Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    63,86% (53)
Жилищная субсидия
    19,28% (16)
Военная ипотека
    16,87% (14)

Поиск на сайте

«Мы хотели стать морскими офицерами. Пути и судьбы воспитанников второй роты военного набора». Часть 3.

«Мы хотели стать морскими офицерами. Пути и судьбы воспитанников второй роты военного набора». Часть 3.

Жили слухи о бандитах и дезертирах. У наших дач выставлялись посты часовых с винтовками. А ночью - что не привидится ? Случалась и стрельба (патронов хватало). Лес вокруг нас таил угрозу в виде арсенала боеприпасов: патронов, гранат, снарядов, мин и т.д. Но миловал нас тогда. А часовых вскоре все-таки разоружили, оставив им лишь рынду (гильзу от снаряда) и рындобулину.
С офицерами и старшинами нам повезло.



Командиром 2-ой роты был назначен молодой, симпатичный капитан-лейтенант Туркин Владимир Иванович. После ранения пол Сталинградом он был направлен в Тбилисское Нахимовское училище, образованное в 1944 году, а оттуда - уже к нам. Несмотря на молодость он был выдержан и серьезен. Относился к нам внимательно и строго, любимчиков не имел. Заботился о нашем быте: прививал нам аккуратность, приучал к исполнительности. Сам, при этом, был образцом вышеперечисленных качеств. Одет бал всегда безукоризненно, а как он носил форму!
Грубости от Туркина мы не слышали, его нравоучения не были нудными, он старался сдабривать их юмором, а когда волновался, очень смешно поддергивал брюки (это, очевидно, заменяло ему грубые слова). Руководил и командовал нами ротный, как старший товарищ. После окончаний нами Нахимовского, а затем и высших ВМУ-зов, он не порывал с нами связи: интересовался нашими успехами, бывал на флотах, в местах службы своих воспитанников. Побывал он и на моей ПЛ С-181 в Полярном.
Офицерами воспитателями-командирами взводов в нашу роту были назначены:
1-го взвода (21-й класс) - лейтенант Жутов, позже капитан Рыбьянов.
2-го (22-й класс) - лейтенант Гаврилов, позже капитан Евграфов.
3-го (23-й класс) - капитан-лейтенант Пуськов.
4-го (24-й класс) - капитан Трофимов.



Рыбьянов Валентин Иванович. Евграфов Михаил Евграфович (преподаватель истории и географии в Рижском НВМУ в 1949-1951 гг.)



Пуськов Михаил Степанович (см. О чем мы мечтаем. Офицеры советского флота отец и сын Пуськовы). Трофимов Михаил Федорович.

Что касается старшин "СС", то это были наши «дядьки», делившие с нами все радости повседневного быта, денно и нощно своим присутствием влияя на наше поведение и воспитывая в нас самостоятельность. Наиболее значительной фигурой среди них был «помкомвзвод-один» Альберт Пелевин. Физически сильный, опрятный, приветливый и в то же время интригующе грубоватый и обращении, он имел на нас большое влияние. Как требовательный командир и в то же время творческий, он разными путями добивался от нас выполнения своих указаний.
Чего стоила, к примеру борьба с курильщиками, какие только способы и уловки им не изобретались! При этом личный пример - вот основной принцип его воспитания. И он старался быть первым, будь то заготовка дров, физические упражнения, тушение лесного пожара, строевые занятия или походы. На него равнялся его друг - Василий Аранович и другие старшины. Весь коллектив наших командиров -офицеры и старшины - были единомышленниками в главном - желании помочь нам «встать на ноги».



На мостике "Авроры". Курить нам не разрешали вообще. (Архив А.П.Наумова, ЛНУ, выпуск 1949 года)

Теплые, благодарные чувства к нашим наставникам мы сохранили на всю жизнь! Во второй половине ноября мы возвратились в Ленинград, в наше восстановленное здание. Окончился первый этап в жизни училища и его питомцев. Впереди была учеба. Возвращаюсь в год 1944. Лагерный сбор помог ребятам с разными характерами , воспитанием и жизненным опытом познакомиться, почувствовать друг друга в новой, непривычной обстановке. Зародилось товарищество, наметились ростки дружбы.
Наша 2-я рота с самого начала была особой по положению - не первая, но и не последняя. При распределении благ, в зависимости от обстоятельств, нам говорилось: в Вы уже не маленькие!», или «Вы еще не самые старшие!». Но для любых работ и нарядов мы были всегда самые подходящие. Это обстоятельство породило в нас своеобразный дух сопротивления и бунтарства, проявившийся во многих неординарных поступках, поголовной солидарности в самых сложных ситуациях. В «перетягивании каната» с начальством мы, конечно, страдали, но «пай-мальчиками никогда не были.

