Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    64,10% (50)
Жилищная субсидия
    17,95% (14)
Военная ипотека
    17,95% (14)

Поиск на сайте

РОДОСЛОВНАЯ. Николай Верюжский, рижский нахимовец выпуска 1953 года. Кратко о своём детстве, родителях и родственниках. Часть 19.

РОДОСЛОВНАЯ. Николай Верюжский, рижский нахимовец выпуска 1953 года. Кратко о своём детстве, родителях и родственниках. Часть 19.



М. С. Громадин очень хорошо знал людей, отзывался о большинстве из них весьма доброжелательно. - Журавлев Д. А. Огневой щит Москвы. — М.: Воениздат, 1972.

Комментируя письмо депутата Верховного Совета СССР Громадина М.С., хотелось бы заметить, что секретариат, готовивший проект письма, допустил существенную ошибку в тексте, указав вместо шести лет «шесть месяцев». По всей вероятности, в секретариате не могли даже вообразить, что пособие семье военнослужащего вообще не выплачивалось.
Кроме того, обращает внимание характерная сталинская особенность того времени подписывать документы цветными карандашами: красным «запретить», синим «воздержаться», зелёным «разрешить». Чиновникам всех уровней такие «особенности» ставить подписи, безусловно, были хорошо известны и на основании этих «подсказок» принимались нужные руководству решения.
Ярославский облвоенком, получив от депутата-генерала бумагу для исполнения, подписанную зелёным карандашом, стал выполнять указание с упреждением, но впопыхах из-за излишнего усердия слегка запутался в датах.
Неожиданно мама получила письмо от Ярославского областного военного комиссара генерал-майора Ромашина, в котором этот ретивый комиссар вдруг известил о столь долгожданном назначении пенсии.
Для подтверждения сказанного привожу официальные бумаги полностью.


Ярославский областной военный комиссариат
Финотделение от 24 июня 1947г. за № АЯ 17204


Гр.Верюжской Александре Александровне
г. Углич, ул. Карла Либкнехта, д.17


На основании ст. 9-а Постановления СНК СССР № 1474 от 5 июня 1941 года «О пенсиях и пособиях лицам высшего, старшего и среднего начальствующего состава, лицам младшего начальствующего состава сверхсрочной службы, специалистам рядового состава сверхсрочной службы и их семьям», Вам с 1 июня 1947 года назначена пенсия в размере 150 рублей в месяц (выделено мной Н.В.). Выплата пенсии будет производиться из Госбанка г. Углича, куда одновременно высланы пенсионные документы. За получением пенсионной книжки и пенсии Вам надлежит обратиться в указанный Госбанк.
П о д п и с а л и:
Ярославский облвоенком генерал-майор Ромашин
Начальник финотделения Павлов




Юрий Пименов Воспоминание о военном пайковом хлебе 1962 г.

Зашевелившиеся угличские военкоматские чинуши двумя неделями ранее прислали заслуживающее внимание письмо, на основании которого, оказывается, надо всё-таки хлопотать о получении пенсии.


Угличский районный военный комиссариат
от 11 июня 1947 года за № 0106


Гр.Верюжской Александре Александровне
г. Углич, ул. Карла Либкнехта, д.17


ИЗВЕЩЕНИЕ

Ваш муж старший лейтенант Верюжский Александр Николаевич, уроженец г.Тотьма Северного края, находясь на фронте пропал без вести в сентябре 1941 г.
Настоящее извещение является документом для возбуждения ходатайства о пенсии (Приказ НКО СССР № 023).


П о д п и с а л: Военком Угличского ОРВК
подполковник Щербак


Интересная сложилась тогда ситуация, когда Угличский райвоенком подполковник Щербак информировал 11 июня 1947 года нашу семью о праве «возбуждения ходатайства о пенсии», а заботливый добродетель Ярославский облвоенком генерал-майор Ромашин напрямую назначил пенсию аж с 1 июня 1947 года.
Теперь осталось взять «под козырёк» и доложить народному депутату «единого и нерушимого блока коммунистов и беспартийных» генералу Громадину М.С. о выполнении приказания и проявлении заботы о семьях фронтовиков, не сославшись, однако, на косвенные причины собственных недоработок.


