Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    63,41% (52)
Жилищная субсидия
    19,51% (16)
Военная ипотека
    17,07% (14)

Поиск на сайте

Воспоминания и размышления о службе, жизни, семье / Ю.Л. Коршунов. - СПб. : Моринтех, 2003. Часть 14.

Воспоминания и размышления о службе, жизни, семье / Ю.Л. Коршунов. - СПб. : Моринтех, 2003. Часть 14.

Прежде всего, наверное, в том, что политработников недолюбливал я сам. Почему? Во-первых, за присвоенное ими право быть судьями в вопросах морали и нравственности. Ведь это были обычные люди, к тому же сами далеко не без изъянов. Во-вторых, я все время боролся с постоянно растущим количеством партийно-политических мероприятий. Я понимал, что нас воспитывают, но это воспитание начинало походить больше на оболванивание. Партактивы, семинары, партконференции, лекции, партхозактивы и другие мероприятия шли одно за другим. Начинало казаться, что не научно-производственная деятельность, а партийно-политическая работа является в институте главной. Как-то я даже занялся статистикой: партбюро из пяти человек заседало два часа — затрачено 10 человеко-часов, в партактиве, продолжавшемся три часа, от управления участвовали 35 человек — 105 человеко-часов и т. д.



Партийный и профсоюзный актив управления

Свои расчеты я свел в таблицу, обобщенным результатом которой явился достаточно убедительный вывод о том, что на все эти мероприятия расходуется 15— 20% всех трудовых ресурсов управления. Получалось, что за счет существенного сокращения партийно-политических мероприятий численность управления могла возрасти на целый отдел. Рапорт об этом с убедительной количественной иллюстрацией своих выводов я подал начальнику института вице-адмиралу Н.И.Боравенкову. Вскоре он возвратил его с резолюцией: «Дорогой Юрий Леонидович, зачем эта статистика, обидно за Вас». Естественно, об этом знал и начальник политотдела. Какое уж тут могло быть представление!
Но вот в 1982 году в связи с предстоявшим 50-летием нашего института Н.И.Боравенков и начальник политотдела, приглашая Главкома на торжества, преподнесли ему юбилейный альбом. В числе фотографий докторов наук в альбоме была и моя. После вопроса, занимаю ли я адмиральскую должность, и положительного ответа последовало короткое приказание: «Представьте». Делать после этого начальнику политотдела было нечего: формальных причин к невыполнению прямого указания Главкома у него, естественно, не было, и представление пошло.




Адмирал флота Смирнов Николай Иванович. И.А.Пензов.

Однако судьба уготовила мне еще одно испытание. Вскоре для рассмотрения ряда вопросов, заданных нам из Москвы, в институт приехал первый заместитель Главкома Адмирал Флота Н.И.Смирнов. В числе обсуждаемых вопросов был и мой. Надо сказать, что точки зрения на целесообразность и осуществимость положительного решения заданного вопроса были далеко не однозначны. Московское начальство, в том числе и сам Н.И.Смирнов, ожидало от наших исследований положительных результатов. Увы, они были резко отрицательными. Об этом я и докладывал. Все усилия Н.И.Смирнова получить от меня ответ, который хотелось услышать, оказались тщетны. Опираясь на результаты проведенных исследований, я твердо стоял на своем. Думаю, что мое упрямство было даже излишним. Наконец всегда спокойный и выдержанный Н.И.Смирнов вспылил. Он обвинил меня в непонимании важности получения не отрицательного, а положительного результата в исследовании.
После резко выраженного недовольства Н.И.Смирнов обратился к присутствующим:
— Здесь есть начальник политотдела? Мой «доброжелатель» вскочил:
— Так точно.
Далее монолог заместителя Главкома звучал приблизительно так:
— Чем Вы занимаетесь, начальник политотдела? Наверное, только разбором пьянства ваших офицеров и их амурными делами? Вы должны учить коммунистов правильно понимать стоящие перед ними задачи. Коммунист Коршунов не понимает свои функции. Вот Вам и следует заняться его воспитанием.
— Есть, товарищ Адмирал Флота, займемся, привлечем к ответственности.
Что мне оставалось делать? Только стоять навытяжку, в струнку, с длинной указкой в положении «к ноге», рядом с плакатами, демонстрировавшими мою несомненную правоту. Настроение после этого, естественно, было отвратительное. Я понял, что адмиральства мне теперь не видать.




