Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    64,56% (51)
Жилищная субсидия
    17,72% (14)
Военная ипотека
    17,72% (14)

Поиск на сайте

РОДОСЛОВНАЯ. Николай Верюжский, рижский нахимовец выпуска 1953 года. Кратко о своём детстве, родителях и родственниках. Часть 22.

РОДОСЛОВНАЯ. Николай Верюжский, рижский нахимовец выпуска 1953 года. Кратко о своём детстве, родителях и родственниках. Часть 22.



Суворов Александр Васильевич (1729-1800).

Среди славных полководцев того времени особое место по праву принадлежит генералиссимусу Александру Васильевичу Суворову. Выскажу такое мнение, что Императрица трижды подставляла Суворова для ведения гражданской войны против своих соотечественников: подавлению народного восстания под руководством Емельяна Пугачёва, разгрому и разделу Польского государства, а затем позднее также в Польше жестокому подавлению народно-освободительного движения Тадеуша Костюшко. Суворов во всех случаях блестяще, по-военному справлялся с поставленными задачами. За операцию по уничтожению сторонников Костюшко, боровшихся за свободу и независимость Польши, Суворов стал фельдмаршалом. Побеждённую Польшу усмирили: самому Костюшко разрешено было покинуть Россию, и он отправился в Америку завоёвывать ей свободу, а тысячи неблагонадёжных поляков сослали.
Вполне очевидно, что большое число сосланных поляков, оказавшись на поселении в северных землях, сохранили какие-то свои национальные традиции, обычаи, в том числе и фамилии. Можно предположить, что фамилия Верюжский имеет польские корни.

Наконец, согласно моему третьему предположению, фамилия Верюжский, просто-напросто относится по своему происхождению к церковно-славянским принципам принадлежности священнослужителей к тому или иному приходу.
Для подтверждения этого довода выскажу следующее. В XII-XV веках на северных российских территориях появляются большое количество православных монастырей, основателями которых были последователи Сергия Радонежского. До наших дней сохранились редчайшие рукописи, старинные иконы, а сами монастыри в большинстве своём являются историко-архитектурными памятниками, внесёнными в списки культурного всемирного наследия.
Приведу интересный факт из изданной в 1880 году книги «Исторические сказания о жизни святых, подвизавшихся в Вологодской епархии, прославляемых всею церковью и местно чтимых», в которой утверждается, что в Вельском уезде существовал Верюжский Введенский приход с центром в селе Бестужево, получивший своё официальное название от церкви деревянной постройки XVI века Введения во храм Божьей Матери и от речки Верюга, впадающей недалеко от неё в реку Устью. Позднее, в XVIII веке по указанию епископа Вологодской епархии церковь обновили и перестроили в каменном виде, которая стала называться Верюжской Введенской церковью.




Верюжская Введенская церковь в селе Бестужево (Верюга) на начало ХХ века.

Известно, что каменные строения Верюжской Введенской церкви в 1930-е годы разрушили, разобрав на кирпичи, а деревянные постройки сожгли. Теперь на этом месте установлен лишь памятный крест.




Верюжская Введенская церковь в селе Бестужево Вельского уезда Архангельской губернии. Рисунок относится к началу ХХ века.

Пожалуй, такие сведения о происхождении фамилии выглядят достаточно убедительно.
Однако, считаю, что любое из этих трёх предположений имеет равное право на существование, если вдруг не появится ещё какая-нибудь другая версия, которая потребует убедительного объяснения и доказательства.

Пора теперь, думаю, после такого долгого отступления возвратиться к описанию своих родственных связей.
Мой дедушка Николай Павлович Верюжский родился 8 августа 1863 года (все даты, включая и эту, переведены на новый стиль Н.В.) в семье пономаря Верховажского Успенского Собора. К великому моему сожалению остались абсолютно неизвестными подробности о его детских и юношеских годах, семейных отношениях с родителями, близкими и дальними родственниками.
Просто трудно себе представить, что дедушка в детстве рос один-одинёшенек без общения с родителями и другими родственниками. Чем объяснить такое забвение со стороны дедушки к своим родным корням? Почему никто из его детей не знал, как рос, где воспитывался, с кем общался их родитель? Эти вопросы остались безответными.
Возьму на себя смелость предположить, что такая скрытность дедушки и его нежелание посвящать кого-либо и, прежде всего, своих детей в детали биографии и подробности родственных связей объясняется намерением не сделать для них жизнь опасной. А такая возможность, сейчас-то всем хорошо известно, реально существовала: любая информация о его происхождении из семьи священнослужителей, пусть даже низшего звена, для всех могла оказать плохую услугу. В период всеобщей борьбы с поповщиной, когда религию называли опиумом для народа, с людьми, придерживающихся религиозных взглядов, особо не церемонились. Чего уж ходить далеко, даже я, не ведая о социальном происхождении дедушки, в годы своей юности радовался смелому хулиганскому поступку крутого Павки Корчагина из романа Николая Островского «Как закалялась сталь», подсыпавшему несчастному попу Василию махорку в его тесто.




