Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    62,16% (46)
Жилищная субсидия
    18,92% (14)
Военная ипотека
    18,92% (14)

Поиск на сайте

Чикваидзе Константин Ираклиевич. «От урочища до училища» (воспоминания нахимовца). - Страницы истории Тбилисского Нахимовского училища в судьбах его выпускников. Часть 91.

Чикваидзе Константин Ираклиевич. «От урочища до училища» (воспоминания нахимовца). - Страницы истории Тбилисского Нахимовского училища в судьбах его выпускников. Часть 91.

Фашисты прорвались на окраину города к парку Кадриорг. На помощь бойцам и морской пехоте поспешило народное ополчение города из числа рабочих морского завода в Копли и эстонских мастеровых. Жителей не было видно. Они давно разбежались или попрятались в каменных подвалах. 105-я батарея ПВО оказалась в окружении. Полковник в отставке Е.Котов рассказывал: « На батарее неожиданно появились представитель политуправления флота К.П.Добролюбов и комиссар И.И.Струков. Оба политработника прорвались в самое пекло боя. Агитировать было некого. Командир 105-й батареи Е.П.Колпаков и наводчик Б.П.Тимофеев вели непрерывный огонь по противнику. Остальные бойцы отстреливались из стрелкового оружия. Заканчивались снаряды. Комиссары оценили обстановку, организовали контратаку и вывели бойцов из окружения». Благодаря грамотному руководству удалось спасти людей и оружие. В противном случае вспоминать об этом эпизоде было бы некому...
27 августа на основании приказа главнокомандующего Северо-Западным направлением командующий флотом В.Ф.Трибуц отдал распоряжение об отходе войск с линии фронта и о подготовке кораблей и судов к переходу. Организационная машина, сопровождаемая вихрем приказов и распоряжений, заработала на полную мощь. Телефонисты едва успевали переключать ключи коммутаторов. Распоряжения передавались открытым текстом. Бояться было некого.



Командующий КБФ вице-адмирал В.Ф.Трибуц (послевоенное фото). Начальник штаба КБФ в июне-сентябре 1941 г. контр-адмирал Ю.А.Пантелеев. - Цель – корабли. Противостояние Люфтваффе и советского Балтийского флота. Михаил Вадимович Зефиров, Николай Н. Баженов, Дмитрий Дегтев

Фактически ближайший к южному берегу залива фарватер был «засажен» целыми полями «адских машин». Однако Трибуц принял странное решение идти как раз по нему, боясь, что в открытом море суда «потеряются» или сдадутся финнам. Кроме того, он также боялся мнимых атак линкора «Тирпиц» и немецких подводных лодок, коих в Финском заливе и в помине не было.

В штабе ПВО забыли, что такое сон. Командиры и политработники с закопченными лицами и воспаленными глазами больше были похожи на загримированных актеров. Генерал-майор Зашихин выглядел как обычно стройным и подтянутым. Вызвав своих заместителей, он подошел к карте обороны города, где были четко обозначены позиции полков. Обстановка менялась буквально каждый час. Ему хотелось сохранить вооружение и людей способных защищать Ленинград. План отвода войск и батарей был разработан полковником Позняковым. Личным составом занимался комиссар Струков. Оба офицера не щадили себя, часто выезжали на боевые позиции. Согласно плану эвакуации погрузка материальной части и личного состава 4-го и 5-го зенитных артполков ПВО КБФ должна производиться на транспорт «Казахстан».
-Иван Иванович! Направляйтесь в порт и займитесь размещением войск и техники. Самым страшным для нас сейчас являются не немцы, а паника, - приказал командующий. – На вас вся надежда. Действуйте! ...
Полковой комиссар И.И.Струков погиб на транспорте «Казахстан». Его имя несправедливо забыто и даже не вошло в статью «Противовоздушная оборона КБФ», помещенную в сборник «Моряки-Балтийцы на защите Родины 1941-1945», вышедший под редакцией академика А.М.Самсонова в Москве в 1986 году...

Чикваидзе Константин Ираклиевич. «От урочища до училища»



Вил Сирунян и Костя Цибадзе. 2-ой курс Каспийского ВВМУ.

Сирунян Вил Ашотович - «Виля». Тоже заметная в нашей роте личность. Ходил регулярно в одну из городских секций по боксу. Мы следили за его успехами и болели за него. Уважали за общительный характер, доброту и веселый нрав. Как и многие наши ребята продолжил обучение в КВВМУ.
Исакадзе Отари Михайлович. Поступали в училище в один день. Дружили. Последний раз виделся с Отари в 1980-х годах, когда он в чине капитана второго ранга демобилизовался с ТОФа и приехал жить в Тбилиси.

