Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    64,56% (51)
Жилищная субсидия
    17,72% (14)
Военная ипотека
    17,72% (14)

Поиск на сайте

«Мы хотели стать морскими офицерами. Пути и судьбы воспитанников второй роты военного набора». Часть 50.

«Мы хотели стать морскими офицерами. Пути и судьбы воспитанников второй роты военного набора». Часть 50.

Слова знакомой песенки, как ниточка в наше прошлое... Понятно - флибустьеры носили клещ! Наши любимые писатели: Станюкович, А.Грин, Новиков-Прибой, Соболев. Наши герои - моряки с их традициями. А наяву - матросы военных лет, которые хранили морские традиции и в части клеша - тоже. Старались не отстать и мы — шкаторина штанов, чтобы накрыть ботинок 40-го размера - а в этом шик - должна быть не менее 32 см. Но и это не предел. Однако, полуметровая ширина клеша Жоржиков времен революции вызывала недоумение даже у нас.
Форменные казенные матросские брюки, выдаваемые нам, имели ширину брючины в основании всего лишь порядка 25 см. Вынести эту возмутительную несправедливость не было сил. Было два пути борьбы. Первый - строго запрещенный, чреватый осложнениями с начальством - вставить, то есть вшить, клинья. Но это - до первой серьезной проверки. Дальнейшая судьба известна: вставки вырежет если не старшина, то морской патруль в городе, со всеми вытекающими последствиями. С клешниками шла упорная борьба. Не менее жесткая, чем позднее со стилягами и с джазом, линдой, мини-юбками. Второй путь - более надежный и труднонаказуемый - растянугь брюки на специальных шаблонах - клиньях. Изготавливались они конспиративно из добытой «по случаю» фанеры.
Профиль клина зависел от фасона брюк; пижонский - Оксфорд или привычный клеш. Размеры зависели от желаний и материала. В основном, клинья были артельными, в очередь! Хранить их было делом нелегким, и мы часто несли потери. Технология растяжки была такова. Брючина смачивалась мыльной водой и помалу натягивалась на всю длину клина. Работа трудоемкая, надо растянуть материал, не порвав швов. Затем отпарить прямо на шаблоне и положить на ночь под матрас. В следующий раз отпариванием можно было пренебречь. Был и третий - практически нереальный - путь. Сшить брюки на заказ. Это удел избранных.




В.В.Лебедев. Девушка и матрос (спиной). 1922.

С выдумкой и хитростью мы берегли свои тайны. Заведомо узнавали об очередном "Шмоне" в наших рундуках и подменяли брюки в других ротах. Вызывающе широкие брюки были причиной неувольнения в город. Заведомые «нарушители», такие, как Свинтусов, Петров, норовили получить увольнительную, избегая проверки в строю. Они, при этом, прибегали к переодеваниям, используя чужие брюки.
Образцом в ношении уставной формы одежды и, в частности, узких брюк, безукоризненной выправки, был заместитель начальника ВВМУЗ генерал-майор береговой службы Татаринов - строевик до мозга костей. Едва ли не каждый год он со свитой интендантства устраивал смотры нашей формы одежды. Проводилось это каждый раз неожиданно. Тут уж некуда деваться. Если начальство перед строем - оттягиваешь брючины назад, прижимая руками и зажимая коленями. Начальство сзади - все наоборот. Но шила в мешке не утаишь! Иногда сам командир роты отправлял разгильдяя из строя с глаз долой, чтобы не гневить высокое начальства. «Разберемся сами!».
Однажды и я попал в переплет. Был дежурным по классу. Брюки на мне широченные с клиньями. Вдруг входит сам Татаринов. С ним - начстрой, командир роты. Подаю команду, докладываю. Татаринов здоровается с классом. Я стою, ни жив, ни мертв , оттянув штаны. Командир роты Туркин оценил ситуацию, выступил вперед под каким-то предлогом и прикрыл меня от зоркого глаза генерала. Пронесло... Но с клиньями, все же, пришлось расстаться.




Частый визитер генерал-майор А.П.Татаринов, на этот раз поздравляет победителей.

1946 год, в училище

- Однажды. Серега Жданов так довел Жутова, что тот схватил его за грудки. Сергей опешил... Как ни странно, после этого случая Жутова зауважали - Серега был не прав.
- На экзамене по военно-морскому делу на вопрос преподавателя Рожкова о названии троса, Котылевский мямлит: «Ко... ко...». И по подсказке : «Кобылка». Рожков весело: «Трос называется ка-бол-ка! А кобылка, пардон, - Вы! Да еще с хвостом..."
- Математик Дымов зачитывает оценки за контрольную работу: »...Петров - три, Заморенов - пять...». Зяма расплывается в самодовольной улыбке. Но тут: «Заморенов, к доске! Решите пример». Уравнение - прямо из контрольной работы! Зяма - ни бум-бум. «Садитесь, двойка!». И Вовкино лицо ...




Терминология такелажных работ

Лето 1946 года, лагерь на Нахимовском озере
В лагере к дню флота подготовлен праздничный костер. На поляну притащена и установлена большая ель. Приглашены девочки из пионерскою лагеря Северного флота с противоположного берега озера.
Гостей решили доставить с шиком - на плоскодонном трофейном десантном катере. В результате резкого поворота - паника и ... катер опрокинулся. 12 девочек и моторист, облепленный ими, погибли. Спаслись лишь два нахимовца из младшей роты, доплывшие до нашего берега... Несколько дней мы - старшие, на шлюпках вылавливали трупы вместе с водолазами. А глубина в том месте была больше 10 метров. Костер не состоялся. А подготовлен он был нашими младшими братьями «от души»: под ветви ели были уложены боеприпасы из «лесного арсенала» - патроны, гранаты, снаряды, мины. Одному богу известно, чем бы все это закончилось...
С позиций старшего, опытного я думаю: сколько бед случайных, по недосмотру!




