Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    64,56% (51)
Жилищная субсидия
    17,72% (14)
Военная ипотека
    17,72% (14)

Поиск на сайте

Мы выбрали море: Воспоминания командиров и учеников Московской военно-морской спецшколы / Сост. Т.Н.Байдаков.— М.: Моск. рабочий, 1990. Часть 13.

Мы выбрали море: Воспоминания командиров и учеников Московской военно-морской спецшколы / Сост. Т.Н.Байдаков.— М.: Моск. рабочий, 1990. Часть 13.

Много лет спустя мне посчастливилось вновь встретиться с Георгием Константиновичем — на военно-научной конференции, посвященной 25-й годовщине разгрома немецко-фашистских войск под Москвой. Когда я представился, он внимательно посмотрел на меня, сказал, что помнит нашу спецгруппу, и поставил автограф на книге «Провал гитлеровского наступления на Москву», которую я держал в руках. Это явилось лучшей памятью и наградой».



...84-я бригада вела тяжелые бои за высоты, перекрывавшие нашим войскам путь на город Клин. Враг сосредоточил на этом участке крупные силы. Не располагая ни тяжелыми орудиями, ни танками, бойцы бригады стремительно сближались с врагом и вступали в рукопашные схватки. Оборона противника была прорвана.
Начав боевые действия под Москвой, 84-я бригада затем продвинулась на Запад более чем на 180 километров, из них 135 километров с упорными боями. Победы давались нелегко: до половины личного состава было потеряно. Геройски сражались в этой бригаде бывшие ученики Московской военно-морской спецшколы. Пали смертью храбрых В.Н.Безруков, Ю.Д.Жетвин, В.М.Лихов, А.С.Морозов и другие. Получили тяжелые ранения В.Г.Кириллов-Угрюмов, Л.Н.Космарский, Ю.С.Максимов, С.М.Маркман.
В.Г.Кириллов-Угрюмов вспоминает: «Меня назначили командиром отделения в 84-ю бригаду. В подчинении оказались люди значительно старше по возрасту, но они ничем не показывали мне своего превосходства в годах. Мы жили по девизу: «Все за одного, один за всех». Бригаду, после ликвидации нами вражеского прорыва под Ряжском, направили к Москве.
Ранним морозным утром 1 декабря наш эшелон разгрузился в Загорске. Из черных динамиков, висевших на перроне, раздавался урок утренней гимнастики. Он звучал как прекраснейшая музыка: значит, Москва жива, значит, Москва спокойна!




В.Г.Кириллов-Угрюмов

После марш-броска с ходу вступили в бой, продвигаясь к Клину. Стояли сильные морозы. Ледяной ветер обжигал лицо. Атаковали по ночам, когда немецкие танки не заводились, а днем отбивали контратаки противника. Деревню Бородино мы атаковали 12 декабря, в ночной темноте, передвигаясь по пояс в снегу. Снопы трассирующих пуль летели в нашу сторону. Где-то на середине поля, поднимаясь в очередную атаку, я попал под пулеметную очередь...»
В книге С.Е.Захарова и Ю.И.Зверева «На подмосковных рубежах» говорится: «Среди тех, кто отличился в этих боях, был семнадцатилетний старшина 1-й статьи В.Г.Кириллов-Угрюмов... Храбро вел себя Кириллов-Угрюмов и в бою за деревню Бородино. Там старшина получил тяжелое ранение. Друзья-моряки вынесли его из-под шквального огня...»
Через три месяца Кириллов-Угрюмов в составе батальона выздоравливающих еще две недели провел в снежных окопах под Сухиничами, пока из тыла не пришли свежие части.
Оценивая роль морских пехотинцев, Маршал Советского Союза Г.К.Жуков писал о том, что в битве за Москву не раз отличались моряки, входящие в состав морских стрелковых бригад.
В конце октября 1941 года, в связи с прорывом немцев в Крыму, части Севастопольского гарнизона по тревоге заняли оборонительный рубеж в районе Бахчисарая. В их состав входил батальон курсантов Военно-морского училища береговой обороны, где находились бывшие учащиеся Московской спецшколы. Несмотря на большие потери, курсантский батальон вместе с двумя батальонами морской пехоты трое суток удерживали занимаемые позиции. План гитлеровского командования взять Севастополь с ходу провалился.
В эти нелегкие дни начала ноября 1941 года проявили мужество и стойкость наши товарищи по спецшколе, воевавшие в этом курсантском батальоне: Г.М.Аверин, Н.П.Андрианов, И.Л.Белкин, Л.Г.Запрудский, В.П.Леонов, М.Д.Рылеев, С.С.Рюмин, Н.М.Сарыгин, И.Г.Шор, Л.Катин.
В декабре в Севастополь прибыла морем 79-я бригада. В ее составе участвовал в отражении второго штурма города бывший московский спецшкольник, курсант Черноморского высшего военно-морского училища старшина 1-й статьи И.И.Микитич. Командуя стрелковым отделением, он был ранен. После излечения опять воевал, получил снова несколько ранений, но оставался в строю. Только после тяжелого ранения во время третьего штурма Севастополя его вывезли на Большую землю. (Н.М.Сарыгин в 1942 году, после возвращения в училище, узнав о гибели отца, подал рапорт с просьбой направить его в действующую армию. Просьбу удовлетворили. В том же году Сарыгин погиб в боях за Кавказ.) В 79-й бригаде воевал еще один наш «спец» — В.М.Карев.




