачам в 1942 году, несмотря на сложную обстановку, подводники-балтийцы успешно форсировали Финский залив и топили боевые корабли и транспорты врага в Балтийском море на дальних коммуникациях. В дивизионе строящихся и капитально ремонтирующихся подводных лодок в условиях блокады города-героя Ленинграда он участвовал в достройке подводных лодок типа "К".
В послевоенные годы отважный офицер-подводник передаёт свой богатый опыт новому поколению моряков-балтийцев. С января по март 1946 года он командир учебного дивизиона подводных лодок Краснознамённого УОПП и противолодочной обороны (ПЛО) имени С.М. Кирова, с марта по май того же года - начальник штаба учебного дивизиона учебной бригады подводных лодок. С июля 1946 года по ноябрь 1947 года капитан 2-го ранга Вершинин Ф.Г. - старший преподаватель Военно-морского авиационного училища имени С.А. Леваневского.
С ноября 1947 года по июнь 1960 года судьба Ф.Г. Вершинина связана с Военно-морской академией кораблестроения и вооружения имени А.Н. Крылова, где ему 9 июля 1949 года присвоено воинское звание капитана 1-го ранга, где он 25 декабря 1952 года становится кандидатом военно-морских наук, а в 1953 году - доцентом. В стенах этого научного учреждения один из первых Героев-подводников проходит путь от преподавателя, заместителя начальника кафедры, до начальника группы научных сотрудников (по разработке капитальных трудов).
С июня 1960 года до декабря 1964 года Ф.Г. Вершинин - старший научный сотрудник Военно-морской академии. С декабря 1964 года капитан 1-го ранга Вершинин Ф.Г. - в отставке. Жил в городе-герое Ленинграде (ныне Санкт-Петербург), где и скончался 29 февраля 1976 года.
Награждён 2 орденами Ленина (1940, 1953 годы), орденами Красного Знамени (1948 год), Отечественной войны 2-й степени (1945 год), Красной Звезды (1944 год), медалями.
На здании школы в деревне Усть-Паденьга Шенкурского района Архангельской области в память о Герое установлена мемориальная доска."

Войцеховский Петр Георгиевич.


Войцеховский Петр Георгиевич родился в 1935 году. Учился в ЛНВМУ с 1947 по 1952 год, затем поступил в 1-е Балтийское ВВМУ. Пока, к сожалению, не ведаем, как сложилась его судьба. Так бывает, но можем рассказать у судьбах отца и деда.

Кстати, дядя нахимовца, Войцеховский Александр Анастасьевич, ротмистр при кавалерии. Почему такое родство не помешало племяннику поступить в училище, как, кому, почему порой ломало жизнь, - тема отдельного разговора. Возможно, в будущем вернемся к ней.

Отец. Войцеховский Георгий Анастасьевич.

Составил карту района Якутской АСССР в 1938 году.: Якутская АССР (Булунский раион) / Сост.: Г.А. Войцеховский - 1:500000 - Л. : Отп. Картм. ЦНИГРИ, 1938 - 1л.

А еще ранее - активный участник вместе с супругой в работах по созданию ПОЛЯРНОЙ СТАНЦИИ БУХТЫ ТИКСИ, точнее - в освоении Северного морского пути. Приведем несколько фрагментов из воспоминаний первого начальника станции Е.Н.Фрейберга.

В 1932 г. осуществлялся исторический поход на ледокольном пароходе «Сибиряков» по Северному морскому пути вдоль берегов Европы и Азии за одну навигацию. В бухте Тикси «Сибиряков» должен был забункероваться ленским углем, который поручили доставить ленским речникам.



5 августа 1932 г. пароход «Лена» с двумя баржами на буксире под командой капитана Афанасия Даниловича Богатырева, впоследствии члена Якутского правительства, вошел в бухту Тикси. Этот небольшой морской залив, с запада отделенный узким перешейком от залива Неелова, входящего в дельту реки Лены, с севера прикрытый островами Муостах и Бруснев, а с востока — мысом Косистым, был тогда пустынным местом. В этом заливе нашей экспедиции и предстояло построить метеостанцию.
Оставив баржи со всем снаряжением у острова Бруснева, мы на пароходе «Лена» отправились искать подходящее место для будущей станции. Со мной были геодезист Г. А. Войцеховский и геолог В. М. Лазуркин.
Наше внимание сразу же привлекла маленькая уютная бухточка Булункан, расположенная в западном углу бухты Тикси. Закрытая со всех сторон горами, эта бухточка, казалось, самой природой была предназначена для строительства в ней порта. Но для метеостанции она не годилась: наблюдения не отражали бы действительное состояние погоды во всем районе. В Булункане сильно проявлялся свой микроклимат.