Выпускные роты в те годы жили и учились на "Авроре". В архиве второй роты сохранились о том статья и фотографии.



Как и было обещано, с началом нового учебного года (1948 год - 10-й класс) нас разместили на "Авроре". (Архив А.П.Наумова, ЛНУ, выпуск 1949 года). Рядом ошвартована учебная шхуна "Надежда".

На борту Авроры. - Советский флот. 1948 г. Фото Д.Трахтенберга. (Архив А.П.Наумова, ЛНУ, выпуск 1949 года)



Урок математики, 10 класс.

... Резкий ветер развевает флаг, топорщит чехлы на орудиях, гудит в такелаже. По трапу, что перекинут с берега па борт крейсера, поднимаются нахимовцы. Они вступают на борт легендарного крейсера «Аврора», который превращен сейчас в учебную базу училища. Здесь, в блистающих свежей окраской классах, размещенных по всей длине одной из палуб, занимаются десятиклассники. Весной — государственный экзамен, и сейчас, после только что закончившихся каникул, началась напряженная учебная жизнь.
Учиться приходится много, и день будущих моряков расписан буквально по минутам. Когда заканчиваются классные занятия, наступают часы самостоятельной работы, и тогда отличники помогают своим товарищам глубже усвоить пройденный урок.
Преподаватели и офицеры, которым доверено воспитание нахимовцев, с восхищением говорят о их любознательности и прилежании. Капитан III ранга Туркин, руководящий учебной жизнью корабля, по­казывает в четырнадцатом классе модель торпедного катера.
Это, — говорит он, — приз училища, который вручен классу за отличную учебу и дисциплину.
Все на корабле сделано так, чтобы обеспечить наилучшие условия для нормальной жизни и учебы. Старые авроровцы сейчас, пожалуй, не узнали бы своего крейсера. Там, где раньше были узкие, тесные кубрики, сейчас хорошо отделанные классы; где когда-то жила музыкантская команда — просторный красный уголок. Для занятий физикой и иностранным языком отведены отдельные кабинеты. Для корабля изготовлена специальная мебель. Здесь имеются свои электростанция и радиоузел.
...Крейсер «Аврора», исторический выстрел с которого возвестил всему миру начало новой эпохи, вступил в свою вторую жизнь. В одетых броней коридорах — тишина. Идут уроки. С палубы, на которой остались только одни вахтенные, доносится бой колокола: бьют склянки. И снизу, с жилой палубы им отвечает труба горниста, первая часть учебного дня закончена.
На снимках: 1. Нахимовцы на классных занятиях. 2. Крейсер «Аврора».



В кубрике. Алексей Наумов, ?, Юрий Зорин (Архив А.П.Наумова, ЛНУ, выпуск 1949 года)



На последней парте в классе Юрий Орлов и Игорь Дубовиченко. К ним повернулся Толя Поздникин (Архив А.П.Наумова, ЛНУ, выпуск 1949 года).



Ах, какой был класс! У Сыча (Александра Дорофеева) болит горло, он в галстуке. Слева направо снизу вверх: Толя Поздникин, Игорь Дубовиченко, Виктор Рудаков, Слава Сафронов, Саша Дорофеев, Вася Балинин, Юра Орлов, Витя Пузанов, Вадим Беляев, Юра Зорин, Толя Кацнельсон (Архив А.П.Наумова, ЛНУ, выпуск 1949 года)

Далее продолжим знакомить с судьбами нахимовцев в алфавитном порядке.

Продолжение следует.



Верюжский Николай Александрович (ВНА), Горлов Олег Александрович (ОАГ), Максимов Валентин Владимирович (МВВ), КСВ.
198188. Санкт-Петербург, ул. Маршала Говорова, дом 11/3, кв. 70. Карасев Сергей Владимирович, архивариус. karasevserg@yandex.ru


Главное за неделю