Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    63,86% (53)
Жилищная субсидия
    19,28% (16)
Военная ипотека
    16,87% (14)

Поиск на сайте

Мы выбрали море: Воспоминания командиров и учеников Московской военно-морской спецшколы / Сост. Т.Н.Байдаков.— М.: Моск. рабочий, 1990. Часть 12.

Мы выбрали море: Воспоминания командиров и учеников Московской военно-морской спецшколы / Сост. Т.Н.Байдаков.— М.: Моск. рабочий, 1990. Часть 12.

Наш товарищ Ю.Багинский вспоминал: «Ночь дежурства на крыше. Маковский — старший, он в форме, каска на голове, противогаз на боку... Осенние сумерки быстро приносят холод. Все внимание на запад, где еще светлеет край неба: будет налет. Тихо качаются, как далекие корабли в море, аэростаты заграждения. Особенно много их в районах Кремля и вокзалов. На соседней крыше расчехлили пулеметы. Развернуты «уши» звукоулавливателей. Проверяют прожектора. Небо окончательно чернеет. Город затемнен: ни огонька, ни звука.
Наконец, шарящие по небу лучи прожектора метнулись в одну сторону, скрестились в светящуюся точку — вражеский самолет, и тишина взорвалась! Неистовая пальба зениток, в небо потянулись огненными пунктирами трассы пулеметных очередей, множатся разрывы зенитных снарядов. Самолет меняет курс, проходит выше аэростатов и начинает пикировать. Завыли в воздухе сброшенные бомбы. Сбросил на цель? Или мимо? Не выдержали нервы?
Прошел второй самолет, очень низко; неожиданно зашумело в воздухе, как будто взлетела стая больших птиц, и посыпалась «дорожка из зажигалок». Тушить их не сложно — щипцами за хвостовое оперение и в песок: сразу задыхаются. Но добраться вовремя до застрявшей на краю крыши зажигалки порою нелегко. Мешает и дождь осколков от зенитных снарядов. Маковский педантично, по инструкции сражается с зажигалкой. Берет ее длинными щипцами, она вырывается, обдает его термитными искрами и катится по крыше. Маковский бросает злополучные щипцы, хватает зажигалку, но, видно, неудачно. Лицо искажается болью, из-за грохота не слышно, какие проклятия слетают с его губ.
Когда небо успокаивается, все собираются около старшего. Закопченный дымом, с кровью на лице и руках от царапин и ожогов, преподаватель первым делом осведомляется о своих учениках и только потом рассеянно смотрит на свою обожженную руку...»




Строительство оборонительных сооружений на подступах к Москве в 1941 году. Автор: Наум Грановский.

В середине сентября учеба для старшей роты прервалась: ее направили в район западнее Москвы, где спецшкольники почти месяц строили заграждения на ближних подступах к Москве. В обороне Москвы участвовали и мы, «спецы» бывшей третьей роты.


В.Демьянов. МАСТЕРА ЛЕСОПОВАЛА

В драматические дни осени и зимы сорок первого года на защиту Москвы были брошены все силы. Привлекли к этому делу и нас, еще довольно малосильных мальчишек, возмечтавших о службе морской, об океанских плаваниях, «о доблестях, о подвигах, о славе»...
Суровая правда жизни позвала нас не к лазурным дальним берегам, а на ближние подступы к Москве. Нам, пятнадцати-шестнадцатилетним, конечно же не военнослужащим и не военнообязанным, был дан приказ участвовать в строительстве оборонительных сооружений и других работах.
Будущие флотские инженеры, штурманы, артиллеристы и минеры разгружали вагоны с боеприпасами, копали противотанковые рвы, дежурили ночами на крышах, валили лес. Последняя работа особенно запомнилась. Заготовка леса для строительства оборонительных сооружений казалась непосильной для нас, вчерашних восьмиклассников.
Многодневный этот труд был не из легких и для взрослого: дать четыре или пять кубометров срубленной и уложенной в штабели древесины на каждого в день (это норма профессионального лесоруба). К тому же сучья надо было очистить и сложить отдельно, а лапник собрать и сжечь.
Нас вывезли в лес, дали палатки, топоры и лучковые пилы. И оставили на попечении единственного взрослого: малограмотного, краснолицего мужика с широкими плечами. За глаза мы называли потом этого «умельца» «профессором».




