Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    63,64% (49)
Жилищная субсидия
    18,18% (14)
Военная ипотека
    18,18% (14)

Поиск на сайте

Мазуренко В.Н. Атомная субмарина К-27. Триумф и забвение. Часть 8.

Мазуренко В.Н. Атомная субмарина К-27. Триумф и забвение. Часть 8.



Гуляев Иван Иванович с женой и детьми.

Рыжиков Р.В., капитан 1-го ранга в отставке

Работа в новых, непривычных военному человеку условиях, была непростой. Одно дело командовать людьми, скованными воинской дисциплиной и присягой, службой в экстремальных подводных условиях, а совсем другое – работать с людьми, хотя и родственной профессии, но руководствующимися законами о труде и другими законами, о которых военные люди, в принципе, даже не слышали, как не слышали о строго определённых границах труда и отдыха. Приходилось в Экспедиции встречаться и с "морской вольницей" – с людьми, пришедшими в Экспедицию на один-два перегона. Далеко не у всех из них было безупречное прошлое, а для некоторых Экспедиция была, как они сами любили выражаться, "последним прибежищем моряка"... Многочисленные награды и даже Звезда Героя не очень-то действовали на "просоленных" и "просмоленных" морячил, но в конечном итоге и довольно скоро громадный жизненный и служебный опыт бывшего подводника брал своё.
Огромную роль играли при этом исходившая от Ивана Ивановича доброжелательность, ровное отношение к молодым и убелённым сединами "труженикам моря", весёлый, общительный характер –очевидная доля всякого профессионала, морская грамотность и врождённая склонность к так называемой общественной работе, о которой в нынешнее "прагматическое" время принято почему-то говорить с иронией. Люди потянулись к Ивану Ивановичу. За советами шли к нему капитаны и штурманы, "деды" механики, матросы и мотористы, а уж о первых помощниках капитанов (помполитах) и говорить не приходится. Очень скоро Ивана Ивановича избрали в партийное бюро Ленинградского отряда, а через пару лет он стал фактически бессменным секретарём партийной организации, к мнению которого по многим вопросам прислушивались и в Москве. Начальники экспедиции не считали для себя зазорным советоваться с ним, а в критических ситуациях, например, с проводкой судов в тяжёлых арктических льдах или с проблемами на строящихся за границей судах, "бросать" опытного моряка "на прорыв". Не обходили мнение Ивана Ивановича и при кадровых перемещениях внутри ЭСМП.



Остатки ЭСМП (экспедиции специальных морских проводок речных судов)

Свои же основные обязанности Иван Иванович исполнял со свойственным ему педантизмом, добросовестностью и здоровой инициативой. Это благодаря его стараниям и настойчивости на голом энтузиазме, практически без каких-либо материальных затрат появился в Ленинградском отряде специально оборудованный кабинет военно-морской подготовки. В кабинете этом любой моряк Экспедиции мог не только заниматься ВМП, но и получать грамотную консультацию и от самого Ивана Ивановича, и от капитанов-наставников, от механиков-наставников по вопросам кораблевождения, эксплуатации механизмов и борьбы за живучесть судна. Стали регулярными сборы по ВМП экипажей и руководящего состава Экспедиции в межнавигационный период. Тут тоже возникали определённые трудности с оплатой для вызываемых из межнавигационных отпусков моряков, но и их преодолевал авторитет Ивана Ивановича: дни, проведённые на сборах, участникам оплачивали. А чего стоило проведение учений по совместному плаванию в составе импровизированных "конвоев" при групповых переходах судов вокруг Скандинавии и по трассе Севморпути? И тут Иван Иванович спокойно и методично доказывал начальству их необходимость. Проведение таких учений вошло в привычку настолько, что тренировки по совместному плаванию некоторые наиболее опытные капитаны проводили уже и без нашего с Иваном Ивановичем участия...
С началом перестройки, к сожалению, некоторые начальники морских и речных пароходств, ставшие фактически их владельцами, поддаваясь возобладавшим в нашем обществе пацифистским настроениям, должности капитанов-наставников по ВМП сократили. Неугомонный Иван Иванович продолжил трудовую деятельность в качестве инженера-диспетчера организации, занимающейся предупреждением и сбором разлитых на акваториях Санкт-Петербурга нефтепродуктов. Но долголетняя морская служба не могла не сказаться на здоровье –в связи с обострением тромбоза ног Иван Иванович прекратил официальную трудовую деятельность. Но даже ампутация ноги не остановила общественную деятельность ветерана. Он и член Совета ветеранов г. Пушкин, и заместитель его председателя, он и председатель Комитета содействия пушкинскому Райвоенкомату, член Совета Ветеранов-подводников ВМФ, член Совета Героев Советского Союза Санкт-Петербурга, председатель Оргкомитета однокашников по ВМУ (невзирая на трудности передвижения на протезе, летал во Владивосток на юбилей ТВВМУ им. С.О.Макарова), почётный член клуба "Юный моряк" при Дворце творчества юных в Санкт-Петербурге и, как говорится, прочее, прочее и прочее... Конечно же, везде он не просто числился, а активно работал, выступал в местной и центральной печати...