На основании некоторых сохранившихся документов семейного архива можно судить, что дедушка в пятнадцатилетнем возрасте по неизвестной причине, возможно, из-за материальных затруднений в семье, прервал обучение в Вельском Духовном училище, окончив только два класса, и возвратился к родителям в Верховажье, где, скорее всего, помогал своему отцу в церковной службе. Оставаясь глубоко верующим человеком до последних своих дней, он всё-таки не выбрал путь священнослужителя.
В 1883 году «сдал испытания в науках на получение первого классного чина» и приказом по Вологодскому Телеграфному Округу был «определён по найму телеграфистом IV разряда низшего оклада в Верховажскую телеграфную станцию», где проработал до 1888 года.
В 25-летнем возрасте в связи с переводом на новый участок работы он был вынужден покинуть родительский дом и уехать в город Тотьму, который находился не более 150 вёрст по прямой к юго-востоку от Верховажья, где стал выполнять обязанности «надсмотрщика низшего оклада» телефонных и телеграфных линий связи Тотемской почтово-телеграфной конторы.




Вячеслав Епифанов. Тотьма.

Самобытный старинный русский с многовековой историей город Тотьма (основан в 1137 году), имея выгодное географическое расположение на левом берегу реки Сухона между Вологдой и Великим Устюгом, уже в XVI веке приобрёл значение перевалочного пункта и места отдыха для торговых судов, совершавших долгий путь от Вологды до Архангельска по Сухоне и Северной Двине с выходом в Белое море и в страны Западной Европы. Известно, что по этим рекам за год проходило до 500 не только русских, но и английских, голландских, и даже иранских судов.
Наверное, не случайно на Вологодской земле родились известные русские землепроходцы Владимир Атласов, Семён Дежнёв и упоминавшийся мной ранее Ерофей Хабаров, а также уроженец Тотьмы Иван Кусков, достигший берегов Северной Америки и в 1812 году основавший русскую крепость в Калифорнии, где в течение 10 лет был её комендантом. Крепость Форт-Росс сохранилась, ныне там располагается национальный парк штата Калифорния.




Форт-Росс в Калифорнии – Русская Америка.

Хотелось бы привести запоминающиеся не лишенные юношеского романтизма слова из письма своим друзьям по партии сосланного в 1903 году царским правительством за преступную связь с социал-демократами и оказавшегося в Тотьме недоучившегося 28-летнего студента Цюрихского университета, незаконнорождённого сына действительного статского советника А.Антонова, но взявшего фамилию своего отчима А.Луначарский, в 1917 году ставшего первым наркомом просвещения Советской России, который писал: «Тотьма очаровательный узорный городок, с церквями в стиле рококо на берегу громадной реки, за которой тянутся тёмные леса... Я вспоминаю Тотьму как какую-то зимнюю сказку, как декорацию для «Снегурочки».

Теперь приведу слова песни, долгое время считавшейся народной, автором которой является уроженец Тотьмы Феодосий Петрович Савинов:

«Вижу чудное приволье,
Вижу нивы и поля...
Это русское раздолье,
Это русская земля!»


Вполне резонно можно считать, что песня Вологодской земли стала символом России.
За четыре года добросовестной монтёрско-монтажной работы зимой и летом, в снег и дождь молодой специалист телеграфного дела научился ставить столбы, с помощью специальных приспособлений, называемых «когтями» или «кошками», забираться на них, выполнять монтажные работы для обеспечения ближайшие селения телефонной связью. За проявленное усердие в работе начальство конторы его поощрило, назначив «надсмотрщиком высшего оклада».
За непрерывный десятилетний трудовой стаж «Указом Правительствующего Сената по Департаменту Геральдики от 17 февраля 1893 г. за № 23 Николай Павлович Верюжский был произведён за выслугу лет в Коллежские регистраторы».

