Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    64,10% (50)
Жилищная субсидия
    17,95% (14)
Военная ипотека
    17,95% (14)

Поиск на сайте

Guardfish преследует К-184. Контр-адмирал Альфред Семенович Берзин. Часть 3.

Guardfish преследует К-184. Контр-адмирал Альфред Семенович Берзин. Часть 3.



5 июня. Получили развединформацию: «Противолодочный авианосец „Тикондерога“ прибыл в Субик.» Собирал командиров боевых частей по поводу составления отчётов за поход, предупредил, чтобы не было очковтирательства, писать так, как оно было в действительности.
6 июня. С 29 мая по 6 июня на сеансах связи на перископной глубине обнаруживали по корме кратковременную работу РЛС, обследовали кормовые курсовые углы на малошумной скорости, применяли специальное маневрирование, но так ничего и не обнаружили. В 12.00 всплыл на перископную глубину на сеанс связи. Осмотрел горизонт без увеличения — чисто, после этого осмотрел с увеличением: на курсовом угле левого борта — наблюдаю перископ подводной лодки в дистанции где-то 5-6 кабельтов, перископ поднят приблизительно на 2 метра над поверхностью моря. Дал посмотреть на перископ помощнику командира капитану 3 ранга Леониду Шаипову, тот подтвердил, что видит перископ. Гидроакустики подводную лодку не наблюдают. Когда я стал снова смотреть, то перископа уже не было. Срочно передали радио на берег об обнаружении подводной лодки США. Обнаружили по корме работу РЛС в режиме однообзор, предположительно станция AN| BPS-9, носитель атомная подводная лодка типа «Пермит». Погрузились на глубину 80 метров, легли на курс для обследования кормового сектора, скорость 4 узла, через 30 минут начали отрыв от подводной лодки США, меняя скорость и глубину, используя активные средства гидроакустического противодействия (ГПД).
Дэвид Минтон пишет: «Командование разработало длительную процедуру передачи преследования ПЛ Echo-2 другой ПЛ США. Это сообщение было передано по широковещательной сети. В то время как Guardfish находилась на перископной глубине, принимая это срочное сообщение, Echo-2 неожиданно всплыла на перископную глубину и визуально обнаружила присутствие Guardfish. Маневры, последовавшие за этим, были агрессивны и проходили на большой скорости. Продолжать преследование насторожившегося противника не представлялось возможным и контакт с Echo-2 был потерян.




Момент взаимного обнаружения подводных лодок на перископной глубине. Мы посмотрели друг другу в глаза. На фотографии выдвижные устройства К-184.

7 июня. От командующего ТОФ пришло радио: «Соблюдайте осторожность, слежение за подводной лодкой США не проводить». Обнаружили на курсовом углу 172 градуса левого борта работу РЛС в режиме однообзор, предположительно станция AN| BPS-9, носитель атомная подводная лодка типа «Пермит». К концу сеанса связи гидроакустики обнаружили и наблюдали в течении 5 минут на курсовом углу 90 градусов левого борта шум винтов подводной лодки. Обнаружили течь ХГЦЭН-601 правого борта, приняли решение об его отсечке, т. к. в 6 отсеке начала повышаться радиоактивность по газам и аэрозолям. В отсеках личный состав слышал по левому борту шум винтов (возможно ПЛ).
8 июня. Наш маневр на отрыв (уклонение) от подводной лодки США никаких результатов не дал. Гидроакустики периодически её наблюдали. Давали три радио об обнаружении подводной лодки США. Ночью на сеансе связи на поисковой радиолокационной станции «Накат» все экраны были засвечены (типа «молний»), было такое впечатление что рядом, 1-2 кабельтова, работает РЛС, срочно погрузились, аж до глубины 60 метров эти «молнии» были на экранах. На следующем сеансе связи обнаружили работу РЛС AN| BPS-9, продолжаем отрыв курсом, скоростью и глубиной, используем активные средства ГПД .
9 июня. Гидроакустики обнаружили подводную лодку на курсовом угле 150 градусов правого борта. Решил оторваться от подводной лодки США, для чего описал две пологие циркуляции, поставив между нашей подводной лодкой и подводной лодкой США два активных средства ГПД, и по пеленгу, обратному от неё, стал отрываться с изменением скорости, глубины и курса. Я зашёл в штурманскую рубку, где младший штурман старший лейтенант Александр Конев (ныне вице-адмирал, Заместитель Командующего ТОФ) сказал мне в шутку: «Товарищ командир не похоже ли всё это на арену цирка, где наша лодка изображает коня и бегает по кругу, а американская лодка стоит в стороне как наш дрессировщик».




