Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    63,64% (49)
Жилищная субсидия
    18,18% (14)
Военная ипотека
    18,18% (14)

Поиск на сайте

В.К.Грабарь."Пароль семнадцать". Часть 23.

В.К.Грабарь."Пароль семнадцать". Часть 23.



Герой Советского Союза капитан 1 ранга Н.Г.Танский. 1960-е годы.

В 1961 году в училище пришел новый заместитель начальника училища по учебной работе, известный катерник времен Великой Отечественной войны Николай Георгиевич Танский. Воевал он на морских охотниках Северного флота. Участвовал в охранении союзных и наших конвоев, на своем катере высаживал десантные и разведывательные группы на вражеское побережье. В ноябре 1944 был удостоен звания Герой Советского Союза, а еще он был награжден довольно редкой наградой - Орденом Нахимова 2-й степени. После этого он перешел служить на берег. Его упоминают подготы Бакинского подготовительного училища ВМФ, у них он был командиром роты. В Нахимовском училище должность, которую занимал Н. Г. Танский, была хоть и важная, но незаметная воспитанникам, и он не получил никакого прозвища, разве что иногда его называли – «герой», и было ясно, о ком речь. Он оставался на своем посту до1975 года, когда перешел на должность начальника Гидрографического факультета ВВМУ им. М.В.Фрунзе и в том же году ушел в запас.



Танский Николай Георгиевич. - Морской сборник № 1, 1974 г. (Из архива И.Болотина)

Родился в 1920 г. в селе Прочном Николаевской области, украинец, в ВМФ с 1938 г., член КПСС. С начала 1942 г. участвовал в боевых действиях в Заполярье. Будучи командиром катера МО-424, ставил активные минные заграждения, охранял конвои, эскортировал подводные лодки. 70 раз выходил на поиск и уничтожение подводных лодок противника, 17 раз высаживал десантные, разведывательные и диверсионные группы в тыл врага. Особенно отличился в операции по освобождению Заполярья, приняв участие в высадке десантных групп в район Петсамо. Награжден орденами Красного Знамени, Нахимова П степени и Отечественной войны I степени, 5 ноября 1944 г. удостоен звания Героя Советского Союза. В звании капитана 1 ранга продолжает службу в ВМФ.
Кстати, в том же Бакинском подготовительном училище ВМФ заместителем начальника по политической части служил и А.А.Стенин, тогда еще капитан 3 ранга. А после окончания Военно-политической академии в 1954 году, он был назначен начальником политотдела Тбилисского нахимовского училища, а в Ленинградское нахимовское он пришел одновременно с нами в 1958-м. В 1961 году его помощника по комсомольской работе старшего лейтенанта А.Я.Гринина, перешедшего в воспитатели, сменил старший лейтенант И.Г.Теряев.



Юнга Гринин Анатолий, 1944 год. Офицер-воспитатель ЛНВМУ, капитан 3 ранга Гринин Анатолий Яковлевич. 1970 год.

Впоследствии Ваня Теряев, как его звали нахимовцы, сделал в училище успешную карьеру.



Командир роты Иван Георгиевич Теряев (второй слева ) в группе нахимовцев на политинформации. 1980 г. Фото И.С.Болотина.

***

Попытка переформирования училища на фоне сокращения Вооруженных Сил отразилась на жизни всего большого коллектива училища – отлаженный механизм теперь работал враздрай. Неопределённость продолжалась до конца учебного года, и всё это время мы фактически не учились. Да и преподаватели на нас особо не давили. Они сами пытались приспособиться к новым условиям службы и жизни.
Видимо, произошло сокращение преподавательского состава. Опытные педагоги, такие как Е.Г.Пупков и заслуженный учитель РСФСР майор Б.Ф.Блошкин вынуждены были перейти на менее квалифицированные должности офицеров-воспитателей. По сокращению штатов ушел в ноябре 1961 года заслуженный учитель РСФСР подполковник С.В.Полуботко, а он, если серьезно говорить о педагогической школе ЛНУ, был ее стержнем. В 1962 году рота бывшего педагога Б.Ф.Блошкина (11-й класс) имела 100% успеваемость. Но остальные роты понесли урон. В нашей роте характерным было то, что три основных предмета (русский, математика, физика), которые старшеклассникам обычно преподавали офицеры мужчины, у нас вели женщины.
Училище стремительно теряло набранную высоту. Ушли некоторые нахимовцы. Конкурс в училище с 3-4 человек снизился до 2-х человек на место. У нас в стране так уж исторически сложилось, что любой перегиб обязательно дойдёт до перелома.




Фото 1960-х гг.

