Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    64,56% (51)
Жилищная субсидия
    17,72% (14)
Военная ипотека
    17,72% (14)

Поиск на сайте

Страницы истории Тбилисского Нахимовского училища в судьбах его выпускников. Обзор выпуска 1950 года. Часть 120.

Страницы истории Тбилисского Нахимовского училища в судьбах его выпускников. Обзор выпуска 1950 года. Часть 120.

По нашим сведениям, в 1950 году Тбилисское нахимовское военно-морское училище закончило чуть менее 50 воспитанников. Знаем же мы на сегодня, к тому же порой с долей вероятности, только о пятерых. Как и ранее, приводим имеющиеся в нашем архиве сведения в алфавитном порядке.



Фасад главного здания Тбилисского нахимовского училища

Гаврилов Владимир Александрович



Гаврилов Владимир Александрович, 08.08.1931 г.р. - ПОБЕДИТЕЛИ - Солдаты Великой войны | Россия / Северо-Запад / Санкт-Петербург. Возможно, это однофамилец, но может быть и тот, опаленный войной, выпускник Тбилисского нахимовского училища. В 19 лет закончил среднюю школу, однако Вершинин П.Г., выпускник 1949 года, получил аттестат о среднем образовании в 24 года.

Колчин Юрий Павлович

Сын контр-адмирала Павла Ивановича Колчина, командовавшего в войну бригадой эскадренных миноносцев Северного флота (подробнее см В. М.Лурье Адмиралы и генералы Военно-Морского флота СССР в период Великой Отечественной и советско-японской войн (1941-1945). - СПб.: Русско-балтийский информационный центр БЛИЦ, 2001.), Юрий Павлович Колчин после Тбилисского нахимовского училища закончил 1-е Балтийское ВВМУ и стал подводником. По словам однокашника Рудольфа Викторовича Рыжикова, "Юра никогда не кичился и не пользовался своим "адмиральским" происхождением. Кстати, его отец был председателем комиссии, принимавшей у нас, грешных, государственные экзамены. Мы же - группа Юриных товарищей, сдав очередной государственный экзамен, частенько использовали его "адмиральскую" квартиру на улице Пушкарской для дружеских пирушек: адмирал с женой - матерью Юры летом жил на даче.
Было и такое. Нагрянув с неожиданным визитом в город, мама адмиральша обнаружила в квартире следы одной из пирушек с явными уликами участия в ней особ женского пола... Пришлось папе-адмиралу просить нас подтвердить перед женой его "алиби", то есть абсолютную непричастность к такого рода вечеринке: известно, что все матери на свете готовы винить в грехах своих сыновей кого угодно, вплоть до их отцов..."

Четыре новеллы из документальной повести "Жизнь - морю, честь - никому!" (Брест: Альтернатива, 2007.) посвятил Юрию Павловичу Колчину ленинградский нахимовец 1956 года Валерий Федорович Касатонов. Однако, поскольку есть такая возможность, сначала расскажем подробнее о его отце.

Статью Забытый комбриг Колчин. Владимира Щедролосева (Корабельная сторона от 11 ноября 2002 г.) дополним фрагментами из воспоминаний А.Л.Лифшица ("На море и на суше".), который дополняет портрет П.И.Колчина.

Известный историк Северного флота вносит поправку в историю Беломорской военно-морской базы

Два года назад Беломорская военно-морская база отметила свой шестидесятилетний юбилей. К этой дате, конечно же, готовились, и в числе прочего был издан красочный буклет, рассказывающий об истории соединения. Там же, в буклете, указывались имена тех, кто в свое время командовал базой. В частности, первым ее командиром был назван контр-адмирал Аполлон Александрович Кузнецов. Однако выясняется, что документы Центрального военно-морского архива сей факт опровергают и называют другое имя: Павел Иванович Колчин. Сегодня автор открытия - историк Владимир Васильевич Щедролосев - рассказывает о судьбе этого моряка.



