Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    64,10% (50)
Жилищная субсидия
    17,95% (14)
Военная ипотека
    17,95% (14)

Поиск на сайте

Мазуренко В.Н. Атомная субмарина К-27. Триумф и забвение. Часть 14.

Мазуренко В.Н. Атомная субмарина К-27. Триумф и забвение. Часть 14.



Маршал Советского Союза, Министр обороны (с 1957 по 1967 годы), Полководец Великой Отечественной войны, Дважды Герой Советского Союза

Малиновский молча выслушал и пообещал во всём разобраться. А самого Холостякова забрать к себе советником, что и сделал. Правда, забегая наперёд, скажу, что после смерти Малиновского, Георгий Никитич был сразу же отправлен на пенсию, и о нём власть вспомнила, только когда этого прославленного подводника с женой убили в 1990-х годах в Москве в его квартире за боевые награды. Так вот, после вмешательства Родиона Малиновского, Министра Обороны СССР, 02 марта 1966 года вышел Указ о награждении Золотой Звездой Героя командира АПЛ К-27 Гуляева Иван Ивановича и орденами и медалями его славного экипажа. Справедливость была восстановлена. В это время Гуляев И.И. служил уже начальником штаба соединения подводных кораблей в Ленинградской военно-морской базе.
Как-то командир соединения капитан 1-го ранга И.Колчин срочно вызвал к себе начальника штаба:
– Ты что же не говоришь о присвоении тебе звания Героя Советского Союза?
– Какого Героя? –удивился Гуляев. – Не знаю ничего.
– Как не знаешь? Ну, тогда погоди...
Колчин приказал построить весь личный состав соединения и объявил: "Товарищи, Указом Президиума Верховного Совета СССР нашему начальнику штаба, капитану 1-го ранга Гуляеву Ивану Ивановичу присвоено звание Героя Советского Союза". Кричали "Ура!", хлопали, поздравляли, обнимали. Но для полноты счастья Гуляеву всё-таки чуть-чуть не хватало тех его товарищей, сослуживцев, подчинённых, с которыми он прошёл самые трудные в жизни мили.
Не верится, что прошло уже 46 лет. Многих членов "гуляевского" экипажа нет в живых. Ушёл из жизни и сам командир корабля, Герой Советского Союза Иван Иванович Гуляев, трагически погиб Георгий Никитич Холостяков, который до конца своих дней поддерживал отношения с командиром и многими членами экипажа, всегда приходил им на выручку. Нет и Бориса Ивановича Ефремова, крепыша и доктора корабля, одного из первых офицеров, прибывших на строящуюся К-27.




С исторической справкой "О жизненном пути АПЛ пр. 645 зав. № 601" выступает председатель НТО судостроения СПМБМ "Малахит" Г.Д.Морозкин. В президиуме: А.П.Михайловский, Е.А.Томко, Б.Ф.Громов, И.И.Гуляев.


Ушёл из жизни и первый механик Нагорский О.Л., замполит Петухов М.А. (дядя Миша), старпом Окованцев Н.Д., старшины срочной службы Л.Тюкин, В.Лычагин, А.Хутченко, П.Волков, Д.Сирый, А.Димура, Н.Боровик, В.Гришин, контр-адмирал Дорофеев Н.А., гл. конструктор АПЛ А.Назаров, учёный Парнев Л.Х. и другие. Пусть эти эпизоды первого похода К-27 станут достоянием многих, напомнят первым советским подводникам-атомникам о событиях тех лет. Ну, а молодёжи помогут лучше понять моряков первых атомных лодок. Это сейчас, спустя десятилетия, кажется, что всё было легко. Но не зря тот поход, который совершила уникальная атомная подводная лодка К-27 в Атлантику, называли испытательным! Не так уж редко за опыт приходится платить жизнью.

Глава 9. ЗАБЫТЫЙ АДМИРАЛ И ЛЮБИМЕЦ ЭКИПАЖА

«Его уважали и любили за умение отвечать за свои слова и поступки, аналитический ум, умение поддержать в сложной ситуации члена экипажа, и самое главное – за умение уважать, любить своих подчинённых»



