Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    64,20% (52)
Жилищная субсидия
    18,52% (15)
Военная ипотека
    17,28% (14)

Поиск на сайте

Отец и сын Державины. Окончание. Капитан 1 ранга, Герой Советского Союза, национальный Герой Югославии.

Отец и сын Державины. Окончание. Капитан 1 ранга, Герой Советского Союза, национальный Герой Югославии.

Черноморский Суворов. Из записок фронтового корреспондента журнала "Морской сборник". Капитан 1 ранга в отставке Л.Черноусько, заслуженный работник культуры РФ. - Морской сборник № 5, 2005 г.

Та далекая сентябрьская ночь сорок третьего года запомнилась участникам жаркого боя на всю жизнь. Это было начало комбинированной Новороссийской десантной операции, проведенной войсками Северо-Кавказского фронта и силами Черноморского флота. Мне довелось быть фронтовым корреспондентом журнала «Морской Сборник» и по горячим следам побеседовать со многими участниками тяжелых боев на суше и на море.
Считая Новороссийск ключом обороны Таманского полуострова и плацдармом для дальнейшего продвижения на Кавказ и его захвата, фашистское командование, располагая пятью дивизиями, превратило город и его окрестные высоты в крупный узел обороны. В черте города и порта было построено свыше 500 оборонительных сооружений, установлено около 30 тысяч мин и фугасов, бухта прикрывалась многослойным пулеметно-артиллерийским огнем. Вход в порт перекрывали боносетевые заграждения, не говоря уже о минах.
Сначала, в ночь на 10 сентября, наша авиация нанесла по вражеским позициям бомбовые удары. Артиллерия и «катюши» интенсивно обстреливали огневые точки на берегу. Самолеты, летая на небольших высотах, заглушали шум моторов подходивших кораблей и отвлекали на себя внимание противника. Введенный в заблуждение всем ходом операции, враг считал, что основные действия намечены в районе пригорода, а именно - в Южной Озерейке, и там проявлял активность. А в это время армада из 150 кораблей с многочисленным десантом на борту внезапно вошла в Цемесскую бухту, что в черте порта. Первое соло сыграли торпедные катера, ведомые бесстрашным мастером атак капитаном 2 ранга Виктором Проценко. Они выпустили свои смертоносные боевые «сигары» по молам и причалам порта. Хотя торпеды с мощными зарядами предназначены для уничтожения кораблей и судов в море, но здесь, впервые в ходе войны, они успешно выполнили другую, не свойственную им роль:, сильнейшими взрывами уничтожили боносетевые заграждения, мины и береговые огневые точки. Затем катерники дали условный сигнал: «Проход в порт открыт». Отрядами десантных кораблей командовали закаленные в боях офицеры: Павел Державин, Николай Сипягин, Дмитрий Глухов и Николай Масалкин, которых я хорошо знал, а с Павлом Ивановичем еще и сдружился. Корабли возвращались на базу, брали новых воинов и снова высаживали десанты под огнем противника, а Державин все так же гордо стоял на мостике и мужественно руководил боем. Вскоре пришла победа - 16 сентября от врага был очищен Новороссийск, а затем - и весь Таманский полуостров. Наступательная десантная операция вошла в историю как одна из лучших совместных операций армии и флота. А ее участники свой опыт использовали в дальнейшем - при освобождении Крыма, Одессы, в боях на Днестре и Дунае.
После Новороссийской операции стало известно: за успешное, решающее участие в ней Сипягин, Глухов, Африканов и другие офицеры стали Героями Советского Союза, а Державин был удостоен полководческого ордена Суворова 2-й степени. Это крайне редкая награда для флотского офицера в звании капитана 3 ранга. Но если обратиться к статуту этого высокого ордена, то можно понять значимость подвига офицера. В нем сказано: «награждается крупный командир за боевой успех при разгроме сил врага или прорыв его оборонительной полосы», да еще при условии, что «операция должна проводиться меньшими, чем у противника, силами». В этом-то и заключался успех офицера: в Новороссийске он победил меньшими силами, ведь противник, находясь на берегу, был в более выгодных условиях - метким огнем мог потопить корабли, поджечь их, уничтожить находившихся на палубе людей, которым негде было укрыться. Но, умело маневрируя, Державин смог первым успешно высадить десант с небольшими потерями, а затем сходить в Геленджик за новым пополнением.
Вручая ему орден, командир Новороссийской военно-морской базы контр-адмирал Георгий Холостяков с присущим ему пафосом произнес: «От души поздравляю тебя, Павел Иванович! Ты теперь первый на Черноморском флоте морской Суворов!» Это почетное звание закрепилось за ним навсегда, и справедливо. Ведь и в последующих операциях и боях он воевал по-суворовски, добивался победы зачастую над более сильным и коварным врагом, смело и тактически грамотно ведя за собой подчиненных.
