Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    64,29% (54)
Жилищная субсидия
    19,05% (16)
Военная ипотека
    16,67% (14)

Поиск на сайте

В.К.Грабарь."Пароль семнадцать". Часть 45.

В.К.Грабарь."Пароль семнадцать". Часть 45.

Валя Овчинников, когда грянул 1991 год, был уже начальником военно-морского цикла в Ленинградском кораблестроительном институте. Соблазнившись новыми перспективами, он до срока оставил службу и занялся предпринимательством. Однако, скоро убедился в пагубности ситуации в стране, и, чтобы разобраться в причинах, поступил на специальный юридический факультет СПбГУ, с отличием окончил его, и защитил диссертацию, ужк вторую, на тему "Разделение властей в современной России".



Профессор В.Овчинников преподает в Северо-Западной академии государственной службы. М.Титов преподает в СПб ГЭТУ на кафедре "Математическое обеспечение ЭВМ", Вадим Иванов примерно то же преподает в Институте дополнительного профобразования на курсах переподготовки военнослужащих.


***


Михаил Московенко заканчивал службу крупным специалистом по проблемам развития Военно-Морского Флота. В 1995 году с успехом защитил диссертацию и стал кандидатом исторических наук. На ее базе вышла книга «Государство Российское и Флот».
С 1996 года он включен в рабочую группу по разработке федеральной целевой программы Мировой океан, точнее, ее подпрограммы «Военно-стратегические интересы России в Мировом океане». Он являлся одним из главных разработчиков Морской доктрины России. После выхода в запас в 1998 году назначен на должность консультанта-помощника главнокомандующего ВМФ. Постановлением Правительства Российской Федерации был включен в состав Морской коллегии с правами ответственного секретаря и принял непосредственное участие в подготовке и проведении пяти ее заседаний. В 2002 году закончил Российскую академию государственной службы при Президенте, заочно.
Специалисту с таким образованием можно доверить порассуждать и на наши нахимовские темы. Миша подметил одну важную черту: «Мне на своем служебном пути выдалось и учиться, и служить с нахимовцами Рижского и Тбилисского нахимовских училищ. Среди них вице-адмирал Ю.А.Кайсин, контр-адмирал Б.М.Мальков. Есть среди сослуживцев и нахимовцы-ленинградцы: уже упомянутый контр-адмирал А.А.Паук (год выпуска 1957), вице-адмирал О.В.Бурцев (1970), контр-адмирал А.Ф.Шлемов (1967) и другие. Конечно, я в особые друзья к ним не лез, но отношение тайного корпоративного духа питонов между нами было и остается до сих пор». Конечно же, значок на груди встречного об окончании Нахимовского вызывает в душе теплые чувства и особое отношение. На значке нет специального обозначения, какое именно училище заканчивал выпускник. Значит, не стены объединяют нас, а общий для всех образ жизни.




На встрече, посвященной 50-летию поступления в ЛНУ ВМФ. 4 октября 2008 г. В.Грабарь, В.Калашников, М.Московенко, В.Виноградов.

Миша правильно подметил, что черты характера каждого нахимовца формировались на глазах у всех. И, если сегодня вдруг мы узнаем что-то о нашем однокашнике, то можем с уверенностью сказать: «да ты что, его не знаешь?», «да он всегда был таким» или «да он всегда к этому шел». Словом, по мнению Миши, в финале нашей жизни заложена наша совместная судьба.
Интересно все же получается: судьба у всех совместная, а финал у каждого свой. У каждого, видимо, есть свои исторические циклы, «круги своя». Жизнь идёт по спирали, у кого-то она со старта взвилась вверх, а у иных сначала плавно опускалась вниз, а в конце закручивалась винтом в крышку гроба.
У иных вся служба состояла из сплошной учебы, для этих нахимовское училище – лишь первая ступенька к высокой цели. У других же базового образования, полученного в Нахимовском училище, хватило на всю службу. Поэтому трудно ответить, что тебе дало Нахимовское училище, а что забрало, ведь никогда не знаешь, что бы с тобой было, если бы не оно. Помогло ли кому наше нахимовское детство? Определенно, что общее нахимовское прошлое помогало служить близким друзьям, иной раз и просто однокашникам, но ответить однозначно за всех вряд ли удастся. Звание «нахимовец» больше обязывает, чем помогает.
Да, в питонах есть какая-то тайна, которую знают только они, да и знают ли наверняка? Эта тайна передается от выпуска к выпуску, от первого до сегодняшнего. И нет большей награды, чем, если кто-то назовет тебя настоящим питоном. И не важно, сколько тебе лет, в какое время или какой срок ты проучился в Нахимовском училище.




