Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    64,10% (50)
Жилищная субсидия
    17,95% (14)
Военная ипотека
    17,95% (14)

Поиск на сайте

Мы выбрали море: Воспоминания командиров и учеников Московской военно-морской спецшколы / Сост. Т.Н.Байдаков.— М.: Моск. рабочий, 1990. Часть 26.

Мы выбрали море: Воспоминания командиров и учеников Московской военно-морской спецшколы / Сост. Т.Н.Байдаков.— М.: Моск. рабочий, 1990. Часть 26.

Я не случайно привел этот отрывок из воспоминаний Владимира. В них — характер Акимова: все о товарищах и ничего о себе. Даже о службе на тральщиках сказано походя. А ведь в 1946 году Балтийское море называли «супом с клецками» — так много было мин на балтийском мелководье. И служба там требовала незаурядного мужества и профессионального мастерства... А вот как раз об этом Акимов предпочитает не говорить. Как и о том, что он единственный из «спецов» почти тридцать лет проплавал на боевых кораблях. На Северном флоте — втором своем флоте — он кончил заполярную вахту командиром бригады. В течение нескольких лет Акимов — на эскадре в Средиземноморье. Теперь сведения о нем мы черпали из газет. «Корабль под командованием контр-адмирала Акимова посетил с дружественным визитом...» Иногда он появлялся в кадрах кинохроники. Гремел салют. Акимов во всем блеске парадной тужурки улыбался с экрана... С 1977 по 1980 год он — начальник штаба Красно­знаменного Черноморского флота; затем переводится в Ленинград, в Главное управление навигации и океанографии Министерства обороны СССР.



В.И.Акимов

...Заместителем начальника управления Акимов предпринял новый поход. На этот раз отряд кораблей под его началом шел маршрутом Беллинсгаузена и Лазарева, к берегам Антарктиды. Снова о форштевень ломались океанские валы. На мостике с биноклем в руках стоял широкоплечий человек — начальник Антарктической экспедиции Военно-Морского Флота вице-адмирал Владимир Ильич Акимов.
Когда отряд судов возвращался в Севастополь, радисты приняли радиограмму: «Севастополь «Владимирский»
Командиру отряда судов вице-адмиралу В.И.Акимову
Поздравляю Вас, командование и экипажи океанографических исследовательских судов «Адмирал Владимирский» и «Фадей Беллинсгаузен», а также весь личный состав экспедиции с успешным завершением кругосветного плавания вокруг Антарктиды.
Во время похода советские моряки продемонстрировали отличную морскую выучку, с честью пронесли флаг нашей Родины по маршруту первой русской Антарктической экспедиции, провели большой объем океанографических исследований и получили ценные научные данные. Благодарю Вас за успешное выполнение плана похода и ревностное выполнение своего долга в столь ответственном плавании...
Главнокомандующий Военно-Морским Флотом Адмирал Флота Советского Союза С.ГОРШКОВ
27.04.1983.»


Пожалуй, не менее весомое признание авторитета и заслуг В.И.Акимова - в памяти подчиненного. - Аликов В.И. Излишняя надежда на ответственность и мудрость командования.



Аликов Владимир Иванович

Считаю своим долгом предупредить командиров кораблей, что мне известен лишь один случай, когда после происшествия, связанного с управлением кораблём, старший начальник, принудивший командира корабля к рискованным действиям, признал свою вину в происшествии, принял на себя всю ответственность за это происшествие и не только понёс наказание за произошедшее, но практически вывел командира корабля из-под ответственности за происшествие.
Так в 60-х годах поступил командир бригады подводных лодок Акимов Владимир Ильич, - когда, отрабатывая действия командира подводной лодки по постановке мин в подводном положении, он назначил район минной постановки в узкости, слишком близко от навигационных опасностей. В процессе маневрирования подводная лодка наткнулась на подводную скалу (повреждений не имела). Лично я, анализируя это происшествие, считаю, что командир подводной лодки мог предотвратить происшествие, но не использовал для этого все возможности технических средств. Но старший на борту подводной лодки командир бригады В.И.Акимов не только доложил о происшествии, но заявил, что причиной происшествия стало ошибочное назначение района маневрирования подводной лодки. За грубую ошибку В.И.Акимов был снят с должности и назначен командиром подводной лодки, т.е., с понижением,. Но в дальнейшей службе В.И.Акимов восстановил свой авторитет и получал повышения по службе. В итоге он стал начальником штаба Черноморского флота, получил звание вице-адмирала.
Тот случай подчёркивает суть действующего обычая действий старших начальников: в любом происшествии обвинить командира корабля, непосредственно участвующего в том происшествии.


М.Кабаков. «НАД НАМИ ПОЛЮС!»



