Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    64,29% (54)
Жилищная субсидия
    19,05% (16)
Военная ипотека
    16,67% (14)

Поиск на сайте

Обзор выпуска 1953 года. Страницы истории Тбилисского Нахимовского училища в судьбах его выпускников. Часть 146.

Обзор выпуска 1953 года. Страницы истории Тбилисского Нахимовского училища в судьбах его выпускников. Часть 146.

В ранее опубликованных фрагментах из двухтомника воспоминаний Юрий Николаевич Курако рассказывал об училище, об однокашниках, о времени и о себе. Продолжим знакомство с его "автобиографией".

Время было такое!



Выпускной год 1953-й. Мой отец.

В этот год мы получили право носить прическу, поэтому больше всего фотографий именно с этом году. Первые годы я ездил в отпуск к отцу. Он служил в Крыму около станции Граматиково. Аэродром и городок были расположены в степной зоне. Пойти было некуда, кроме как на киносеанс в клуб. Отец рано утром уходил на службу, а я был предоставлен сам себе. Единственным и возможным занятием, естественно, и полезным, было то, что я много читал. Зачитывался романами Дюма, Флобера, Бальзака. Уже в полдень дышать было нечем - жара была неимоверная. Так хотелось, если не окунуться, то облиться холодной водой, но ее не было. Вода вообще была привозная, и бочка с водой стояла на улице без укрытия, и она нагревалась так, что была, как кипяток. И только к вечеру, когда приходил отец, она немного успевала остыть, и мы по очереди принимали душ. Постепенно с заходом солнца начинал появляться прохладный ветерок, наступало красивое время сумерек - день уходил, вечер полностью вступал в свои права. В такое время хорошо оставаться вдвоем, беседовать, говорить о многом, что накопилось на душе. Отец интересовался моей жизнью. Я рассказывал о себе, вспоминали о самом близком для нас и о том памятном времени, когда мы были все вместе. Я очень рад был, что мы встретились и у нас есть такая возможность побыть вместе. Несмотря на то, что дни проходили однообразно, за это время все же было несколько интересных и запоминающихся моментов. Несколько раз отец меня брал с собой на аэродром. Я имел возможность посидеть в кабине настоящего бомбардировщика. Огромное количество приборов, сигнальных лампочек, рычажков и другого оборудования на меня произвели очень сильное впечатление. Я не мог понять, как со всем этим можно управиться в полете. Из объяснений отца я понял, если коротко, все познается благодаря знаниям и тренировкам. Этому и посвящает летный, да и технический состав, всю свою службу! Наступало время обеда, и мы шли в летную столовую. А поскольку я везде ходил в морской форме, то я был своим человеком. Авиаторы принадлежали к морской авиации, носили такую же морскую форму, только пагоны были с голубым просветом. На меня обращали внимание, приветливо улыбались, особенно старались официантки. Кормили, как говорится, на убой. Вот тогда я первый раз попробовал летную норму! Как-то один раз на выходные он повез меня в Феодосию в дом-музей И.К.Айвазовского. Он знал, что я увлекаюсь рисованием, и хотел сделать мне сюрприз - незабываемую встречу с полотнами великого мариниста. Это действительно запомнилось на всю жизнь. Я долго стоял перед последней, не законченной его картиной «Взрыв корабля». Смотрел на небольшую палитру с засохшими красками, исписанные кисти с растопыренной щетиной, и думал, как такими кистями можно было создавать такие шедевры! Это было моим первым прикосновением к большому, прекрасному художнику-маринисту и почетному гражданину Феодосии И.К.Айвазовскому. Позже с отцом мы еще раз ездили в Феодосию и посещали эту галерею. Огромные картины бурной неподвластной морской стихии, необыкновенных по чистоте красок восходов и закатов, лунных ночей и морских сражений – оставили глубокий след в моей жизни. В дальнейшем он станет главным лейтмотивом в моем творческом пристрастии изображать и писать морские пейзажи!



Берег с чайками.