Ярославский областной военный комиссариат от 24/30 июня 1947г. за № АЯ 17204
Гр.Верюжской Александре Александровне
г. Углич, ул. Карла Либкнехта, д.17
К о п и я: Депутату Верховного Совета СССР
генерал-полковнику Громадину М.С.
г. Москва, ул. Солянка, д. 12




На Ваше письмо, поступившее от депутата Верховного Совета СССР генерал-полковника Громадина М.С., сообщаю, что пенсия Вам назначена 20.06.1947 года и документы высланы в Госбанк г. Углича.
Задержка в назначении пенсии произошла из-за отсутствия выписки ГУК об исключении Вашего мужа из списков Советской Армии.
П о д п и с а л и: Ярославский облвоенком
генерал-майор Ромашин
Начальник финотделения Павлов


Как бы то ни было, но мы дождались, когда мама стала получать государственную пенсию за убывшего в июне 1941 года на фронт мужа только с 1 июня 1947 года, а о компенсации её невыплаченной части за прошедшие шесть лет даже не было и речи. Дескать, скажите спасибо, что живы остались. Ну что ж, спасибо.
Бесспорно, справедливости ради, следует заметить, что большая помощь в этом запоздалом на шесть лет деле была оказана генералом Громадиным М.С. и за это ему большая благодарность.
Вместе с тем, не могу упустить такой важный момент, когда мама за свою самоотверженную и изнурительную работу учителя в годы войны была награждена медалью «За доблестный труд в годы Великой Отечественной войны 1941-1945 годы». Этой наградой мама очень гордилась.
В год своего пятидесятилетия, в 1949 году, имея более чем двадцатипятилетний стаж непрерывной педагогической деятельности, мама была награждена орденом Ленина. Получив эту высокую награду, она, несмотря на всё пережитое, была счастлива, что её честное, бескорыстное и преданное отношение к своей, как она считала, важной профессии по обучению и воспитанию детей было оценено достойно.
Однако в силу появившихся новых жизненных обстоятельств, когда Женя, став взрослым самостоятельным человеком и создав собственную семью, навсегда уехала из Углича, а вслед за ней в скором времени и мне пришлось покинуть отчий дом, мама, оставшись проживать в Угличе одна, лишилась недавно назначенной пенсии за мужа. Казалось бы, повседневных забот о детях убавилось, но навалились новые трудности, новые переживания.




Моя мама, Верюжская Александра Александровна. Углич. 1949 год.

Первой неприятностью стал отказ домовладелицы Шунаевой Фаины Васильевны продлить маме срок на проживание в двухкомнатной квартире. По такой же причине освободила комнату наша соседка Вера Владимировна Алымова. Второй этаж полностью заняли хозяева дома семья Шунаевых-Балакиревых, а первый этаж они стали сдавать более выгодным жильцам шоферам, торговцам, кустарям.
Мама переехала к своим сёстрам, проживающим в частном доме на соседней улице Свободы (бывшей Благовещенской улице), где разместилась в маленькой кухоньке, половину площади которой занимала плита низкая прямоугольная печь, выложенная кирпичом и накрытая чугунным листом с конфорками, растапливаемая дровами и используемая для приготовления пищи на огне.
Более существенные неприятности маму ожидали впереди, связанные с сокращением численности учительского состава по причине резкого уменьшения рождаемости в годы войны. В августе 1950 года маму перевели на должность заведующей учебной частью в начальную школу № 6, а в ноябре 1951 года была направлена в школу рабочей молодёжи с правом предоставления работы по заместительству. Работая, что называется, на подхвате по совместительству или по замещению каких-либо учителей, отсутствующих в день занятий, мама, тем не менее, не могла чувствовать себя в полной мере востребованной и, естественно, не была удовлетворена таким характером работы.




Углич. Каменный ручей, На заднем плане здание бывшей городской Думы (1815). В годы войны и первые послевоенные годы в этом здании располагалась школа рабочей молодёжи.