После изгнания оккупантов с Тамани и успешного наступления наших войск в Донбассе и Приазовье стал вопрос об освобождении многострадального Крыма - надо было начинать с Керчи. И в новой, Керченско-Эльтигенской десантной операции, проведенной в октябре-декабре 1943 года, снова тесно взаимодействовали войска, Черноморский флот, Азовская флотилия и авиация. Насколько она была драматической, настолько и героической. День и ночь артиллерия и самолеты обрабатывали сильно укрепленные позиции противника, корабли высаживали десанты и подкрепления для них через штормовой пролив. Там комбригу пришлось все время менять тактику, умело маневрировать, использовать максимум смекалки, чтобы добиться успеха. Идя с десантниками на борту, комбриг не раз смог перехитрить пресловутые БДБ - быстроходные немецкие десантные баржи, имевшие мощное артиллерийское вооружение (отметим, что поначалу они были предназначены для высадки гитлеровских войск на Британские острова). И своим оружием метко поражал их, особенно когда они подставляли борта. Было потоплено пять БДБ - это означало большой успех. Катера выдержали немало авиационных атак, при этом зенитчики бригады сбили над Керченским проливом 24 вражеских самолета. Моряки успешно использовали у крымских берегов глубинные бомбы, потопив там две подводные лодки. Под Керчью китель комбрига был украшен первым орденом Красного Знамени.
Часто говорят: большому кораблю большое плавание. Но катерники своими подвигами доказали: дело вовсе не в размерах корабля. «Наше главное оружие - скрытность и внезапность», - часто по-суворовски наставлял подчиненных Державин. Наши наступающие войска с большим подъемом шли на запад, освобождая родную землю от ненавистных захватчиков. Воины сорок четвертого года, имеющие фронтовой опыт, значительно отличались от бойцов сорок первого, трагического года, вынужденных отступать, теряя много своих товарищей, боевую технику, с тоской взирающих на горе и страдания жителей сел и городов, пылающих в огне. И с каждым освобожденным населенным пунктом чувствовали приближение желанной победы. И их боевое мастерство росло от боя к бою.
Помню, с каким восторгом и благодарностью Павел Державин встречал в Керченском проливе бронекатер своего подчиненного, черноглазого татарина старшего лейтенанта Асафа Абдрахманова. Вместе с другими кораблями он высадил морской десант в Мариуполе, а затем поддерживал его действия на берегу артиллерийским огнем. Такие же акции провел в Ейске, Таганроге и других приазовских городах, за что Асаф был удостоен звания Героя Советского Союза.(22.01.1944г.)
Вскоре Крым был освобожден (кстати, всего за 35 дней), в то время как в 1941-1942 годах фашистские части вынуждены были только за Севастополь вести кровопролитные бои в течение 250 дней. Все их атаки разбивались о стойкость героических защитников города-крепости. За время Крымской операции вражеские войска потеряли 130 тысяч человек убитыми и пленными, 123 танка и самоходных орудия, более трех тысяч полевых орудий. Корабли и авиация потопили около 200 судов противника, повредили 59 кораблей. Многие участники боев были отмечены правительственными наградами, комбриг П.И. Державин стал Героем Советского Союза. А его бригада получила почетное наименование «Керченской».
После освобождения Крыма и Одессы, а также значительной части Украины наши войска на юге вышли к Днестру. Продолжая с ними взаимодействовать, флот оказывал приречным и приморским флангам активную помощь. И вот в апреле 1944 года на базе Азовской флотилии создается Дунайская. В нее вошли подразделения бронекатеров и минометных катеров с мощными «катюшами» на борту, тральщиков, зенитные части, морская пехота. Ядром флотилии была Керченская бригада речных кораблей капитана 2 ранга Державина. Поначалу флотилию возглавлял контр-адмирал С.Горшков, затем его сменил контр-адмирал Г. Холостяков.
Чтобы пробиться к устью Дуная, предстояло еще крепко повоевать на Днестровском лимане, а это была часть Ясско-Кишиневской операции. Лиман представлял собой обширную водную преграду для наступавших и являлся хорошей защитой для оборонявшихся. Приобретя солидный опыт в боях за Крым и Кавказ, фронтовики и здесь перехитрили противника. Скрытно высадили несколько десантных групп в его тылу, освободили Аккерман (Белгород-Днестровский) и другие пункты. Особенно напористо и решительно действовала на берегу рота морской пехоты во главе со старшим лейтенантом Егором Париковым. Бойцов в полосатых тельняшках высадили катера бригады Державина, они же поддерживали их действия артогнем.
В результате операции была разгромлена немецко-фашистская группировка «Южная Украина», а это - 22 дивизии, окружена румынская армия, которая на следующий день прекратила сопротивление. Вскоре Румыния повернула свое оружие против гитлеровской Германии.