Залив Сого. Полярная станция.

В заливе Сого, в глубине бухты Тикси, мы заметили небольшой мыс. В море он обрывался невысоким скалистым уступом. На поверхность мыса выходили твердые каменные породы. Невдалеке впадала речка. По горизонту полукругом синели горы Хараулахского хребта. До гор простиралась широкая тундра, и на ней блестели серебряные зеркала озер.
Мы спустили шлюпку и съехали на берег. Стаи линных гусей, часто махая крыльями, убегали от нас в тундру и прятались там среди кочек. На берегу лежало огромное количество плавника, который каждую весну сибирские реки выносят в полярное море. Деревья, бревна, остатки построек и разбитых судов долго скитаются по волнам, пока течение и ветер не выбросят их на берег. Кстати, нагромождения и барьеры плавника позволяют определить древнюю береговую линию.
На этом мысу мы и решили строить станцию. Широкая открытая равнина обеспечивала нормальный характер метеонаблюдений, скалистая площадка могла стать прекрасным фундаментом для построек, и к тому же рядом была пресная вода и достаточный запас дров. Лучшего нечего было и искать!
В тот же день на пустынном берегу забелели палатки первых поселенцев бухты Тикси. Сразу же приступили к разгрузке барж. В этом нам деятельно помогала команда «Лены». Лесоматериал для постройки двух домов сбрасывался прямо за борт. Легкий ветерок угонял лес в нужном направлении, и вскоре вся береговая линия была завалена бревнами и досками.
Нас, зимовщиков, было 15 человек: девять научных работников и сотрудников метеостанции, трое строительных рабочих, повар и двое детей. А работы было очень много. За короткий срок предстояло построить два дома, склад для продовольствия, рацию и машинное отделение. Кроме того, пока не выпал снег, нужно было на долгую полярную зиму заготовить дрова и обеспечить кормом (рыбой) упряжку собак.
Все дружно взялись за работу и трудились день и ночь. Никто не думал о сне, все работали почти без перерыва. Только метеорологи — жена начальника станции З.М. Фрейберг и жена геодезиста Н.В. Войцеховская, были освобождены от строительных работ. Они занялись метеонаблюдениями и изучением солнечной радиации.
Все зимовщики были разбиты на бригады. В транспортную бригаду вошли механики Н. Г. Татарчук и А. А. Денисов, радист Г. Н. Шашин, наблюдатель В. Б. Криденер, печник Н. А. Ханыгин и... бычок Яшка. Для него изготовили специальную телегу, и он очень помогал подвозить бревна, ведь лес был разбросан по берегу по крайней мере на километр. В строительную бригаду вошли научные работники Г. А. Войцеховский, В. М. Лазуркин, плотники Петухов, Иванов и я...



Вид на полярную станцию Тикси из бухты.

Совершенно неожиданно для нас пришел речной теплоход «Эстафета». Под начальством Сергеева он совершал первый пробный рейс в устье реки Яны. Мы договорились о связи,— ведь наша радиостанция была единственной на многие сотни километров побережья,— и «Эстафета» ушла. Почти сразу же радиосвязь с ней прервалась.
А время шло... Теплые безветренные дни сменились бурными, с дождями и снегом. Вершины дальних гор оделись в белые снежные шапки. Наступила осень.
В домах уже были сложены печки, и мы переселились из палаток в комнаты. Часть людей еще заканчивала работу в домах, остальные заготовляли дрова. Все мечтали о заслуженном отдыхе, когда вдруг из Якутска пришла радиограмма: «Эстафета» погибла мысу Буорхая тчк Экипаж терпит бедствие зпт спасите людей».
Товарищей надо было выручать. Не раздумывая долго, мы решили идти к мысу Буорхая на катере. Когда решался вопрос, кому направиться в этот поход,— никто не хотел оставаться. Особенно рвалась в рискованное плавание молодежь — комсомольцы.
Но идти в море на катере нам не пришлось. В Тикси прибыл специальный уполномоченный из Якутска Пшенников. Он предложил направить в спасательную экспедицию пароход «Лена».
«Лена» — исторический пароход. В 1878 г. он участвовал в качестве вспомогательного судна в полярной экспедиции Норденшельда. Обогнув вместе с «Вегой» мыс Челюскина, он прошел за две навигации из Европы на Лену. С тех пор «Лена» ежегодно снабжала продовольствием и снаряжением рыболовные промыслы в низовьях и дельте Лены.