В октябре 1964 года личному составу первого экипажа атомной подводной лодки К-27 был представлен старший помощник командира корабля, 33-летний капитан 3-го ранга УМРИХИН ГЕННАДИЙ МИХАЙЛОВИЧ. Он заменил капитана 2-го ранга Окованцева Н.Д., который ушёл командиром второго экипажа корабля.
За годы поисков мне удалось узнать, что будущий контр-адмирал родился в 1931 году в Пензовской области, Белинского района, с. Каменка. После окончания школы поступил в ВВМУ им. М.В.Фрунзе. До прихода на АПЛ К-27 успел поплавать на дизельных подводных лодках Северного флота, в том числе и на лодке, которой командовал будущий командир К-27, Герой Советского Союза капитан 1-го ранга Гуляев Иван Иванович. Больше никакими сведениями на сегодня, к великому сожалению, не располагаю, но очень надеюсь, что все эти "белые" пятна в биографии и жизненном пути офицера-подводника, контр-адмирала Геннадия Михайловича Умрихина будут устранены. Очень бы хотелось, чтобы отозвались его сослуживцы по АПЛ К-32, по Беломорской военно-морской базе, где он был начальником штаба до своей кончины.
За время короткой, но яркой службы на атомоходе новоназначенный старпом стал авторитетом и любимцем экипажа. Надо отметить, что это не всем нравилось, и в первую очередь командиру корабля Леонову П.Ф., ставшему командиром после ухода на повышение Гуляева И.И. Леонов П.Ф. частенько упрекал своего старпома в либерализме, демократичности к своим подчинённым. А по большому счёту, командир Леонов П.Ф., думаю, просто "ревновал" Умрихина Г.М. Ревновал к тому, что к старпому больше обращались, чем к нему. Многие личные вопросы решал не командир, а старпом. Как и следовало ожидать, отношения в дальнейшем между Леоновым П.Ф. и Умрихиным не сложились. Приведу один из примеров, отражающих эти отношения.




Осень 1965 года. Из Мурманска в Гремиху следовал теплоход
"Вацлав Воровский". На нём находились моряки-подводники К-27, которые направлялись в отпуск после второго похода. На борту теплохода находились старпом, капитан 3-го ранга Умрихин Г.М. и замполит, капитан 2-го ранга Анисов В.В. Во время следования в базу произошла драка между одним из подводником К-27 с армейским сержантом. Капитан теплохода отказался "замять" драку, сообщил телефонограммой о случившемся коменданту Гремихи. С приходом в Гремиху старшина лодки Лушко был арестован, после этого началась разборка полётов. Как обычно, надо было определить "стрелочника". Старпом К-27 понял, что стрелки могут перевести на него. Умрихин Г.М. и Анисов В.В. обратились к командиру Леонову П.Ф. При этом Анисов В.В. предложил командиру фамилию старпома не упоминать, что он всё возьмёт на себя. Это было сделано по той причине, что у старпома выходил срок на получение очередного звания "капитана 2-го ранга". Леонов П.Ф. молча выслушал своих сослуживцев и проявил свою "принципиальность". Прямо в глаза заявил: "Старпом всегда несёт ответственность, и в любом случае". По требованию командира Леонова в документах расследования была указана фамилия его старшего помощника Умрихина Г.М. В итоге старпому объявили о неполном служебном соответствии, строгий выговор и задержали представление к очередному воинскому званию на полгода. Такова была благодарность командира своему старпому за то, что его любили, уважали в экипаже больше, чем его.
Этот случай стал достоянием членов двух экипажей атомной подводной лодки, и не принесло уважения со стороны моряков командиру Леонову П.Ф.
В марте 1966 года в Северодвинске в помещении Дома инженерно-технических работников Севмаша состоялось торжественное собрание по награждению подводников АПЛ К-27 Государственными наградами. На этом собрании присутствовали: Командующий Северным флотом, адмирал Лобов С.М., прославленный подводник времён Великой Отечественной войны, Герой Советского Союза Щедрин Г.И., секретарь ЦК ВЛКСМ Пастухов Б.Н. и многие другие.




Валентина Матвиенко (слева), Борис Пастухов (в центре).

После вручения был устроен банкет. И вот, после многократных речей-здравниц, как это было принято в то время, в адрес Партии, Правительства и Главкома, подвыпившие подводники стали выкрикивать: "Выпьем за нашего старпома!" Сначала это были одиночные пожелания, а потом уж десятки моряков, сидящих за столом, стали чуть ли не скандировать "За старпома!".
Леонов П.Ф. не нашёл ничего лучшего, чем при высоких гостях требовать от своего старпома Умрихина Г.М. "навести порядок".
Здесь в ситуацию вмешался сам Командующий Северным флотом Лобов Семён Михайлович. Он поднялся с чаркой в руках из-за стола и, похлопав старпома по плечу, сказал: "Ну, старпом, быть тебе адмиралом, из-за такого уважения к тебе личного состава". И призвал всех присутствующих выпить за Умрихина Геннадия Михайловича. Это был тяжёлый удар по авторитету Леонова П.Ф.И старпом это хорошо понимал. Понимал, что служить ему под началом Леонова П.Ф. будет крайне тяжело или просто невозможно. Вскоре Умрихин Г.М., по его личной просьбе, был переведён на равноценную должность стратегического подводного ракетоносца. Там он получил звание капитана 2-го ранга, а потом его назначили на строящуюся атомную подводную лодку проекта 667 К-32 командиром корабля. На атомной подводной лодке К-27 служил штурман, который впоследствии стал помощником командира корабля, командиром подводного ракетоносца. Речь идёт о Валентине Николаевиче Милованове, ныне капитане 1-го ранга. Когда на лодку пришёл Умрихин Г.М., Валентин Милованов был командиром БЧ-1. Сразу же они нашли взаимопонимание, и между ними сложились прекрасные не только служебные отношения, но и чисто человеческие. Так вот в жизни этого человека Умрихин Геннадий Михайлович сыграл значительную роль в дальнейшей его службе в подплаве.


