Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    64,56% (51)
Жилищная субсидия
    17,72% (14)
Военная ипотека
    17,72% (14)

Поиск на сайте

В.П.Иванов. Звездная атака. - Ради жизни на земле. Часть 1.

В.П.Иванов. Звездная атака. - Ради жизни на земле. Часть 1.

Всегда буду гордиться тем, что службу флотского офицера начинал на торпедных катерах.



Нет ничего прекраснее, чем ощущение скорости, когда катер идет на полных оборотах. Присев в воду, он выходит на редан. Из-под скул бортов летят брызги, за кормой стелется высокий бурлящий, пенящийся след. Упругий ветер бьет в лицо. Скорость, скорость, скорость!
Катерники, «морская кавалерия», народ отважный и отчаянный... И служба на катерах по праву воспета поэтом:

Добудут катера победу!
Что им завеса огневая?!
Они, как гончие по следу,
Рванутся, ноздри раздувая.
О, наслаждение стремиться
Врага за глотку ухватить,
И в борт сробевшему эсминцу,
Как гвоздь, торпеду вколотить!

Да, катерники не ходят в кругосветные плавания. И походы их коротки, как полеты истребителей-перехватчиков. Перехват! В этом коротком динамичном слове — вся суть торпедного катера, его судьба и назначение.



Торпедный катер "ТК-12" В.М. Иванов

* * *

...Тот день был на редкость теплым и солнечным. Стояло бабье лето.
В знаменитом зале Революции, самом большом бесколонном зале Ленинграда, вместе с курсантами младших курсов, стояли мы в четком строю, взволнованные и притихшие. Торжественным голосом начальник училища вице-адмирал Богденко зачитал приказ министра обороны о нашем выпуске. После объявления фамилии каждый выходил из строя, и вице-адмирал вручал диплом, офицерский кортик и серебряный значок. Сколько лет прошло до этого мгновения! Шесть лет упорной и напряженной учебы в нахимовском, четыре — здесь, в Высшем военно-морском училище имени М. В. Фрунзе. Трудная, долгая дорога. Десять лет я носил тельняшку, матросские брюки, ремень с бляхой, а теперь расставался с матросской одеждой. Радостно стать наконец офицером, но грустно расставаться с родными стенами.



Богденко Валентин Лукич. Капитан 3 ранга, советник штаба флота в Картахене, Испания. Начальник ВВМКУ им. М.В.Фрунзе в 1954-1959 гг.

Смотрю на лица товарищей. Рядом Жора Варданян. За четыре года мы настолько сдружились, что стали как братья. Феликс Иванов, дружок еще по нахимовскому. В строю и другие бывшие нахимовцы — Владик Винник, Юра Чистяков... Все взволнованы. Напротив нас стоят первокурсники и с завистью смотрят на. счастливцев-лейтенантов.
Объявив приказ о присвоении нам офицерских званий, вице-адмирал Богденко скомандовал:
— Выпускникам переодеться в офицерскую форму!
Старшина нашей роты Толя Самолдин подал последнюю в курсантской жизни команду:
— Первая рота, направо, шагом марш!
Четко печатая шаг, мы пошли в спальное помещение, где на спинках кроватей нас ждала новенькая, с иголочки, офицерская форма.
За несколько месяцев до выпуска с каждого из нас была снята мерка, и по ней были сшиты брюки, китель, тужурка, шинель. А до этого, имея одну тужурку, одну рубашку и один галстук на всех, мы сфотографировались на удостоверение личности и в личное дело. Несколько необычно было фотографироваться с погонами лейтенанта, еще не став им, но производство в офицеры дело не нескольких дней. Нужно было заполнять необходимые документы, заранее сшить обмундирование.
Теперь мы впервые надевали офицерскую форму на законном основании.



В зале Революции нас ждали. И вот уже в полной парадной форме, в тужурках с золотыми погонами, в белоснежных рубашках, с кортиками на боку, слегка смущенные, под звуки оркестра, мы вошли в зал. Вошли не курсантами — офицерами!
Выслушали приказ Главнокомандующего ВМС о назначении на флоты. Мы с Жорой незаметно пожали друг другу руки: на Балтику! Вместе! А там — на торпедные катера, где были на стажировке.
В последний раз проходим в строю мимо командования и курсантов. Нас ждет отпуск, а потом — корабли.
Перед прощальным банкетом исполнили «ритуал» выпускников: сделали на такси вокруг училища столько витков, сколько было пройдено за четыре года на физзарядке и вечерней прогулке (количество это в шутку подсчитывали сообща) — последние юношеские шалости. Завтра этого уже не сделаешь — не солидно.
После торжественного выпускного вечера мы с Жорой собрались домой.
Все в этот вечер было прекрасно. И даже на стоянке такси нас, слегка возбужденных, пропустили без очереди, понимающе улыбаясь.
Встретив меня на пороге, мама взмахнула руками, охнула и, склонив голову ко мне на грудь, заплакала.
У меня защипало глаза. Я поднял маму на руки и понес ее в нашу комнату.
— Что ты, мама, успокойся! Ведь я с сегодняшнего дня лейтенант флота!
— Я от счастья плачу, сынок. Жаль, что не дожил до этого дня отец. Вот бы порадовался! Какой же ты красавец в офицерской форме! Как тебе идут золотые погоны! И кортик!
— Ма, я получил первую офицерскую получку и решил купить тебе телевизор! Ты же о нем так мечтала! Давай завтра и купим. Хватит ходить по соседям...
— Нет уж, Витя! Тебе самому деньги в отпуске нужны. А я еще подожду.



