Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    64,10% (50)
Жилищная субсидия
    17,95% (14)
Военная ипотека
    17,95% (14)

Поиск на сайте

«Мы хотели стать морскими офицерами. Пути и судьбы воспитанников второй роты военного набора». Часть 26.

«Мы хотели стать морскими офицерами. Пути и судьбы воспитанников второй роты военного набора». Часть 26.

В советские времена на этих местах раскинулись лагеря ГУЛАГа, Молотовск был построен среди лагерей усилиями их обитателей. В период строительства большого Флота здесь было решено построить судостроительный завод. За дело взялись зэки. И вот на краю земли появились стены сначала пятидесятого цеха, а затем и весь завод – Северное машиностроительное предприятие, а вместе с ним и город.



Строительство стапельного цеха

Вскоре город стал столицей подводного атомного флота России.



Золотая серия Севмаша. Буклет.

Прибыв в славный город Северодвинск, мы приступили к службе. Первой задачей подводника является подробное изучение своего корабля. Ни на одном корабле задача не стоит так остро. От знания всех систем лодки зависит подчас жизнь всего экипажа. Известные аварии подводных лодок лишь подтверждает это. Мы учились на совесть, как и первые русские подводники. Мы еще не знали, что нас ждет впереди. Лодки новые, последнее слово науки. Оказывается, этого не знал и сам академик Александров – отец первых советских энергетических установок атомных подлодок. Впоследствии первые восемь моряков, погибшие от лучевой болезни в результате аварии реактора на легендарной подводной лодке «К-19», будут названы им «жертвами науки»…
Служба шла уже знакомым путем – швартовые испытания подводной лодки, ходовые испытания, сдача её флоту с подъемом военно-морского флага.

Шаг четвертый: «подбираться» к руководству кораблем

Почти 5 лет я проплавал в должностях минного офицера и наконец, в 1958 году я приблизился к руководству лодкой и получил следующее повышение – я был назначен помощником командира на лодку «К-27» нового проекта 645. Лодка отличалась от предыдущих тем, что на ней была установлена новая уникальная ядерная энергетическая установка - в качестве теплоносителя на ней использовался расплавленный металл (эвтектический сплав Bi-Pb).
Для изучения установки командование лодки и офицеры электромеханической специальности были направлены в учебный центр в гор. Обнинск – колыбель специалистов ядерного флота. Здесь был установлен полноразмерный макет ядерного реактора, принадлежащий академии наук, именно на нем проходило обучение личного состава флота.
Скоро мы возвратились в ставший родным Североморск и приступили к испытаниям лодки. Начались выходы в море.



Атомная подводная лодка "К-27" (проект 645), ход полный.

Работа помощника командира «собачья» работа – на нем вся организация службы и порядок на лодке. Этой работой мне пришлось заниматься почти 4 года, пора было и в старшие помощники командира. В 1962 году меня назначили старшим помощником, но опять на новую лодку проекта 658, теперь уже с основным оружием – баллистическими ракетами. Это был комплекс ракетного оружия для подводных лодок Д-2 на базе ракеты КБ Королева Р-13. Лодка имела тактический номер К-40.



ПЛАРБ пр.658 с баллистическими ракетами Р-13.

Флотский офицер учится все время – мне бывшему хорошему минеру пришлось переквалифицироваться – начинать знакомиться с ракетным оружием подводных лодок того времени – баллистической ракетой, а главное ее применением с подводных лодок. Вопрос пусков с подводных лодок был разработан довольно слабо. Кое-какой опыт флотом был накоплен с пусками ракет Р-11ФМ с дизельных подводных лодок проекта 611АВ. Но с быстроходных атомных лодок опыта не было. Мне пришлось серьёзно заниматься вопросом. Но перед глазами у меня был прекрасный пример. Командир лодки В.Л. Березовский, занимался очень серьёзно применением баллистических ракет с подводных лодок и не только по береговым целям, но и морским целям. Его, можно сказать, научные изыскания не раз ставили в тупик специалистов – ученых ракетного военно-морского научно-исследовательского института. Его целеустремленность достигала подчас несколько гротесковых форм. Так, однажды он застал меня за чтением газеты.
- Чтение газеты несовместимо с занимаемой тобой должности старпома, - последовал его обоснованный вердикт.
Его заповедь - отдавать всего себя делу, я соблюдаю до сих пор.



Старпом на ПЛ "К-40" (1962-1963), "К-19" (1964-1965) (архив Ковалева Э.)