Для сравнения - Табель о рангах.



Совершенно определённо можно утверждать, что этот десятилетний период жизни в городе Тотьма, положивший начало плодотворной трудовой деятельности, сложился у Николая Павловича весьма удачно и в личном плане.
Весной 1888 года дедушка женился на дочери тотемского гражданина, русского, православного вероисповедания, принадлежащего к сословию мещан, Ивана Петровича Кузнецова и жены его Агриппины Ивановны, девятнадцатилетней девице Анемаисе Ивановне, окончившей к тому времени Тотемскую Мариинскую Женскую Прогимназию с получением звания учительницы и права преподавания в начальных классах.
Известно, что в семье Кузнецовых было ещё двое детей: старшая дочь Анна Ивановна и сын Пантелеймон Иванович, который уже был женат и имел двух своих дочерей. Жену звали Августа, а дочерей: Нина и Мария.
В большой и дружной семье Кузнецовых, о чём будут свидетельствовать последующие события, где стали жить молодожёны, общая обстановка соответствовала строгой доброжелательности и разумной взаимной поддержки.
Молодая учительница Анемаиса Ивановна вскоре оставила работу учительницы и полностью посвятила себя семейным делам. Рождение детей в молодой семье Верюжских не пришлось долго ждать. Первенцем стала дочь Александра или Шура так стали звать родители и родственники замечательную девочку, родившуюся 10 мая 1889 года. В счастливой и доброй обстановке второй ребёнок сын Иван появился на радость родителей 7 ноября 1890 года. Пока подрастали первые дети, 3 ноября 1893 года в семье родился третий ребёнок второй сын, которого нарекли Александром, но с первых своих дней за ним прочно закрепилось тёплое имя Саня. Он - то и стал впоследствии моим папой.
Молодой хозяйке Анемаисе Ивановне (моей бабушке) с домашними делами и заботами о воспитании трёх малышей, надо полагать, было хлопотно управляться, но без помощи и поддержки своей матери (моей прабабушки Агриппины Ивановны), безусловно, не обходилось.
Мне хотелось бы знать, как жила семья Кузнецовых, чем занимался прадед Иван Петрович и его сын Пантелеймон. По справедливости, интересно также было бы узнать о житье-бытье прапрадеда Петра Кузнецова. Однако эти уже «предания старины далёкой», относящиеся, пожалуй, к концу XVIII века, правлению императора Павла I или даже его матушки, самой Екатерины Великой, без архивных поисков недоступны для понимания и восприятия.




Железнодорожный вокзал в современном городе Вельск Архангельской области.

В апреле 1894 года дедушка получил повышение по служебному положению. Его назначили помощником начальника Вельской почтово-телеграфной конторы. Молодая чета, имея на руках трёх малых детей, переехала в Вельск, к новому месту, где и обустроило своё самостоятельное житьё. До Тотьмы теперь добраться стало трудней, а Верховажье всё-таки значительно ближе, но я не располагаю сведениями о том, какая помощь и была ли она вообще от старшей семьи Верюжских, проживающих в сравнительной близости, в Верховажье.


Продолжение следует.

Обращение к выпускникам Тбилисского, Рижского и Ленинградского нахимовских училищ.

Пожалуйста, не забывайте сообщать своим однокашникам о существовании нашего блога, посвященного истории Нахимовских училищ, о появлении новых публикаций.



Сообщайте сведения о себе и своих однокашниках, воспитателях: годы и места службы, учебы, повышения квалификации, место рождения, жительства, иные биографические сведения. Мы стремимся собрать все возможные данные о выпускниках, командирах, преподавателях всех трех нахимовских училищ. Просьба присылать все, чем считаете вправе поделиться, все, что, по Вашему мнению, должно найти отражение в нашей коллективной истории.
Верюжский Николай Александрович (ВНА), Горлов Олег Александрович (ОАГ), Максимов Валентин Владимирович (МВВ), КСВ.
198188. Санкт-Петербург, ул. Маршала Говорова, дом 11/3, кв. 70. Карасев Сергей Владимирович, архивариус. karasevserg@yandex.ru


Главное за неделю