Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    64,10% (50)
Жилищная субсидия
    17,95% (14)
Военная ипотека
    17,95% (14)

Поиск на сайте

Чикваидзе Константин Ираклиевич. «От урочища до училища» (воспоминания нахимовца). - Страницы истории Тбилисского Нахимовского училища в судьбах его выпускников. Часть 74.

Чикваидзе Константин Ираклиевич. «От урочища до училища» (воспоминания нахимовца). - Страницы истории Тбилисского Нахимовского училища в судьбах его выпускников. Часть 74.

Независимо этого, с апреля по октябрь или ноябрь, на самых возвышенных пунктах располагались летние посты, имевшие одну цель с постоянными постами.
Несмотря на такое множество охранных пунктов, безнаказанные хищничества, заключавшиеся в пленении одиночных жителей, в угоне нескольких штук скота и тому подобных происшествиях, были на Лезгинской линии довольно часты.



Меликов, Леван Иванович. Гравюра И. Матюшина по фотографии Левицкого и рисунку П.Ф. Бореля. 1877.

Правый фланг Лезгинской линии от Нухи до Лагодех, на котором находилось пять батальонов, Донской полк и восемь орудий, был оставлен по-прежнему под начальством князя Меликова. Левый фланг Лезгинский линии, начиная от Лагодех (включая и это укрепление; до Алазани, на котором находилось четыре батальона, две пеших дружины, Донской полк, две сотни конной милиции при восьми подвижных орудиях, был поручен моему начальству. Общее начальство над всею Лезгинской линией было вверено князю Андроникову, и в его непосредственном распоряжении, имевшем свое пребывание в Царских Колодцах, находилось: дивизион Нижегородских драгун, три сотни казаков и четыре орудия донской № 7 батареи под начальством полковника Тихоцкого. Эти войска, составляли подвижной резерв, для левого фланга.



Кавказская война (Франц Рубо)

Лагодехи хотя было обширнее, но хуже Сахценис. Строящиеся в нем казармы были не окончены, прежде же существовавшие строения были ветхи. Небольшое поселение, состоящее из разночинцев, тоже не пользовалось довольством, потому что полевые работы, пастьба скота, доставка леса и дров должны были совершаться с воинскою предосторожностью, чтобы не попасть в руки горцев, или не потерять своей скотины. Зато будет приволье в Лагодехах, когда умиротворится край. По причине громадных гор, нависших над укреплением, с которых во время знойного лета навевается прохлада, а зимою защищающих от холодных ветров, воздух приятен и здоров. Кроме того, - изобилие в строевом лесе, наполненном разного рода зверями и птицами, в обширных пастбищах, покрытых душистою и высокою травою, в чистой воде, богатой вкусной форелью»

МИХАЙЛОВЫ ПЕРВЫЕ

Среди тех, кто дожил до умиротворения края и заслуженно вкусил приволье проживания в нем, был и наш прадед Артамон Иванович Михайлов. Это всё или почти всё, что мы знаем о его прошлом. Где и когда он родился, кто его родители, когда и где был призван в армию, в каких частях служил, до каких чинов дослужился?! Ответов на эти вопросы, увы, пока нет.
Достоверно известно, что грудь его украшали четыре креста. Со слов моей мамы, в шестидесятых годах вместе с другими отставными солдатами и офицерами, пожелавшими после завершения войны остаться в Лагодехи, прадед получил земельный надел и стал одним из первопоселенцев урочища Лагодехи. Со временем к нему присоединился младший брат Петр Иванович и тоже пустил корни на этой благодатной земле.
Артамон Иванович женился на девушке из Царских колодцев (Дедоплис Цкаро по-грузински) Татьяне Ивановне (фамилию, к сожалению, пока не знаем), которая родила ему пятерых сыновей: Федора, Петра, Александра, Николая (моего дедушку) и Василия. Все они со временем женились на местных русских девушках. Федор на Ардатовой Марии, Петр на Куциной Любови, Александр на Климович Настасье. Наш дедушка отличился, он женился на Бурухиной Анне Петровне из Гатчины под Петроградом.



