Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    64,10% (50)
Жилищная субсидия
    17,95% (14)
Военная ипотека
    17,95% (14)

Поиск на сайте

К 50-летнему юбилею похода подводных лодок 69-й бригады на Кубу. В.В.Наумов. Часть 1.

К 50-летнему юбилею похода подводных лодок 69-й бригады на Кубу. В.В.Наумов. Часть 1.

Воспоминания бывшего штурмана "Б-36" Владлена Наумова об участии в операции "КАМА"



Штурман ПЛ Б-36 капитан-лейтенант Владлен Наумов. Сайда-губа. 1962 г. (ем чернику с куста)

В марте 1962 года несколько подводных лодок 641 проекта из 211 бригады 4-й эскадры Северного флота в городе Полярный начали заблаговременно готовиться к непонятному для всех подводников походу неведомо куда. "Б-36" первоначально, в связи с задержкой решения по испытанию прочного корпуса после нестандартного его вскрытия, никуда не готовилась.
Однако, после трагедии 11 января 1962 года в Екатерининской гавани, когда от взрыва торпед в первом отсеке погибла "Б-37", и после успешного завершения испытаний прочного корпуса "Б-36" была назначена в поход вместо "Б-37". К этому времени корабль прошел доковый ремонт и в январе-апреле отработал полный курс задач.
К началу сентября все офицеры, кроме командира БЧ-5 капитан-лейтенанта Кораблева, отгуляли очередной отпуск.
В июне "Б-36" включили в состав 69-й бригады, куда также входили подводные лодки "Б-4", "Б-59" и "Б-130", из состава 211-й бригады подводных лодок. Началась экстренная подготовка к походу на запад. Но куда именно, в какие страны и моря, где планировалось дальнейшее базирование подводных лодок – всё это держалось в строжайшей тайне. Ходили смутные слухи о Гане и Гвинеи, но толком никакой ясности не было.
Тем временем на остающиеся в Советском Союзе семьи были выписаны денежные аттестаты, а все подводные лодки бригады перебазировались в Губу Сайда. "Б-36" стала догонять остальные корабли бригады в пополнении ЗИПа и расходных материалов. Хуже нет занятия, чем ждать и догонять. Не могу утверждать, что были трудности пополнения ЗИП-ом в других боевых частях, но на мою заявку в гидрографию мне ответили, что всё уже давно выдано на другие корабли и ничего мною затребованного на складах нет.



Подводные лодки проекта 641.

Ранее на лодки 69-й бригады среди бытового технического оборудования предлагались к выдаче даже дополнительные холодильники, от которых пришлось отказаться, потому что холодильники марки ЗИЛ не пролезали в прочный корпус подводной лодки даже через съёмные листы для погрузки аккумуляторов. А на «догоняющую» "Б-36" не хватило даже настольных электровентиляторов, так называемых «ушатиков». В те времена на подводных лодках 641 проекта кондиционеров вообще не было. Поэтому мне пришлось в походе, спасаясь от жары и духоты, использовать один из запасных к гирокомпасу сельсинов, прикрепить к нему вырезанный из консервной банки пропеллер и обеспечить обдув в штурманской рубке.
Хуже всего для навигационного обеспечения явилось то, что корабль не имел на вооружении импульсно-фазовых приборов КПИ и КПФ, уже появившихся в ВМФ, для определения места кораблей по системе "МАРШРУТ". Они давали возможность в этих же целях пользоваться американскими системами ЛОРАН, надежно работавшими в Атлантике и в местах предполагаемого базирования 69-й бригады подводных лодок.
Единственно возможным способом определения места в океане, как и у Колумба, оказались астрономические обсервации по звездам и солнцу. Наличие на корабле хорошо подготовленных трех наблюдателей (два штурмана и помощник командира), проводивших обсервации одновременно, позволяло иметь с высокой точностью осредненное место. Дополнительным контролем служило хоть и менее точное, но всё равно полезное, осредненное место, полученное всеми вахтенными офицерами и командованием корабля путём обсервации по солнцу.
К сожалению, все астрономические обсервации были возможны только в надводном положении, когда позволяла тактическая обстановка. С увеличением активности противолодочных сил ВМС США астрономические обсервации производились крайне редко и с большим риском быть обнаруженными из-за понижения скрытности. Тем не менее, в течение всего похода удалось обеспечить необходимую точность плавания.
69-й бригадой командовал контр-адмирал Евсеев. Выступая перед бригадой, он говорил, что всему личному составу бригады предстоит гордиться службой в 69-й бригаде под его знамёнами, но перед самым выходом оказался недостаточно здоров, и вместо него назначили комбригом капитана 1ранга В.Н.Агафонова.