Я засмеялся. Тут же по трансляции из второго отсека ко мне обратился заместитель по политической части капитан 2 ранга Геннадий Антонов : «Может не надо нам связываться с американской лодкой?» Раз начали шутить, то и я пошутил в ответ: «Одеть аппараты ИДА-59». Обстановка в центральном посту была напряженная, по лицам можно было прочитать, у кого что на душе, но если ещё шутят, то значит всё будет в порядке. Мы оторвались от неё, т. к. более мы её не наблюдали. В район потери контакта прилетали противолодочные самолёты «Орион», которые вели поиск, но нас там уже не было. Получили приказание начать поиск ПЛАРБ в полосе движения 400 миль, после чего следовать в базу, прибыть к 19 июня. Маршрут движения в базу тот же, что и при развертывании.
10 июня. В 06.00 заняли точку и начали поиск ПЛАРБ. Периодически производим маневр для выявления слежения за нами иностранной подводной лодки. Слежения не обнаружено.
11 июня. Днём всплыли на сеанс связи и в перископ обнаружили судно по пеленгу 70 градусов, в дистанции 40 кабельтов. Гидроакустики опять ничего не слышали. Гидрология для нас совсем неблагоприятная. В 18.37 гидроакустики услышали шум винтов. Соблюдая меры предосторожности, всплыли на перископную глубину. В перископ обнаружил уходящее от нас судно водоизмещением где-то около 15.000 тонн, мы у него по корме в дистанции 9 кабельтов. Таким образом, можно сказать, что мы определили дистанцию, на которой наши гидроакустики обнаруживают при данной гидрологии надводные цели.
12 июня. В 22.00 закончили поиск ПЛАРБ и начали движение в базу. За 40 суток плавания не было ни одной радиограммы, чтобы пришла без искажений. И это в мирное время!
13 июня. Получили разведсводку: «АВВ „Триполи“ следует на Окинаву». Скоро пройдём остров Окинаву и выйдем в Восточно-Китайское море.
14 июня. Следуем в Восточно-Китайском море.




15 июня. Всплывали ночью на сеанс связи, в наш адрес ничего не поступило. Облачность 3 балла, море 2 балла, видимость 3 мили. Определили место по звёздам и «Лорану». Личный состав готовит подводную лодку, отчёты к приходу в базу.
16 июня. В 02.00 определили место по острову Дандзё: визуальный пеленг на огонь маяка, расстояние до острова с помощью РЛС в режиме «однообзор». В 06.00 ещё раз уточнили место и вошли в Корейский пролив в подводном положении на глубине 40 метров. В 12.00 определили место по «Лорану А» (четыре линии пересеклись в одной точке). На подходах к Цусиме хотел уточнить место, но гидроакустики услышали шум винтов по пеленгу 148 градусов, который сопровождал нас 40 минут. Гидроакустики не смогли данный шум классифицировать. После этого ещё раз всплывали на перископную глубину для уточнения места. Погода: штиль, дымка, видимость 20-30 кабельтов.
17 июня. Прошли остров Улындо, впереди точка всплытия № 1. Глубины моря пошли 2000 метров и более. Погода: туман, море 2 балла.
18 июня. Идёт массовая подстрижка и помывка личного состава, все переодеваются в чистую спецодежду.
19 июня. Вот и ошвартовались. Встречали нас офицеры штаба, оркестр и командир дивизии контр-адмирал Игорь Вереникин. Поставлена новая задача перед экипажем: встречать Министра Обороны СССР, который будет смотреть подводную лодку и береговой кубрик. Покой и отдых нам только снился.
Дэвид Минтон пишет: «ПЛ Guardfish относилась к классу Permit и была близнецом несчастной ПЛ Thresher (SSN 593). Лодки этого класса первыми вобрали в себя все наиболее существенные изменения в конструкции ПЛ. Это увеличение рабочей глубины, более эффективные средства обнаружения, пониженный уровень шума и торпедный отсек, перенесенный из носовой части ближе к миделю.