Каждый год я ездил в отпуск, сначала к отцу, а после его перевода на Дальний Восток, к брату отца, моему дяде. Меня очень тепло встречали. Много хорошего и доброго я могу сказать о своих родственниках. Будучи даже очень занятым, дядя Саша всегда старался взять несколько дней отпуска и свозить меня отдохнуть на Черное море: бывали мы в Одессе, Ялте, Гурзуфе. Судаке.
Брал он меня с собой, когда ездил в район. Для меня это была возможность увидеть своими глазами нелегкий труд работников сельского хозяйства, борьбы за урожай. Ему я благодарен очень многим. За долгие годы службы отца на Востоке, он сделал все, чтобы я не чувствовал его отсутствие.
В воспоминаниях у меня очень много написано об этих встречах. Много сугубо личного, сердечного и для меня дорогого. Я не думаю, что это будет интересно всем, поэтому я этот раздел пропускаю. Скажу только, что доброе отношение ко мне дало возможность мне приезжать к нему со своими товарищами: Виктором Карякиным, Вадимом Шевченко и другими, кому некуда было ехать в отпуск!


Парад в Москве.

Шел 1952 год. Этому году суждено было войти в историю Училища очень важным и большим историческим событием. Ему было поручено представлять Нахимовские училища на майском параде в Москве. Подготовка началась задолго до этого события - ещё в январе месяце. На построениях стали отрабатывать на длительность выполнение команды «Смирно». Для этого на ежедневных тренировках накидывали по одной минуте времени. Использовалось любое построение, но, как правило, делалось это, когда все подразделение было в сборе - за счет времени прогулки, или на вечерней поверке. За январь довели время стояния с «каменным» выражением лица до 30 минут. В феврале до одного часа. Это было настоящим испытанием и пыткой - замирали не шелохнувшись. Все мышцы деревенеют, начинают болеть. Ноги отекают, ослабить нельзя - зорко смотрят командиры за каждым, прохаживаясь вдоль строя. Нам казалось и зачем это надо - для одного-то раза! Придет время, там, на параде мы все и «замрем» и выдержим это время по команде «Смирно!» Но ничего не дается просто так. Опыт парадов подсказывал, что это необходимо, чтобы в условиях повышенной эмоциональной нагрузки ты был подготовлен выстоять эти минуты. Много было случаев, когда многие не выдерживали и падали. Не случайно в таких случаях приготовлена заранее и используется вата с нашатырном. Это снимает напряжение и приводит человека в чувства, если он начал терять контроль над собой.
С марта месяца начались 3-х часовые тренировки на набережной: индивидуальная подготовка, прохождение в составе шеренги и заключительная часть- прохождение в составе «коробки» Обычный стандарт 20х20 человек, для нахимовцев и суворовцев делали исключение - 10х10.




Весь март также готовились к отъезду в Москву. Ведь этого события все очень сильно ждали, многие, если не сказать, большинство - в Москве никогда не были.
В начале апреля приехали в столицу. Москва встретила нас мокрым снегом и слякотью. К такому природному явлению мы не привыкли. В Тбилиси мы уже давно тренировались просто в форменной одежде без бушлатов. В это время года там по-весеннему тепло, светит ласково солнышко, появляется первая зелень на деревьях. В Москве пришлось облачиться в бушлаты и при любой погоде шесть часов заниматься строевой подготовкой.
Размещались мы в казармах на Красной Пресне. С утра завтракали в кафетерии. Это было какое-то большое многоэтажное здание - целый комбинат общественного питания. На седьмом этаже было наше место приема пищи и ежедневно нас там кормили. Кормили, должен сказать, выше всех похвал - просто прекрасно! Такого питания в училище мы, конечно, не имели. По всей видимости, это было усиленное и улучшенное питание для всех участников парада. К нам же относились особо приветливо и с большим желанием давали даже добавку, если кто-то изъявлял такое желание. После такого завтрака желание появлялось, и настрой улучшался на предстоящую тренировку.На автобусах мы следовали к месту проведения наших тренировок, на Химкинском водохранилище (Химки).




Там на огромнейшем плацу тренировались все участники парада. Взрослые армейские подразделения 8 часов в день, мы -6 часов. Здесь уже за нас взялись московские спецы! Кое–чему пришлось переучиваться. Сама система тренировки была та же. Сначала индивидуальная только по квадрату, так лучше просматриваются все участники: руки за спину, плечи расправить, грудь вперед, в замедленном темпе, ногу поднять, носок тянуть, опустить, «припечать» шаг. Все позы фиксируются, делаются замечания, и так несколько часов. Затем прохождение по шеренгам, здесь отрабатываются: равнение, одинаковое положение головы, рук, подъем ног, постановка ноги на всю ступню, опять, «припечатывая» шаг, да так, чтобы хорошо слышно было единым щелчком. И так еще пару часов. Наконец, заключительный этап: прохождение в составе «коробки» сначала без оркестра, потом под оркестр - раз десять выпадало на нашу долю. Потом мы уезжали. Когда мы на два часа раньше уезжали, на нас все смотрели с завистью и сожалением провожали глазами наши автобусы - ведь им еще оставалось два часа изнурительной подготовки. А мы были страшно довольны и смотрели на них с чувством удовлетворения, что для нас закончился очередной день «муштры». Приезжали в казармы, два часа отдыхали, к 18 часам ехали на ужин, и после ужина для нас начиналось, самое интересное время, что и запомнилось больше всего - нас везли в московские театры, кино, на встречи с артистами или на концерты! Это было не забываемое по силе ощущения и восприятия время!