Кардинальные перемены произошли и в командном составе нашей роты. После шестого класса по разным причинам оно почти полностью сменилось. К.Ф.Осипенко был уволен в связи с сокращением Вооруженных Сил СССР и с тех пор его больше никто не встречал (а умер он аж в 1994 году на 75-м году жизни. – В.Г.). Б.А.Кузнецов из-за сложившейся ситуации в семье был переведён на Северный флот (СФ). В.В.Тарбаев еще до назначения в Нахимовское закончил Высшие офицерские курсы ВМФ. Служа в Нахимовском, он заочно или на вечернем отделении учился в Строительном институте, и перевелся туда же. В.А.Невзоров просто плюнул на все и подал рапорт о переводе его в действующий флот. Кашалота И.В.Васильева «застукали» милиционеры, когда он на рынке продавал комплекты нашего рабочего платья. Его сослали на Север, служил он вместе с Б.А.Кузнецовым в одном соединении. После увольнения в запас жил в Сосновой поляне, новом районе Ленинграда (умер в 1983 году).
Наши первые молодые офицеры-воспитатели работали с нами менее двух лет, а оставили о себе неизгладимые, самые добрые воспоминания. К ним, первым, обращены и первые слова благодарности. По счастью нам еще предстояло с ними встречаться и не раз. Но эти встречи носили совсем другой характер.
Валерий Антонович продолжил службу старшим помощником командира большого десантного корабля на СФ. А в 1967 году был назначен командиром судна безобмоточного размагничивания (СБР). В 1972 году его встретил Сергей Мельниченко: «Мы перед автономкой проходили размагничивание на рейде в Гаджиево. И для того, чтобы ускорить этот процесс, я, молодой командир электромеханической группы, был послан с двумя литрами “ускорителя” на СБР. Вот там я и увидел знакомое лицо Невзорова - командира судна. Он тоже меня узнал. Посидели у него в каюте. Поговорили. Перспектив у него не было никаких. Приняли принесенного “ускорителя“ и разошлись».
Владимир Васильевич долгое время служил и до сих пор работает в Ленинградском Инженерно-строительном институте. Доцент кафедры технологии строительного производства. Одно время возглавлял цикл, а в 1984 закончил службу в звании полковника. Он несколько раз бывал на наших встречах, еще более веселый и заводной, чем прежде.
Борис Афанасьевич служил помощником начальника центра обработки и информации морского радиоотряда ОСНАЗ, и командиром группы разведки, часто бывал на подводных лодках в качестве офицера ОСНАЗ. В том числе, как он сам рассказывал, и во время известного Карибского кризиса в составе экипажа одной из подводных лодок в районе острова Куба.




Но орденом «Красной Звезды» награжден он был за поход 1963 года на ПЛ К-133 (12.5.63 они пересекли экватор), а у него была и еще одна «Звезда» - за освоение новой техники. Затем (1967 -1970) он был командиром роты во ВВМУППе, у курсантов о нем тоже хорошие воспоминания. Он был прирожденным воспитателем. Но и оттуда его снова перевели на Север. Вспоминает Калашников:
«Судьба ещё раз свела меня с ним, но уже в посёлке Гаджиево, где он командовал плавучей казармой ПКЗ-145 (с 12.02.1970 г. – Ред.). Эта ПКЗ входила в состав кораблей 3-й флотилии подводных лодок Краснознамённого Северного флота, на ней жили экипажи РПК СН (ракетных подводных крейсеров стратегического назначения). Было видно, что служба на флоте у Бориса Афанасьевича складывалась не удачно». Позднее на стоящей рядом штабной плавказарме ПКЗ-160 разместили экипаж, в котором служил В.Крылов: «Я видел Бориса Афанасьевича всего один раз, он заканчивал службу и сдавал дела. Меня он не узнал, я не стал его окликать, думал, что увижу ещё, но он скоро уехал». Борис Афанасьевич Кузнецов был уволен в запас в звании капитана 3 ранга в 1972 году.
Рассказ о Борисе Афанасьевиче невозможен без упоминания о его семье. Мы часто, особенно, когда бывали в лагере, встречались с его женой Валерией. Более того, Боря Кузнецов, Лера и их дочь Марина летом на каникулах жили в гостях у родителей Московенко. Они Бориса Афанасьевича помнили и уважали. Лера сыграла значительную роль в жизни некоторых из нас и в судьбе своего мужа. И вот, они уехали на Север. Борис Афанасьевич как-то раз заходил к нам в гости, а затем связь с ними прекратилась. Спустя двадцать лет после нашего выпуска, готовясь к юбилейной встрече, мы решили разыскать наших первых воспитателей. Грабарь вспоминает: «Звоню, не рассчитывая, что меня и помнят. По голосу узнал Леру, но на всякий случай переспросил, а в ответ:
- Володенька! У нас до сих пор висит твой рисунок Желтой дачи!…




На встрече выпускников. Слева направо: М.Козловский, В.Грабарь, В.А.Невзоров, Б.А.Кузнецов, В.В.Тарбаев. 26 мая 1985 года.