МОРСКОЙ КЛУБ "ЮНГА" (Юный моряк). 45 лет в строю!

Но коварная болезнь продолжала мучить моряка. И если на К-27 подводники сумели справиться с тромбом в патрубке, то, несмотря на все усилия, современная медицина не смогла справиться с образованием многочисленных тромбов в сосудах героя. Один из таких тромбов перекрыл-таки доступ крови к сердцу. Промозглой ночью ранней петербургской весны 1998 года Ивана Ивановича не стало.
Среди провожавших его в последний поход доброй сотни бывших соратников и учеников были и военные, и гражданские моряки...
Жил ветеран в скромной, стандартной квартире в Пушкине со своей верной подругой – женой Валентиной Александровной. Дочь Светлана замужем за подводником – командиром знаменитого КУОППА им. С.М.Кирова, сын Александр – бывший подводник, ныне гражданский моряк, капитан дальнего плавания. Морские традиции продолжаются!
Завершить рассказ о прославленном подводнике-североморце, о первом командире АПЛ К-27 хочу воспоминаниями тех, кто его хорошо знал.



Чернавин, Владимир Николаевич. Атомный подводный... Флот в судьбе России: Размышления после штормов и походов. - М. : Андреевский флаг, 1997.

«Экипаж любил своего командира. Он был грамотным, опытным моряком-подводником. Мне нравилась его уверенность и в управлении кораблём, и в руководстве экипажем. Иван Иванович был доступным командиром, справедлив и заботлив. Держался он всегда с достоинством знающего себе цену командира. Когда однажды при входе в губу Западной Лицы один из начальников, бывших тогда на мостике, пытался вмешаться в управление кораблём (нарушая Устав ВМФ), Иван Иванович быстро и резко поставил его на место. Я иногда думал о том, почему Иван Иванович не командует соединениями, флотом? И пришёл к выводу – много плавающие моряки неудобны для должностей. Слишком независимы.»

