Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    64,10% (50)
Жилищная субсидия
    17,95% (14)
Военная ипотека
    17,95% (14)

Поиск на сайте

«Мы хотели стать морскими офицерами. Пути и судьбы воспитанников второй роты военного набора». Часть 25.

«Мы хотели стать морскими офицерами. Пути и судьбы воспитанников второй роты военного набора». Часть 25.



Потом нас перевели на подводный минный заградитель «Лембит». Это была бывшая эстонская лодка, вошедшая в состав ВМФ СССР в 1940 г. Командовал лодкой Александр Наумович Кирток, опытный подводник. На этой лодке мы сделали свои первые шаги под водой всё на том же Красногорском рейде. Здесь мы научились правильно вести себя под водой.
Такая практика нам - Славе Рассу, Юре Зеленцову и мне показалась недостаточной. Вместо отпуска мы отправились в командировку на Северный флот. Там нас не ждали и хотели сразу отправить домой, но вмешался начальник штаба флота вице-адмирал Н.И.Шибаев и нам удалось провести полноценную стажировку на подлодках Л XIII-38 серии. Я стажировался на Б-20.



Подводная лодка Л-20 (Б-20) - Надводные корабли, суда и подводные лодки постройки завода № 402 - Северного машиностроительного предприятия (1942-2001). Справочник. /авт. - сост. Спирихин С.А.; [редкол.: Ю.В. Кондрашов (пред.) [и др.]] - Архангельск: ОАО «ИПП «Правд» Севера», 2004.

Обычно переход в другой ВУЗ связан с целым рядом трудностей – от учебных, вызванных разными учебными программами и до психологических, связанных с вживанием в новый коллектив. Наш переход прошел безболезненно, поскольку мы учились по схожим программам
В коллектив мы влились быстро, ибо имели уже большую практику жизни в военном коллективе.
В связи с развернувшимся строительством в 1953 году подводного флота нам отменили «гардемаринскую» практику и выпустили досрочно.
Сейчас я могу сказать о том, что мы приняли правильное и дальновидное решение о переходе в училище подводного плавания, даже несмотря на то, что в училище Фрунзе после окончания целая группа выпускников-лейтенантов была зачислена на краткосрочные курсы подплава и стала подводниками. У нашей группы служба пошла быстрее и успешнее. Все, кроме Ростислава Расса, который трагически погиб в 1958 году, стали командирами новых подводных лодок.
Итак, в 1953 году с окончанием училища мы стали офицерами-подводниками. Ковалев Э.



Молодой выпускник лейтенант Военно-морского флота Э.А.Ковалев.

После выпуска я был назначен, как и все начинающие офицеры подводники, на младшую должность, в данном случае, на должность командира минно-торпедной группы БЧ– II-III (боевой части артиллерийской и минно-торпедной) вновь построенный подводной лодки С-154 проекта 613. Училище я закончил с отличием и имел право выбора флота, на котором мне предстояло служить. Какой флот выберет патриот подводник? Да, Северный. Моя лодка была построена на Сормовском судостроительном заводе (г. Горький) и направлялась на Север по внутренним водным путям, но в Вознесеньи (Онежское озеро) волею Главного штаба её перенаправили на Балтику.
Ко времени нашего выпуска лодка оказалась на Балтийском судостроительном заводе, стояла у достроечного пирса, готовясь к испытаниям и путешествию на флот. Я сел на трамвай и приехал на Балтийский завод, где и влился в ряды славного экипажа.

Третий шаг – служба молодого офицера

Кстати, это наиболее сложный период в жизни офицера. Ряд наших товарищей не выдержали испытаний именно на этом участке службы и покинули по тем или другим причинам флот. Здесь ты самый младший офицер и отношение к тебе соответствующее, а ты должен показать свою работоспособность, знание техники, обладать основами судовождения, о чем я уже неоднократно говорил. Самостоятельность твоя в этот период минимальна, и в большей степени дальнейшая карьера зависит от твоих непосредственных начальников – командира БЧ, также офицеров, отвечающих за организацию службы на корабле – помощника командира, старпома (старшего помощника). Со всеми у тебя должны быть хорошие отношения. Полученная закалка в нахимовском училище позволила мне быстро занять достойное место в коллективе.
Достроенная на заводе лодка, после швартовых и заводских испытаний, теперь своим ходом должна была добираться в «столицу» подводного флота Либаву (Лиепая). Лодка была включена в состав 158 бригады подводных лодок (БПЛ).



Подводные лодки пр.613 у пирсов в Лиепае. На дальнем плане видна знаменитая в свое время трофейная подлодка Б-29 XXI серии немецкой постройки, плававшая под нашим флагом. Еще дальше в тумане видна наша плавбаза «Смольный».