Справа Анна Петровна Бурухина (до замужества)

Отец ее – егерь императорской охоты, сопровождал в Лагодехи кого-то из заводчиков Демидовых и как-то раз взял с собой дочь Анну. Ей тогда было около двадцати лет. Здесь она познакомилась с дедом, вышла за него замуж и осталась в Лагодехи на всю оставшуюся жизнь (до 1942 года). С кем сочетался браком Василий, мы, к сожалению, не знаем. Все братья построили свои дома (за исключением нашего дедушки, который унаследовал отцовский дом) и дали жизнь следующему поколению. Федор стал чиновником. Заведовал Лагодехской почтой и имел пятерых детей. Петр Артамонович, второй сын прадеда, работал лесозаготовителем и видимо в связи с этой деятельностью был убит лезгинами, оставив после себя шестерых детей. Александр и Николай крестьянствовали, а Василий служил в армии.
В первом десятилетии ХХ столетия Михайловская община вместе с отпрысками Петра Ивановича насчитывала более 30 человек, что составило около десяти процентов от всего населения Лагодехи. Все Михайловы строились и проживали в пределах теперешнего жилого массива, ограниченного с юга Закатальским шоссе, с севера улицей Робакидзе (ул. Рабочая), с запада улицей Важа Пшавела (ул. 26 Комиссаров), а с востока Батумской улицей.



Всего Михайловыми на этой территории было построено не менее пяти домов. Достоверно знаю местонахождения трех из них.
Выделенный прадеду земельный надел примыкал непосредственно к Закатальскому шоссе, имел ширину около пятидесяти метров и простирался по длине от улицы Важа Пшавела до Батумской улицы. Построенный прадедом на этом участке дом располагался примерно в сорока метрах от Закатальского шоссе с выходом на улицу Важа Пшавела. Этот участок и дом унаследовал наш дедушка. Старшие сыновья Федор, Петр и Александр ко времени женитьбы нашего деда уже обзавелись семьями и своими домами. Младший брат Василий смолоду служил в армии и построил себе дом значительно позже, уходя на пенсию в чине полковника царской армии.
После установления в Грузии советской власти, участки, принадлежащие первопоселенцам, неоднократно урезались и в конце тридцатых годов прошедшего столетия обрели примерно современный вид.
Имея большие земельные наделы, первопоселенцы вели приусадебное огородничество и садоводство, а так же занимались пчеловодством. Кроме приусадебных наделов первопоселенцы распахивали равнинные участки земли южнее Калиновки и выращивали на них зерновые культуры (включая кукурузу), а впоследствии и табак.
Скотоводством с целью продажи мяса или молочных изделий не занимались, но для собственного потребления держали достаточное количество лошадей, коров, буйволов, свиней, коз и конечно птицу. Батраков не использовали. Все делали своими руками, вкалывали от мала до велика с раннего утра и до темна.
На участке, который унаследовал наш дедушка Николай Артамонович, до революции кроме огорода, огромного сада и скотного двора, размещалась еще и пасека на 300 сотовых и рамочных ульев. В урожайные годы яблок, груш и других фруктов было столько, что половина буквально пропадала. Для заготовки в те времена использовались сушка, варенье и соленье. Поздние сорта яблок, груш, хурмы выдерживали до зимы на чердаках, устилая ими пол чердака в один сплошной слой. Ведрами прабабушка носила и раздавала фрукты и молоко солдатам, гужующимся на соседнем плацу. Осуществлялся, особенно в начальный период, натуральный принцип хозяйствования. Деньги начали зарабатывать значительно позже от продажи табака и частично меда.
Дом, который построил наш прадед, в принципе, являлся типовым для первопоселенцев, поэтому имеет смысл рассказать о нем подробнее.
Субтропический климат и сплошные лесные массивы вокруг не могли не обусловить экономическую целесообразность строительства легких деревянных одноэтажных домов.



Первый Михайловский дом (около 1940 г.). Наши бабушки. Слева: Паулина Эдуардовна ("верхняя бабушка";), Анна Петровна, ??