Капитан-речник, однако, отказался идти в море на речном пароходе. Командование судном мне пришлось взять на себя. Часть команды заменили нашими зимовщиками. Г. А. Войцеховский и В. М. Лазуркин стали штурвальными, Н. Г. Татарчук и А. А. Денисов — механиками, в кочегары определились Г. Н. Шашин и В. Б. Криденер. На станции остались женщины с детьми, старик повар и радист Н. В. Андреев.
При подготовке судна к морскому плаванию много хлопот доставило нам с Войцеховским уничтожение девиации. На «Лене» не было компаса, и мы поставили на судно компас аэросаней. Когда стали пробовать его на разных курсах, он во всех случаях упорно показывал чистый север. Мы убрали из рубки все лишнее железо, перетащили на корму большой ящик с инструментами, но показание компаса не менялось. Так же как и мы, компас, по-видимому, признавал лишь один курс — север! В конце концов с помощью магнитов удалось заставить компас показывать восток — курс, который нас наиболее интересовал. Мы хотели этим ограничиться, но потом неожиданно получили и юг. Этого было более чем достаточно!
Вышли мы в море ночью. Стояла прекрасная штилевая погода. Все обещало хорошее плавание. Но на утро по небу протянулись сигарообразные штормовые облака, подул сильный норд-вест.
Прямо по курсу из моря поднялся сияющий огненный шар. Встало солнце, и море окрасилось золотом его лучей. Далеко за кормой остались туманные горы Хараулаха. Впереди чуть наметилась синяя туманная полоска мыса Буорхая. А ветер крепчал. По морю побежали беляки. Вскоре море побелело от бурунов.
Мы держали курс к мысу Буорхая. С моря уже можно было хорошо разглядеть его низкие песчаные обрывы и пологие сглаженные возвышенности. Но близко подходить к берегу нельзя было из-за мелководья. Грозная гряда бурунов поднималась над прибрежными песками.
Нигде не находя признаков жилья или дыма костров, мы повернули на север, внимательно просматривая прибрежную линию. Зыбь тем временем все усиливалась. Волны ударяли в наветренный борт. То и дело мощные валы вырастали над судном и с ревом обрушивались на палубу. Из машинного люка показалось встревоженное лицо механика.
— Товарищ начальник! Нужно застопорить машину. Полно воды!
Звонок машинного телеграфа, сигнал «стоп!» — и судно остановилось, беспомощно покачиваясь на крупной зыби.
— Отдать якорь! — скомандовал я, когда увидел, что пароход не приводится к ветру. Качка стала спокойнее. Заработала водяная помпа, по водоотливным трубам побежала вода...
На северо-западе тяжело висело белое облако, похожее очертаниями на аэростат. Это был предвестник близкого шторма.
Нам предстояло встретить шторм на речном судне, со слабой машиной в 35 индикаторных сил. Вскоре шторм обрушился на нас.
Над пенящейся поверхностью моря неслась водяная пыль, огромные буруны бежали беспрерывной чередой вдоль бортов. На стремительно убегающей из-под ног палубе с трудом удавалось сохранить равновесие.



Шторм идёт. Игорь Павлович Рубан (1912-1996).

Продолжение следует.

Обращение к выпускникам нахимовских училищ. 65-летнему юбилею образования Нахимовского училища, 60-летию первых выпусков Тбилисского, Рижского и Ленинградского нахимовских училищ посвящается.

Пожалуйста, не забывайте сообщать своим однокашникам о существовании нашего блога, посвященного истории Нахимовских училищ, о появлении новых публикаций.



Для поиска однокашников попробуйте воспользоваться сервисами сайта

nvmu.ru.

Сообщайте сведения о себе и своих однокашниках, воспитателях: годы и места службы, учебы, повышения квалификации, место рождения, жительства, иные биографические сведения. Мы стремимся собрать все возможные данные о выпускниках, командирах, преподавателях всех трех нахимовских училищ. Просьба присылать все, чем считаете вправе поделиться, все, что, по Вашему мнению, должно найти отражение в нашей коллективной истории.
Верюжский Николай Александрович (ВНА), Горлов Олег Александрович (ОАГ), Максимов Валентин Владимирович (МВВ), КСВ.
198188. Санкт-Петербург, ул. Маршала Говорова, дом 11/3, кв. 70. Карасев Сергей Владимирович, архивариус. karasevserg@yandex.ru


Главное за неделю