Первостепенной задачей молодого офицера на флоте является сдача зачетов (экзаменов) на допуск к самостоятельному управлению своим подразделением, несению якорной и ходовой вахтами. Зачеты принимали штабные офицеры – флагманские специалисты по всем флотским специальностям: флагштур – по знанию навигационного театра, флагминер – по моей специальности – умению обращаться с торпедами и минами и знанию устройства материальной части; флагмех – знанию лодки и умению эксплуатировать её многочисленные устройства ( в объеме вахтенного офицера); флагманский связист – знание и умение эксплуатировать средства связи лодки. Экзамены приходилось сдавать даже флагхиму, флагманскому специалисту по закрытой связи и др.
Одновременно офицер и практически отрабатывает свои служебные обязанности. Руководит такой практикой командир БЧ и командир лодки. Командир очень внимательно отнесся к моей практике. Старпому он приказал совместить время моей ходовой вахты со временем, когда командир находится на мостике. Находясь всегда рядом, он не вмешивался в мои действия, если они не вели к тяжелым последствиям, и всегда готов был готов придти на помощь. О допущенных мной ошибках он говорил мне после вахты. Советовал, как избегать их в дальнейшем.
Через пару ходовых недель командир посчитал, что я как вахтенный офицер вполне созрел. При моем очередном заступлении на вахту он приказал принести на мостик книгу корабельных приказов.



ПЛ пр.613

Приняв её из рук старпома, он тут же своей рукой написал приказ, которым допустил меня к самостоятельному несению ходовой и якорной вахты, расписался и зачитал приказ присутствующим: мне старпому и сигнальщику. Затем он захлопнул книгу, вернул ее старпому и спустился вниз. Далее лодкой управлял я. Это была громадная моя победа, случай, в общем-то, неординарный. Не прошло и двух месяцев с начала нашего активного плавания, как я стал вахтенным офицером.
Последующая служба на флоте не дала подобных примеров ускоренной подготовки мореплавателей, но для меня это был прекрасный пример, которому я всегда старался придерживаться. Об этом я еще расскажу ниже.
Летом 1954 года наша лодка из-за аварии (столкновения с БО – большим охотником) была поставлена в док. Офицеры в это время часто отправлялись в отпуска. Подвезло и мне – я был отправлен в первый отпуск летом.



Лейтенант Э.Ковалев в отпуске в Москве. Про себя я называю это фото «клешник» - в то время было модно носить широкие брюки. Надо обратить внимание и на черные перчатки. Это тоже мода, хотя для подводников это скорее предмет первой необходимости – более удобно и гигиенично вечно хвататься за металлические поручни.

К концу 1954 года я по определению руководства уже вырос «из штанишек» командира минно-торпедной группы, мне было присвоено звание старшего лейтенанта и я был назначен командиром БЧ-II-III на другую лодку – ПЛ С-166. Командир боевой части на лодки это - самостоятельность, это один из основных офицеров подводного корабля. Карьера вроде бы начинает выстраиваться.



Старший лейтенант Э.Ковалев, минный офицер подводных лодок: "С-154" (1953-1954), "С-166" (1954-1955), "К-14" (1956-1958).

Я очень любил свою специальность, связанную с подготовкой к применению замечательного оружия – торпед и торпедной стрельбой по целям. Я уже писал, что свою специальность я выбрал одним из немногих еще в училище, посвящал ей все силы. И судьба благоволила ко мне – уже в 1956 году я был направлен на флотские курсы повышения квалификации – на Высшие специальные курсы офицерские состава (ВСКОС – в то время, потом наименование курсов несколько раз менялось). На ВСКОС посылали обычно перспективных офицеров. Так и случилось. После окончания курсов я получил назначение командиром минно-торпедной боевой части теперь уже на одну из первых подводных лодок с атомным двигателем - К-14 проекта 627 Краснознаменного Северного флота. Это был сугубо секретный проект государственной важности. Даже общий вид лодки был строго засекречен. Это сейчас мы можем любоваться замечательным кораблем в море. На атомные лодки назначали не каждого.



Самые первые четыре атомные подводные лодки (К-5, К-14, К-19, К-27) строили в Северодвинске, о котором мой близкий друг и соавтор по книге «Возвращенные бездной», написал следующие строки.



Экипажи этих лодок формировались и обучались тут же за исключением специалистов электромеханической направленности, которые еще выезжали в город Обнинск, чтобы проникнуть в тайны атомного ядра и, осторожно (управляемо) разорвав его связи, на специальном стенде научиться извлекать на свет фантастическую энергию. Я попал на третью лодку из строящейся серии.
Итак, прощай замечательная Балтика, на много лет я перебрался с семьей на Север, для начала в славный город Северодвинск. Мне кажется, многим из читателей нашей книги еще предстоит побывать в этом городе. Город Северодвинск (тогда Молотовск) раскинулся на Летнем берегу Белого моря в дельте могучей Северной Двины при самом впадении в море ее Никольского рукава. Когда-то правил на этой болотистой земле Северодвинский монастырь. На территории судостроительного завода мы наблюдали его развалины. Селились россияне тут издавна. Новгородцы уже в XV веке заселили эти берега и постепенно превращались в поморов.

Продолжение следует.



Верюжский Николай Александрович (ВНА), Горлов Олег Александрович (ОАГ), Максимов Валентин Владимирович (МВВ), КСВ.
198188. Санкт-Петербург, ул. Маршала Говорова, дом 11/3, кв. 70. Карасев Сергей Владимирович, архивариус. karasevserg@yandex.ru


Главное за неделю