Квачадзе Гурам Григорьевич (21.08.1930-12.04.1984).



Гурам Григорьевич Квачадзе

В 2010 году, через сайт ТНВМУ, на связь со мной вышла Нина Гурамовна Квачадзе. Она прислала информацию о своем отце – Квачадзе Гураме Григорьевиче и о некоторых наших ребятах. Привожу ее письмо полностью.

«Уважаемый Константин Ираклиевич!
Спасибо за письмо. К сожалению, мой папа умер в 1984 году. Прошло уже много лет, поэтому папины воспоминания о друзьях из Нахимовского уже стерлись из моей памяти. Про папу могу написать, что в 1948-1954 году он учился на кораблестроительном факультете в ВВМИУ им. Ф.Э. Дзержинского. Кроме него, насколько я знаю, там же учился Виталий Демидов из Вашего выпуска.
Папин друг Алексей Хачапуридзе окончил училище им. Фрунзе в Ленинграде. Знаю, что судьба А.Хачапуридзе сложилась трагически. Он заболел после какой-то травмы. Как-то папа вернулся из Тбилиси, рассказывал, что видел мать А.Хачапуридзе, которая сказала, что Алексей пропал, и они ничего о нем не знают.
Про В. Демидова знаю, что он служил в ВЧ 27177 в Ленинграде. В начале 1980-х демобилизовался. Жив ли сейчас, не знаю.
Когда-то к нам заезжал папин товарищ по нахимовскому – Петр Паврос, если не ошибаюсь. Он окончил какое-то Бакинское училище.
Судьба папы сложилась следующим образом:
Закончил училище в 1954 году, служил где-то на севере, но недолго.
Затем перевели в Поти, потом в Феодосию (про это я немного знаю, поскольку жила в Ленинграде у бабушки).
В 1965 году закончил Военно-морскую академию им. А.Н.Крылова в Ленинграде. Служил в ВЧ 27177 (1-й институт).
Участвовал в проектах по созданию подводных лодок ВМФ СССР.
Получил степень кандидата технических наук, последнее звание - звание капитан 1-го ранга, был начальником отдела, был награжден орденом “За службу Родине в Вооружённых Силах”». Умер в 1984 году в возрасте 53-х лет прямо на службе. Пришел, сел на стул и умер. Похоронен в Ленинграде на Ново-Волковском кладбище.
С уважением, Нина Квачадзе.»



Гурам Квачадзе у Знамени (фото предоставила дочь нахимовца Г.Г.Квачадзе Нина Гурамовна Квачадзе).



Золотая медаль Г.Г.Квачадзе.

ЧЕЛОВЕК ЗА БОРТОМ

В начале 1947 года нашу роту провели через медицинское освидетельствование гарнизонной комиссией. Около двадцати человек были признаны, по разным причинам, непригодными для службы в ВМФ. В эту двадцатку угодил и я. Оказалось, что у меня зрение ниже требуемого уровня, на левом глазу на две десятки ниже допустимого 0,6. Я был очень расстроен и врачам не верил. Очки я никогда не носил, и все мои предки тоже, стрелял я метко. И вдруг, НЕ ГОДЕН…
Ребята успокаивали. Говорили: «Ну и что? Поступишь в ВИТУ или «Дзержинку», или в медицинскую академию, на худой конец, будешь нас лечить» Через некоторое время я успокоился, впереди еще целый год. Но уже в начале последнего, 1948 года обучения, стало ясно, что я лечу за борт. Вышло решение главного управления военно-морских учебных заведений об отчислении нашей двадцатки из училища после сдачи выпускных экзаменов.
Вскоре стало известно, что подавляющее большинство нашего первого выпуска, за исключением медалистов, будет продолжать обучение в Каспийском высшем военно-морском училище – КВВМУ.
Начались разговоры о новом училище, каждая информация о нем вызывала всеобщий интерес и тут же начинались бесконечные обсуждения. Но нас, отчисляемых, они уже не касались. Мы были еще вместе со всеми, но уже другие, не как все. ИМ было все ясно и понятно, впереди КВВМУ, служба во флоте и так далее. А МЫ в состоянии полной прострации от неизбежного скорого расставания с ребятами и со своим, еще недавно казавшимся понятным, обозримым будущим.



