Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    63,41% (52)
Жилищная субсидия
    19,51% (16)
Военная ипотека
    17,07% (14)

Поиск на сайте

Чикваидзе Константин Ираклиевич. «От урочища до училища» (воспоминания нахимовца). - Страницы истории Тбилисского Нахимовского училища в судьбах его выпускников. Часть 93.

Чикваидзе Константин Ираклиевич. «От урочища до училища» (воспоминания нахимовца). - Страницы истории Тбилисского Нахимовского училища в судьбах его выпускников. Часть 93.

Утром обнаружили, что ночевали на очень грибном месте. Грибами, типа наших подберезовиков, было устлано все прилегающее пространство.
Взбирались вдоль ручья довольно долго и все ждали, когда появятся озера, а их все нет и нет. И вдруг, о ужас, третий сюрприз – речка раздвоилась и вдоль каждой из них идут тропы.
Та речушка, что по ходу нашего движения была слева, показалась нам более крупной и мы, обуреваемые сомнениями, двинулись по ней. Как выяснилось позже, здесь мы допустили первую ошибку, которая обернулась в итоге потерянным днем.



Вдоль Тляротинки в глубоких раздумьях.

Во второй половине дня добрели до каких то озер, очень небольших. После второго по ходу озера тропа незаметно растворилась, кругом никаких признаков пастбищ и мы поняли, что заплутали. Огорчение было скрашено тем, что набрели на большую площадь не растаявшего снега.
Посовещавшись, решили продолжить движение вверх, а там видно будет. Часа через два ходу оказались на краю очень крутого спуска. Внизу зеленело плато, речушка и, о радость, баранта (сверху, как букашки). Спуск, как обычно, оказался труднее подъема, но через какое-то время на полусогнутых спустились на плато, пересекли речушку, которая протекала по дну оврага и поднялись по крутому склону наверх. Не успели толком осмотреться, как на нас вылетели четыре овчарки. Хорошо, что у нас были палки-посохи, которыми можно было обороняться. Собаки прижали нас к обрыву и не давали шагу ступить, дистанция на длину вытянутой руки с палкой. Так мы довольно долго «переругивались», пока не приковылял пастух и, отогнав собак, повел нас к стаду. По дороге объяснил нам, где мы ошиблись, надо было идти по правой протоке, как мы уже сами сообразили. Собаки были молодые и очень свирепые, поэтому пастух предложил нам добраться до соседнего стада, указал дорогу, извинился и отпустил нас с Богом.



На фоне снежной полосы.

Примерно через час, следуя на запад, мы добрели до искомого стада. Оно оказалось тем самым, на которое мы должны были выйти, если бы не ошиблись. Огромное стадо, три чабана, пара лошадей, палатка и несколько собак. Вот и все чем они располагали. Удивило отсутствие таких вещей, как топор, ружье, одеяла, радиоприемник. «А зачем?» - отвечали они. Ребята очень симпатичные и добродушные, но с кинжалами за поясом. Собакам что-то сказали и они больше нас не замечали.



С пастухами.

Здесь нам было оказано настоящее кавказское гостеприимство. Накормили свежей бараниной, тушеной в ведре на костре. Вместо хлеба влажная, грубого помола мука, которую надо было брать руками из общей посуды, сминать как снежок и отправлять в рот. Наелись на два дня вперед, распили дружно бутылку водки, которую предусмотрительно взяли с собой, и уже в полной темноте отправились спать. Нас поместили в палатку, которая служила им складом. Там хранились шкуры съеденных барашков, провизия и личные вещи. Сами пастухи ночуют в ней редко. Каждый вечер стадо сгоняется к подножию отвесной скалы. При этом около половины периметра стада не надо охранять. Пастухи с собаками располагаются в трех точках оставшегося периметра. Спят они прямо на земле в папахах, подстелив под себя половину бурки и укрывшись другой половиной.

День четвертый



Августовский снег.

Утром вышли из палатки, а вокруг белым бело, выпал снег. Один из пастухов вывел нас на нужное место. Показал видимые ориентиры, следуя которым мы должны были выйти на самую высокую точку и, повернув далее на восток, двигаться по хребтине, имея слева Дагестан, справа Грузию, а под ногами бараньи и лошадиные экскременты.
До хребтины мы дошли довольно быстро и без приключений. Ориентиром служили высокие скалы, видимые издалека, да и экскрементов на каменистой дороге было достаточно. А вот когда повернули на восток и вышли на плато, заросшее травой по пояс, то с экскрементами стало хуже. Эта часть пути была легкой, без подъемов и спусков. Вначале тропа как-то узнавалась, а потом и вовсе исчезла. Экскременты попадались несколько раз, но явно не лошадиные, а когда на песчаном участке пути различили следы довольно крупных лап, то нам стало жаль, что свой цельнометаллический топорик мы подарили пастухам. И еще мы поняли, что снова сбились с тропы.



Привал.

