Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    64,56% (51)
Жилищная субсидия
    17,72% (14)
Военная ипотека
    17,72% (14)

Поиск на сайте

РОДОСЛОВНАЯ. Николай Верюжский, рижский нахимовец выпуска 1953 года. Кратко о своём детстве, родителях и родственниках. Часть 23.

РОДОСЛОВНАЯ. Николай Верюжский, рижский нахимовец выпуска 1953 года. Кратко о своём детстве, родителях и родственниках. Часть 23.

Пока обживались на новом месте, а Николай Павлович осваивал новый участок работы, в самый раз под Новый год 30 декабря 1894 года родился четвёртый ребёнок третий сын, названный Николаем. Естественно в семье прибавилось и забот, и хлопот.
«Высочайшими приказами по гражданскому ведомству почтово-телеграфного управления Министерства Внутренних дел за № 30 от 1 июля 1895 года и за № 54 от 3 июня 1897 года» дедушку произвели в Губернские секретари, а затем в Коллежские секретари соответственно. В этот же период «на основании Высочайшего повеления 26 февраля 1896 года пожалован серебряной медалью в память царствования императора Александра III».




Может показаться, что внешне всё выглядело хорошо и достойно: и по служебной линии у дедушки дела складывались не плохо, да и в семье полный порядок. Наверное, так и было в действительности, но, на мой взгляд, навряд ли в полной мере могли удовлетворить материальные условия. К этому времени ежемесячное жалованье единственного работающего в семье дедушки составляло 30 рублей и дополнительно ещё так называемые столовые 7 рублей 50 копеек, итого 37 рублей 50 копеек на многодетную семью из шести человек. Стало быть, суточные расходы, которые нетрудно подсчитать, на всю семью составляли всего 1 рубль 25 копеек или по 20,8 копеек в сутки на одного члена семьи. Много или мало этого было в конце XIX начале XX века для обеспеченного житья-бытья, я сейчас сказать не могу. Во всяком случае, богатыми или зажиточными семью с такими доходами не назовёшь. Следует сказать, что поскольку своего личного подсобного хозяйства дедушка и бабушка никогда не имели, то и расходы были существенные. К тому же, они проживали, как правило, снимая жилую площадь частным порядком или, в лучшем случае, на служебной квартире, когда такая возможность предоставлялась. Жили, надо полагать, экономно, рассчитывая только на собственные средства и возможности.
За десять лет работы дедушка только дважды имел отпуск сроком на 28 дней каждый: первый совпал в феврале 1888 года как раз с женитьбой, возможно, так и было предусмотрено, как «медовый» свадебный месяц. Второй отпуск через десять лет в январе 1898 года, который, думаю, дедушка использовал с целью поездки в Верховажье для посещения своих уже пожилых родителей.
Проработав в Вельске четыре года, летом 1898 года Николая Павловича назначили начальником Горского почтово-телеграфного отделения. Такое назначение не вызвало долгожданной и желаемой радости от, казалось бы, перспективы служебного роста. Дело в том, что населённый пункт Горки, затерявшись в глубине лесов и болот западной части Вологодской губернии, оказался вдали за сотни вёрст от более-менее крупных поселений, где бы располагались начальные учебные заведения. Проявляя заботу о необходимости дать образование своим детям, достигшим школьного возраста, дедушка подал своему начальству прошение с ходатайством о переводе в другое место, где бы такая возможность реально существовала.
Начальство пошло навстречу и прошение о его переводе удовлетворило. В октябре 1899 года Николай Павлович Верюжский был назначен на равнозначную должность в Плёсское почтово-телеграфное отделение.




Город Плёс. На заднем плане гора Левитана (бывшая Петропавловская гора) с Петропавловской церковью.

Старинный город Плёс впервые упоминается в летописях во второй половине XII века в числе первых городов-крепостей, возникавших на берегах Волги, таких как Юрьевец, а позднее Кинешма и Шуя, входивших в период феодальной раздробленности во Владимиро-Суздальское княжество. Эти богатые и привольные приволжские земли за многие сотни лет настрадались от набегов и разграблений со стороны диких полчищ Батыя, погромов безжалостных басурман под водительством жестоких ханов Едигея и Улу-Мухаммеда. Да и русские князья до объединения в Московское княжество частенько устраивали кровавые междусобойчики за свои приоритеты владеть такой благодатной землёй.
Являясь небольшим тихим провинциальным поселением, город Плёс входил тогда в состав Костромской губернии.
Плёс расположен на высоком правом берегу великой русской реки Волга, в её уже широком среднем течении, в реальности слышавший «чей стон раздаётся» и видевший в изнеможении бредущих по берегам бурлацкие связки, которые тащили тяжёлые баржи, медленно плывущие по реке.




Репин Илья Ефимович. "Бурлаки на Волге". 1873.

На территории города до сегодняшних дней сохранились многие архитектурно-исторические памятники, объединённые в государственный музей-заповедник. Красота русской природы приносила многим писателям, поэтам и вообще людям искусства, побывавшим, хотя бы раз, в этих запоминающихся местах, новые творческие вдохновения. Разве можно оставаться равнодушным, когда видишь пейзажи окрестностей Плёса, написанные рукой известного художника И.И. Левитана (1860-1900).