Примечание: В настоящее время первый этаж этого отремонтированного по современным стандартам здания приобрела в собственное пользование оперная певица Любовь Юрьевна Казарновская, которой решением Думы Угличского муниципального округа Ярославской области №9 от 3 июня 2004г. присвоено звание Почётного гражданина города Углича.
К слову сказать, в Угличе родилась яркая оперная певица Прасковья Жемчугова – Ковалёва, жена графа Шереметьева. Вот такие традиции в Угличе.




Любовь Казарновская. Прасковья Ковалёва-Жемчугова.

Во время моих особенно первых летних каникулярных приездов у меня с мамой, которая глубоко переживала, испытывая угрызения совести, как мне казалось, за возможную мою обиду, что меня, одиннадцатилетнего мальчика, отправила в самостоятельное плавание учиться в другой город, довольно часто происходили разговоры о моём, как она иногда называла, бурсацком житье-бытье. Действительно для десятилетних-двенадцатилетних ребятишек новые условия жизни поначалу были непривычные, строгие и, возможно, даже суровые и некоторые ребята, хотя это были единичные случаи, не выдержав тех трудностей или по настоянию родителей, не возвращались к месту учёбы после окончания отпуска.
В ходе долгих и продолжительных на эту тему разговорах я особенно не хвастался тем, как мне хорошо живётся вдали от дома на казённых харчах. Но старался на примерах своих угличских приятелей раннего детства, большинство которых прошли через детские колонии и даже тюрьмы, сравнить с тем, что меня могло ожидать здесь. А самое главное, на мой взгляд, такого высокого уровня и качества образования, какое нам давалось в нахимовском училище, как я говорил маме, в условиях провинциального Углича я никогда бы не получил.
Во всех подобных разговорах, которые иногда вдруг возникали и при других ситуациях, я всегда настойчиво говорил маме, что никакой её вины нет, поскольку решение отправиться в другой город учиться морскому делу настоящим образом было принято мной самостоятельно и вполне осознанно, чему способствовали благоприятно сложившиеся обстоятельства, о которых уже было рассказано ранее.




Вместе с мамой во время моего очередного отпуска в 1954 году.

Летом 1954 года мама, предварительно посоветовавшись со мной и Женей, приняла решение уехать в Москву в связи с печальными событиями, произошедшими в семье своего старшего по возрасту брата Виталия Александровича Соколова (дяди Вити), который обратился к своим трём сёстрам, проживающим в Угличе, с просьбой не оставлять его одного после неожиданной смерти своей жены. Еротиида Александровна и Зинаида Александровна Соколовы, старшие сёстры мамы, были единодушны в своём мнении, что помочь больному брату по уходу за ним может только она, самая молодая из сестёр и пока более энергичная из них.
Я и в прежние годы часто приезжал к своим многочисленным родственникам, как по папиной, так и по маминой линии, проживающим в Москве. Но с 1954 года, когда мама окончательно уехала из Углича, регулярно приезжал к маме вначале на период отпусков, а впоследствии Москва для меня стала местом постоянного базирования, и я по праву стал называть себя москвичом.


Продолжение следует.

Обращение к выпускникам Тбилисского, Рижского и Ленинградского нахимовских училищ.

Пожалуйста, не забывайте сообщать своим однокашникам о существовании нашего блога, посвященного истории Нахимовских училищ, о появлении новых публикаций.



Сообщайте сведения о себе и своих однокашниках, воспитателях: годы и места службы, учебы, повышения квалификации, место рождения, жительства, иные биографические сведения. Мы стремимся собрать все возможные данные о выпускниках, командирах, преподавателях всех трех нахимовских училищ. Просьба присылать все, чем считаете вправе поделиться, все, что, по Вашему мнению, должно найти отражение в нашей коллективной истории.
Верюжский Николай Александрович (ВНА), Горлов Олег Александрович (ОАГ), Максимов Валентин Владимирович (МВВ), КСВ.
198188. Санкт-Петербург, ул. Маршала Говорова, дом 11/3, кв. 70. Карасев Сергей Владимирович, архивариус. karasevserg@yandex.ru


Главное за неделю