Н.М.Сарыгин

Воспитанники Московской военно-морской спецшколы сражались также в морских стрелковых бригадах, направленных на Карельский фронт, в 7-ю Отдельную армию и на Северный флот: в 66-й бригаде — А.В.Баскаков, М.Д.Колосков, А.С.Крылов, В.М.Крыльцов, Р.А.Леонтьев, Б.Л.Москалев, А.Н.Мохов, Б.И.Слободской, А.А.Строков, Е.Л.Фрид, В.И.Чекрыгин; в 67-й — Б.А.Бабошин, В.А.Морев, В.В.Сомик; в 69-й — Р.Б.Кордкжов, И.Г.Уваров; в 70-й — К.Н.Коринфский; в 77-й — А.С.Молодцов; в 82-й — А.В.Чернышев; в 85-й — А.У.Рошаль; в других частях — С.С.Богдановский, Я.В.Гах, К.С.Шентяков.
В ходе наступательных боев в январе и апреле-мае 1942 года войска Карельского фронта сорвали планы немецко-фашистского командования по захвату Мурманска и Кировской железной дороги, а соединения 7-й Отдельной армии в апреле 1942 года похоронили попытку противника создать второе кольцо окружения вокруг Ленинграда. В этих боях погибли московские спецшкольники М.Д.Колосков, А.С.Крылов; получили ранения: Р.Б.Кордюков, К.Н.Коринфский, Б.Л.Москалев, А.Н.Мохов, Б.И.Слободской, А.А.Строков, Е.Л.Фрид. Судьба многих других бывших воспитанников, участвовавших в этих боях, пока не установлена.
На Южном фронте, на реке Миус, также сражались выпускники Московской военно-морской спецшколы: К.И.Котов, А.А.Максимов (68-я бригада), В.С.Зенин, И.Н.Толстов (81-я). В жестоких наступательных боях в марте 1942 года обе бригады понесли тяжелые потери в личном составе. Зенин, Котов и Максимов были ранены, о Толстове и нескольких других наших товарищах пока ничего неизвестно.
В оборонительном сражении за Северный Кавказ летом 1942 года приняла участие 62-я бригада, в которой воевал бывший спецшкольник Л.Г.Запрудский, закончивший ускоренный курс обучения в Военно-морском училище береговой обороны. Во время сражения в бригаду прибыло пополнение из курсантов Военно-морского хозяйственного училища, в числе которых был выпускник Московской спецшколы Б.А.Редько. В этих боях его тяжело ранило, он получил инвалидность, но в 1943 году добился разрешения продолжить учебу в своем училище. Запрудский воевал до апреля 1944 года, затем был отозван на флот.