После освобождения Вилково на очереди был древний Измаил - город, который Суворов назвал «крепостью без слабых мест», но штурмом овладел им. Этому городу, овеянному славой русского оружия, посвящены многие произведения писателей и поэтов. Удар по сильно укрепленному фашистами Измаилу, как и много лет назад, наносился одновременно с суши и с реки. В бою у гордых стен крепости отличились пехотинцы генерала И.Шлемина и моряки контр-адмирала С.Горшкова. Среди них был и капитан 2 ранга Державин, на кителе которого сиял орден имени великого полководца. Ключ от Дуная оказался в наших руках.
Одна из акций на Дунае была просто курьезной и вместе с тем - закономерной. Проведенная без единого выстрела... двумя моряками! На рассвете к древнему болгарскому городу Туртукай подошли два корабля: бронекатер с бортовым номером «214» и монитор «Железняков». Вскинув бинокль, Державин внимательно рассматривал населенный пункт. Несмотря на ранний час, на улицах было оживленно. Комбриг приказал приготовить катер для высадки десанта. Командир монитора принял его слова всерьез и выделил из состава экипажа десять вооруженных матросов. «Этого не надо, - возразил Державин - Я верю болгарам. Они обещали не стрелять в русских братьев и встретить нас по-дружески». И на нарядном трофейном катере румынского короля Михая он вместе со своим адъютантом старшиной 1-й статьи Анатолием Шишкиным отправился к берегу. Встреча была восторженной, теплой. Горожане говорили: болгары ждали прихода советских воинов-освободителей, победы Красной Армии вдохновляли патриотов на борьбу. Фашистов из города они изгнали сами.
Давным-давно Туртукай (ныне Тутракан) был также взят Суворовым, за что полководец удостоился «Георгия» 2-й степени. Кстати, вспомнилось его знаменитое донесение графу Румянцеву: «Слава Богу, слава вам! Туртукай взят - и я там!» Правда, командующему флотилией Державин отправил более сдержанный доклад: «Тутракан освобожден от фашистов!» По просьбе болгарских друзей комбриг через высшее командование Военно-Морского Флота добился, чтобы бронекатер «214», можно сказать, исторический, был сохранен и обновлен: и он совершил свой последний, но уже сугубо мирный рейс из Черного моря на Дунай, к тутраканскому берегу, где был установлен на набережной в виде памятника.
Даже перечислить нелегко, сколько здесь было боев и высадок десантов, совместных с югославскими патриотами операций. Вот как оценил усилия дунайцев в то время маршал Иосип Броз Тито на встрече с советскими журналистами, на которой присутствовал и я: «Мы видели три блестящие десантные операции у Радуеваца, Прахово и Смедерово, проведенные под командованием Героя Советского Союза Державина. Помогая нам как можно скорее продвинуться к Белграду, советские военные моряки с помощью десантов прорывались в глубь немецкой обороны, взламывали ее изнутри и сметали один за другим фашистские оборонительные рубежи на Дунае».
Один из упомянутых прибрежных населенных пунктов Прахово по предложению комбрига был взят среди бела дня 28 сентября сорок четвертого года комбинированным ударом. С реки действовал отряд катеров под командованием лихого украинца гвардии капитан-лейтенанта С.Барботько, с суши - советские и югославские войска. Оккупантам, по выражению Павла Ивановича, был устроен «малый придунайский котел».
В ходе боев бригада Державина разгромила немецкую флотилию, а те корабли и баржи, которые уцелели, немцы затопили сами. После этого вражеская флотилия не смогла уже оправиться до конца войны. Было потоплено свыше двухсот кораблей и барж. За умелое руководство десантными операциями, хорошую организацию взаимодействия с войсками П. Державин был награжден орденом Ушакова 2-й степени.
На пути кораблей флотилии к Будапешту оказалось серьезное препятствие
- Вуковарский плацдарм. Это сильно укрепленный противником правый берег Дуная на протяжении 83 километров. Прорваться кораблям без потерь было невозможно. Изучая местную карту, Державин нашел обходный путь: по реке Тисе и каналам с забавными названиями - Краля Петра и Краля Александра. Катера облегчили, каналы расчистили. В несудоходных местах матросы и добровольцы из близлежащих югославских сел протащили их волоком, как работали в свое время бурлаки на Волге. 19 хорошо замаскированных бронекатеров неожиданно для врага появились в районе венгерского города Байя и начали боевые действия.
