Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    64,56% (51)
Жилищная субсидия
    17,72% (14)
Военная ипотека
    17,72% (14)

Поиск на сайте

Мазуренко В.Н. Атомная субмарина К-27. Триумф и забвение. – Днепропетровск: Роял Принт, 2010. Часть 1.

Мазуренко В.Н. Атомная субмарина К-27. Триумф и забвение. – Днепропетровск: Роял Принт, 2010. Часть 1.



Славным морякам-подводникам АПЛ К-27 Северного флота ПОСВЯЩАЕТСЯ

Вашему вниманию представляется книга Вячеслава Николаевича Мазуренко, проходившего срочную службу на атомной подводной лодке К-27 старшиной электромеханической боевой части и лично участвовавшего в борьбе за живучесть при аварии ядерного реактора. Книга В.Н.Мазуренко знаменует собой расширение аудитории, принимающей участие в обсуждении проблемы атомного подводного флота. Подключение к рассмотрению проблем подводной службы, личного состава флота всех рангов и опыта службы, даст нам возможность узнать то, как подчинённые оценивают труд своих начальников, т.е. то, что в реальной служебной ситуации было невозможно в принципе. Что думает начальник о своих подчинённых мы, как правило, без проблем имели возможность узнать, так как начальник всегда старательно об этом рассказывает, а сегодня стало возможным узнать и обратное мнение.
Теперь мы можем констатировать, что монополия на истину отменена.



ВВЕДЕНИЕ

Перед Вами, уважаемый читатель, книга, написанная подводником, служившим в далёкие шестидесятые годы на одном из первых атомоходов Северного флота бывшего Советского Союза.
В основе книги, в первую очередь, воспоминания тех, с кем пришлось служить мне, кто служил до и после меня на атомоходе в разные годы. Кто строил её, испытывал в океане, море. Кто потом принял на себя ядерный удар. Кто, не жалея своего здоровья, ликвидировал последствия этой страшной аварии, кто участвовал в научных экспериментах по заданию руководства ВМФ и науки. Цель моей многолетней работы – рассказать о тех прекрасных людях, офицерах, мичманах, старшинах и матросах, с которыми свела меня судьба во время службы на этом корабле.
Мне бы хотелось, чтобы эта книга стала Книгой–Памятью тем, кто прошёл все тяжёлые испытания во время службы на экспериментальной атомной подводной лодке. Экипаж К-27 был одним из сотен экипажей атомоходов бывшего СССР, которые за короткий век службы корабля, прошли через победы, радости и через горечь потерь, разочарований, личных трагедий. Что в итоге получилось, судить Вам.
О каких только АПЛ не снимали кино, не писали книг! Но одной из самых удивительных, опередивших своё время, была АПЛ К-27 проекта 645. На ней были установлены уникальные ядерные реакторы с жидкометаллическим теплоносителем, аналогов которых не было в мире.



Подводная лодка К-27. Ход полный - Надводные корабли, суда и подводные лодки постройки завода № 402 - Северного машиностроительного предприятия (1942-2001). Справочник. /авт. - сост. Спирихин С.А.; [редкол.: Ю.В. Кондрашов (пред.) [и др.]] - Архангельск: ОАО «ИПП «Правд» Севера», 2004.