Агафонов Виталий Наумович. Карибский кризис.

Из Сайда Губы все лодки бригады сделали несколько однодневных выходов для проверки офицерами штаба готовности кораблей к походу. Изредка офицеров отпускали к семьям в Полярный, а в иное свободное время, если оно появлялось, мы ходили по сопкам и ели чернику.
На "Б-36" очень ждали из отпуска командира БЧ-5 Владимира Кораблёва. Отец нашего механика в ответ на телеграмму комбрига с вызовом на службу ответил, что Володя отдыхает в санатории и с возвращением домой обязательно будет извещен о вызове. Кораблев, благодаря отцовской заботе, так к выходу и не прибыл, и вместо него в море пошел прикомандированный инженер капитан-лейтенант Анатолий Потапов, очень опытный инженер-механик.
До похода он был за штатом после аварийного происшествия на "Б-139". Незадолго до описываемых событий Потапов руководил тушением пожара, возникшего в первом отсеке на его "Б-139" в воскресное дежурство по живучести в 211 бригаде подводных лодок. Когда лодка отошла от пирса на середину Екатерининской гавани с торпедного катера Командующего флотом поступила команда для предотвращения взрыва торпед затопить отсек, что Потапов и выполнил. В результате изоляция электрооборудования отсека упала до ноля и требовался большой ремонт. Так как выяснить, кто отдал приказ о затоплении отсека, не удалось, Потапова отстранили от должности, а в связи с возникшей острой необходимостью восстановили, но уже на "Б-36".



Касатонов Владимир Афанасьевич

Появились новые люди и в моей боевой части. За неделю до выхода в связи с трагикомическим происшествием пришлось менять старшину команды рулевых-сигнальщиков. Когда старшина 1-й статьи Анищенко с группой матросов ехал в открытой машине по какой-то хозяйственной необходимости в сопки, он вдруг побледнел и повалился на бок, а из ягодицы пошла кровь. Оказалось, что вблизи дороги несколько офицеров с ракетных подводных лодок 629 проекта собрались на пикник, в ходе которого состязались в меткости стрельбы по консервной банке из малокалиберной винтовки. В результате Анищенко оказался в госпитале, а на "Б-36" - другой боцман.
Вскоре на "Б-36" прибыл новый командир рулевой группы, фактически младший штурман лейтенант Вячеслав Маслов. Первое, что он увидел в штурманской рубке, это лохматого и вспотевшего меня, заваленного ворохом карт. Восемь рулонов карт были только что доставлены гидрографией на корабль, и я по наивности пытался определить по их наличию куда же мы поплывем. Перечень карт обеспечивал нам путешествие в любые порты, бухты и гавани Атлантического океана. Место нового базирования определить не удалось, ясно стало только то, что 69 бригада дальше Атлантики не пойдёт.
В ночь на 30 сентября все четыре подводные лодки поочерёдно в обстановке строжайшей секретности и усиленной охраны причала в присутствии группы офицеров и генералов погрузили в торпедные аппараты по одной торпеде с ядерной боеголовкой и в придачу к ним по одному офицеру из 6 отдела флота в звании капитан-лейтенанта в качестве наблюдающего. Ближе к вечеру подводники 69 бригады были построены на причале около плавбазы «Дмитрий Галкин». Перед ними выступил первый заместитель Главкома ВМФ адмирал В.А.Фокин с пожеланием счастливого плаванья в порт одной из дружественных стран. При этом предупредил, что несмотря на мирную обстановку надо быть готовым к любому её изменению.



Рассохо Анатолий Иванович. Именно он на вопрос В.А.Архипова о применении мрнцоружия, "крепко выругался и произнес:
— Так вот, ребята, записывайте в журналы: «Применять спецоружие в следующих случаях. Первое, когда вас будут бомбить и вы получите дырку в прочном корпусе. Второе, когда вы всплывете и вас обстреляют, и опять же получите дырку. И третье — по приказу из Москвы!». - Н.Черкашин. Повседневная жизнь российских подводников.