Чтобы полностью завершить окружение крупной, почти 200-тысячной будапештской группировки гитлеровцев, потребовалось часть наших войск перебросить на другой берег. Но плывущие по реке ледяные глыбы снесли армейские понтонные мосты. В этих условиях только корабли могли выполнить поставленную задачу. Маршал Ф.Толбухин сказал тогда новому командующему флотилией контр-адмиралу Г.Холостякову: «Выручайте фронт, моряки!» И началась для дунайцев тяжелая боевая круглосуточная работа во льдах, нередко при огневом противодействии с берега. Поврежденные льдинами рули и винты моряки заменяли в ходе переправы. Используя опыт, полученный в Керченском проливе, Державин умело руководил подчиненными, наставляя: «Переправа войск и танков для нас - это фронт!» - и, невзирая на вражеский огонь с обоих берегов, он неизменно стоял на мостике корабля, руководя боем, как Ушаков при сражении под Корфу.
Под руководством мастера десантных операций капитана 2 ранга Державина моряки спешили на помощь участникам Словацкого национального восстания, самоотверженно боровшимся против фашизма. Катера снова прорывались сквозь фермы взорванных мостов. Преодолевали огонь противника с обоих берегов Дуная. С приближением к Братиславе боевое напряжение возрастало. Командующий флотилией и комбриг уже знали, что, по данным наших разведчиков и словацких партизан, в городе находится многочисленный вражеский гарнизон, на улицах и набережной сильные укрепления, бетонированные огневые точки. Все подготовлено к длительной обороне, как было в Будапеште.
Чтобы избежать больших потерь, штурм города был намечен с двух сторон: на суше, а также с реки - тут «главную скрипку» должен был сыграть кавалер ордена Суворова. И он «играл», оперативно перебрасывая часть войск на правый берег Дуная, а это солидная сила в тот момент: 10 тысяч солдат и офицеров 7-й гвардейской армии, 124 орудия и миномета, около тысячи автомашин и повозок, 260 тонн боеприпасов...
При подготовке штурма бронекатера и катера с реактивными «катюшами» на борту подавляли огневые точки в районе Братиславы и Карлсбурга. Кстати, их огонь был очень точным, так как целеуказания поступали от корректировочных постов. Это дало возможность войскам 2-го Украинского фронта, танкистам и кавалеристам генерала И. Плиева уверенно наступать. Совместными усилиями всех этих сил и авиации 4 апреля сорок пятого года Братислава была освобождена. Позднее городские власти столицы Словакии присвоили Павлу Ивановичу звание Почетного гражданина Братиславы в знак особых заслуг в предотвращении больших жертв среди мирного населения при быстром освобождении города. Наши войска в апреле сорок пятого года подошли к столице Австрии - великолепной Вене. Гитлеровцы продолжали сопротивляться и пытались развязать разрушительный бой в черте этого красивого города. Из пяти мостов через Дунай они подорвали четыре, а пятый - Райсхбрюкке - заминировали. Командующий 3-м Украинским фронтом маршал Ф.Толбухин потребовал сохранить мост как будущее средство переправы наших войск.
Для высадки десанта командующий флотилией контр-адмирал Г. Холостяков выделил пять бронекатеров: два с десантом, а три - для поддержки и прикрытия. Руководил дерзкой дневной вылазкой старший лейтенант Семен Клоповский, веселый и разумный офицер. Три катера были направлены под мост, отвлекая огонь противника на себя, а два других высадили десантные группы на левый и правый берег. Смельчаки ринулись на мост с двух сторон, разгромили группу фашистов и спасли мост. Благодарные венцы в свое время называли спасенное сооружение то «Мостом Красной Армии», то «Мостом маршала Толбухина». А Державинское соединение приобрело такое значительное наименование: «1-я Керченско-Венская Краснознаменная бригада речных кораблей».
Наша страна протянула тогда руку помощи пострадавшему народу Альпийской республики в самое тяжелое для него время, проявив качества бескорыстной доброты и высокого гуманизма. Так, голодающим людям из запасов армии было передано более 130 тысяч тонн продовольствия. Инженерные части подняли из руин два моста в районе Вены, восстановили свыше 1700 км железнодорожных путей, привели в порядок 300 локомотивов, ряд депо. А моряки Дунайской флотилии разминировали фарватер австрийской части Дуная, подняли 128 затонувших судов...
День Победы над гитлеровской Германией доблестные моряки вместе с героическими войсками встречали в столице Австрии, кричали «Ура!» и стреляли уже не по вражеским целям, а в воздух.
Боевые дела Державина, его бригады и фронтовых друзей отражены на экспонатах музеев Одессы, Севастополя, Новороссийска, Керчи, Измаила, Санкт-Петербурга, Тутракана, Белграда, Будапешта, Братиславы. Он был, подчеркнем, Почетным гражданином Одессы, Тутракана, Братиславы. Биографии Павла Ивановича хватило бы на целый роман или полнометражный кинофильм. Честная, ничем не замаранная жизнь, самоотверженная борьба с врагами Отечества, - разве это не достойно отображения в большом искусстве! Очень важно, чтобы наша держава никогда не оставалась без Державиных!