Брус и доски необходимого сечения изготавливались из ошкуренного кругляка путем продольной распиловки вручную. По рассказам стариков с этой целью сооружалась эстакада, на которую закатывались бревна, идущие на распил. Распиловка осуществлялась длинной двуручной пилой. Один пильщик стоял на земле, а другой над ним на эстакаде.
Каркас дома обшивался снаружи и изнутри досками, которые затем оштукатуривались и белились в белый цвет. Фундаменты устраивались столбчатые, незаглубленные, из спилов стволов деревьев. В послевоенное время их стали заменять на кирпичные или бетонные.
Потолки из обрезных досок, типа современной вагонки, красились в белый или голубой цвет. На чердаке горизонтальные балки зашивались досками и так же штукатурились. Крыша покрывалась пластинами из твердых пород дерева или черепицей.
Планировка простая. Линейно вдоль длинной стороны дома размещаются от трех до пяти комнат (в нашем было 5), к южной стороне которых примыкает открытый балкон шириной около 2, 5 м. С обоих концов балкона лестницы - одна к улице, другая в сад. Всё цокольное пространство обшито досками в сплошную. На всех окнах деревянные ставни, как правило, голубые, с металлической кованой поперечиной со штырем на конце. Штырь через отверстие в стене входит вовнутрь дома, где наглухо зажимается шплинтом. Вечером ставни неизменно закрывались, а ранним утром снова открывались в любое время года. Этот ритуал переходил, похоже, из поколения в поколение.
Отопление в доме печное. Одна печь на две смежные комнаты. В комнате, которая служила кухней-столовой стояла еще и варочная печь на две конфорки, используемая в зимнее время. Последняя пятая комната в нашем доме не отапливалась и не имела окна. Это была кладовка (чулан), в которой мы дети иной раз отсиживали за шалости по нескольку минут, казавшимися часами.
Вот и все, что я знаю на сегодня из жизни первого и второго поколений лагодехских Михайловых. Почему наши словоохотливые бабушки и тетушки и вообще все взрослые, которые нас окружали, почти ничего нам не рассказывали о прошлом? Догадаться не трудно. Могла ли, к примеру, тетя Аня, член КПСС, с гордостью рассказать нам пионерам или комсомольцам о том, что наш прадед доблестно служил в царской армии и был Георгиевским кавалером, а наш двоюродный дед Василий Артамонович дослужился в царской армии до чина полковника и за безупречную службу был удостоен дворянского титула, а поселившись в Лагодехи и выйдя в отставку, был арестован наступавшими из Баку воинами Красной армии и расстрелян в Тбилисской тюрьме? Или, что кладбище в полковом саду, на котором был похоронен прадед, в тридцатых годах безжалостно сравняли с землей? Представить такое невозможно и они, конечно, были правы, оберегая нас от опасной информации.
Сохранилась фотография семьи Михайловых, сделанная в период 1912-1914 гг. На ней наша прабабушка, трое её сыновей с женами и детьми.
Глядя на эту фотографию, наш земляк, известный краевед П. Т. Згонников, готовящий публикацию об истории русских первопоселенцев, написал: «Фотография чрезвычайно интересна своим высоким качеством и людьми.



Мужчины (слева направо): Федор, Николай Михайловы. Женщины: Анастасия Климович, Мария Ардатова, прабабушка Татьяна Ивановна, Анна Бурухина. Дети: Анна, Лиза, Женя, Володя.

Ведь это были те самые поколения русских людей, что обживали лагодехскую землю. Лица у ваших родственников не крестьянские, впечатление такое, что на снимке семья врача (инженера, чиновника) из какого-то большого города». Я разделяю его точку зрения.
Переходя к следующему поколению Михайловых представляется интересным процитировать энциклопедию Брокгауза и Ефрона (1890-1916 гг):
« Лагодехи - урочище и штаб квартира в Северо-восточном углу Сигнахского уезда Тифлисской губернии, на высоте 1565 фт. Над уровнем моря, у южной лесной подошвы главного кавказского хребта. Жители (до 200-250 чел) частью отставные солдаты, частью армяне и грузины. Лагодехи славятся яблоками и грушами. На табачных плантациях Министерством земледелия производятся разнообразные опыты по табачной культуре, а Сигнахским лесничим – опыты культуры РАМИ и других южных растений. Церковь» Похоже, в те времена Лагодехи заповедником еще не славился.

МИХАЙЛОВЫ СЛЕДУЮЩИЕ

Третье поколение Михайловых в моем повествовании представляют дети Николая Артамоновича и Анны Петровны - моя мама, её сестры и брат. Все они родились в начале ХХ века в благополучной, достаточно состоятельной и образованной для тех времен крестьянской семье.
Пошли в школу при царе, а заканчивали её уже при советской власти. Лагодехская русская школа имела в то время хорошую репутацию. Неслучайно в неё отдавали на учебу своих детей богатые и титулованные грузинские и азербайджанские семьи из близлежащих районов. Похоже, преподавали родственники офицерской части первопоселенцев.



Лагодехские девушки. Михайлова Анна (стоит), Евгения (сидит) с подругами (в центре Лида Надирова).

Продолжение следует.



Верюжский Николай Александрович (ВНА), Горлов Олег Александрович (ОАГ), Максимов Валентин Владимирович (МВВ), КСВ.
198188. Санкт-Петербург, ул. Маршала Говорова, дом 11/3, кв. 70. Карасев Сергей Владимирович, архивариус. karasevserg@yandex.ru

С вопросами и предложениями обращаться fregat@ post.com Максимов Валентин Владимирович


Главное за неделю