Последний день вместе. После выпускных экзаменов. Слева направо: Комаров, Цибадзе, Чикваидзе, Васин.

Потом были экзамены. Последнее увольнение с друзьями, фотографии на память. И наступил, как мне тогда казалось, конец всему.



Все, кто был так близок мне, уехали в Баку, а я остался в Тбилиси. Вот тут я понял и прочувствовал, что такое «человек за бортом». И эту горькую чашу мне пришлось испить до дна.
В июне случайно повстречался с двоюродным братом по линии отца. Гурам в это время заканчивал строительный факультет политехнического института – ГПИ. Он предложил мне поступать на свой факультет по специальности гидротехническое строительство. Не удалось бороздить моря и океаны, будешь покорять реки, строить водохранилища и гидроэлектростанции. В то время, как раз начинали набирать обороты великие стройки коммунизма на Волге. Я читал о них в газетах, слышал по радио. Надо сказать, что выбор у меня был невелик: либо институт, либо армия. И я решил поступать в ГПИ и параллельно пробиваться в другие высшие военно-морские учебные заведения, в которых требования к здоровью, как мне тогда казалось, не столь велики.
Я подал заявление и необходимые документы в ГПИ и уехал в Лагодехи, отдыхать после одних и набираться сил перед другими экзаменами. Учебники с собой взял, но ни разу в них не заглянул. Не мог преодолеть наступившего состояния апатии и тоски. Вернувшись в Тбилиси, узнал, что конкурс на мою специальность на строительном факультете самый большой, четыре человека на место. Пошел сдавать экзамены без всякой надежды на успех, аттестат в училище у меня был средненький. Но как оказалось, знания, которые нам дали в училище, оказались выше, чем у многих других Мои студенческие документы.



Я успешно сдал экзамены и преодолел конкурс. Спасибо Вам, дорогие наши преподаватели, за то, что занижая, как нам казалось, оценки, не давали расслабляться и почивать на лаврах.
Первые два курса учебы в институте учился кое-как. Продолжал пребывать в состоянии ностальгии по недавнему нахимовскому прошлому и упорно добиваться поступления в ВМУ.
В конце лета 1949 года было много встреч с ребятами.
Все, кто учился в Баку, по дороге домой в отпуск, или обратно из отпуска, старались встретиться в Тбилиси с училищем и друг с другом. Это стало традицией, которая закончилась через пять лет. А в 1949 году встреча была особенно теплой. Конечно, встречались в училище с преподавателями, офицерами, старшинами. Многие ребят побывали у меня в гостях. Вскоре после их отъезда, вдруг получаю денежный перевод из Баку. Оказалось, ребята скинулись на оказание мне материальной помощи. И это со своего мизерного довольствия! Тронут был до слез. А на следующий год, примерно в это же время была еще одна памятная встреча с друзьями на свадьбе у Кости Цибадзе. Он первым из нашего выпуска женился.
Летом 1950 года я проходил практику на строительстве водохранилища в Грузии. Устроился там на работу в бригаду арматурщиков и заработал огромные для меня по тем временам деньги – 200 рублей. Всё до последней копейки отдал маме. В этом же году купили с мамой первый в моей жизни пиджак, и я расстался с формой №3, которую с удовольствием донашивал без гюйса на гражданке. Со второго семестра этого же года начал получать стипендию и нам с мамой стало легче жить. Кризис миновал. Я выплыл.



Визит «каспийцев» 1952 г. Сидят слева: Преподаватели - Потапов Л.Н., Бурунсузян С.В, Бойко Д.П., Хачапуридзе М.Д., Мирзоян М.Д., Чикваидзе Константин (студент ГПИ). Стоят слева: Манкевич Леонид, Сирунян Вил, Стась В.М., (???), Базлыков В.П., Осадчий Василий, Васин Владимир, Шпилевой Владимир, Джарашнелов Сергей.



Визит в училище 1951 г. Слева: Толя Морозов (КВВМУ), Владимир Гузь (наш старшина), Константин Чикваидзе (студент ГПИ)

Продолжение следует.



Верюжский Николай Александрович (ВНА), Горлов Олег Александрович (ОАГ), Максимов Валентин Владимирович (МВВ), КСВ.
198188. Санкт-Петербург, ул. Маршала Говорова, дом 11/3, кв. 70. Карасев Сергей Владимирович, архивариус. karasevserg@yandex.ru

С вопросами и предложениями обращаться fregat@ post.com Максимов Валентин Владимирович


Главное за неделю