Маршал Толбухин:"ВЫРУЧАЙТЕ ФРОНТ, МОРЯКИ! Капитан 1 ранга в отставке Л. Черноусько, постоянный корреспондент "Морского сборника" на Дунайской флотилии в 1945 г. - Морской сборник № 2, 1995 г.



Герой Советского Союза капитан 2 ранга П.Державин.

Памятным для войск 2-го и 3-го Украинских фронтов и Дунайской флотилии оказался февраль 1945 г. И прежде всего, взятием Будапешта, который гитлеровцы, ожесточенно сопротивляясь, пытались превратить в "неприступную крепость". Эта битва длилась сто девять напряженных дней и ночей. Мне хотелось бы рассказать читателям о некоторых эпизодах, происшедших на венгерской земле в те дни.
Последний период войны был характерен невиданной стремительностью действий наших войск. Для армейских соединений стали обычными смелые обходные маневры, окружение вражеских группировок. Уверенность в успехе, в победе была так велика, что командование спокойно оставляло в своем тылу неподавленные очаги сопротивления противника, зная, что сумеет разделаться с ними потом, когда на основном направлении будет решена главная задача. Подобное произошло и на пути войск и кораблей флотилии к Будапешту. Город был взят 13 февраля, но до этого дня было еще много боев и схваток с гитлеровцами.
Если по левому берегу Дуная войска продвинулись до самого Пешта и вели бои за эту часть столицы Венгрии, то по правому берегу крепости Илок, Вуковар и Батин оставались в руках оккупантов. Берег на протяжении 80 километров представлял собой почти сплошную полосу укреплений. Это заставило крепко задуматься в штабе флотилии. Как быть? Как выполнить требование командования фронта о содействии войскам, окружающим и штурмующим Будапешт?
"Один лихой командир катера предложил идти на прорыв с боем, - вспоминал Герой Советского Союза капитан 1 ранга Павел Державин. - Опытные офицеры разъяснили ему, что при бурном паводковом течении даже мощные бронекатера не одолеют такое расстояние за одну ночь. Значит, часть пути придется на день, а это весьма рискованно. К тому же вездесущие разведчики разузнали: у противника имеются многочисленные прожектора, осветительные снаряды и ракеты, способные ночь превратить в день".
Командир бригады П.Державин разработал более приемлемый и довольно оригинальный маневр: корабли скрытно провести по реке Тисе и каналам Краля Петра и Краля Александра, которые полудугой огибают левый берег Дуная. После проработки штабом флотилии предложенного плана командующий - контр-адмирал Г.Холостяков одобрил его и ответственность за проводку кораблей возложил на Державина. При этом и командующий, и начальник штаба флотилии капитан 1 ранга А.Свердлов учитывали колоссальный боевой опыт комбрига. Ведь за плечами Державина уже были пятнадцать успешно проведенных высадок десантов. За штурм Новороссийского порта он был удостоен полководческого ордена Суворова II степени, за Керченскую десантную операцию - звания Героя Советского Союза...
Однако задача переброски катеров оказалась не из легких. Уже воздушная разведка, проведенная с участием флагманского штурмана флотилии Михаила Дементьева, показала: каналы сильно засорены, имеют много мостов, часть из которых разрушена. Да и шлюзы были не в порядке. Не обрадовали и гидрографы, измерявшие глубины и проходы под сохранившимися мостами. Но остановить бывалых моряков, участников боев за Кавказ и Крым, уже не могло ничто. Вместе с армейскими саперами они дружно расчищали каналы, вытаскивали из воды даже затопленные катера и танки. Наконец, Тиса была тщательно протралена под руководством аса минного дела капитана 2 ранга Г.Охрименко. По указанию Державина бронекатера были надежно замаскированы и выглядели сверху как заснеженные островки, поэтому за время всего обходного маневра они так и не были обнаружены немецкой авиацией.
Первыми пошли четыре бронекатера под командованием гвардии старшего лейтенанта Н.Бирюка. Не легко было идущим впереди. На мелководных участках, где глубина русла не достигала и восьмидесяти сантиметров, двигатели нередко останавливались, и катера приходилось протаскивать волоком. До сотни матросов, как в свое время волжские бурлаки, впрягались в лямки и под дружные возгласы: "Эй, ухнем!" упорно продвигались к цели.
И вот на Дунае, в Бездане и Байе, неожиданно для противника, появились 19 бронекатеров, а также тральщики и полуглиссеры. С удовлетворением узнав об этом, командующий 3-м Украинским фронтом маршал Ф.Толбухин поставил перед флотилией задачу - захватить селение Герьен на правом берегу Дуная, чтобы затем организовать переправу наших, югославских и болгарских войск, которым предстояло обойти Будапешт с юго-запада. Первым высадился батальон майора Ивана Беляка из 83-й бригады морской пехоты. Затем на захваченный плацдарм катера переправляли части фронта, оказывая им огневую поддержку.