Таблица № 1



* — Шумность определена по опыту плавания автора, а также из открытой печати США и России (СССР), где 675 проект называют «ревущей коровой».
** — Определена по опыту плавания автора, конкретно в этом походе дальность обнаружения 675 проекта подводной лодкой типа Sturgeon на малошумных скоростях — 24 кабельтова, а дальность обнаружения подводной лодки Guardfish подводной лодкой 675 проекта на малошумных скоростях — 2 кабельтова.

Сравнивая ТТД подводных лодок 675 проекта и ПЛ Guardfish в таблице № 1, можно придти к выводу, что Guardfish имела преимущество перед К-184 по следующим параметрам:
— превышение скорости на 5 узлов;
— превышение глубины погружения на 60 метров;
— Шумность меньше в 6 раз;
— торпед больше на 4 шт.;
— наличие оружия «Саброк», которого у нас не было;
— дальность обнаружения ГАК больше нашего в 6 раз.
Всё это безусловно способствовало длительному слежению ПЛ Guardfish за нашей подводной лодкой. Но несмотря на это, наша подводная лодка смогла выявить наличие слежения и произвести отрыв от ПЛ Guardfish. Как говорится: голь на выдумки хитра.



Девид Минтон в наши дни, с собачкой Эммой. 2009 г. Слава Богу, что у нас с ним и у наших правителей хватило ума не развязать 3-ю Мировую войну.

Выявлению слежения способствовало:
1. неблагоприятная гидрология в Филиппинском море, что заставило Guardfish сократить дистанцию слежения, чтобы не потерять контакт, что в свою очередь позволило К-184 её обнаружить;
2. использование Guardfish радиолокационной станции, первый раз мы обнаружили её кратковременную работу 27 мая;
3. использование ПЛ К-184 нестандартного маневрирования при выявлении слежения, которое также позволило К-184 оторваться от преследования Guardfish.
Это маневрирование Дэвид Минтон назвал в своей статье агрессивным и проходившим на большой скорости, что лично у меня вызывает удивление, т.к. в той обстановке я расценивал его действия как исключительно враждебные и опасные. Должен сказать, что подобные преследования в мирное время могут привести к столкновению и катастрофе, примеров достаточно. Кроме того, Дэвид Минтон нарушил указания своего Командования по ведению скрытного слежения, т.к. после того, как К-184 обнаружила перископ Guardfish 6 июня, Дэвид Минтон должен был сразу прекратить слежение, но он этого не сделал, а продолжал нас преследовать до 9 июня на весьма опасных дистанциях, так что в некоторых отсеках слышали шум винтов Guardfish. Преследование в мирное время — это и есть агрессия.
Некоторые замечания по подготовке похода:
1. Штабом ТОФ маршрут был проложен по шаблону. Несколько флагманских специалистов дивизии маршрут видели, а это является грубейшим нарушением и возможной утечкой этих данных. Корабельного обеспечения при выходе не было. Контрольный поиск подводных лодок не проводился.
2. Возвращение в базу было произведено по обратному маршруту, что позволяло противолодочным силам и средствам Японии, и США без особого напряжения отслеживать подводную лодку.
3. На этапе подготовки к выходу вся береговая база знала о предстоящем выходе подводной лодки. Подготовка никак не маскировалась, не создавалось никакой легенды.
В дальнейшем наша страна стала строить подводные лодки, которые по своим ТТД не уступали подводным лодкам США. Пример тому новая атомная подводная лодка «Гепард», которая вступила в строй ВМФ России.




Мой экипаж ("К-184" ). 1973 год.



Начальник штаба 26 дипл капитан 1 ранга Николай Удовиченко вручает мне поросёнка за дальний поход и успешную ракетную стрельбу (поросёнка скушает весь экипаж)



Я передал поросёнка старшине команды электриков Огуречникову для разделки.

Продолжение следует.



Верюжский Николай Александрович (ВНА), Горлов Олег Александрович (ОАГ), Максимов Валентин Владимирович (МВВ), КСВ.
198188. Санкт-Петербург, ул. Маршала Говорова, дом 11/3, кв. 70. Карасев Сергей Владимирович, архивариус. karasevserg@yandex.ru


Главное за неделю