Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    63,86% (53)
Жилищная субсидия
    19,28% (16)
Военная ипотека
    16,87% (14)

Поиск на сайте

Страницы истории Тбилисского Нахимовского училища в судьбах его выпускников. Часть 26.

Страницы истории Тбилисского Нахимовского училища в судьбах его выпускников. Часть 26.

Об еще одном преподавателе Тбилисского нахимовского училища рассказала рассказала Лиля Германовна, его дочь, за что мы ей душевно признательны.



Мой отец - Мельников Герман Михайлович - в Нахимовском училище работал преподавателем географии с 1950-го по 1955 год, до самого расформирования училища. Его перевели в Тбилиси из Владивостока, где он преподавал экономическую географию на Высших военно-политических курсах.
В то время наша семья состояла из четырех человек: отца, матери Галины Андреевны и двух дочерей старшей Инны 14 лет и меня - Лилии 12 лет.
По приезде нас поселили в трехэтажном доме, принадлежавшем Нахимовскому училищу и предназначенном для офицеров и их семей. Это было общежитие, каждая семья занимала только одну комнату. Кухня и санузел были общими на каждом этаже, на первом и втором. А на третьем этаже располагалась одна благоустроенная четырехкомнатная квартира, в ней проживал начальник училища, капитан 1 ранга Гаврилин с женой. Детей у них не было.
Наш дом был шумным, как пчелиный улей. Почти в каждой семье были дети. Условия жизни оставляли желать лучшего - газа не было, готовили на керосинках в общей кухне. Хозяйки часто ругались между собой. Праздники многие семьи отмечали вместе, тогда начиналось шумное веселие с выпивкой. Наша семья держалась особняком: мои родители не пили вообще.
Отец очень любил природу, все праздники, если позволяла погода, мы проводили за городом, то в ботаническом саду, то в парке на плато Фуникулера. В училище отец нашел себе единомышленника - преподавателя рисования Леонида Николаевича Потапова. Это был высокоинтеллигентный, эрудированный человек. Он был влюблен в природу и историю Грузии. Хорошо знал все культурные памятники старины - монастыри и крепости. Вдвоем они в свободное время исходили все интересные места. Они рисовали с натуры пейзажи и развалины старинных зданий. Отец также был хорошим художником.
Нахимовцы любили Германа Михайловича. Он рассказывал им много интересного про великие географические открытия и русских путешественников. Особенно воспитанники любили истории про Миклухо-Маклая.



Так мой отец и получил прозвище Миклухо-Маклай, которое приклеилось к нему на долгие годы, оно перешло вместе с ним даже в среднюю школу, куда он устроился работать после расформирования училища.
Моя мама, Мельникова Галина Андреевна была по специальности учителем русского языка и литературе, она работала в школе. С первых же дней нашего приезда в Тбилиси у мамы сложились очень хорошие отношения с женой начальника училища. Вера Гаврилина часто приглашала нас с мамой в гости на чай с ленинградскими конфетами. Гаврилины были родом из Ленинграда и часто туда ездили. Георгий Иванович в быту был очень добродушным, дружелюбным и покладистым человеком. Он часто приглашал нас покататься в его служебном автомобиле. Мы ездили купаться на озеро Лиси и совершали загородные прогулки. Отец в этих поездках никогда не принимал участия, считая для себя это недопустимым. Он думал, что коллеги могут расценить такие отношения с Гаврилиными, как подхалимаж к начальству.
В 1952 году Георгий Иванович тяжело заболел. Вера повезла его на лечение в Ленинград, где он вскоре скончался от инфаркта. Вдова очень тяжело переживала смерть любимого мужа. Она приезжала в Тбилиси за вещами, и мы с мамой проводили ее на поезд, она вернулась в Ленинград. Много лет мы переписывались, а потом как-то потерялись.
В училище появился новый начальник, про которого я, к сожалению, ничего сказать не могу. Он не жил в нашем доме, ему выделили квартиру в другом месте.
В нашем общежитии жило много коллег отца с семьями, нашими ближайшими соседями были Довбня: муж, жена Эмма Карловна и дочь Нела. После расформирования училища они переехали на Украину в город Боярка под Киевом.
Интересным человеком был Валентин Петрович Николаенко. Это был заведующий первым отделом, особист. Человек нелюдимый и мрачный, он даже не со всеми здоровался, смотрел исподлобья. Соседи его сторонились и побаивались. У него был сын Олег. Больной костным туберкулезом. Мальчик постоянно носил корсет. Это был очень умный и хороший мальчик. Много читал и давал нам с сестрой интересные книги.
Еще помню семью Радченко Анатолия Евлампиевича, преподавателя истории. У них была дочь Валя, мы дружили. Его жена преподавала русский и литературу в училище. После расформирования они уехали в Краснодар.



Майор Радченко Анатолий Евлампиевич, преподаватель истории и Конституции СССР (ранее преподавал во Владивостокском Военно-Морском Подготовительном училище).