Успокаивало то, что по всем признакам мы на хребте, движемся на восток по господствующей отметке. И так мы шли в сомнениях, пока слева от нас не выросла высоченная гора, а прямо перед нами оказалась осыпь аллювиальных отложений с углом откоса около 45%. Вверх осыпь простиралась на 100-150 метров, а вниз было страшно смотреть. Ширина осыпи не более 40 метров и мы решили пересечь ее напрямую. Альтернативой обогнуть осыпь, двигаясь вверх, мы, конечно, пренебрегли, но не потому, что «умный в гору не пойдет», а просто от того, что сильно утомились. Предыдущие дни давали себя знать. Довольно крупный гравий с вкраплениями валунов вселяли уверенность в успехе, и мы пошли, от валуна к валуну. Женя впереди, я за ним. Довольно неприятное ощущение, когда из под ног, время от времени, вылетают камни и летят с грохотом, Бог знает куда. Страховки, кроме палок, никакой.
Все шло терпимо, но в самом конце, когда Женя торжествующе вертелся на последнем валуне, а мне оставалось пройти буквально два шага, я чуть не загремел с камешками вниз. При очередном шаге левая нога стала твердо, а правой пытаюсь наступить, а она съезжает вниз вместе с камнями. И так несколько раз. Как я сбалансировал на одной ноге, до сих пор удивляюсь. Выручил снова благословенный посох, который мне протянул Женя. Ухватившись за него, я рискнул оттолкнуться от зыбкого склона правой ногой и через мгновение оказался на валуне.
Возвышенность, которая неожиданно выросла слева от нас и напугала осыпью, продолжала и дальше оставаться слева, загораживая от нас Дагестан. Зато грузинская сторона временами стала проглядываться сквозь тучи справа от нас. Виды такой потрясающей красоты, что захватывало дух.
Продолжая двигаться на восток, через некоторое время мы увидели справа от нас под обрывом поляну, а на ней баранту и пастухов. Переговариваться с пастухами было бесполезно, они находились намного ниже нас. Меня очень волновал вопрос, где начинать спуск, боялся угодить в незнакомые места. Несколько раз проорал «Лагодехи» и махал рукой на восток. Пастухи дружно указали в ту же сторону и мы, уже более спокойно, двинулись дальше.
Если предыдущий день поражал нас изобилием родников, ручейков, озер, то путешествие по хребту такой радости не доставляло. Весь день без воды. Уже вечерело и вдруг: «О радость!», вдали появилась стена леса. Неужели это то самая верхняя граница леса, которую мы видим, глядя на «Нина Горы»? Еще немного на восток и справа показалась хребтина, уходящая вниз на южную сторону. Деревья мешали разглядеть, что внизу. Решаемся спуститься по этой хребтине метров пятьдесят и вдруг между деревьями открылся потрясающий вид, который не оставил никаких сомнений, внизу был Лагодехи.
Было видно, как зажигаются огни в вечернем городе. Досадно, нам не хватило каких-то двух трех часов, но следовало подумать о ночлеге. На самом перегибе хребта установили палатку и мгновенно заснули.

День пятый

Утром собирались не спеша. Любовались панорамой Лагодехи при чистом небе и такими далями, о которых рассказывать бесполезно, их надо видеть.
Неожиданно, и довольно быстро, с юго-запада начали наползать грозовые тучи. Раскаты грома были оглушительные, а тучи, что самое забавное, надвигались строго на нашем уровне. Надо было срочно давать деру, чтобы не оказаться в грозовом фронте. Мы решили спускаться не по хребту, а прямо по склону вниз. Из тучи мы выскочили вовремя, а вот под хороший дождь угодили. На наше счастье спуск оказался легким, крутым, но без обрывов. Затрудняли спуск сплошные потоки, устремившиеся вниз. Страх оказался хорошим помощником, и мы довольно скоро оказались у подножия, где-то много ниже водопада. Расшумевшаяся от дождя Шромка очень впечатлила моего напарника, он такое видел впервые. Пришлось воздействовать личным примером. Форсировали Шромку не раздеваясь, в кедах и штанах, все равно были уже были мокрые насквозь.



Когда вошли в Лагодехи, дождь уже давно кончился, на улицах сухо, а мы шли мокрые, небритые, в драных штанах и кедах через центр, хорошо, что не встретили знакомых. Около двенадцати по полудню, к огромной радости и неожиданно для родни, оказались дома. А дальше, как положено, – душ, переодевание, застолье, изабелла, соседи, рассказы и разговоры до позднего вечера.



На речке.

На другой день показали Жене Лагодехи, речку, заповедник. Пока мы гуляли, мама по блату достала билеты на самолет по маршруту Лагодехи-Тбилиси-Москва.
Прилетев в Тбилиси, не заходя в аэропорт, пересели на московский рейс и через три часа были в Столице.

P.S.

В 2007 г. к семидесятилетию Жени Уженкова сочинил шуточные стихи про наш переход, которые привожу ниже вместе со схемой нашего маршрута.



Как сгоняли для потехи два пижона в Лагодехи



Продолжение следует.



Верюжский Николай Александрович (ВНА), Горлов Олег Александрович (ОАГ), Максимов Валентин Владимирович (МВВ), КСВ.
198188. Санкт-Петербург, ул. Маршала Говорова, дом 11/3, кв. 70. Карасев Сергей Владимирович, архивариус. karasevserg@yandex.ru

С вопросами и предложениями обращаться fregat@ post.com Максимов Валентин Владимирович


Главное за неделю