Командир роты парадного батальона Нахимовского училища капитан 3 ранга В.Строгов со своими питомцами во время генеральной репетиции парада на Центральном аэродроме им. М.В.Фрунзе в Москве. 1980-е годы.

Здесь было бы уместно привести мнение знатока нахимовской жизни В.Строгова. «Мой второй набор воспитанников (1980-1982 гг.) запомнился мне больше всех. Одно дело, что из пяти золотых медалистов двенадцати выпускных классов двое: Е.Г.Уткин и Г.В.Житмарев, были из моего класса, другое – в это время произошла первая встреча нашего 17-го выпуска, и я восторженно рассказывал о ней своим воспитанникам. Затем они часто навещали меня в училище, а в 1997 году они пригласили меня на свою первую встречу». Прервем воспоминания одним простым вычислением: 1982 – 1965 = 17. То есть наши два выпуска разделяют СЕМНАДЦАТЬ лет. Мистика!
«Казалось бы, их двухлетний период обучения в училище не сравнить с нашим семилетним, но дух нахимовского братства очень силен и в этих ребятах. Сейчас они уже состоявшиеся во всех отношениях мужчины. Я побывал у них и на свадьбах, и на днях рождения. Все это сблизило нас еще больше».
Уважая нахимовцев всех времен и училищ, все-таки самые близкие чувства испытываешь к своим однокашникам. Поэтому, билетом в обратную сторону, в страну детства, и настоящим паролем является номер или год выпуска. Для нас такой пароль – СЕМНАДЦАТЬ!


***

Со времени нашей первой юбилейной встречи прошло уже двадцать пять лет. Надо сказать, что встречались мы не только раз в пять лет, но еще и в юбилеи Нахимовского училища, отметили 300-летие флота России. Использовали любые другие поводы, правда, в этих случаях из-за трудностей переезда отдельно встречались ленинградцы и москвичи.




Пятидесятилетний юбилей. С нами сфотографировались наши воспитатели: В.А.Невзоров, Б.А.Кузнецов, Н.И.Исаев и почитаемый всеми нахимовцами знаменосец училища мичман П.А.Буденков. Стоят: В.Н.Иванов, Варвара, Владислав и Юрий Калашниковы, М.Московенко, Н.Петров, М.Хрущалин, Н.И.Исаев, С.Мельниченко, В.Зиборов, М.Трофимов, В.Строгов, В.Грабарь, В.Хомко. Сидят: М.Титов, И.Невельский, В.Овчинников, Сергей (Сергеевич) Мельниченко, П.А.Буденков, В.А.Невзоров, Б.А.Кузнецов. 29 мая 1994 года

Трудно определить, что такое корпоративный нахимовский дух. Корпоративный значит - узкогрупповой. В нашем выпуске границы этой группы складывались причудливо. Не все из выпускников бывали на наших встречах. И, наоборот, по счастью случилось так, что дух братства, возникший с самой первой встречи, распространился на тех наших товарищей, кому не пришлось закончить училище.
Саша Алехин. Окончив аспирантуру при Академии наук УССР, он стал специалистом в области ядерного материаловедения.
Миша Хрущалин окончил ЛЭТИ им. В.И.Ульянова-Ленина по специальности космическая радиосвязь, но большую часть жизни работал при флоте: в 51 ЦКТИС (Центральный конструкторско-технический институт судоремонта) или 82 ОКТБ (Опытно-конструкторское бюро) на Камчатке, где он пробыл те же восемь лет, что и служившие там ребята. Миша знает флот лучше других из нас.
Сохранили душевную привязанность к училищу сотрудники Санкт-Петербургского государственного университета: М.Трофимов, заместитель декана факультета химии, и профессор истории В.К.Зиборов.
В предисловии к сборнику, посвященному 50-летию профессора Зиборова, лауреат государственной премии А.М.Буланин пишет: «Пожалуй, наиболее приметные черты В.К.Зиборова - это твердость и однозначность жизненных оценок, аккуратность в деле и неукоснительность в выполнении своих обязательств. Черты столь редкие в нынешнее время - время поголовной безответственности, по-видимому, выработались в начале так и несостоявшейся военной карьеры юбиляра (В.К. провел пять лет в стенах Нахимовского училища)» [11]. Это мнение далекого от флота и училища человека (что и ценно) можно отнести и на наш общий счет.