Хорошо знакома мне и семья Николая Филипповича Ченчика. Его дочь, Наташа была моей ровесницей. Они потом уехали в Сочи.
Еще мы общались с преподавателем математики Львом Марковичем Малкиным и его семьей. Это был маленький полный человечек очень подвижный и шустрый, большой шутник, постоянно всех подкалывал. Детей у них не было.
По субботам в Нахимовском училище устраивали танцевальные вечера для воспитанников, их называли "балы". Они проходили под звуки оркестра, которым руководил военный дирижер Вартан Михайлович Барсегян.
На эти балы мечтали попасть все девчонки Тбилиси. Но пускали туда только по пригласительным билетам. Каждый нахимовец, начиная с восьмого класса, мог пригласить только одну девочку. Перед входом всегда толпилось огромное количество девчонок.
Нас с сестрой пропускали свободно, стоило только сказать дежурному, что мы дочери Мельникова.
Оркестр играл только бальные танцы: польку, мазурку, вальс. Фокстрот и танго запрещались.
Нахимовцы в парадной форме и белых перчатках выглядели просто блестяще. Девочкам разрешалось приходить на балы только в школьной форме. Было очень весело. В перерывах между танцами воспитанники показывали свои таланты: пели, танцевали на сцене, показывали акробатические номера.
Помню старшекурсника Виктора Черничко, он очень хорошо пел, и все девчонки замирали от восторга.
Преподавателям рекомендовалось приглашать по воскресеньям воспитанников к себе в семьи, чтобы они почувствовали домашний уют. Папа приглашал всегда нескольких самых маленьких ребят, чтобы развлечь и вкусно угостить скучающих по дому детей.



Группа преподавателей Тбилисского Нахимовского Училища на экскурсии в г. Гори. Стоят, слева направо: ?, ?, Радченко Анатолий Евлампиевич, Грицак Ольга Фёдоровна, Барыленко Пётр Андреевич, Николаенко Валентин Петрович, ?, ?, Мельников Герман Михайлович; сидят, слева направо: лаборантка кабинета русского языка и литературы, ?, Горбачёва Зинаида Никитична, ?, ?, ?, ?.

Нам с ними было не интересно, хотелось общаться с ровесниками. Мои школьные подруги дружили с двумя нахимовцами Владимиром Годуновым и Борисом Шевченко. Мы большой толпой прогуливались по набережной Куры, а потом пили чай дома у одной из подружек. Эти мальчики закончили училище в 1954 году, когда и я окончила школу. Судьба Годунова мне не известна, а Шевченко закончил в Ленинграде Высшее Военно-морское училище. Дослужился до высокого звания. Отец виделся с ним в 1978-м году на встрече выпускников училища.
Еще был один знакомый нахимовец - мой ровесник - Володя Ковалев. После окончания училища он остался в Тбилиси, женился, работал. Я часто встречала его в транспорте, когда ездила в институт.
После расформирования училища отцу пришлось демобилизоваться, до отставки он не дослужил два года. Ему предлагали дослужить в Североморске, но родители решили что не стоит туда ехать, с такого юга на такой север. Мы остались в Тбилиси.
После демобилизации отец начал работать в средней школе. Сложилось так, что наша семья осталась в Грузии. Мама умерла в 1983 году.
После распада Союза пришлось уехать. Отец женился в Сочи и прожил там остаток жизни. Умер он на 86-м году жизни в 1995 году.
Посылаю некоторые фотографии, которые остались. Их было раньше великое множество, но при переездах большая часть была потеряна.

Организация учебных занятий и самостоятельной подготовки.

Налаженная при создании организация учебного процесса в училище совершенствовалась на протяжении всего времени его существования.



Занятия кружка математики ведёт преподаватель математики и физики Владимир Михайлович Стась.

Воспоминания выпускника ТНВМУ 1953 года Курако Юрия Николаевича

Дни бежали один за другим. Мы полностью были поглощены жизнью училища. Главной составной ее частью, конечно, была учеба. В связи с тем, что мне надо было догонять сверстников по программе, я стал посещать дополнительные занятия. В училище эта система была уже хорошо апробирована и проводились эти занятия, естественно, только в свободное время. Все шли играть, посещать кружки, библиотеку, заниматься на спортивных снарядах, а нам (я был не одинок) приходилось регулярно посещать эти занятия. Получалось, что целые дни одни занятия.



Библиотека училища Фотографию предоставила Ирина Валентиновна Мартынова, дочь подполковника В.П.Николаенко.

Было это, конечно тяжело, но необходимо. Вообще, сама система обучения в училище была на очень хорошем уровне. Прекрасно отлаженный механизм обучения, квалифицированные педагоги и преподаватели, систематическая ежедневная самоподготовка, контроль и проверка знаний – все это способствовало получению хороших базовых знаний и служило залогом фундаментального образования будущих офицеров.



Детский рисунок Ю.Н.Курако.

Были и свои особенности в организации и проведении самих занятий. Думаю, что это было, как сейчас принято говорить, «НОУ-ХАУ» именно нашего первого среди всех последующих НВМУ.

Занятия.



На уроке в кабинете физики. По словам Константина Чикваидзе (выпуск 1948 года), отвечает нахимовец Демидов Виталий Степанович (выпуск 1948 года). Фотографию предоставила Ирина Валентиновна Мартынова, дочь подполковника В.П.Николаенко.

Занятия начинались строго по расписанию по звонку. Все находились за своими партами. Сзади, на последнем ряду, сидел кто-то из должностных лиц (классный руководитель, воспитатель, старшина). Об этих людях надо будет поговорить особо – это были более, чем строгие родители, и они были всегда с нами на протяжении долгих лет нашего пребывания в училище. Никто лучше, чем они, не знал нас. Во многом они и определяли свое влияние на наше воспитание.

Продолжение следует.



Верюжский Николай Александрович (ВНА), Горлов Олег Александрович (ОАГ), Максимов Валентин Владимирович (МВВ), КСВ.
198188. Санкт-Петербург, ул. Маршала Говорова, дом 11/3, кв. 70. Карасев Сергей Владимирович, архивариус. karasevserg@yandex.ru

С вопросами и предложениями обращаться fregat@ post.com Максимов Валентин Владимирович


Главное за неделю