За короткий срок пребывания в составе Северного флота в жизни корабля, экипажей были триумфы, победы, героизм и горькие трагические события, связанные с испытанием ядерных реакторов в океане и морях. Но информация о подвиге моряков уникального корабля так и остаётся до настоящего времени закрытой для широкой общественности. Тогда это было связано с режимом секретности Союза ССР, сегодня, видимо, с равнодушием и пренебрежением к истории со стороны стран, где проживают члены экипажей корабля.
Понятно, в те годы про подводников, служивших на атомных ракетных субмаринах, никто не писал и не говорил в средствах массовой информации, их не показывали по телевидению и в кино. Всё, что касалось атомных ракетных подводных лодок, являлось "тайной за семью печатями". Секреты в то время охранялись очень жёстко. Например, размеры подводной лодки, вооружение, дальность похода, глубина погружения, скорость, численность экипажа, наличие ядерной установки, место базирования и ещё много чего являлось секретом. Практически вся техническая документация по проекту 645 (АПЛ К-27) также была строго засекречена. Фотографироваться внутри и снаружи нашей лодки, да и не только, а также на пирсе, в общем, во всех местах, связанных с подводной лодкой, было категорически запрещено. Писать в письме домой, друзьям, а также говорить, что ты служишь на атомной подводной лодке и ходишь в автономку, также было строго запрещено.
Были нередки случаи, когда офицеров либо понижали в звании, либо надолго задерживали присвоение очередного воинского звания лишь за то, что они небрежно относились к закрытым документам или где-то по пьянке сболтнули лишнего. Но кому надо до сих пор скрывать от людей завесой позорной и никому уже не нужной секретности?



Подводная лодка К-27. Нос. Корма.

Атомоход К-27 называли атомоходом лауреатов, героев и орденоносцев. В разные годы школу АПЛ К-27 прошли семь действующих и потенциальных адмиралов, четыре Героя Советского Союза, один Герой Социалистического Труда. Практически все офицеры, мичманы, матросы и старшины – участники автономных походов в Атлантику и Средиземное море – были награждены орденами и боевыми медалями. А спустя 30 лет после ядерной аварии, многие моряки-подводники были отмечены орденом Мужества за мужество, проявленное ими во время самой аварии и за ликвидацию её последствий. К сожалению, высокой российской наградой были отмечены только моряки-подводники из числа граждан России. А вот те, кто сегодня проживает в Украине, кто является её гражданами, оказались за бортом наград, их посчитали "иностранцами".
"Иностранцами" оказались подводники, которые в далёком 1968 году были единым экипажем, достойно защищавшим своё Отечество. Материалы, накопленные в боевой и повседневной деятельности АПЛ К-27, позволили учёным защитить две докторские и девять кандидатских диссертаций по актуальным для флота темам. Двое из них стали профессорами, а восемь человек – доцентами и старшими научными сотрудниками. Живым подводным памятником героизму АПЛ К-27 является она сама, как отмечают во многих своих мемуарах и статьях адмиралы, писатели-маринисты.



В России в Верхнем храме Николо-Богоявленского морского собора в г. Санкт-Петербург открыта Мемориальная Доска в память погибшим в аварии К-27 24 мая 1968 года. Белый мрамор и 6 фамилий моих сослуживцев. Среди них и два украинца: старшина 2-й статьи Виктор Гриценко из Луганской области и старшина 2-й статьи Иван Пономаренко из Киевской области. Оба погибли во время аварии. Вот только имена на их родине – Украине – забыты, их не знают, да и никому не нужны. Воздавая должное храбрости и мужеству всех моряков-подводников уникальной атомной подводной лодки, её занесли в "Золотую Книгу Санкт-Петербурга" по разделу "Защита Отечества". Это заслуженная оценка её вклада в дело развития Военно-морского флота, отечественной военной науки. В завершении хочу искренне поблагодарить своих сослуживцев – тех, кто служил до и после меня на К-27, за оказанную помощь в сборе материалов, документов, фотографий, предоставлении своих воспоминаний, –контр-адмирала В.В.Наумова, капитанов 1-го ранга В.Н.Милованова, В.Г.Шеремета, Г.А.Фытова, Ю.М.Сорокина, А.В.Шпакова, С.М.Полетаева, капитанов 2-го ранга Г.А.Агафонова, А.А.Иванова, Ю.Н.Воробьёва, капитана 3-го ранга В.В.Домбровского, лейтенанта Л.Д.Сивова, главных старшин Н.Я.Ганжу, Г.О.Раину, мичманов П.А.Щербину, И.И.Ивченко, старшину 1-й статьи П.П.Стакиониса и многих других. Особая признательность всем тем, кто оказал спонсорскую помощь в издании настоящей книги.



