Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    64,10% (50)
Жилищная субсидия
    17,95% (14)
Военная ипотека
    17,95% (14)

Поиск на сайте

Мы выбрали море: Воспоминания командиров и учеников Московской военно-морской спецшколы / Сост. Т.Н.Байдаков.— М.: Моск. рабочий, 1990. Часть 16.

Мы выбрали море: Воспоминания командиров и учеников Московской военно-морской спецшколы / Сост. Т.Н.Байдаков.— М.: Моск. рабочий, 1990. Часть 16.

Наша высадка осталась незамеченной, но утром немцы обнаружили нас, открыли пулеметный огонь. Батальон по команде развернулся и бросился в атаку.
Продвигались вперед перебежками, часто приходилось залегать, вжиматься в снег: настолько сильным был огонь. Смерть выхватывала из наших рядов одного за другим.
Я оказался со своим отделением впереди, и мне удалось несколькими выстрелами уничтожить один вражеский пулеметный расчет. Вскоре нам стали помогать наши пулеметы.
Бой продолжался весь день — лютый, смертельный бой. Под горячими телами матросов таял снег. Атаковали фрицев, распахнув шинели и обнажив тельняшки. Продвинуться нам не удалось.
К вечеру бой начал стихать. По команде отступили к месту высадки десанта. Многих мы потеряли бойцов: около 600 человек высадились на берег, а из боя вышли всего 120. В моем отделении осталось пятеро; семь человек было убито и ранено.
Батальон занял круговую оборону, все приготовились к самому худшему. Силы оказались неравными, а отступать дальше было некуда: сзади нас шумело море.
Внезапно немцы прекратили огонь и начали поспешно отходить. Позднее мы узнали, что причиной этого было освобождение нашими войсками Керчи и Феодосии.




Керченско-Феодосийская десантная операция - ПРОСТРАНСТВО ПАМЯТИ (1941-1945) - я.ру

...Вскоре мы соединились со своей бригадой и участвовали в ее составе в боях за Крым. В мае 1942 года меня ранило, и я был эвакуирован в госпиталь.
Позднее воевал во 2-й гвардейской дивизии. Запомнился бой под Черкасском, где наш полк был брошен в прорыв. Здесь мне пулей перебило правую руку, а на перевязочном пункте я получил еще одно ранение — разрывной пулей в левую руку. Когда немцы открыли минометный огонь, наш батальон стал отходить.
Потеряв много крови, я заснул. Спас меня какой-то младший лейтенант. Он растолкал меня и понес на себе. Через некоторое время я уже мог идти с его помощью. В этом бою из моего отделения остались в живых только восемь человек.
После излечения воевал в Иркутской гвардейской имени Верховного Совета РСФСР стрелковой дивизии. В составе батареи полковых 120-миллиметровых минометов участвовал в 1943 году в боях на Таманском полуострове — под Новороссийском, Анапой, Красным Лиманом. Дважды был награжден медалью «За отвагу».
В начале ноября 1943 года вторично высаживался с десантом в Крыму, у поселка Маяк под Керчью; в этот раз — под огнем противника (немецкие прожекторы освещали пролив, и их не скоро удалось уничтожить). Был контужен и снова попал в госпиталь, после которого меня признали ограниченно годным.
В феврале 1944 года был направлен помощником командира взвода в автороту полевого управления 5-й армии. В ее составе участвовал во взятии Кенигсберга.
В конце апреля 1945 года наша армия выехала на Дальний Восток. День Победы над фашистской Германией нас застал на Урале, но впереди была война с милитаристской Японией.
Прибыв на восточную границу, мы сменили стоящие там войсковые части, а 9 августа в составе 1-го Дальневосточного фронта перешли в наступление в районе Гродеково. Дошли до Муданьцзяна, Дунь-Хуа, а затем и до Харбина. Вскоре и эта война закончилась. Зимой 1945 года мы вернулись на Родину.
Из-за ранений в военно-морское училище меня не приняли, и я закончил Ростовское военно-инженерное училище.




Советские войска проходят по улице Харбина. Сентябрь 1945 года.

От составителя:
Участие в войне приняли и несколько «спецов», выбывших из нашей спецшколы по разным причинам.
С.Архангельский воевал пулеметчиком на бронекатере.
В.С.Жданов после окончания в 1942 году школы младших командиров воевал командиром огневой группы 68-го отдельного гвардейского минометного дивизиона Донского фронта, а затем проделал путь с боями от Сталинграда до Берлина водителем «катюши»; участвовал в Берлинской операции.
В.В.Новиков сражался на Малой земле, где был дважды ранен, один раз тяжело; награжден двумя боевыми орденами.
Е.Е.Рейхцаум воевал в составе 11-й гвардейской дивизии, трижды был ранен. До столицы фашистской Германии не дошел 150 километров.
Г.М.Сыркин с октября 1944 года был матросом на боевом тральщике на Балтике. В 1988 году мы его похоронили...


В. Демьянов. СТОЙКОСТЬ



***



В.И.Нестеренко Непокоренный.