Мать меня уговаривала, но я-то знал, как ей хочется иметь телевизор. Сколько раз она говорила, что соседи по квартире купили КВН.
— Ладно, мам. Не будем спорить. Раз я решил, значит, точка.
Утром, в тужурке, с кортиком, в белой рубашке, я поехал в Гостиный двор. Рядом со мной ехала взволнованная, празднично одетая мама. В ту пору покупка телевизора была большим событием. И деньги немалые, да и сами телевизоры только-только еще входили в наш быт.
Вопроса о том, какую марку телевизора выбрать, у нас не было. В то время продавалось всего два телеприемника: «Ленинград Т-2» да «КВН-49». Первый был очень эффектный, со шторкой, закрывающей экран, второй — попроще, с небольшим экраном. Как говорится, рабоче-крестьянский. Да и денег у нас было не густо, поэтому остановили свой выбор на КВНе.
Счастливые, мы возвратились с покупкой. Подвесили к потолку провод, комнатную антенну, и я щелкнул выключателем. Раздалась музыка, на небольшом экранчике показалась колонна спортсменов. Это были счастливые минуты...
На следующий день мы с Жорой отправились в парикмахерскую. Парикмахерская была шикарная. Все здесь было необычно: зеркала, мягкие кресла, ковры. И посетители тоже были люди солидные.
В парикмахерской произошел курьез. Впрочем, все по порядку.
В ожидании очереди мы вальяжно расположились в глубоких, удобных креслах. Громко разговаривая, старались скрыть свое смущение.



Не двадцатые годы... Булгаков Борис Петрович. "В парикмахерской". 1924 г.

Напротив сидел интеллигентного вида пожилой человек в штатском. Некоторое время понаблюдав за нами, он вежливо пригласил меня сесть рядом с ним.
— Что, только выпустились? — спросил он доброжелательно.
— Да, три дня назад, — ответил я слегка настороженно.
— Это видно, — продолжал улыбаться собеседник.
— Почему? — спросил я с некоторым вызовом.
— Да по вашей форме. Чувствуется, что не привыкли еще к ней. Особенно ваш друг.
Наклонившись ко мне, он добавил вполголоса:
— Попросите его незаметно застегнуть пуговицы на брюках.
Я ахнул и посмотрел на Жору. Тот любезно беседовал с какой-то женщиной.
Мы действительно не сразу привыкли к новому покрою брюк. Раньше-то носили матросские, которые, как известно, еще с екатерининских времен, застегивались сбоку. Вскочив со своего кресла, я подошел к Жоре и, извинившись перед дамой, попросил его на минуту выйти в коридор.
— Жора, у тебя все пуговицы на брюках расстегнуты, — выпалил я.
Надо было видеть, как покраснел Варданян. Застегнув пуговицы, он бросился вниз по лестнице. Я — за ним.
— Все, давай уйдем отсюда, — проговорил он запинаясь.
— Ну чего ты разволновался? Заметил только мужчина, сказал мне об этом тихонько. Брось ерундить, наша очередь подходит.



Стоило большого труда уговорить Жору вернуться. Когда он ушел стричься, меня подозвал тот самый седовласый мужчина, представился. От почтения я даже затаил дыхание. Оказалось, это был генерал-лейтенант, известный ученый в области радиотехники академик Щукин.
— Кем вы выпустились из училища? — спросил генерал-лейтенант.
— Минером-торпедистом, товарищ генерал-лейтенант.
— Меня зовут Александр Николаевич, — мягко сказал Щукин. — Мы с вами вне официальной обстановки. Так что давайте без чинов. А радиолокация вас не привлекает? — спросил Александр Николаевич.
— Изучать изучал, но как-то не влечет.
— Напрасно, за радиоэлектроникой будущее. И мой вам совет: если будет такая возможность, не отмахивайтесь.

Продолжение следует.



Верюжский Николай Александрович (ВНА), Горлов Олег Александрович (ОАГ), Максимов Валентин Владимирович (МВВ), КСВ.
198188. Санкт-Петербург, ул. Маршала Говорова, дом 11/3, кв. 70. Карасев Сергей Владимирович, архивариус. karasevserg@yandex.ru


Главное за неделю