Я видел «живьем», а не на экране, таких замечательных артистов как: Игорь Ильинский, Марк Бернес, Борис Бабочкин, Евгений Самойлов, Валентина Серова, Любовь Орлова!



Это были звезды первой величины! Сегодня – ставшие легендой Советского кино. Я уже рассказывал, что Л.Орлову мне пришлось видеть и второй раз уже в Ленинграде, когда она приезжала на Лермонтовский пер., 3, где находилось 1-е Балтийское училище подводного плавания. Там учился на 3 курсе Джим Паттерсон, с ним она снялась в фильме «Цирк»- это, наверное, был один из самых известных и любимых всеми фильмов, а у нее - одна из самых удачных ролей, снискавшая ей любовь народа и принесшая славу на всю страну! Впервые я ее видел так близко!
Москва по особому всегда выглядела к майским праздникам. Дыхание весны и праздника чувствовалось не только во внешнем облике столицы, но и начинало светиться на лицах москвичей, наполняло их душу радостью предстоящего всенародного торжества! Люди как бы просыпались от зимней спячки, легче и наряднее одевались, на лицах чаще стали сверкать солнечные улыбки. Сам воздух пропитывался не только запахом первых цветов и сирени, атмосфера начинала наполняться звуками музыки и празднества. Репетиции шли с нарастающей интенсивностью. Больше стало появляться генералов, ответственных лиц аппарата правительства, все чувствовали, что момент подготовки к параду заканчивается, а напряжение возрастает. Наконец прошли генеральные репетиции, в том числе и последняя на Красной площади 30 апреля! Все! Теперь - только Парад! Накануне парада многие не спали или спали плохо. Со стороны командования было сделано все, чтобы мы хорошо спали: дали отдых от тренировок, посмотрели хороший праздничный концерт, раньше легли спать. Вероятно, что была очень большая психологическая нагрузка. Почти каждый, наверное, думал: - «Завтра свершится то, о чем мечтал, и буду вспоминать всю свою жизнь – увижу своими глазами великого вождя И.В.Сталина! И эта мысль не давала покоя, заставляла переживать, думать и мысленно представлять завтрашнюю встречу с образом, который у каждого был свой, какой-то большой, величавый и грандиозный! Грянул праздник! С утра торжественная музыка, не забываемый внушительный голос из репродукторов главного диктора страны Левитана! Лозунги, призывы, прекрасное, радостное настроение! Подъем был в 6 часов утра. Быстро, слажено, уже привычно прошел весь этап подготовки к выезду. Далее праздничный завтрак и отъезд на Красную площадь. К 9 часам мы уже стояли, заняв свое место - ровно за час до начала парада. Вот тут и пригодился наш тренированный опыт на продолжительность стояния. Все участники парада замерли до того момента, когда часы на Кремлевской башне начнут бить 10 часов утра! Этим сигналом времени и начинаются все торжества.