Зиборов Виктор Кузьмич - Учёные России

Бывали и неожиданные встречи. Как-то еще на Камчатке капитана-лейтенанта Грабаря разыскал старший лейтенант интендантской службы Толя Крамаровский, отчисленный из Нахимовского еще в 6-м классе. Он окончил среднее Военно-морское Хозяйственное училище ВМФ и служил в одной из частей МТО Камчатской флотилии. «В восторге он называл меня братом. И ведь он был прав» - подумал Грабарь.
Однако не все из наших былых сотоварищей испытывают теплое отношение к нахимовскому детству. Когда случалось встретить иных отчисленных, чувствовалось, что наши жизненные пути разошлись окончательно. Так было при встрече Виктора Строгова с Александром Фроловым, с которым они когда-то крепко дружили. Долгое время продолжали дружить А.Сиренко и В.Грабарь. Саша стал скульптором-монументалистом, и успешно творил. Володя помогал Саше (среди многих других помощников), в иных его работах. Так было в универсаме «Суздальский» на Сиреневом бульваре, когда перед самой Олимпиадой-80 надо было срочно доделать огромное скульптурное панно [12]. Так было и в год 40-летия Победы, когда надо было завершить скульптурное убранство для мемориала «Прорыв блокады Ленинграда» в поселке Марьино [13]. Тем не менее, их встречи становились все реже. Саша потерял интерес к нахимовскому прошлому и не пошел на нашу встречу в 1984 году, и, когда в очередной раз Володя позвонил, чтобы сообщить о предстоящем юбилее, ему сказали, что Саша уж два года как умер.
В конце концов, в нашем уже значительно повзрослевшем коллективе сложился круг, окружность которого не совпадает с границами выпуска на момент 1965 года. Мы готовы принять душой любого нашего однокашника. На наши встречи, несмотря на то, что нас становится меньше, приходит все больше народу. Пришел Паша Евсевьев, которого мы не видели с 1963 года. Паша окончил Мореходное училище, стал капитаном дальнего плаванья, уважаемым человеком. Сейчас он живет в поселке Пушное, расположенном на берегу Нахимовского озера, недалеко от нашего лагеря. Оттуда он, сын директора зверосовхоза, и поступал в училище.
Пришел, наконец, Саша Сиротинский. Мы знали о его отце. Теперь стало известно, что и дед Саши никто иной, как Сергей Аркадьевич Сиротинский, коммунист с апреля 1917 года, бывший адъютант М.В.Фрунзе, написавший о нем книгу «Путь Арсения» [14].




Видимо, от него Саша и перенял по праву третьего поколения явно выраженный литературный талант и политические устремления.
Из пятерых детей его деда два сына: Сергей и Вячеслав, были моряками. Вячеслав Сергеевич, запечатлен в истории Ладожской флотилии [15]. Сергей Сергеевич (отец Саши) уже после войны стал командиром Керченско-Феодосийской военно-морской базы. У обоих братьев были сыновья-моряки. С Ролланом Вячеславовичем Сиротинским в 1980-1983 годы служил во Вспомогательном флоте ВМФ В.Калашников. Роллан - обстоятельный человек, с ним всегда приятно побеседовать и вспомнить знакомых и сослуживцев. А его двоюродный брат, то есть наш Саша, всегда отличался закидонами.
Причудливость Саши переходила в чудаковатость. Служил он весьма посредственно. Попал в политработники. В 1989-1991 годах служил во Флотском экипаже на Красной горке, там во время собирания грибов в тамошних лесах его посетили кронштадтцы: Грабарь и М.Козловский, затем он пропал из поля зрения… И вдруг Саша замелькал на экранах телевизоров. Сначала на трибуне Дворцовой площади. Нестриженные лохмы торчат из-под фуражки, шинель едва застегнута и явно не сходится на животе - адмиральский сынок явно «молотил» под ревматроса. В 1992 году он избран Председателем Северо-Западного регионального отделения Союза офицеров. А в 1993 уже с поднятыми руками выходил из подвала Белого дома. На нашей встрече в 1995-м доложил нам, что он уже адмирал и даже доктор наук. На волне 1990-х ему удалось подняться до коридоров власти, и тогда он даже отказался от пенсии, но, как только пена спала, остались одни запои. При взгляде на него приходили в голову предсмертные слова Нерона: «Какой актёр погибает!». И вскоре он действительно умер, и оказалось, что он как был капитаном 2-го ранга, так им и остался. Вот и пойми, где у Саши правда, а где – очередные, уже последние мульки.


Окончание следует.



Верюжский Николай Александрович (ВНА), Горлов Олег Александрович (ОАГ), Максимов Валентин Владимирович (МВВ), КСВ.
198188. Санкт-Петербург, ул. Маршала Говорова, дом 11/3, кв. 70. Карасев Сергей Владимирович, архивариус. karasevserg@yandex.ru


Главное за неделю