Курсант училища береговой обороны им. Ленинского Комсомола (Севастополь, 1941) | Фигурки | Галерея на Diorama.ru

В многодневных боях на Северном Кавказе в ноябре 1942 года у входа в Суарское ущелье моряки-курсанты остановили превосходящие силы врага, а затем перешли в наступление. В составе роты дзержинцев дрался с фашистами наш товарищ по спецшколе А.А.Максимов; в январе 1943 года он был тяжело ранен под Пятигорском.
После контузии, полученной в боях под Москвой, которые вела 84-я бригада, бывший «спец» М.С.Кремер был направлен на Северный Кавказ в 143-й батальон морской пехоты Черноморского флота. Воевал под Новороссийском и на Таманском полуострове. Дважды был ранен. В 1944 году его направили для продолжения учебы в училище.
В Сталинградской битве принимала участие 66-я бригада, которая до этого воевала на Карельском фронте. В ее рядах продолжали сражаться воспитанники Московской морской: А.В.Баскаков, В.М.Крыльцов, Р.А.Леонтьев, В.И.Чекрыгин. В оборонительных боях погиб Баскаков, были ранены Крыльцов и Леонтьев. В декабре 1942 года в бригаду прибыли бывшие спецшкольники-фрунзенцы А.Д.Новинзон, Ю.Г.Ременной и другие. После разгрома немцев под Сталинградом все они воевали на Северо-Западном фронте. В тяжелых боях Ременной был четырежды ранен, последний раз тяжело. Новинзон и Чекрыгин воевали до весны 1944 года и только потом возвратились в свои училища для продолжения учебы.
В действующих частях Сталинградского фронта не хватало командного состава. Для его пополнения в Астраханское пехотное училище были переведены 290 курсантов, закончивших первый курс Высшего военно-морского училища имени М.В.Фрунзе. В середине октября 1942 года по окончании пехотного училища молодые командиры получили назначения в войска Сталинградского фронта. Среди них были и наши товарищи по Московской спецшколе: С.Ф.Ахромеев, А.А.Басалаев, Б.Е.Брауде, К.Л.Вальдман, В.И.Головкин, Н.Ф.Дмитрук, Н.А.Жамышков, Б.Г.Ильичев, А.Д.Кузнецов, В.А.Кузнецов, Г.В.Липилин, А.М.Лучевский, Ю.И.Максаков, А.А.Мясоедов, Б.Г.Немиров, А.Д.Новинзон, Л.С.Одоевский, В.С.Постольский, Ю.Г.Ременной, Ю.С.Рождественский, В.П.Романов, А.Р.Смирнов, В.С.Сычев, А.М.Тенненбаум, А.Ф.Фетисов, А.В.Хрулев, Р.Р.Ярусов и другие.




Панорама «Сталинградская битва». Н.Бут.

Тяжелые испытания выпали на долю москвичей. В кровопролитных боях под Сталинградом сложили свои головы Брауде, Головкин, Мясоедов, Рождественский, Смирнов, Сычев, Тенненбаум; тяжело ранены Вальдман, А.Д.Кузнецов, Одоевский, Немиров, Романов. Другие наши товарищи по спецшколе оставались в боевом строю, а затем, после окончания войны, продолжили военную службу — Ахромеев, Басалаев, В.А.Кузнецов и другие. Участвовали в боях в составе Азовской (с 1944 года — Дунайской) флотилии Хрулев, Фетисов, а на суше — В.И.Борисов, В.И.Захаркин и другие.