Сразу после построения на кораблях началось приготовление к бою, походу и погружению. В ночь на 1-е октября "Б-З6" и остальные лодки бригады с интервалом около 30 минут стали отходить от пирса и начали переход к новому месту базирования.
Перед выходом на все подводные лодки прибыло по одной группе ОСНАЗ для обеспечения ведения радиоразведки и радиоперехвата донесений иностранных противолодочных сил. Кроме того, на "Б-36" пошел в поход флагманский механик бригады капитан 2 ранга Любимов.
После выхода из Кольского залива я обратился к командиру с вопросом, куда прокладывать курс. В ответ командир дал мне координаты начала и конца следующего курса и расстояние между ними. Так продолжалось до прохода Фареро-Исландского рубежа и выхода в Атлантический океан.
С выходом в Атлантику по кораблю было объявлено, что мы идём на остров Куба в порт Мариэль для постоянного базирования и что на подходе к порту нас встретит кубинский торпедный катер. Проход в порт назначения предписывался не кратчайшим путём через Флоридский пролив, а через пролив Кайкос между Багамскими островами и дальше по длинному, узкому и извилистому Старому Багамскому каналу. Скрытный безаварийный проход по такому каналу представлялся по меньшей мере проблематичным, но было решено разобраться с этим вопросом на месте.
Уже в первые часы перехода расчёт средней скорости корабля на походе по заданным временным интервалам неприятно удивил командира. Вместо принятой на флоте для скрытного перехода дизель-электрических подводных лодок средней скорости 5-6 узлов для нас оказалась назначенной 10 узлов. А если соблюдать скрытность и иметь запас времени для погружений при уклонении от противолодочных сил, то придется иметь скорость не менее 12 узлов, что в штормовом море потребует работы дизелей на полных ходах, то есть иметь очень напряженный и неблагоприятный режим работы главных двигателей.



Штормовая погода, сопровождавшая нас в Баренцевом и Норвежском морях, не покинула нас и в Северной Атлантике. Только удары волн стали мощнее, особенно при вынужденной скорости 12 узлов. Появились первые потери: волны оторвали носовой аварийный буй и повредили верхнюю крышку устройства ВИПС. Эти же волны во время очередного шторма придавили к ограждению рубки не увернувшегося от них вахтенного офицера капитан-лейтенанта Мухтарова и сломали ему два ребра, «освободив» его от несения вахты почти на две недели.
Как написал в отчёте в политорганы замполит корабля капитан 3 ранга Сапаров, травмированного офицера Мухтарова заменил на вахте коммунист Сапаров. Между прочим и Мухтаров был коммунистом.
Мне, как штурману, погода не давала возможности уточнить счислимое место корабля путём астрономических наблюдений, а других способов у нас в походе просто не было после отрыва от побережья Норвегии. В результате после прохода Фареро-Исландского противолодочного рубежа на всех четырёх кораблях, как я убедился после похода, была невязка около 13-18 миль назад по курсу, что свидетельствовало о наличии Северо-Атлантического течения, которое мы просто не знали, как учитывать, не имея на кораблях абсолютного лага.
Однако в каждом явлении есть не только отрицательное, но и положительное, так и в плохой погоде. В связи с плохой погодой нам не досаждала противолодочная авиация стран НАТО, на всех трёх противолодочных рубежах, что помогало почти выдерживать заданную среднюю скорость перехода.



Андреев Анатолий Петрович, Мухтаров Аслан Азисович, минер "букашки", Наумов Владлен Васильевич. - В пучинах Бермудского треугольника. Из "дизелистов" в "атомники". Командиры АПЛ 1-го поколения. Автобиография В.В.Наумова.

