Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    63,41% (52)
Жилищная субсидия
    19,51% (16)
Военная ипотека
    17,07% (14)

Поиск на сайте

«Мы хотели стать морскими офицерами. Пути и судьбы воспитанников второй роты военного набора». Часть 24.

«Мы хотели стать морскими офицерами. Пути и судьбы воспитанников второй роты военного набора». Часть 24.

Практика на «Бакштаге» содержала весь «спектр» морской службы, включая работу воспитанников на камбузе.



Сохранилась редкая фотографи, на которой запечатлен воспитанник Э.Ковалев, выполняющий обязанности камбузного работника.

Учеба и практика это только одна сторона нашей жизни в училище, но была и другая - интересная. Так в 1947 году училище приняло участие в съемках фильма «Счастливого плавания» по мотивам жизни и учебы в нахимовском училище. В моем фотоархиве сохранилась очень редкая фотография, на ней воспитанники училища выступают в роли статистов. Снимаются кадры торжественного прохождения училища. Съемка проходила на пьедестале здания биржи (Военно-морского музея).



Впереди строя – знаменная группа из второй роты: А.Дворов, Э.Ковалев, А.Дорофеев. Мы в парадных мундирах, которые пошили нам к первому параду в Москве в 1946 году. Более нахимовцы этих мундиров никогда не носили. В этом фильме нахимовцы еще раз принимали участие в съемках, на этот раз в сцене во Дворце пионеров, но там я, к сожалению, не был, хотя и любил уроки танцев.
Вот и выпуск из училища. Наш 21 класс перед выпуском сфотографировался с нашим офицером-воспитателем капитаном Валентином Ивановичем Рыбьяновым.



Слева направо: сидят в первом ряду – К.Молоканов, А.Лебедев, А.Смолий; второй ряд – Б.Кривцов, В.Розов, А.Дворов, Ю.Свинтусов, капитан В.И.Рыбьянов, Ю.Семенов-Голубев, М.Чернаков, В.Васильев, Л.Романовский; третий ряд – Р.Расс, А.Генкин, Ю.Белоусов, Ю.Балакин, В.Зякин, С.Белоцерковский, Ю.Зеленцов, Э.Ковалев, Е.Кудряшов; четвертый ряд – В.Солуянов, А.Купче, Н.Репников, Л.Крекшин, Н.Цветков, Ю.Закиатов.

Второй шаг - успешная учеба в Высшем Военно-Морском училище

По окончании нахимовского училища нас перевели в Высшее Военно-Морское орденов Ленина и Ушакова Краснознаменное училище им. М.В.Фрунзе (ныне - Морской корпус им. Петра Великого). Началась нелегкая курсантская жизнь. На первом курсе летняя практика курсантов включала в себя прохождение курса молодого матроса. Устаревшая система обучения в высшем училище не учитывала, что в нахимовском училище мы уже достаточно «хлебнули» такой практики. И нам была не интересна эта практика. Мы проходили практику на учебных кораблях дивизии учебных кораблей: «Комсомолец», «Урал».



Курсант 1 курса Э.Ковалев у пулемета ДШК на минном заградителе «Урал», 1950 год. Зверское выражение на моем лице обозначает ненависть к врагу (из архива Ковалева Э.).



В летний курсантский отпуск 1950 года мы поехали с моим другом Леней Масловым как тогда называлось «на юга», где и сфотографировались два курсача, бывшие воспитанники ЛНВМУ. Слева направо: Л.Маслов, Э.Ковалев, 1951 год (архив Ковалева Э.).

Кто увидел дым голубоватый,
Поднимающийся над водой,
Тот пойдет дорогою проклятой,
Славною дорогою морской!

Э.Багрицкий



На втором курсе я уже выглядел настоящим «Фрунзаком». «Парадное» фото курсанта 2 курса Э.Ковалева, 1952 год (архив Ковалева Э.).