«Вечер. Золотой Плёс». И.И.Левитан. 1889.

По современному административному делению город Плёс передан в подчинение Ивановской области. Упомянув Ивановскую область, вынужден сделать небольшое отступление, которое может быть покажется совершенно не к месту по фабуле данного повествования. Однако считаю, что оно приоткроет маленькую страничку для понимания нашей современной жизни.
Речь пойдёт ни много, ни мало, а о столице русского государства. Дело в том, что в своё время Ульянов (Ленин), воодушевлённый марксовым лозунгом «Пролетарии всех стран соединяйтесь!», не на шутку загорелся идеей мирового господства путём победы пролетариата во всемирном масштабе, позднее, правда, сбавив обороты, ограничился государственным переворотом и установлением диктатуры пролетариата в отдельно взятой стране, занимающей одну шестую часть суши земного шара. Таким «слабым звеном» в его стратегии стала многострадальная Россия, хотя могла бы быть индустриальная Германия или, например, благополучная Швейцария. В сущности, для него это было безразлично. Ведь, как известно, в его жилах не больше было русской крови, чем немецкой или еврейской, шведской и даже калмыцкой и по натуре он являлся космополитическим интернационалистом.
Вскоре после известных октябрьских событий в Петрограде согласно ленинскому указу столица, теперь уже Советской России, переместилась в Москву. После завершения Гражданской войны, в которой за два года по приблизительным подсчётам истреблено более 13 миллионов российского народа или ежедневно только на фронтах погибало 18 тысяч человек. Урон стране был нанесён колоссальный, но ещё большие жертвы ждали народ впереди. А пока торжествовали победу и по ленинской задумке стали создавать новое, неведомое в мировой практике, неестественное государственное образование союз суверенных государств, объединявшихся, как провозглашалось, на началах добровольности и равноправия. В декабре 1922 года для начала таких «добровольцев», вошедших в Союз Советских Социалистических Республик, оказалось четыре. А затем, чем дальше, тем число их становилось больше и достигло шестнадцати (вместе с Карело-Финской ССР, просуществовавшей с 1940 по 1956 г.).




При образовании такого Союза, просуществовавшего, кстати говоря, только до декабря 1991 года, совершенно не подумали о России, имеющей такие же самостоятельные и суверенные права, как и другие республики. Россия, бескорыстно выполняя ущербную ленинскую национальную политику, стала бездонным донором не только материальными средствами, но и миллионными людскими ресурсами, а теперь вынуждена жестоко за это расплачиваться, потому, как в национальных республиках оказались более двадцати миллионов русских.
Сейчас многие подзабыли, а некоторые даже не помнят, что в годы «Великого Почина» и первых Сталинских пятилеток на самых верхних этажах власти всерьёз обсуждался вопрос о переносе столицы России из Москвы, оставив за ней только столичные функции союзного государства.
На роль российской столицы выдвигались крупные города Сибири, Урала и Поволжья. Главным критерием, естественно, являлся пролетарский принцип. Сибирские города даже не рассматривались из-за большой удалённости, да и репутация ссыльных мест у многих членов РСДРП(б) ещё была свежа в памяти. Вроде бы по многим критериям подходил Екатеринбург, переименованный в Свердловск. Там тебе и рабочий класс имеется, город промышленный, большой, хорошо спланированный. Однако пришлось отказаться, наверное, всё-таки совесть мучила за безжалостную расправу, совершенную в этом городе, над царской семьёй и их прислугой. Оставалось Поволжье. От Ярославля, который за свою историю дважды становился временной столицей Руси (во время польско-литовского похода на Москву Лжедмитрия и позднее во время стрелецкого бунта), однако из-за неблагонадёжности пришлось наотрез отказаться. Главной и основной причиной такого категорического отказа послужил эсеро-меньшевистский контрреволюционный мятеж, организованный Савинковым. Кострома, хоть и близкий к Москве город, да и первый русский царь Михаил Федорович Романов из здешних, но, поди ж ты, уж больно патриархальный, да и пролетариата маловато и нет революционного порыва, значит не годится для российской столицы. Нижний Новгород тоже не понравился: уж какой-то ярмарочный, купеческий, кустарно-середняцкий.