ПАВЕЛ Иванович Колчин известен как командир бригады эсминцев, воевавших в Советском Заполярье. К сожалению, сам он не оставил воспоминаний о событиях Великой Отечественной на Северном флоте. Мы же, его сослуживцы, попытались не только восстановить главные факты его служебной карьеры, но и составить небольшой портрет этого офицера, командира и человека.
Родился Павел Иванович 13 марта 1905 года в семье нижегородского рабочего, окончил курс неполной средней школы, работал рассыльным на ситценабивной фабрике станции Иваново. В 1922-м по комсомольской путевке приехал в Ленинград, чтобы получить специальность военного моряка, сначала в подготовительном училище, а затем и в будущем ВМУ имени Фрунзе. В 1928-м, после окончания минного класса, он два года служил на балтийском эсминце «Сталин» и затем был направлен в Ленинград - учиться дальше, уже на специальных классах командного состава, после чего получил назначение на должность дивизионного минера 1-го дивизиона эсминцев морских сил Балтийского флота, а затем помощником командира эсминца «Войков».
В 1933 году советское правительство решило сформировать Северную военную флотилию. Для перевода военных кораблей с Балтики в Заполярье были организованы несколько ЭОН - экспедиций особого назначения. В их состав отряжались лучшие корабли и лучшие офицеры. Тогда же Павла Колчина назначили помощником командира на эсминец «Карл Либкнехт». Осенью 1933-го ЭОН-2 успешно завершила переход, и моряки приступили к изучению своего нового театра. Плановые задачи они отрабатывали в Мотовском заливе, но зачастую выходили и в открытое море. В январе 1934-го Колчин стал командиром СКР «Гроза», которым командовал почти четыре года. В этот же период ему было присвоено звание капитан-лейтенанта, а затем последовало еще одно повышение и в звании, и в должности - сначала он принял эсминец «Карл Либкнехт», а затем, уже капитаном 3 ранга, стал командиром отдельного дивизиона эсминцев Северного флота.



Столь стремительное продвижение по службе можно объяснить двумя причинами. Павел Иванович постоянно совершенствовал свои знания и практические навыки кораблевождения, рос как флотский командир. С другой стороны, и это нужно признать, флот испытывал невероятные кадровые затруднения из-за массовых репрессий НКВД в отношении командного состава Вооруженных Сил.
В 1939-м дивизион эсминцев переформировали в бригаду, и капитана 2 ранга П.И. Колчина назначили начальником ее штаба. В этой должности он и встретил советско-финскую войну. В ходе ее Колчину пришлось заниматься планированием операций эскадренных миноносцев Северного флота, а уже после окончания боевых действий, в апреле 1940-го, Павла Ивановича ждало новое назначение - в Молотовск.

Морской начальник Молотовска

В июле 1940 года вышло постановление Комитета обороны при СНК СССР «О расширении системы базирования в ВМФ». В соответствии с этим документом, нарком ВМФ приказом № 00186 от 1 августа 1940 года приказал командующему Северным флотом сформировать в Молотовске военно-морскую базу. Здесь на будущем судостроительном заводе № 402 уже были заложены два линкора и несколько эсминцев проекта 30, и потребовалось найти офицера, который смог бы создать и возглавить новое подразделение - дивизион строящихся и ремонтирующихся кораблей. Выбор остановили на П.И.Колчине. Справедливости ради нужно сказать, что штатной должности командира упомянутого дивизиона не открыли. Поэтому Павла Ивановича формально назначили флагманским минером штаба Северного флота, но фактически отправили в Молотовск. Задачу ему сформулировали так: «приступить к формированию Молотовской ВМБ из наличных сил и средств». П.И.Колчин незамедлительно приступил к ее решению.



РУССКИЙ СЕВЕР ГЛАЗАМИ ГЕРМАНСКОЙ РАЗВЕДКИ. МОЛОТОВСК В ДОКУМЕНТАХ АРМИИ “НОРВЕГИЯ”. Болдырев Р.Ю.

На первом этапе штат базы состоял из командования, штаба, политотдела, отделения связи, флотского полуэкипажа и санитарного отделения. В состав Молотовской ВМБ вошли команды строящихся кораблей, а также эсминцев «Сокрушительный» и «Грозный», которые находились на заводском ремонте, и эсминца «Карл Либкнехт», стоявшего на СРЗ «Красная кузница». Сюда же вошли 81-й зенитно-артиллерийский дивизион, охрана рейда молотовского порта, участок СНиС с постами на Мудьюге, в Молотовске и Унской губе, военный порт Архангельска, местная стрелковая рота и военно-морской госпиталь в Архангельске.
Однако командование ВМФ не учло, а возможно, не согласовало с НКВД свои планы: в Молотовске находилось несколько лагерей с тысячами заключенных. Естественно, и поселок, и ближайший к нему район были наглухо закрыты и строго охранялись. Присутствие здесь же военно-морской базы с многочисленными службами и персоналом, передвижение военных моряков из Молотовска к многочисленным объектам базы, разбросанным по всему Беломорью, посчитали нежелательным. Поэтому вскоре командующий Северным флотом приказал базу передислоцировать в Архангельск и переименовать, теперь она стала называться Беломорской. В октябре ее возглавил контр-адмирал А.А. Григорьев.
П.И. Колчин возвратился в Молотовск. Приказом наркома ВМФ от 20 ноября 1940 года его назначили исполняющим обязанности командира строящихся линкоров «Советская Россия» и «Советская Белоруссия», а также старшим морским начальником Молотовска. В этой должности Павел Иванович Колчин и встретил Великую Отечественную войну.