Рыжиков Р.В., капитан 1-го ранга в отставке



«Командиром такой лодки человек с такой фамилией и заурядным именем и отчеством был назначен не случайно. Военно-морской флот и его главком Сергей Горшков хорошо знали этого офицера и ценили его. К моменту назначения на К-27 он успел покомандовать и средней лодкой С-101, большей торпедной лодкой Б-73 и первой советской лодкой-ракетоносцем, вооруженной баллистическими ракетами Б-67. Командуя этими подводными кораблями, Иван Иванович неизменно проявлял не только высокие командирские качества, но и незаурядную пытливость и настойчивое стремление «выжать» из подвластной его экипажу техники максимум возможного. Именно такие качества позволили экипажу С-101 первому на Северном флоте освоить стрельбу маневрирующими торпедами, а экипажу Б-67 провести не только первые пробные пуски ракет, но и успешно провести Государственные испытания всего ракетного комплекса лодки в различных метеорологических и гидрологических условиях, при хранении полностью снаряжённых боевых ракет в её шахтах в течение трёх месяцев, с последующим их успешным пуском, глубоководное погружение с предварительным размагничиванием корпуса корабля и многие другие уникальные испытания.
Автору этих строк пришлось, а вернее повезло, поработать несколько лет бок о бок с человеком-легендой – Иваном Ивановичем Гуляевым. Незадолго до смерти Иван Иванович активно работал в ветеранской организации города Пушкин по месту своего жительства. И это, несмотря на тяжёлую болезнь, без ампутированной из-за неё ноги. Такой уж был характер у этого Моряка с большой буквы!
Умер Иван Иванович 27 марта 1998 года. Друзья, сослуживцы, просто люди, с которыми ему приходилось встречаться, помнят его и стараются строить свою жизнь так, как жил скромный, добросовестный, исключительно честный, порядочный человек, искренний патриот нашей Родины – Иван Иванович Гуляев!»

Кисловская СОШ - Музей - Жители села


Одноклассница И.И. Гуляева –Зинаида Фёдоровна Павловских (Васильева) училась с И.И.Гуляевым с 1-го по 10-й классы. Она отмечает, что все годы учёбы он был первым в классе. Домашние задания всегда выполнял. В ответах был чёток, доказателен, с детства его отличали высокая дисциплина и организованность. Естественно, что именно он был старостой класса. "А когда Ваня самостоятельно освоил гармошку, –рассказывает Зинаида Фёдоровна, – то все мы бегали за ним в школе гурьбой и просили наиграть что-нибудь."



А Галина Васильевна, директор школьного музея в селе Кисловском, добавляет, что Гуляев был членом редколлегии, выпускал школьную стенгазету и был в школе заводилой всех интересных дел. Прекрасно бегал на лыжах и коньках, любил играть в волейбол. О его спортивных успехах свидетельствовали значки "Ворошиловский стрелок" и "ГТО". На здании школы, где учился И.И.Гуляев, есть памятная Доска, а школьный музей носит его имя. Неплохо бы и в столице Урала, Екатеринбурге, иметь улицу его имени...

Таков был первый командир АПЛ К-27 Иван Иванович Гуляев, не ставший адмиралом, но которого будут помнить очень многие и многие годы.

Глава 6. ЧУЖОЙ СРЕДИ СВОИХ



Он был своим среди чужих,
Чужим среди своих, бывало,
А разбери, попробуй их,
Своим не щёлкая забралом.

В 1964 году после ухода Гуляева И.И. командиром первого экипажа был назначен капитан 2-го ранга Леонов П.Ф. (до этого он командовал вторым экипажем нашего корабля).
Родился Леонов П.Ф. 05 февраля 1929 года в Тверской губернии. Семья была из крестьян, многодетная. Отец Павла Фёдоровича в 1941 году пошёл на фронт и в 1943 году пал смертью храбрых за свободу и независимость Родины, как потом было сообщено вдове Леоновой.
После 8-ми классов Павел пошёл Бакинское военно-морское подготовительное училище (БВМПУ), а после его окончания в 1947 году был зачислен курсантом Каспийского военно-морского училища.



Курсант Павел Леонов. 1950 г. Каспийское ВВМУ

Продолжение следует

0
nick191
28.01.2012 19:37:18
Рыжиков Р.В., капитан 1-го ранга в отставке
Рекомендую. Только что издана книга Рыжикова Р.В. "Подводники из приюта принца", где автор вспоминает о службе, о "Ленкоме", и жизни.
Цена — 400 рублей. Купить можно в Музее "С-189"


Главное за неделю