Контр-адмирал, Герой Советского Союза Жильцов Лев Михайлович

Есть что-то символическое в том, что впервые советский подводный атомоход вышел в море, когда обязанности его командира выполнял бывший московский спецшкольник Лев Жильцов, а механиком был воспитанник Ленинградской военно-морской спецшколы Борис Акулов. Большое плавание атомного подводного флота открывали «спецы».
Лев оказался в спецшколе в 1942 году. Он никак не мог дождаться того дня, когда наденет морскую форму. Уже два года, как ее носит старший брат, Юра, а он все еще «гражданский». С начала войны их отец на фронте. «Похоронку» мать получила в сорок третьем: сапер М.М.Жильцов погиб под Смоленском.
...Лева был всегда, что называется, «душою общества». Гораздого на выдумки мальчишку, любившего и песню спеть, и станцевать, в равной мере любили и преподаватели, и соученики.
...В 1949 году лейтенант Лев Жильцов назначается на «малютку». Через год он — помощник командира, еще через год — старпом.
Однажды его пригласили в штаб Черноморского флота, сфотографировали, велели заполнить анкету... Вскоре он узнал: подбирали старпома на первую атомную, из трех кандидатов предпочтение отдали ему. В тихом московском переулке, в Управлении кадров ВМФ, перед капитан-лейтенантом была поставлена задача, никак не соответствующая его скромному званию: до назначения командира принять его обязанности, вместе с инженер-механиком Акуловым приступить к формированию экипажа.
А тем временем первый атомоход строился. Главный конструктор пригласил сотрудничать: «Заметите, что не так, предлагайте, как лучше». Жильцов и Акулов постарались. Они дали чуть ли не тысячу предложений: по конструкции, обитаемости, энергетике. И что главное: большинство предложений было учтено. Ходовые испытания показали, насколько удобно управлять новой лодкой, работать в ней экипажу.
Атомоход назвали «Ленинский комсомол». Он еще не был спущен на воду, а его командир Л.Г.Осипенко стал готовить себе надежную замену, учил старпома Жильцова вникать во все тонкости командирского дела. Тогда никто не предполагал, как скоро это пригодится. Предстоял первый выход, экипаж сутками не уходил с лодки — и вдруг у Осипенко приступ аппендицита! Что делать? Формально Жильцов еще не был допущен к самостоятельному управлению. И все же решение приняли: старпом поднялся на мостик.
Все испытания, в том числе погружение на максимальную глубину, были выполнены успешно. За освоение первой атомной Жильцов и Акулов награждены орденом Ленина.
До знаменитого похода Жильцов не раз водил лодку в Центральную Арктику. То и дело приходилось попадать в условия, которые принято называть экстремальными.




Л.М.Жильцов, командир первой атомной подводной лодки

...На Полюс отходили в ничем не примечательный день. Когда ушли под лед, командир перехода, человек бывалый, уже имевший опыт подледного плавания, решил обойти отсеки. И удивился: экипаж работал так, будто ничего особенного не происходило. Но этому спокойствию предшествовали многие дни тренировок подо льдами океана. Сам Жильцов потом вспоминал: «Конечно, волновались. Волновала необычность плавания, его пленительная романтика. Ведь о таком походе только у Жюля Верна читали!»
17 июля 1962 года, усиленный динамиками, раздался по всем отсекам звонкий голос командира: «Товарищи! Наша лодка на Северном полюсе!»
Нашли подходящую полынью, всплыли. Над белыми шапками отливающих синевою торосов впервые поднялся флаг нашей Родины.
А затем плаванье продолжалось. Менялись скорости, глубины, курс... Еще раз направились к Полюсу — уже из западного полушария. И опять всплыли рядом с «макушкой» планеты. Моряки сошли на лед. Защелкали затворы фотоаппаратов, нашлись любители походить на лыжах.
На Полюсе незамутненная белизна слепила глаза, а подошло время всплывать в своих водах — сплошная серая пелена, носа лодки не разглядеть. В таком тумане Жильцов мастерски провел атомоход по локатору через все узкости.
На причале тесно от встречающих — среди них жены, дети... Никто из экипажа не думал в эти минуты, что на столе в гарнизонном клубе уже разложены награды и среди них мерцают в сафьяновых коробочках три Золотые Звезды, одна — будущему контр-адмиралу Л. М. Жильцову.