Вячеслав Мазуренко – член экипажа АПЛ К-27

Глава 1. УЧЕБНЫЙ ОТРЯД ПОДВОДНОГО ПЛАВАНИЯ(1) Г. СЕВЕРОДВИНСК

Я стал матросом,
На море выращен.
Я шёл на службу,
Как на парад.
Но путь в романтику
Не пухом вымощен.
Я это понял,
Надев бушлат.

Вот и пришло время отдать свой долг по защите родного Отечества. Пришла повестка прибыть в военкомат. Пару дней "гоняли" по врачам. И наконец, заседание комиссии, на котором мне сообщили, что по состоянию здоровья я направляюсь служить на подводный флот! Честно говоря, может это кого-то сегодня и удивит, но я был рад этому сообщению. Ибо мечтал стать моряком и именно подводником.



На флот! Автор стоит в центре провожающих друзей, близких, земляков.

Служить хотел на лодке, как мой двоюродный брат Жилков Виктор, который в то время служил на ДПЛ 613 проекта на Черноморском флоте в Севастополе. Потом Облвоенкомат. Помню этот большой двор, забитый призывниками и сидящими "покупателями". Артиллеристы, ракетчики, стройбатовцы, моряки с ЧФ и СФ. Конечно, мы, отобранные служить на подводном флоте, хотели, чтобы нас забрали представители, прибывшие с Черноморского флота. Но, увы! К нам подошёл капитан-лейтенант в сопровождении матросов и объявил, что сегодня вечером мы садимся на харьковский поезд, а из Харькова – прямиком на Север. Куда и в какой город он не сказал. Вечером нас (около 30 человек) из Днепропетровской области посадили в вагон и поздно ночью мы прибыли в город Харьков. Разместили в каком-то деревянном бараке, где уже были призывники из различных областей Украины. Рано утром подняли, построили, и пошли мы по раннему, ещё спящему городу на "тайный" полустанок, где уже стоял пассажирский состав, этак вагонов 15–17, готовых принять нас для отправки на Север.



Через несколько дней мы наконец-то добрались до Северодвинска, который для многих новобранцев был незнакомым городом. Потом узнали, что Северодвинск – город в Архангельской области, расположен в дельте Северной Двины, 35 км (22 миль) к западу от Архангельска, что поселение на месте современного Северодвинска впервые упоминается в 1419 году, когда шведы приплыли в бухту и сожгли Николо-Корельский монастырь, который стоял на берегу. Монастырь основан Св. Ефимом, православным миссионером в карельских землях. Статус города Северодвинск получил в 1938 году. С 1938 по 1957 год – носил имя Молотовск. В городе расположена военно-морская база атомных подводных лодок, а также крупное подводное строительство (Севмаш) и ремонт подводных объектов. Но больше всего волновало, куда нас дальше направят, и где начнём свою северную службу? Северодвинск встретил нас сыростью, моросил мелкий дождь. Построили, и унылые, чертовски усталые и голодные мы двинулись в неизвестность... Кто-то из сопровождающих моряков предложил нам запеть песню, – его послали. Больше предложений не последовало. Мимо нас пронёсся грузовик, из кузова которого нам махали руками матросы, судя по выкрикам, они были очень рады нас увидеть:
– Э-гей! Салаги! Привет! Поздравляем с прибытием на флот!
Через час подошли к воротам, которые вели нас на сборник для призывников, где мы были обязаны ещё раз пройти медкомиссию, а потом уж "покупатели" развезут по своим частям. Это была территория, где стояли несколько деревянных одноэтажных бараков. В бараках смонтированы трёхъярусные лежаки. Всё это было огорожено колючей проволокой. В общем, концлагерь и только, даже вышки стояли по углам. В народе всё это называли Бухенвальдом, раньше это действительно был лагерь для политических заключённых во время сталинского периода.

Продолжение следует


Главное за неделю