В свою очередь, если разведка стран НАТО обнаружила выход бригады из Кольского залива, то они рассчитывали на наш переход со средней скоростью 5-6 узлов и запаздывали с увеличением активности противолодочных сил на рубежах. В Центральной Атлантике штормов не было, да, и вероятный противник ещё не проявлял повышенной активности, что позволило проводить астрономическую обсервацию места не только в вечерние и утренние сумерки, но и групповые определения места по солнцу силами вахтенных офицеров и группой командования корабля под руководством командира.
Вскоре воздух и вода значительно потеплели. Мы вошли в субтропики, и я во время ночной вахты воспользовался тропическим ливнем и с удовольствием принял душ, пользуясь на мостике мылом и мочалкой.
23 октября в утренние сумерки "Б-36" подошла к проливу Кайкос на расстояние около 25 миль и стала готовиться к форсированию пролива в подводном положении. Аккумуляторная батарея к этому моменту была полностью заряжена, оставалось только надёжно определить место, что и было сделано тремя наблюдателями по трём-четырём звёздам. Разведка обстановки свидетельствовала о наличии в районе пролива двух американских эсминцев, работавших радиолокаторами. Задержавшись на перископной глубине на сеанс связи, мы получили радиограмму, согласно которой "Б-36" назначалась позиция юго-восточнее пролива Кайкос, куда мы и направились прочь от пролива.
Тем временем тактическая обстановка стало резко осложнятся. Активность противолодочных сил ВМС США возросла невероятно. Авиация ПЛО так часто делала облёты акватории, что "Б-36" потеряла возможность проводить полноценную зарядку АБ, да, и подзарядка стала весьма проблематичным мероприятием.
Вскоре наши радиоразведчики перехватили сообщения об объявлении президентом США Джоном Кеннеди морской блокады Кубы и о запрете всем военным кораблям приближаться к побережью США ближе чем на 400 миль.



В добавление к авиации в пределах видимости стали появляться американские эсминцы в виде парных патрулей, непрерывно работающие своими радиолокаторами и гидролокаторами. В дневное время за счет прекрасной видимости можно было на большом удалении наблюдать за действиями эсминцев при обнаружении любых гражданских судов. Они быстро сближались с незнакомцем и после непродолжительной задержки около судна отходили от него, продолжая патрулирование. Судно же ложилось на обратный курс и удалялось от Кубы.
Действия противолодочных самолётов США стали более агрессивными. Имея предположение о возможном нахождении в районе подводной цели по данным радиолокационного контакта или же по данным неизвестной нам в те времена системы гидрофонов СОСУС, американские самолёты стали уточнять место подводных лодок с помощью гидроакустических буёв системы ДЖУЛИ. В состав этой системы входили и взрывные устройства для уточнения места подлодки буями за счёт пеленгования отражения взрывной волны от её корпуса. Так как взрывы были весьма интенсивными, а с системой ДЖУЛИ мы тоже были незнакомы, то появление их первоначально вызвало некоторую озабоченность.
Вскоре наше предположение об их назначении подтвердилось перехваченным радиодонесением с самолета о координатах подводной лодки. Они отличались от счислимых координат на десять миль, и на вопрос старпома, не наши ли это координаты, я ответил уклончиво. Но при очередном определении места убедился, что самолет передавал точнейшие координаты места "Б-36" на тот момент, и их можно было принять для дальнейшего счисления места корабля, так как точность определения места у самолета США значительно превышала наши возможности.
Вскоре эта достаточно сложная для нас ситуация превратилась в экстремальную. Примерно через сутки, в наступившей темноте, командир принял решение подзарядить в течение ночи порядком разряженную за день аккумуляторную батарею на перископной глубине при работе дизелей в режиме РДП. Мы встали под РДП и легли на курс в восточном направлении.
Спустя некоторое время я вдруг вспомнил, что перед постановкой под РДП в западном направлении наблюдалась слабая работа двух корабельных радиолокаторов, которые после поворота оказались в затенённом шахтой РДП для наблюдения в перископ кормовом секторе. Гидроакустическое наблюдение в этом секторе также невозможно, как из-за конструктивных особенностях, так и из-за грохота работающих дизелей. Учитывая возможность появления в затенённом секторе приближающихся кораблей и нахождение "Б-36" в центре позиции, я доложил командиру о времени поворота влево на 90 градусов по компасу.



Капитан III ранга А.Ф.Дубивко, командир подводной лодки «Б-36». Капитан III ранга H.A.Шумков, командир подводной лодки «Б-130». - Кубинский кризис. Хроника подводной войны. Питер А. Хухтхаузен. В период похода оба командира были в звании капитанов II ранга.

Продолжение следует.



Верюжский Николай Александрович (ВНА), Горлов Олег Александрович (ОАГ), Максимов Валентин Владимирович (МВВ), КСВ.
198188. Санкт-Петербург, ул. Маршала Говорова, дом 11/3, кв. 70. Карасев Сергей Владимирович, архивариус. karasevserg@yandex.ru


Главное за неделю