1947 год, в училище

На праздничный вечер в училище приехали девочки из хореографического училища. В разгар вечера во время танцев в актовом зале объявили, что все воспитанники, кроме 1-й роты, должны пройти в ротные помещения и далее в столовую, на вечерний чай. Столы 1-й и 2-й рот располагались параллельно друг другу в одном зале. Ясно! Первая рота будет позже распивать чай с девчонками. А мы что- рыжие! Да и неловко перед гостями - все же вторая рота! Удар под дых по самолюбию! Тут же принимается решение: на столе ничего не трогать! Объявляется бойкот! В этом плане мы - «железо»! Молча сидим. «Встать! Сесть!», - старшина пытается расставлять стаканы, дежурный офицер проходит с уговорами вдоль стола... Роту выводят из столовой в ротное помещение - «бунт на корабле». После угроз и упреков заводят снова и т.д.
Своего мы не добились - девочки не пили с нами чай. Но характер проявили! Жаль, что был испорчен вечер, на танцы мы больше не вернулись.
Шесть человек - первая шестерка во главе стола - были наказаны, как зачинщики. В любых условиях главное -это найти зачинщика!... Целую неделю, после занятий мы убирали снег, очищали набережную с тоской ждали более сурового наказания, поглядывая на окна училища.




1947 год, май, Москва

Мы, в очередной раз, на параде.
Начало «нашим парадам» было положено в ноябре 1945 года на Дворцовой площади в Ленинграде. Впервые в московском параде мы участвовали в мае 1946 года. Он оставил нам незабываемые впечатления. Хорошая погода, доброжелательная публика, особенно девушки. Мы чувствовали себя полпредами флота.
Всего лишь год назад кончилась война и люди продолжали жить Победой.
Запомнилась прекрасно подготовленная встреча на Ленинградском вокзале. 20 голубых «фордов» строем пеленга... Мы организованно рассаживаемся по машинам вдоль бортов. И кавалькада ярких грузовиков с нахимовцами торжественно движется через весь город по «зеленому коридору» Садового кольца, привлекая внимание москвичей.
Другое яркое пятно в памяти - концерт, данный сводному морскому полку. Главной «звездой» в нем была Клавдия Шульженко.
Такого восторженного приема артиста и более благодарной аудитории я лично в своей жизни не припомню.
Сегодняшние любители рока, массовых шоу и хит-парадов зачастую неистовствуют, демонстрируя не душевные эмоции, а распущенность. Тогда было что-то другое... Светлое - праздник! Более двух тысяч моряков, здоровых, жизнерадостных парней и любимая певица, красивая женщина . Словно взрыв взаимных искренних симпатий, а может, и любви!
По инженерным расчетам зал должен был рухнуть...




В архиве и в памяти А.Наумова сохранилось также посещение цирка.
Ну и самое-самое - это, конечно, парад, Красная площадь, Мавзолей с «живыми» членами политбюро и правительства: Калинин, Молотов, Булганин, маршал Жуков, легендарный Буденный и другие. Командующий, генерал Артемьев, и принимающий парад маршал Рокоссовский были «верхами», на лошадях.
И особый, непередаваемый трепет при появлении Сталина, вождя, чуть не бога! И чувства в те времена - от фанатизма. Так было. Последующие парады наложились в памяти один на другой и, как всякое повторение, не оставили ярких воспоминаний. И лошадок заменили лимузины.


В Москве бываем чаще на параде,
Гораздо реже дома, в Ленинграде.
Тела и души в напряжении устали,
Но каждый раз нас видит
Сталин.



Итак, 1947 год, второй парад в Москве

Наш «Полк» - два батальона, по 200 человек в каждом,- размещен в казарме кавалерийской академии, где Буденный был главным начальником. Все 400 человек - в одном большом зале, с проходом по середине.
200 человек - старшие - справа, 200 - слева.
Двухъярусные койки. В столовую ходим в две смены, по очереди. Сначала - младшие, потом - мы. В «красном углу» нашей половины устроен «притон»... Здесь собираются картежники, идет рубка в «очко». Все, что имеется в наличности, ставится на кон и ... как повезет.
Проигрыши бывали и крупные, так. Юра Загурский остался без карманных (родительских) денег. Заложил аккордеон. И только чувство меры игроков позволило ему безвозмездно сохранить любимый инструмент.
Разменной монетой были и наручные часы.
Успех сопутствовал отдельным «специалистам».




Запомнился Эдик Губачев из первой роты. Я сам, грешным делом, втянулся в эти азартные поединки и даже имел некоторый успех. За что вскоре и поплатился. Почему-то был нарушен распорядок, и наш батальон первым отправился в столовую. Пока мы обедали, потолок в казарме над нашим карточным салоном обвалился, и тяжелая балка вместе со штукатуркой упали на верхние койки!.. На нижней койке в это время спокойно кемарил подвахтенный дневальный. Пронесло... Не иначе, как проведение отвело беду.
Но не для всех. Было продолжение...


Продолжение следует.



Верюжский Николай Александрович (ВНА), Горлов Олег Александрович (ОАГ), Максимов Валентин Владимирович (МВВ), КСВ.
198188. Санкт-Петербург, ул. Маршала Говорова, дом 11/3, кв. 70. Карасев Сергей Владимирович, архивариус. karasevserg@yandex.ru


Главное за неделю