И.Уваров. НА КАРЕЛЬСКОМ ФРОНТЕ

...Наша 69-я бригада входила в 7-ю Отдельную армию, которая обороняла рубежи на реке Свирь. Вечером 10 апреля 1942 года объявили приказ командира бригады о наступлении.
На душе тревожно: как-то сложится завтра первый бой. Написал письмо домой маме. Отец давно уже воевал, и сведений о нем я не имел.
Снарядили пулеметные диски патронами. Проверил свой пулемет и винтовки бойцов своего отделения. Поговорили по душам, потихоньку спели украинские песни (среди нас были украинцы).
Подъем сыграли затемно. Подъехала кухня, раздали кашу и чай. Когда стало светать, последовала команда сосредоточиться в траншее. Движение по нейтральной полосе рота начала параллельными колоннами.
Как только наш взвод вышел на открытую поляну, справа от меня со стороны леса раздался выстрел, и я почувствовал удар по руке и бедру. Еще не осознав, что случилось со мной, упал на протоптанную в снегу тропинку. Шедший за мной красноармеец успел только спросить: «Что с тобой, командир?» — и повалился рядом в снег, сраженный пулей снайпера в голову. Бойца, который двигался за нами, ранило в руку, и он повернул с поляны обратно, увлекая остальных. Я остался лежать около опушки.
Пытался ползти по тропе, но раздавались выстрелы, и пули прошивали вещевой мешок на моей спине. Одна из пуль, пройдя сквозь снег, на излете вывалилась прямо перед моим носом на тропинку. Я замер, чувствуя свое отчаянное положение. Правая рукавица у меня намокла от крови, но рука действовала и продолжала сжимать пулемет.
Трудно сказать, сколько прошло времени, когда до меня донесся голос с опушки леса: «Давай к нам!» Собрался с духом и в несколько прыжков достиг первых деревьев. Вслед раздались запоздалые выстрелы, но я уже был со своими, обнял кого-то от радости. Когда отдышался, перевязал раненую руку — ранение оказалось легким: пуля, задев руку, застряла в диске пулемета.
После боя рассмотрел свою шинель. Она в нескольких местах оказалась распоротой пулями. Пострадал и мой котелок в вещевом мешке. Всю ночь не давала покоя раненая рука.




Днем снова пошли в наступление. Наша рота атаковала дзот, но под огнем вражеского пулемета вынуждена была залечь. Красноармейца, который полз к дзоту, ранило, и командир приказал мне доставить его в медпункт.
Много пота пролил, пока дотянул раненого, весившего значительно больше, чем я, до леса, но еще больше, когда потом нес его на спине. В пути около нас взорвалась мина, снова ранило моего товарища. Для меня же дело кончилось глубокой царапиной на лбу. Кровь начала заливать лицо, и мы с трудом добрались до медпункта. Последние сотни метров двигался почти вслепую, слизывая с губ кровь и думая только о том, что надо дойти. После перевязки я возвратился в свою роту.
В последующие дни снова безуспешно пытались наступать, понесли новые потери, поэтому была дана команда закрепиться на достигнутых рубежах. В лесу мы обнаружили стог сена и использовали его на подстилку в отрытых в снегу ячейках. Ночью бодрствовали, дрожа от холода, днем дремали, пригретые солнышком.
Весна 1942 года сделала дороги непроходимыми, и нам могли доставлять из продуктов только сухари и муку, из которой делали болтушку. Когда весенние дожди обнажили землю на «нейтралке», где находилось картофельное поле, стали ползать туда по ночам и выкапывать мороженый картофель. Делали из него лепешки, жарили их над костром на саперных лопатках. Это скоро стало привычным, и мы уже не думали, какому риску подвергались несколько часов назад, собирая картофель на открытом поле.
Все лето 1942 года строили оборонительные сооружения, проводили учения. Зимой и в начале следующего года заготовляли лес для строительства дорог. Ежедневная норма была тяжелая: на двух человек — 160 трехметровых бревен, которые нужно еще перенести к дороге на 200—300 метров.
Летом и осенью 1943 года занимались боевой подготовкой.




В следующую зиму 1943/1944 года мы уже легче переносили тяготы походной жизни, прочно стояли на лыжах, уверенно ориентировались на местности и не так страдали от холода во время ночевок под открытым небом в снегу без костров и палаток. А надо сказать, что в Карелии сильные морозы держались не один месяц.
Весной 1944 года наша бригада вошла в состав вновь образованного 127-го легкого горно-стрелкового корпуса и участвовала в боях за освобождение южной Карелии, Советского Заполярья, а затем Польши и Чехословакии.
В мае 1944 года после двухлетнего затишья бригада заняла передовые позиции на Свирском участке фронта. Перед нами был противник, долгие два года укреплявший плацдарм, захваченный на южном берегу Свири и теперь защищенный плотными минными полями и проволочными заграждениями.


Продолжение следует.



Верюжский Николай Александрович (ВНА), Горлов Олег Александрович (ОАГ), Максимов Валентин Владимирович (МВВ), КСВ.
198188. Санкт-Петербург, ул. Маршала Говорова, дом 11/3, кв. 70. Карасев Сергей Владимирович, архивариус. karasevserg@yandex.ru


Главное за неделю