Заготовка леса

«Профессор» лесоповала собрал нас на полянке и дал чрезвычайно краткий, но содержательный инструктаж.
— Валить будете пилами,— сказал он.— А это инструмент тонкий. Чудо, а не инструмент — пила лучковая! Можно валить в одинку, а можно валить и вдвох.
Тут он для вящей убедительности решил прибегнуть к показу — эффективнейшему методу обучения. Подошел к стволу дерева, внимательно осмотрел его, примерился, затем двинул несколько раз пилой по стволу и... сразу же сломал полотно. Оно жалобно тенькнуло, и чудо-инструмент развалился.
«Профессора» это не смутило.
— Видите, как легко они ломаются?.. Я и говорю: тонкий, капризный инструмент. Сноровка нужна! — сказал он не без профессиональной гордости. И добавил: — Сломаете — новую не получите. Топорами будете норму вырабатывать!
После такого «инструктажа» можно было рассчитывать лишь на собственную сноровку. Омрачало наше самочувствие и еще одно обстоятельство. В бригаду, которую было приказано возглавить мне, вошло пять едва ли не самых низкорослых ребят — будто специально кто-то так подстроил. Но мы решили, что без боя не сдадимся, последними не будем!
«Где силой не возьмешь, там надобна ухватка»,— говаривал знаменитый баснописец Крылов. Решили работать экономно, иначе нас надолго бы не хватило. Валили дерево и клонили его туда, куда оно само клонилось. Тогда и пила легче шла, ее не зажимало и, естественно, не ломало. Собирать бревна в штабели не спешили. Место для штабеля выбирали там, где он уже практически определился: в центре наваленных бревен, чтобы поменьше приходилось таскать. Причем самые толстые кряжи мы вообще не таскали, а просто разворачивали нужным образом и подкатывали друг к другу. Они и образовывали нижний ряд в штабеле.
Работали все одновременно: двое валили деревья, двое их разделывали, один убирал сучья, ветви и щепки. На удивление всем, мы в первый же день почти выполнили норму, чем не могли похвастаться самые дюжие ребята из других бригад. На следующий день мы норму преодолели и вышли на первое место.




И были приятно удивлены и обрадованы, когда нам за успехи выдали усиленный паек, предмет зависти всей роты — целую кружку сливочного масла. Это была ценная прибавка к единственному нашему блюду — не то пшенному супу, не то каше типа кулеш. Словом, не то «вода со пшой», не то «пша с водой». С этого дня наш ежедневный кулеш был уже с маслом.
Какого труда стоило это масло, догадаться не трудно. К концу дня мы едва добредали до палатки и валились на солому. Поднимались чуть свет и работали до темноты. И никто нас не понукал, не подгонял. А наш «передовой опыт» никто не обобщал и не пропагандировал. Ребята из других бригад быстро переняли его или переизобрели на свой лад, и к концу наших лесозаготовительных работ масло получали уже многие бригады.
Однако первенство в соревновании мы не уступили никому. Нас так и называли: бригада «Мал да удал».
Позднее многие ученики второй и третьей рот нашей спецшколы были награждены медалью «За оборону Москвы». В это же время бывшие выпускники первой роты получили свои первые боевые награды...


М.Кабаков НЕ ДОЖИДАЛИСЬ МЫ ПРИЗЫВА...






ПО МЕСТАМ СТОЯТЬ!

И.Уваров. В МОРСКИХ БРИГАДАХ

В канун войны кадры для Военно-Морского Флота готовились в старейших ленинградских Высшем военно-морском ордена Ленина Краснознаменном училище имени М.В.Фрунзе и Высшем военно-морском инженерном ордена Ленина училище имени Ф.Э.Дзержинского, а также во вновь организованных высших военно-морских училищах: Тихоокеанском (Владивосток), Черноморском (Севастополь), Каспийском (Баку) и средних военно-морских училищах: Береговой обороны имени ЛКСМУ (Севастополь), Медицинском (Ленинград), Хозяйственном (Выборг) и других учебных заведениях ВМФ.
С целью создания резерва для комплектования всех этих училищ подготовленным контингентом и были созданы в 1940 году военно-морские спецшколы. Первый выпуск из них состоялся в конце июня 1941 года, в первые дни начавшейся Великой Отечественной войны.




И.Г.Уваров

Выпускники нашей спецшколы сдали последние экзамены 28 июня, а в ночь на 2 июля разъехались из Москвы согласно распределению по военно-морским училищам. В Ленинград выехали около 110 человек, в Севастополь направилась группа из 30 человек, в Баку— 10 воспитанников спецшколы.
По прибытии в училища все выпускники нашей школы прошли в лагерях курс молодого матроса, затем приняли военную присягу и после зачисления курсантами приступили к учебе.
Обстановка на фронтах в первые месяцы войны сложилась для нашей армии крайне трудная и продолжала оставаться такой до победы под Сталинградом. Поэтому Военно-Морской Флот направлял моряков, в том числе курсантов военно-морских училищ, в течение 1941-1942 годов для комплектования вновь создаваемых воинских формирований и пополнения частей действующей армии.
В июле 1941 года бригада, сформированная из курсантов ленинградских военно-морских училищ (и бывших спецшкольников), начала борьбу с вражескими парашютистами и диверсантами в прифронтовой полосе под Ленинградом.