Выбор пал на Иваново. Городишко маленький, провинциальный, даже уездным центром никогда не был. Расположение тоже неудачное: ни судоходной реки, ни большой транспортной дороги, правда, была одна узкоколейка от Иваново до Шуи. Однако ивановцам повезло тем, что ещё с петровских времён в здешних краях появились первые мануфактуры по выпуску льняного полотна, а при Екатерине Второй и того больше: во многих посёлках и слободах губернии стали строиться большие и малые мануфактуры, с которых по существу и началось массовое текстильное производство. Затем постепенно перешли к хлопчатобумажному и ситценабивному производству. Иваново стал быстро развиваться, строились новые ткацкие фабрики и, территориально объединившись с ближайшим Вознесенским Посадом, получил статус города с названием Иваново-Вознесенск.
Ткацкий труд был малопроизводительный, изнурительный и тяжёлый. Немудрено, что почти на всех фабриках и мануфактурах губернии стали появляться марксистские кружки, организованно проводиться стачки и забастовки. Ещё в 1905 году ивановские ткачи, руководимые членами РСДРП(б), участвовали во всеобщей политической стачке и образовали первый в России Совет уполномоченных. Забастовки ивановских ткачей продолжались не только с экономическими, но и политическими требованиями вплоть до установления в городе советской власти в октябре 1917 года, одновременно с провозглашением её в Петрограде.
Принимая во внимание такие революционные заслуги ивановских текстильщиков, уже в 1918 году в состав Иваново-Вознесенской губернии с целью её укрупнения были отнесены промышленные районы Костромской и Владимирской губерний. В период крутой борьбы с религиозными настроениями из названия города убрали сомнительного смысла добавление. Город теперь стал называться просто Иваново короче и благозвучней, что лучше подходило, как посчитали руководители партии и правительства, для будущей российской столицы. За счёт объединения четырёх губерний: Владимирской, Костромской, Ярославской и самой Иваново-Вознесенской была создана Ивановская промышленная область, превратившаяся в крупнейший промышленный центр в этом регионе России.




Центральная часть города Иваново.

Для придания планируемой российской столице процветающего вида города светлого будущего в Иваново началось активное строительство монументальных административных, хозяйственных и общественных зданий, продолжавшееся до средины 1930-х годов. Даже для трудящихся построили по образцу западноевропейских двухэтажных коттеджей необычный «рабочий посёлок», который тут же, в народе, стали называть Ивановской Голландией или Ивановской Швейцарией, хотя ни голубых озёр с лебедями, ни альпийских гор, сверкающих снежными вершинами, поблизости в этих краях от сотворения мира никогда не наблюдалось.
Одновременно с возведением новых зданий повсеместно с огромным энтузиазмом велось массовое разрушение памятников русской архитектуры и в первую очередь культовых сооружений и дворянских усадеб.
К счастью мануфактурный Иваново по случаю непродуманных, конъюнктурных решений не был объявлен российской столицей: переезд по многим объективным и другим причинам не состоялся. Тем не менее, за городом Иваново прочно закрепилось романтичное название «город невест России». Пусть будет лучше так, это правильно. Всеми признано, что русские женщины самые красивые в мире!
В известной песне, ставшей гимном Москвы, есть такие слова:
«Дорогая моя столица Золотая моя Москва!».
Я горжусь тем, что Москва была, есть и, надеясь, будет всегда столицей России!




Мой дедушка, Николай Павлович Верюжский, свою службу в Плёсе начал успешно и в ноябре 1900 года был произведён в Титулярные советники, а ещё через два года приказом по Министерству Внутренних дел за № 40 от 31 июля 1902 года его назначили начальником Плёсской почтово-телеграфной конторы 6-го класса, где он проработал более десяти лет.
Старшие дети: дочь Шура и сын Ваня были определены на учёбу в начальные классы Плёсского городского училища и уже готовились постигать грамоту ещё два брата: Саня и Коля, росшие, как близнецы, с разницей в возрасте между которыми было чуть более года.
К своему сорокалетию дедушка был произведён в Коллежские асессоры, соответствующий гражданскому чину восьмого класса, которое обязывало обращение «Ваше высокоблагородие».
В связи с рождением 19 июля 1903 года в дружной и многодетной семье пятого ребёнка дочери Агриппины, названной в честь её бабушки Агриппины Ивановны Кузнецовой (моей прабабушки), дедушка использовал в третий раз свой 28-дневный отпуск. К тому времени Шуре, старшей дочери, уже шёл четырнадцатый год и вполне можно предположить, что она была надёжной помощницей для своей мамы Анемаисы Ивановны (моей бабушки) в воспитании только что родившейся сестры.


Продолжение следует.

Обращение к выпускникам Тбилисского, Рижского и Ленинградского нахимовских училищ.

Пожалуйста, не забывайте сообщать своим однокашникам о существовании нашего блога, посвященного истории Нахимовских училищ, о появлении новых публикаций.



Сообщайте сведения о себе и своих однокашниках, воспитателях: годы и места службы, учебы, повышения квалификации, место рождения, жительства, иные биографические сведения. Мы стремимся собрать все возможные данные о выпускниках, командирах, преподавателях всех трех нахимовских училищ. Просьба присылать все, чем считаете вправе поделиться, все, что, по Вашему мнению, должно найти отражение в нашей коллективной истории.
Верюжский Николай Александрович (ВНА), Горлов Олег Александрович (ОАГ), Максимов Валентин Владимирович (МВВ), КСВ.
198188. Санкт-Петербург, ул. Маршала Говорова, дом 11/3, кв. 70. Карасев Сергей Владимирович, архивариус. karasevserg@yandex.ru


Главное за неделю