Чтобы вызволить из "котла" окруженную почти 200-тысячную будапештскую группировку, гитлеровское командование предприняло ряд отчаянных контратак, вплоть до танкового наступления от озера Балатон. Внесла свои коррективы и погода: подул сильный ветер, реку сплошь усеяли ледяные глыбы. Их поток снес все наши понтонные мосты, Тогда маршал Толбухин обратился к командующему флотилией: "Выручайте, моряки! Спасайте фронт!"
Командование бригад распределило свои корабли по участкам, где сохранились причалы, и началась для дунайцев тяжелая круглосуточная боевая работа во льдах, нередко при огневом противодействии врага с берега и воздуха. Они сознавали, что переправа - тот же фронт, самая настоящая передавая. Приняв на борт пехотинцев и взяв на буксир понтоны с танками, орудиями и другой техникой, корабли пересекали бурную ширь своенравной реки. В пути шло особое сражение - с массой несущихся льдин. Катера оперативно разгружались у правого берега и возвращались за новыми партиями людей и грузов. И так день и ночь без сна и отдыха.
Самоотверженно действовал экипаж бронекатера Героя Советского Союза старшего лейтенанта Владимира Полякова. Сам командир в течение пяти суток не выходил из рубки и умело управлял кораблем, лавируя среди льдин. Вдруг перестал работать руль. Оказалось, он был сорван очередной большой льдиной. Командир понял: неуправляемый катер понесет по течению, и тогда он не высадит на том берегу бойцов, то есть не выполнит задания. Но такого допустить было нельзя! Не мешкая, за дело взялся главстаршина Николай Кнутарев, не раз отличившийся в боях при освобождении Крыма и на Дунае. Холод сковывал его руки. Мокрый снег пропитал бушлат. Тяжелый запасной руль норовил выскользнуть из рук и тоже нырнуть на дно реки. Смельчаку помогали другие моряки. Наконец, руль на месте! Промокший и уставший Николай поднялся во весь рост на корме и кивком головы подал знак командиру. Тот приказал: "Полный вперед!" И катер с понтонами на буксире прибыл в намеченную точку. Позже все члены экипажа за такие действия были награждены орденами и медалями, а их командир получил орден Александра Невского.
Не менее успешно действовал бронекатер лейтенанта Константина Меньшикова, который только за трое суток совершил 85 ледовых рейсов. Однажды ночью от удара коварной льдины разошелся шов на корпусе катера. В моторный отсек хлынул поток холодной воды. Стоя по колено в ней, мотористы под руководством главного старшины Николая Андриянова заделали пробоину.
Несмотря на все трудности, катера бригады с буксируемыми ими понтонами переправили тогда 13570 солдат и офицеров, около сотни танков и самоходных орудий, более 170 минометов и противотанковых пушек, 50 т горючего, сотни тонн боеприпасов.
Начальник штаба флотилии А.Свердлов в своих мемуарах приводит обобщенные данные о действиях дунайцев во время Будапештской операции. За этот период они "переправили почти полмиллиона солдат и офицеров, 634 танка и САУ, 10.380 орудий разного калибра, более 440 бронетранспортеров, бронемашин и "катюш", 17538 автомашин, более 21000 повозок, 45000 лошадей, 45.584 тонны боеприпасов и других грузов. Обратными рейсами корабли доставили на восточный берег 11396 пленных гитлеровцев" (Свердлов Л.В. Воплощение замысла. - М. : Воениздат. 1957г.-С.135.).
Это немалый вклад моряков в одну из крупнейших операций, проведенных нашими наступающими войсками. Между тем, в то горячее время на флотилию нагрянула инспекция из наркомата Военно-Морского Флота, которая высказала упрек в том, что здесь слишком мол "увлеклись" переправами и перевозками, якобы несвойственными для боевого соединения. На это Холостяков посоветовал инспектирующим поинтересоваться мнением командующего фронтом, который не раз твердо заявлял, что своими самоотверженными действиями дунайцы не раз не только выручали, но и спасали фронт. В результате, по представлению маршала, флотилия была награждена тогда морским орденом Нахимова I степени, а сам Г.Холостяков, А.Свердлов, командиры бригад кораблей - П.Державин, А.Аржавкин, Г.Охрименко и другие офицеры удостоились орденов Ушакова и Нахимова. В представлениях к наградам справедливо упоминались и ряд обходных тактических маневров кораблей, и дерзкие десанты в тыл противника, и огневая поддержка наших войск, и оперативные переправы воинов и боевой техники.
В битве за Будапешт только со 2 января по 13 февраля враг потерял свыше 70 тыс. убитыми, в плен попали 138 тыс. солдат и офицеров во главе с командующим там группировкой немецких войск генералом Пфеффером-Вильденбрухом.
В честь этой победы наших Вооруженных Сил была учреждена медаль "За взятие Будапешта". Ею награждено более 350 тысяч человек, в том числе и автор этих строк.
Капитан 1 ранга в отставке Л. Черноусько, постоянный корреспондент "Морского сборника" на Дунайской флотилии в 1945 г.