***



Советская морская пехота

ЗАЛПЫ НАД МОРЕМ

М.Кабаков. БОЕВАЯ ПРАКТИКА НА КОРАБЛЯХ



Морской волчара Марк Кабаков

Во время войны в Баку действовали высшие военно-морские училища — имени М.В.Фрунзе и Ф.Э.Дзержинского, в которых обучалось большинство выпускников нашей спецшколы.
Шла война, и курсанты не могли, не имели права оставаться в стороне, даже те, кто уже воевал на сухопутье. Имелась реальная возможность приобрести навыки ведения боевых действий на море, к тому же на кораблях сплошь и рядом не хватало людей. Курсанты вполне могли заменить недостающих.
Взвесив все обстоятельства, командование Военно-Морского Флота приняло решение: начиная с первого курса в военно-морских училищах практику проводить на «воюющих» кораблях. Да иных почти и не было... Даже учебные корабли Каспийской флотилии «Правда» и «Шаумян» использовались для перевозки военных грузов на фронт и раненых бойцов из Баку в Красноводск. В 1943 году в таких переходах участвовали фрунзенцы В.Зенин, А.Пронин, К.Котов, Г.Бродов, М.Крук, В.Михаленко и многие другие. Им же в 1944 году довелось плавать на прославленных крейсерах Черноморского флота «Молотов», «Ворошилов», «Красный Кавказ» и «Красный Крым» или, как Грише Баеву, выходить из Батуми в штормовое море на «малом охотнике».




Пожары в порту Батуми после немецкого авианалета. На переднем плане видна корма лидера эсминцев проекта 1 «Харькова», в центре горит советский танкер «Передовик». 18.01.1943.

Тем временем в Баку продолжали возвращаться группами и поодиночке курсанты, уцелевшие в боях на сухопутном фронте. Они сдавали в баталерки прохудившиеся сапоги, линялые гимнастерки и переодевались в свое, морское... Поначалу приходилось нелегко: надо было догонять, скидок на фронт училищные программы не делали. Но что-что, а вкалывать «спецы» приучились еще в спецшколе. До поздней ночи шелестели страницы учебников, ложились на ватман тонкие карандашные линии... А к лету опять весенняя сессия, зачеты, экзамены, боевые корабли.
В июле 1942 года курсанты-дзержинцы проходили практику на плавучей зенитной батарее «Полюс».. Среди них — москвичи И.Эдельштейн, В.Буряков, А.Уваров, Е.Мнев, В.Лежнев-Финьковский. На старом пароходе поставили 76-миллиметровые пушки, мостик ощетинился пулеметными стволами, и стал «Полюс» оберегать астраханский рейд от налетов с воздуха. До того как на нем впервые появились курсанты, «Полюс» занимался трудным для его изношенных машин делом: переброской войск из Астрахани в Махачкалу. Действовать надо было скрытно, а главное быстро: уже содрогались от бомбовых разрывов горы, по ночам алое зарево зависало над горизонтом, в ущельях под Моздоком разворачивалась великая битва за Кавказ...
Курсанты были расписаны по боевым постам: подносчиками снарядов, наблюдателями за воздухом, мотористами. Случалось, тут же и спали: на влажной от ночной сырости палубе или в машине, подложив под голову промасленный ватник.
Налетали фашистские самолеты, ревя тысячесильными моторами, неслись к «Полюсу» — и не выдерживали, отворачивали в сторону. До оплавленной краски на стволах, до хрипа сорванных в крике глоток били по воздушной цели комендоры!
Летом 1944 года большая группа дзержинцев отправилась из Баку на север, на действующий флот. Редко кто видел тогда на узловой станции Баладжары столько счастливых, улыбающихся лиц. Словно не на фронт — на праздник ехали... Кроме вполне понятного желания схватиться с врагом, тут было еще и другое: эшелон шел через Москву! Постучаться в родную дверь, вдохнуть ни с чем не сравнимый воздух московских переулков — да разве о таком не мечтали? На встречу с отцами не рассчитывали, а вот увидеть мать, обнять девушку...




«По ва-го-на-ам!» Дернулись, стукнулись железными тарелками теплушки. Эшелон покатил. Курсом норд-вест. В пионерском салюте взлетали над головой руки семафоров, безостановочно отбивали чечетку колеса.
Когда приближались к Москве, двери теплушек откатили — и от головы до хвоста грохочущего состава затрепыхались на ветру матросские ленточки!
В Лихоборах, на Окружной железной дороге, эшелон, в ожидании переформирования, простоял около двух суток. А может, его специально задержали? Теперь не узнать, да и не так уж это важно. Толпились у теплушек родные, тянули истосковавшиеся руки...
Уезжали под вечер. Кто-то развернул мехи аккордеона: «Прощай, любимый город...» Крыльями чаек взмахнулись материнские платки. Некоторые из этих женщин не знали, что видели своих сыновей в последний раз...


Продолжение следует.



Верюжский Николай Александрович (ВНА), Горлов Олег Александрович (ОАГ), Максимов Валентин Владимирович (МВВ), КСВ.
198188. Санкт-Петербург, ул. Маршала Говорова, дом 11/3, кв. 70. Карасев Сергей Владимирович, архивариус. karasevserg@yandex.ru


Главное за неделю