Нереализованный проект 23 "Советский Союз"

Огненные мили

20 июля 1941 года в Екатерининской гавани разыгралась жестокая трагедия. В результате неожиданной атаки фашистских самолетов здесь на якорной стоянке был потоплен новейший советский эсминец «Стремительный». Всего погибли 114 человек. Среди тех, кто уцелел, но получил ранение, был командир 1-го дивизиона эсминцев капитан 2 ранга В.А. Фокин. Его отправили в госпиталь, а на его место назначили П.И.Колчина.
Павел Иванович принял соединение в очень тяжелый период. Противник тогда предпринял три мощных наступления на мурманском направлении. Наша 14-я армия с трудом сдерживала натиск, личного состава не хватало. Тогда командование флотом резко сократило штаты на кораблях и в частях, откомандировав в помощь сухопутным войскам более десяти тысяч краснофлотцев и старшин. В то же время ежедневно эсминцы и сторожевые корабли выходили в море и наносили артиллерийские удары по немецким позициям. Нагрузки на корабли были предельными. В этой обстановке нужно было мобилизовать командиров, в том числе и собственным примером.
Павел Иванович Колчин непосредственно руководил действиями кораблей в ряде операций, находясь на командирском мостике. Достаточно сказать: за период с 1941 по 1944 год эсминцы соединения Колчина совершили 180 выходов в море для усиления эскорта союзных конвоев. Примечательно, что когда эти конвои усиливались эсминцами Северного флота, то союзники потерь не несли. Это говорит о грамотной организации обороны.
Трижды эсминцы советской бригады ходили к вражеским берегам, в так называемые набеговые операции, обстреливали норвежское побережье, захваченное фашистами, и нанесли противнику серьезный урон.
Всего за войну корабли под командованием П.И.Колчина выполнили 550 походов. В большинстве из них Павел Иванович находился вместе со своими моряками. Единственное, пожалуй, что омрачило службу Колчина, это история эсминца «Сокрушительный», когда корабль попал в жесточайший шторм в 12 баллов, переломился и затонул.



Эскадренный миноносец “Сокрушительный” отражает воздушный налет противника. - В.В.Щедролосев, Конвойные операции эскадренных миноносцев Северного флота в Великой Отечественной войне

А.Л.Лифшиц

Второй случай связан с трагической гибелью эсминца «Сокрушительный». Лидер «Баку» (под флагом командира БЭМ капитана 1 ранга П.И.Колчина), эсминцы «Сокрушительный» и «Разумный» 17 ноября 1942 года вышли в море на усиление эскорта уходящего из Архангельска в Англию союзного конвоя QP-15. «Разумный» из-за обнаруженной неисправности механизмов возвратился в базу. В море разыгрался шторм, достигший к утру 20 ноября ураганной силы. В условиях нулевой видимости корабли охранения потеряли друг друга, конвой распался, суда шли самостоятельно. Советские корабли с разрешения командира конвоя самостоятельно легли курсом на базу. На лидере «Баку» от ударов гигантских волн нарушилась герметичность обшивки корпуса, все носовые помещения до 29 шпангоута были затоплены, вода проникла в 2-е и 3-е котельные отделения, в действии остался только котел №1.Состояние корабля было критическим, крен достигал 40 градусов.
Личный состав во главе с командиром лидера «Баку» капитаном второго ранга Б.П.Беляевым вел отчаянную борьбу за непотопляемость корабля, и, не снижая скорости, лидер пришел в базу.



Командир «Сокрушительного» действовал не так решительно, как Б.П.Беляев. Он последовательно менял курс с 210 до 160 градусов и постепенно сбавлял скорость, доведя ее до 5 узлов.
Огромные волны продолжали обрушиваться на корабль. На ЭМ безотказно работали все механизмы, имелся значительный запас топлива.
Однако 20 ноября в 14.30 лопнули листы настила верхней палубы в корме, между кормовой надстройкой и 4-м орудием. Треск от разрыва был слышен даже на ходовом мостике. Последовал обрыв обоих валопроводов и всей кормовой части, которая через 3 минуты затонула. Кормовые отсеки до кормовой переборки второй машины затопило. Корабль потерял ход, его развернуло лагом к волне с дифферентом на корму. С кормой затонули шестеро матросов.

Продолжение следует.



Верюжский Николай Александрович (ВНА), Горлов Олег Александрович (ОАГ), Максимов Валентин Владимирович (МВВ), КСВ.
198188. Санкт-Петербург, ул. Маршала Говорова, дом 11/3, кв. 70. Карасев Сергей Владимирович, архивариус. karasevserg@yandex.ru

С вопросами и предложениями обращаться fregat@ post.com Максимов Валентин Владимирович

0
Мавлюд
17.10.2011 18:17:33
Колчин Ю.П.
Добрый день!

Вы не знаете, почему по этому адресу: - Колчин Юрий Павлович в список Выпуска 1950 года не включен ?

С уважением М.Х. Галеев
Страницы: 1  2  


Главное за неделю