Орден УШАКОВА. БОЕВЫЕ НАГРАДЫ.



В годы войны были случаи, когда офицер мог быть удостоен и высшего полководческого ордена Суворова и высшего флотоводческого ордена Ушакова. Так, ордена Суворова II степени и Ушакова II степени украшали китель Героя Советского Союза Державина Павла Ивановича. В годы войны он был командиром дивизиона Одесского отряда сторожевых кораблей, затем командиром бригады бронекатеров Азовской и Дунайской военных флотилий.

Державин Павел Иванович кавалер двух Партизанских Звёзд 1 степени и Партизанской Звезды 2 степени.



Югославский Орден Партизанской Звезды.

KOBZA - Українці Росії - Сквозь годы и расстояния.



Мы сфотографировались у бюста героя-комбрига с пожатием рук за дружбу флотов Украины и России!

Перечень ссылок на источники, содержащие дополнительные сведения.

Слово о полузабытом подвиге. - Синенко В. И. Операция «Килия-Веке». М.: ДОСААФ, 1975.

... У Павла Ивановича Державина скульптурно-четкие, волевые черты лица, под разлетистыми, без седины бровями внимательные глаза. Сейчас выглядит он сугубо штатским человеком. Голос негромкий, но звучит уверенно. А на мостике корабля он, наверное, звенел металлом!

Державин сразу же пресек мои попытки основательно порыться в его боевой биографии:

— Предложу другую тему: операция «Килия-Веке». Это произошло в первые дни Великой Отечественной войны, факт до удивления малоизвестный. А ведь была и победная сводка Совинформбюро! Но в ту тревожную пору она как-то утонула в потоке удручающих сообщений об отходе наших войск почти на всех фронтах. Зато здесь, на стокилометровом участке Дуная, наши пограничники, моряки и стрелковые части не только удерживали около месяца кордоны Родины от напиравшего противника, но даже форсировали полноводную реку, сражались на вражеской территории. В сущности, то были в истории Великой Отечественной войны самые первые успешные десанты, захваты плацдармов и разгром врага малыми силами. Вот в чем уникальность военных действий у Килии-Веке...