Мы стояли почти напротив трибуны у мавзолея, которая была заполнена гостями и лучшими представителями трудового народа. Они с интересом нас разглядывали. Когда стали появляться члены Правительства, Политбюро и сам Вождь народов, а это время было пиком его Славы и Величия – все взоры были обращены к нему! Над площадью начал греметь гром аплодисментов и возгласов восторга – все слилось в единый порыв всеобщей любви к Вождю Конечно, мы тоже, застывшие как немые статуи, смотрели восторженно во все глаза! Меня поразила его простота и скромность, как раз отсутствие мании величия, а ведь в нашем сознании был образ вождя по всем канонам, стоящий рядом со сверхчеловеком- олицетворением всего самого большого и великого! Впоследствии представленный чуть ли не самым большим злом в мировой истории. Здесь же был обычный, земной человек, в своей скромной форме, без тени величия, зазнайства, самолюбования и намека на « культ личности» Да, народ верил своему вождю и отдавал ему должное ЗА: - Победу в самой кровопролитной войне Великой Отечественной, отстоявшей независимость и свободу! Восстановление в кротчайшие сроки разрушенного народного хозяйства!- Улучшение жизни всего народа и самосознание, что мы живем в эпоху великих преобразований и побед!- Утверждение страны на мировой арене, как еликой Державы! Все это связывалось с именем своего вождя И.В. Сталина! После всех церемониальных встреч, приветствий, короткого доклада, начался сам Парад! Настроение у всех было приподнятое, волнительное и возвышенное! Ведь мы начинали входить в историю, маршируя по брусчатке Красной площади! Собранность, отточенность строевого шага и равнение в рядах выполнялись автоматически. Сказались все-таки, не прошли даром, казавшиеся длительными, изнурительными тренировки.После поворота и выхода на заветную прямую все и началось! К прохождению этих ста метров и предшествовало три месяца подготовки. Этот отрезок в сто метров и стал итогом всех наших усилий и стараний.



Иосиф Сталин и Георгий Маленков на трибуне Мавзолея. 1 Мая 1952 года. Красная площадь

Наверное, больше никогда, ни на каких парадах мы так сильно не старались «лупить» по булыжнику ногами, чеканя шаг, как в этот раз. Пульс подскочил неимоверно, в висках стучала и пульсировала кровь. Дыхания не хватало, как будто какая-то сила сдавила горло. Все тело от напряжения сковало и, казалось, было мало управляемым. В голове только одна мысль - чего бы это не стоило - только выдержать: темп, ритм, напряжение, строй, равнение, четкость и слаженность- все то, к чему нас так долго готовили! Впечатление такое, что это надо сделать первый и последний раз. Я шел направляющим всей нашей колонны. Мне положено было смотреть только перед собой и строго выдерживать прямую линию с правой стороны. Малейшие отклонения могут сказаться на движении всего подразделения. Когда стали проходить мавзолей, не было никаких сил удержаться, чтобы хоть одним глазом не скосит и не посмотреть туда, где стоял ОН - это было самое близкое расстояние до НЕГО! Какие-то считанные секунды были нам отведены судьбой и историей, чтобы потом можно было с гордостью сказать: - «Я видел СТАЛИНА!» Он стоял и улыбался своей застенчивой улыбкой и спокойно поглаживал усы. Поднимал правую руку и слегка делал приветственные движения.


Продолжение следует.



Верюжский Николай Александрович (ВНА), Горлов Олег Александрович (ОАГ), Максимов Валентин Владимирович (МВВ), КСВ.
198188. Санкт-Петербург, ул. Маршала Говорова, дом 11/3, кв. 70. Карасев Сергей Владимирович, архивариус. karasevserg@yandex.ru

С вопросами и предложениями обращаться fregat@ post.com Максимов Валентин Владимирович

0
Верюжский, Николай
06.12.2011 12:32:39
"Шел 1952 год...В начале апреля приехали в столицу..."
Смею заметить, что память несколько подвела Юрия Курако относительно года участия Тбилисского Нахимовского училища в московском Первомайском параде.
Это было в 1951 году, а не в 1952. О данном факте мы говорили с Валентином Максимовым.
В связи с этим, позволю себе сделать уточнение. В соответствии с указанием начальника Управления ВМУЗ для участия в Параде войск Московского гарнизона, посвященного Дню 1 Мая, Рижское Нахимовское училище сформировало парадный полк в количестве 400 человек двухбатальонного состава. Нахимовцы прибыли в Москву 20 апреля 1952 года, а убыли в Ригу
3 мая. За отличное прохождение на параде всему личному составу участников парада объявлена благодарность от Военно-морского министра.
И ещё маленькое пояснение, "парадная коробка", как называет Юрий, одного батальона состояла из 10 шеренг, а в шеренге было 20 человек (20х10), т.е. 200 человек в парадном батальоне. Держать равнение в такой длиннющей шеренге действительно было не лёгкое дело. Особенно, если находишься по ранжиру на шкентеле. Поэтому-то так тщательно и настойчиво тренировались. Это верно.
С теми впечатлениями, переживаниями, которые обрушились на нахимовцев во время нахождения в Москве, можно полностью согласиться.
С интересои ознакомился с воспоминаниями Юрия К.
Реальный участник московских парадов 1948 -1952 годов. Всех благ.


Главное за неделю