10 км Гостилицкого шоссе, мемориал "Январский гром"». На стеле золотистыми буквами высечено: «На этом рубеже осенью 1941 года в составе войск 8-й армии вели ожесточенные бои и сдерживали яростные атаки противника, рвавшегося к Ленинграду, курсанты и офицеры ВМИУ ВМФ».

Через месяц при прорыве немцев в районе Кингисеппа отдельные батальоны бригады, вооруженные только легким стрелковым оружием, вступили в бой с превосходящими силами противника и удерживали рубежи до подхода частей Красной Армии. Не дрогнули курсанты, вчерашние спецшкольники, не отошли с занимаемых позиций. Атаки фашистов, поддерживаемые массированным огнем артиллерии и бомбежкой с воздуха, следовали одна за другой. Курсантские батальоны понесли большие потери, но свою задачу выполнили. В этих боях погибли наши товарищи по спецшколе Н.Д.Воробьев, X.А.Колосов и другие, имена которых устанавливаются.
Курсанты училища имени Ф.Э.Дзержинского понесли еще немалые потери во время трагедии, разыгравшейся в сентябре 1941 года на Ладожском озере. Дзержинцы следовали на барже к новому месту расположения своего училища. Баржа попала в сильный шторм и стала разрушаться. Ребята оказались в холодных и бурных водах Ладоги. Налетевшие вражеские самолеты завершили трагедию. Кораблям Ладожской флотилии удалось спасти только 80 курсантов. Погибли и бывшие московские спецшкольники Н.М.Арзамасов, Л.М.Журавлев, многие их однокурсники, воевавшие под Кингисеппом.
Долгие годы мы не знали о судьбе В.С.Бодаревского, который после ранения под Ленинградом попал в госпиталь. Он по примеру своего старшего брата Юрия (Ю.С.Бодаревский ныне вице-адмирал) мечтал стать командиром флота, однако после излечения его призвали в армию. Второй раз его ранило под Воронежем, а в третий — уже смертельно — в Польше осенью 1944 года. Был он тогда младшим лейтенантом, командиром роты и воевал на 2-м Белорусском фронте в 162-й стрелковой дивизии. Похоронен В.С.Бодаревский в селе Новая Весь Варшавского воеводства.




В.С.Бодаревский

Курсант Военно-морского медицинского училища Г.Г.Мариенгоф воевал под Ленинградом до конца декабря 1941 года в 6-й бригаде морской пехоты. Сведения о других спецшкольниках уточняются.
...В октябре 1941 года в стране началось формирование 25 морских стрелковых бригад для создания резервов Ставки Верховного Главнокомандования. В эти бригады входили офицеры, старшины, матросы с флотов, а также курсанты военно-морских училищ, среди которых было более 50 выпускников Московской спецшколы.
Под Москвой одной из первых вступила в бой 71-я бригада. В ожесточенных боях она разбила отборные фашистские части под Яхромой. Особенно отличились моряки рот разведки и автоматчиков, где воевали наши товарищи по спецшколе Н.П.Бусарев и П.Г.Гераскин,
Вспоминая те дни, Гераскин рассказывал: «Во время боев была сформирована спецгруппа, в которую попал и я. Ее хорошо обмундировали и вооружили. Перед уходом за линию фронта нас напутствовал командующий Западным фронтом Г.К.Жуков. Задачу по расстройству немецких тылов мы успешно выполнили и вернулись в свои части. В тяжелых наступательных боях, которые вела бригада под Москвой, я был ранен...


Продолжение следует.



Верюжский Николай Александрович (ВНА), Горлов Олег Александрович (ОАГ), Максимов Валентин Владимирович (МВВ), КСВ.
198188. Санкт-Петербург, ул. Маршала Говорова, дом 11/3, кв. 70. Карасев Сергей Владимирович, архивариус. karasevserg@yandex.ru

0
Serho
28.12.2012 22:08:39
В.С. Бодаревский
Меня очень интересует Биография В.С.Бодаревского инициалы В.С. - Виктор Сергеевич, где можно узнать о нем?
0
Вскормлённые с копья
28.12.2012 22:24:31
Сказанное в книге и воспроизведенное в этом сообщении: - Долгие годы мы не знали о судьбе В.С.Бодаревского, который после ранения под Ленинградом попал в госпиталь. Он по примеру своего старшего брата Юрия (Ю.С.Бодаревский ныне вице-адмирал) мечтал стать командиром флота, однако после излечения его призвали в армию. Второй раз его ранило под Воронежем, а в третий — уже смертельно — в Польше осенью 1944 года. Был он тогда младшим лейтенантом, командиром роты и воевал на 2-м Белорусском фронте в 162-й стрелковой дивизии. Похоронен В.С.Бодаревский в селе Новая Весь Варшавского воеводства. - дополнить нечем. С ув., КСВ.


Главное за неделю