Ко времени окончания нами второго курса в Военно-Морских училищах была введено специализация обучения. Курсантов стали готовить по специальностям: штурман, артиллерист, минер. Соответственно были организованы в училище факультеты. Нам был предложен выбор. Я выбрал минно-торпедный, в то время как основная часть нашей нахимовской роты – артиллерийский.
С точки зрения обучению судовождению, теперь на летней практике после 2-го курса мы перешли к обучению управлением более крупными боевыми судами – катерами МО (морской охотник) и более тяжелыми и неповоротливыми малыми канонерскими лодками (МКЛ) из состава дивизиона учебных катеров Кронштадтской дивизии учебных кораблей. Днями, выполняя обязанности вахтенного офицера, мы выполняли различные маневры и швартовались к старому пирсу у Ораниенбаума, который в конце концов, разбили вдребезги.



МКЛ-61 (Архив А.П.Наумова, ЛНУ, выпуск 1949 года).

На третьем курсе у нас в классе появились курсанты, увлекшихся подводными лодками, это был прежде всего Слава Расс, его со временем поддержали Ю.Зеленцов, Л.Крекшин, Э.Ковалев. В то время на лекциях по военно-морской тактике преподаватели увлеченно рассказывали об удивительных победах немецких подводников в самый разгар второй мировой войны. Тактика «волчих стай» давала ошеломительные результаты пока германские лодки умели противостоять новым техническим средствам их обнаружения. Разгрому подвергались целые конвои судов с охранением. Это было просто поразительно! Мы поняли, что будущее флота за подводными лодками, и решили действовать – стали подавать по команде рапорты о переводе нас в Первое Балтийское высшее военно-морское училище, перепрофилированное для подготовки офицеров подводников.
На третьем курсе с учетом нахимовской выправки нас снова определили в знаменную группу. Я гордо вышагивал с Военно-морским флагом.



Училище Фрунзе на параде, 1952 год. Знаменная группа: слева направо – Ю.Зеленцов, Э.Ковалев, Соколов (курсант 3 факультета).

После сдачи экзаменов за 3 курс в училище Фрунзе, наша просьба была удовлетворена и приказом Начальника Высших военно-морских учебных заведений мы были переведены на 4 курс училища. Однако летнюю практику после 3 курса мы проходили будучи курсантами училища им. М.В.Фрунзе на подлодках Кронштадтской Бпл.
Сначала мне и Юре Зеленцову удалось выйти на ночную торпедную стрельбу на подводной лодке М-285 (XV серии) под командованием А.И.Сорокина. Стрельба проводилась из позиционного положения в районе Красногорского рейда по эсминцу шедшему с Запада. Стреляли двумя электрическими торпедами с использованием ночного прицела (КЛН-1). Мы без труда объяснили командиру, как пользоваться прицелом т. к. еще не забыли того, чему нас учили, а командир увидел прицел впервые. За это Анатолий Иванович позволил нам оставаться на мостике во время атаки, видеть всю эту ночную прелесть и даже держать в руках таблицы стрельбы.



Будущий командир отряда атомных подводных лодок, вице-адмирал Анатолий Иванович Сорокин. - Атомоходы подводных орбит. В Тюрин. Смена №940, Июль 1966.

Трудность атаки заключалась в том, что силуэт эсминца просматривался еле-еле. А «прелесть» состояла в том, что в тиши романтической звёздной ночи после команды «Пли!» от носа лодки под водой отделилось светящееся пятно и сразу, вслед за ним такое же второе. Оба пятна устремились к цели, пока почти невидимой. Вскоре мы все увидели, как прямо по носу в тёмном море вспыхнули и погасли два световых пятна. Это были отсветы мощных фар, установленных на торпедах, «полоснувших» по борту эсминца, когда они проходили под его килём.
Руководитель стрельбы адмирал Л.А.Владимирский тут же поздравил командира и экипаж с отличной стрельбой. В этот раз лодка не погружалась и поэтому мы не могли считать себя состоявшимися молодыми подводниками.

Продолжение следует.



Верюжский Николай Александрович (ВНА), Горлов Олег Александрович (ОАГ), Максимов Валентин Владимирович (МВВ), КСВ.
198188. Санкт-Петербург, ул. Маршала Говорова, дом 11/3, кв. 70. Карасев Сергей Владимирович, архивариус. karasevserg@yandex.ru


Главное за неделю