М.Кабаков. АКАДЕМИК



И.Д.Спасский

Игорь Дмитриевич Спасский поступил в спецшколу осенью 1941 года, когда всем уже стало ясно: война идет тяжелая и закончится не скоро. Чтобы в таких условиях связать судьбу с военной службой, требовалось мужество. У пятнадцатилетнего паренька оно было. Спокойный, уравновешенный Игорь быстро сблизился с ребятами. Была в нем какая-то особая справедливость: во взаимоотношениях, в делах. Пожалуй, этим он и отличался. А так был, как все. Обыкновенный. Учился на «четверки», особых нарушений не имел — и в Бакинском подготовительном, и в «Дзержинке». В 1949 году Спасский — на Черноморском флоте, командир котельной группы крейсера «Фрунзе». А в 1950 году лейтенанта «передают промышленности». Так называли в то время перевод флотского офицера на работу в систему Министерства судостроения. Как правило, обратного хода не существовало.
В случае с Игорем Дмитриевичем кадровики, что называется, попали в точку. Оказалось, что вчерашний выпускник «Дзержинки» читает любую конструкцию, как читают хорошие музыканты ноты. С листа. Он не только стал ведущим специалистом в одной из областей энергетического машиностроения, но и зарекомендовал себя как прекрасный организатор. Особенно большое значение приобрели исследования Спасского по разработке так называемого модульно-агрегатного метода проектирования и строительства судов.
Заключается этот метод в том, что сложная машина проектируется как сочетание ограниченного числа стандартных элементов. Принцип, заимствованный у «Конструктора» — игры, знакомой нам с детства. Сейчас модульно-агрегатный метод применяется сравнительно широко. Но тогда, в семидесятых годах, Спасскому пришлось немало потрудиться, чтобы доказать его целесообразность. В результате — миллионы сэкономленных денег.




Заслуги генерального конструктора И.Д.Спасского высоко оценены. Он лауреат Ленинской и Государственной премий, Герой Социалистического Труда. В 1985 году избран членом-корреспондентом, а в 1987 году — действительным членом АН СССР. Как тут не подумать: и академик, и герой, и мореплаватель.

М.Кабаков. ПРИНИМАЕТСЯ КОРАБЛЬ



Золотой Фонд подводного флота! - Из жизни 1флпл. Кораблев Геннадий

Когда Валентину Павловичу Рыкову было присвоено звание Героя Социалистического Труда, мнение сослуживцев — и тех, кто когда-то плавал с ним на лодках, и тех, кто работал с ним в государственной комиссии,— было единодушным: достоин. Случай, далеко не частый в наши дни.
...И юность, и первые годы службы Вали Рыкова были не из удачливых. Он поступил в спецшколу в 1942 году, испытав все лишения военного времени, успев поработать на производстве и на строительстве оборонительных сооружений...
Товарищи оценили житейский опыт сверстника, избрали секретарем комсомольской организации. В анналах спецшколы сохранился любопытный факт: Валя Рыков принимает в комсомол Леву Жильцова. Два будущих героя...
В училище имени Фрунзе Валентин отметками не блистал. В учебе не выделялся... Начал служить на лодках командиром рулевой группы, потом возглавил БЧ-1, в 1956 году стал командиром лодки.
Случается, что природная одаренность таится в человеке, пока внешние обстоятельства не дадут ей обнаружиться.
В течение четырех лет Рыков командир большой атомной. По количеству ходовых дней его корабль — первый. Показатель, говорящий сам за себя. Когда в учебном центре экипаж проходит очередную переподготовку, командир занимается энергетикой в одной группе с инженерами — и получает только отличные оценки. В одной из его аттестаций написано: «Хороший моряк, влюбленный в специальность подводника. Интересы службы ставит превыше всего». Далеко не казенные слова...




В 1962 году капитан 2-го ранга Рыков — заместитель командира соединения. По роду своих обязанностей он отвечает за командирскую подготовку. Случилось ему как-то выйти в море с молодым командиром лодки. Обычные учения, обычная учебная обстановка. И вдруг... Не вдаваясь в подробности, хочу заверить читателя: только мгновенный уход под воду мог обезопасить лодку. Команда прозвучала, как выстрел: «Все вниз! Срочное погружение!»
То, что произошло дальше, до сих пор кажется неправдоподобным. Но так было. Командир — он скатился в центральный пост последним — не задраил верхний рубочный люк! Хлынула вода. В считанные секунды Рыков оказался на верхней площадке шахты. Задраил люк. Так сказалась главная черта его характера — принимать решения и действовать мгновенно.
В 1968 году В. П. Рыкова переводят в Ленинград. Отныне он занимается делом чрезвычайно ответственным — принимает от промышленности боевые корабли. А это нелегко. Когда ты председатель приемной комиссии — нелегко вдвойне.
Специалисты самого различного ранга — от рядовых проектировщиков до главных конструкторов — не раз отмечали поразительную эрудицию Рыкова. В 1984 году на его тужурке засияла Золотая Звезда Героя.


Продолжение следует.



Верюжский Николай Александрович (ВНА), Горлов Олег Александрович (ОАГ), Максимов Валентин Владимирович (МВВ), КСВ.
198188. Санкт-Петербург, ул. Маршала Говорова, дом 11/3, кв. 70. Карасев Сергей Владимирович, архивариус. karasevserg@yandex.ru


Главное за неделю