После встречи выпускников Грабарь и Марк Козловский отвезли Бориса Афанасьевича домой. Лера нас не ожидала и была по-домашнему, в папильотках. Марк, аж, протрезвел – что делает с людьми время! Грабарь же после побывал у них еще раз. Пригляделся – нет, Лера была все та же: веселая, добрая, заводная! Было много воспоминаний. Прощаясь, спросил у Бориса Афанасьевича, как здоровье? – «Пить не бросил, курить не бросил, значит - хорошее». Через полгода он умер. На следующую нашу встречу пришла их дочь Маринка. Взрослая женщина держала за руку дочку, такую же, какой мы знали когда-то Маринку и помнили ее все эти годы.
После ухода Кашалота старшинами рот были Кормилицын и Саратов. А чуть позже старшиной нашей роты был назначен бывший старшина кадровой команды мичман Алексей Ефимович Хомяков. Подростком Алексей Хомяков был связным в партизанском отряде Егора Ивановича Ленчикова в Белоруссии. Был награждён Партизанской медалью. После войны пошел служить на флот. Срочную служил машинистом-турбинистом на корабле, а в 1949 его перевели в наше училище. Здесь и началась для него, что называется, работа по призванию.




Старшина роты А.Е.Хомяков наводит "шорох" в классе. 1965 год.

Он был для нас родным, доступным и любимым. Много тайн доверяли ему дети, а потом уже и взрослые парни. И никогда он их не предавал. И даже намёка не подавал начальству. С ним всегда мы были предельно откровенны. За характерное произношение с небольшим дефектом речи в шипящих звуках его звали просто «Лёфа Хомяков» или «партизан», а то и все вместе. Диалог с Васей Хомко перед строем вошёл в историю: «Фомко, вытащи руки из карманоф, а не то я тебе все карманы зафью». – В ответ Вася применил где-то услышанное: «Лёфа, а я тебя игнорирую!». – «Я те понарирую!».
И тут надо сказать, что даваемые старшим прозвища не обязательно были признаками неуважения. Старшина роты везде и всегда пользовался особым почетом, и мы своего «Лёфу» очень любили. Он был у нас до самого выпуска. Но мы, у кого была возможность, навещали его в училище и когда уже были офицерами [2];.


***

Пришел новый командир роты – капитан 2 ранга Николай Павлович Оверченко. Судьба Николая Павловича была типична для его сверстников: досрочный выпуск из Черноморского ВВМУ в 1941 году и война на сухопутье. Орден «Красной Звезды» он получил за взятие ДЗОТа на Карельском фронте еще в 1942 году. Проявил при этом настоящее геройство, но об этом никто из нас не знал. Он сам о том умалчивал, видимо боялся, что упоминание о сухопутном прошлом может лишить его авторитета у ребят. После войны ему удалось вернуться на флот и послужить на торпедных катерах. Вот об этой части его биографии сохранилось некое предание.
Каждое свое выражение Николай Павлович заканчивал присказкой – «понимаете, так», она у него превратилась в паразитное словосочетание: «поти – так». За это сочетание он и получил свое прозвище - «Потитак». Коля Петров уже долгие годы хранит в своей памяти рассказ Потитака о том, как после войны тот разминировал на своем катере Феодосийскую бухту. То ли Коля не так запомнил, то ли Потитак не так рассказал, но эта история, как мы теперь ее понимаем, – сущий бред! В практике противоминной борьбы есть способ разминирования с помощью прорывателей минных заграждений, кораблей с повышенной живучестью, но чтобы на торпедном катере?! Такой способ назывался бы – разминированием путём собственной гибели. История Черноморского флота ни одного такого факта не сохранила. Ещё бы! Если бы такое было на самом деле, то погибших наградили бы, а пославших их на дурацкую гибель, когда один катер равен одной мине, точно бы расстреляли.




Капитан 2 ранга Н.П.Оверченко во время репетиции парада на летном поле Центрального аэродрома им. М.В.Фрунзе в Москве. Апрель 1964 года.

Продолжение следует.




Верюжский Николай Александрович (ВНА), Горлов Олег Александрович (ОАГ), Максимов Валентин Владимирович (МВВ), КСВ.
198188. Санкт-Петербург, ул. Маршала Говорова, дом 11/3, кв. 70. Карасев Сергей Владимирович, архивариус. karasevserg@yandex.ru


Главное за неделю