Вот что в письме автору данной главы пишет Милованов В.Н.:



За годы своей службы на атомных подводных лодках Валентин Николаевич Милованов совершил десятки боевых служб в различные точки Мирового океана!

«От Умрихина никогда никто не слышал с его уст грубости или повышенных тонов. Чувствовалась школа Иван Ивановича Гуляева. В управлении кораблём всегда проявлял грамотность и мастерство.
После нашей аварии меня списали с флота, но я обратился к командованию с просьбой оставить меня в плавсоставе. Врачи отправили меня на командирские курсы с условием, по окончании учёбы опять на медкомиссию. Прошёл я её через год и опять – «не годен». Написал снова рапорт. Тогда меня решили направить на новостройку с расчётом, что учёба в центре, время при строительстве новой АПЛ даст мне возможность не плавать пару лет. С этим я и уехал в Брест в отпуск. А в это время Умрихина назначили командиром нового ракетного корабля К-32. Узнав в кадрах о моих мытарствах, он срочно дал мне телеграмму в Брест «немедленно прибыть к нему». Я срочно умотал на Север и стал у Геннадия Михайловича старпомом. Плавать с Геннадием Михайловичем было очень легко. Он во всём мне доверял, никогда не вмешивался в мою работу. Например, мне, старпому, он дал возможность полностью отработать задачу №2 в роли командира, что было отличной практикой. А в океане мы с ним поровну несли командирскую вахту.»
Капитана 1-го ранга Умрихина Геннадия Михайловича после командования подводным ракетоносцем назначили Начальником Штаба БелВМБ (Северодвинск). На этой должности он получил звание контр-адмирала. Эта оказалась его последняя должность. 22 февраля 1980 года в возрасте 49 лет Умрихин Геннадий Михайлович умер от тяжёлой неизлечимой болезни.
Из письма вдовы командира АПЛ К-27 (второго и первого экипажей) капитана 1-го ранга Новицкого Геннадия Гелиодоровича – Лидии Владимировны:
«Знаю, что он родом из Средней полосы. Окончил Каспийское военно-морское училище. Женился на Вере Степановне году в 1954, значит, в это время он окончил училище. Сразу же после училища был назначен в г. Архангельск. Дочь Лариса, единственная, родилась в 1954 году. А так путь один, как у Гены (Новицкого), и места, и такие же лодки.
После ухода с лодки К-27 сильно болел, ушёл на новостроящуюся лодку в Прибалтику г. Палдиски. Потом стал старпомом у будущего командующего В.Н.Чернавина, когда тот был командиром лодки. Далее служил в г. Северодвинск, получил звание контр-адмирала, болел. Были они с Верой Степановной в санатории году в 1979, там при анализе крови был обнаружен рак. Потом выявлен рак желудка.




Чернавин Владимир Николаевич, контр-адмирал (1970), командир 19-й дивизии ПЛ, начальник штаба - зам. командующего и член Военного совета 3-й флотилии ПЛ КСФ (12.02.1972 - 09.1973), командующий 3-й флотилией ПЛ и член Военного Совета КСФ (09.1973 - 20.09.1974), начальник штаба - первый зам. командующего КСФ (20.09.1974 - 01.07.1977), вице-адмирал (1975), командующий КСФ (01.07.1977 - 16.12.1981), адмирал (1978 ), начальник Главного штаба ВМФ - первый заместитель Главнокомандующего, член Военного Совета ВМФ(16.12.1981 - 29.11.1985).

Мучительно болел и умер 22 февраля 1980 года. В.Н.Чернавин (будущий Главком ВМФ Советского Союза) помог Вере Степановне получить квартиру в Москве за 2 недели до смерти Гены, перевёл его в авиационную часть в Подмосковье. Геннадий Михайлович похоронен в Москве на Хованском кладбище.»
Вот и вся краткая биография и прожитая жизнь старшего помощника АПЛ К-27, командира АПЛ К-32, начальника штаба Беломорской военно-морской базы, контр-адмирала Умрихина Геннадия Михайловича, незаслуженно забытого адмирала. Пишу "краткая биография", ибо написал то, что собрал за эти годы поиска об этом замечательном офицере-подводнике, которого любили и уважали моряки.
P.S. Я допускаю, что в моём рассказе о контр-адмирале Умрихине Геннадии Михайловиче допущены, возможно, неточности, касающиеся его службы на Северном флоте. Это связано только с недостаточностью информации, которой я на момент написания книги располагаю. Надеюсь, что те, кто его знал, отзовутся, напишут о нём побольше и поподробнее.


Продолжение следует


Главное за неделю