Axis History Forum :: View topic - Soviet Danube fleet 1944/1945. Приказ командующего Дунайской военной флотилией (вице-адмирала С. Горшкова) командирам речных кораблей (Капитану Керченской бригады речных кораблей капитану 2-го ранга Державину П.И.) о высадке десанта на правый берег Дуная и тралении опасных от мин районов реки Драва 25 ноября 1944 года.
Николай Герасимович Кузнецов. Курсом к победе. ... На сторожевом катере "МО-0712" находились командование и штаб высадки первого десанта: капитан 3 ранга П. И. Державин, начальник штаба капитан-лейтенант Н. А. Шатаев и заместитель командира по политической части Е. С. Пинский. Свежий северо-восточный ветер затруднял построение и движение катеров. А идти нужно было узким фарватером в минных полях, малейшее отклонение грозило гибелью...
История. Герой Советского Союза капитан 2-го ранга П. Державин прислал на имя директора завода «Красный Дон» Кондакову П.И. телеграмму: «Прошу передать мою большую благодарность за ремонт катеров, который был выполнен отлично. Подтверждением этого - боевые дела моих орлов - краснофлотовцев, которые отважно дерутся с врагом на катерах, отремонтированных Вашими металлистами».
Холостяков Г.Н. Вечный огонь. Корабли штурмуют порт. ... Привел из Туапсе 5-й дивизион сторожевых катеров капитан-лейтенант Павел Иванович Державин. Этот комдив с виду непроницаемо суров, в служебном разговоре подчеркнуто лаконичен. Словом, истинный пограничник — он служил в морпогранохране до самой войны. Бровью не повел, услышав, что будет командовать самым крупным — шестьдесят единиц! — отрядом десантных кораблей, на которых пойдет бригада Потапова. Но улыбнешься ему — тотчас улыбнется в ответ, только этим позволяя себе выказать, с какой радостью и гордостью принимает боевое задание...
Хорьков Г.И. Советские надводные корабли в Великой Отечественной войне. Глава 9. Боевые действия кораблей речных флотилий.
ВОВ-60 -- Соединения и части. 1-я Керченско-Венская бригада речных кораблей.
Время выбрало нас, закрутило в метели событий… Газета "Пограничник Северо-Востока". № 27 (3789) 6-12 июля 2005.
Приморский край. Всероссийская эстафета Равнение на победу. 60-летию Великой Победы посвящается. В боях за Новороссийск и Таманский полуостров отличились также корабли тихоокеанца Героя Советского Союза П. И. Державина.
Кирин И.Д. Черноморский флот в битве за Кавказ. ... Отряд кораблей под командованием капитана 3 ранга Державина, прижимаясь к берегу, скрытно подошел в район Благовещенской и на рассвете 25 сентября внезапно высадил десант (около 900 человек). Гитлеровцы были застигнуты врасплох...
Освобождение городов. Отцы Державина Константина Павловича и братьев Марата и Спартака Аржавкиных воевали вместе. О династии Аржавкиных речь пойдет в одном из следующих обращений.
ДуВФл — часть сил 1 БРК (капитан 2 ранга Державин Павел Иванович), 2 БРК (капитан 2 ранга Аржавкин Александр Федорович), береговой отряд сопровождения (майор Пасмуров Яков Дмитриевич).
Тутракан — Уикипедия. (Болгария). ПАВЕЛ ИВАНОВИЧ ДЕРЖАВИН.
Освобождение городов. Румыния. ТУЛЧА.
Освобождение городов. КЕРЧЬ.
Освобождение городов. БЕЛГРАД.

Однокашники Державина Константина Павловича:

Багдасарьян Борис Суренович
Леоненко Игорь Владимирович
Соколов Николай Павлович
Бусько Михаил Иванович

Верюжский Николай Александрович (ВНА), Горлов Олег Александрович (ОАГ), Максимов Валентин Владимирович (МВВ), КСВ.

Просьба к тем, кто располагает дополнительными сведениями о Державиных Павле Ивановиче и Константине Павловиче, предоставить их. 198188. Санкт-Петербург, ул. Маршала Говорова, дом 11/3, кв. 70. Карасев Сергей Владимирович, архивариус. karasevserg@yandex.ru


Главное за неделю