Учеба, учеба и учеба, которая связана на флоте с карьерным ростом. В 1964 меня снова направляют учиться. На этот раз на командирские классы ВСКОС (точнее - 6 Высшие Ордена Ленина Специальные Офицерские классы ВМФ) в город Ленинград.
После окончания курсов мне выдали свидетельство о присвоении мне специальности «командир подводной лодки»! Это было осуществление мечты не только моей, но и каждого офицера подводника.
Меня направили на родной Северный флот в распоряжение отдела кадров. Присвоение квалификации командира не означает немедленного назначения на эту должность. На всех лодках уже были командиры, а опыта командования мне надо было набираться. Так я вновь был назначен на должность старшего помощника с включением в резерв на должность командира. На этот раз это была ПЛ К-19, уже знакомого мне проекта 658М.



Подводная лодка К-19 в губе Мотка, 1966 год (архив Ковалева Э.А.).

Лодку К-19 чаще всего вспоминают в связи со случившейся в 1961 году первой на флоте аварией атомного реактора. По этому случаю она была прозвана «Хиросимой» Однако, в период с 1963 по 1967 год эта лодка славилась на флотах своими успехами.
По прибытии на лодку мне, однако, сразу пришлось исполнять обязанности командира. Командир ушел в отпуск. По его появлении зимой 1965 года из отпуска начался, как он говорил, процесс «превращения щенка в капитана», и забросил меня в омут обязанностей командира лодки он сам, приняв образ «царствующего « капитана, наблюдал на мое барахтанье в омуте, готовый прийти на помощь при необходимости. Помощи не понадобилось, и скоро он отдал мне бразды правления. На выходах в море я управлял всеми маневрами корабля, выполнял упражнения, предусмотренные курсовыми задачами, организовывал радиосвязь между берегом и кораблем, контролировал работу штурмана и т.д.
Старпом на лодке не только первый заместитель командира, но и «лорд-хранитель» корабельной печати и корабельного спирта. На флоте эта жидкость ценится на вес золота и выдается личному составу на эксплуатационные расходы на технику. Но одно дело эксплуатация, а другое потребление. Издавна на Российском флоте жила традиция: перед обедом выпивать чарку вина ( так раньше и на флоте называли водку). Началось все с того времени, когда на кораблях горячего не готовили, боялись сгореть от камбузного огня. Тяжелая же матросская работа требовала для восстановления сил хорошего питания всухомятку. Попробуйте съесть фунт солонины, не выпив перед этим чарку!...



Существовал даже целый обряд винного пития с командами и трелями боцманских дудок. Комиссары пытались порушить добрую русскую традицию, но добились лишь формальной её отмены. Выпить стопарь после вахты на морозе насквозь промокшему и дрожащему офицеру, ну, никак нельзя. И здесь надо обращаться к старпому. Это его тяжелая и неблагодарная обязанность.
В моем становлении меня как командира очень большую роль сыграл и командир нашей 31-ой дивизии подводных лодок В.С.Шаповалов. Убедившись в умении управлять кораблем и экипажем, он направил мое внимание на оперативно-тактическую подготовку: учил меня правильно оценивать оперативную обстановку в районе боевых действий подводной лодки, принимать и правильно оформлять свое решение на выполнение поставленной задачи.

Шаг пятый – командир учиться еще интенсивнее

Мой командир в 1965 году поступил в академию, и уехал на учебу, а на очередном заседании военного совета Северного флота меня назначили командиром подводной лодки «К-19». Командир атомного ракетоносца – это сверхноменклатурная должность. Это была большая личная победа.
Гимн командиру!



Командир ПЛ «К-19» Э.А.Ковалев на своем командирском месте на мостике (архив Э.Ковалева).

Лодка «К-19» была модернизирована, на ней был установлен ракетный комплекс «Д-4» и новый навигационный комплекс, она представляла большой интерес для различного рода испытаний, проверок новых технических решений нового вооружения, поэтому лодка много плавала, выполняла много ракетных стрельб. В 1967 году она завоевала приз Главнокомандующего ВМФ «За отличную стрельбу».



Командир 12-й ЭскПЛ СФ контр-адмирал В.Г.Кичев поздравляет командира ПЛАРБ "К-19" капитана 2 ранга Э.А.Ковалева с отличным выполнением экипажем подводной лодкой инспекторской Генштаба ВС СССР ракетной стрельбы летом 1967 года (бухта Ягельная, Сайда-Губа).

Продолжение следует.



Верюжский Николай Александрович (ВНА), Горлов Олег Александрович (ОАГ), Максимов Валентин Владимирович (МВВ), КСВ.
198188. Санкт-Петербург, ул. Маршала Говорова, дом 11/3, кв. 70. Карасев Сергей Владимирович, архивариус. karasevserg@yandex.ru


Главное за неделю