В 1982 году мне было присвоено звание контр-адмирала

Каково же было мое удивление, когда через пару месяцев на Северном флоте, где, как и обычно, я проводил испытания торпед, возвратившись с моря, я получил поздравления.
Позднее я был еще больше удивлен, когда узнал, что на заседании ВАК мое представление вместо отсутствовавшего Главкома докладывал Николай Иванович Смирнов. Представление прошло с первого раза. По тем временам для служивших в научно-исследовательских институтах такое случалось не часто.


ГЛАВКОМ И ЕГО ФЛОТ

Нет, не случайно эту главу я озаглавил именно так. Флот, который Советский Союз имел к концу своего существования, был создан, в сущности, по замыслу и под руководством единственного человека — Сергея Георгиевича Горшкова.
По-разному можно оценивать ВМФ СССР. Можно восхищаться его мощью, можно критиковать за недостаточную сбалансированность, можно высоко оценивать эффективность его тяжелых противокорабельных ракет или удивляться недостаточной защищенности надводных кораблей от ударов с воздуха. И о том, и о другом можно спорить. Бесспорно одно — флот, который мы имели, являлся детищем Адмирала Флота Советского Союза С. Г. Горшкова.




Адмирал Океана. - Русский Обозреватель. 27.02.2010.

Главнокомандующим ВМФ Г. Горшков пробыл почти тридцать лет, с 1956 по 1985 годы. За это время флот не просто вырос количественно, но и преобразился качественно — стал океанским, атомным, ракетно-ядерным. По своей мощи он разделил первое и второе места с другим сильнейшим флотом мира — американским.
Можно утверждать, что за 300 лет существования флота России военно-морских деятелей такого масштаба, как С. Г. Горшков, было всего три. Это, прежде всех, создатель отечественного флота Петр I, во-вторых, крупнейший реформатор флота генерал-адмирал великий князь Константин Николаевич, преобразовавший отечественный флот из парусного деревянного в паровой броненосный, и, наконец, Адмирал Флота Советского Союза С.Г.Горшков, создавший современный атомный ракетно-ядерный флот.
Усилия Петра Великого обеспечили России выход на Балтийское побережье. Великий князь Константин Николаевич вывел флот в Мировой океан и начал освоение Дальнего Востока. Усилиями С.Г.Горшкова был создан флот, который успешно решал военно-политические задачи в интересах не только Советского Союза, но и мировой социалистической системы. То, что она, эта система, сама по себе оказалась несостоятельной, это уже не вина С.Г.Горшкова.




Теперь о самом Главкоме. Не могу сказать, что мне довелось общаться с ним часто. Слишком велика была разница в наших положениях: он — Главнокомандующий, я — один из начальников управлений научно-исследовательских институтов ВМФ. Тем не менее встречаться, присутствовать на совещаниях и докладывать Главкому мне довелось не раз. Каким он остался в моей памяти? На этот вопрос я и постараюсь ответить, не претендуя на полноту биографического анализа, а основываясь на личных впечатлениях, оставшихся от встреч с человеком, к памяти которого я питаю самое глубокое уважение.
Это был невысокого роста плотно скроенный человек с крупными, даже несколько грубоватыми, чертами лица, высоким лбом. Его лицо сразу говорило о незаурядном интеллекте и скрытой внутренней силе. Что больше всего запомнилось в поведении Главкома? Несомненно, излучаемая им огромная внутренняя энергия. Мне всегда казалось, что Главком просто заряжен ею. Конечно, присутствовала и властность. Однако она всегда выглядела совершенно естественной и никогда не была напускной. Скорее всего, это была убежденность в своем интеллектуальном превосходстве, да и в большей информированности. Впрочем, так оно и было. По своей эрудиции и силе Главком, несомненно, превосходил всех своих заместителей и помощников. Его авторитет на флоте был непререкаем. Из опыта общения с Главкомом у меня сложилось убеждение, что по всем вопросам, которые так или иначе рассматривались с его участием, он всегда имел свое собственное и достаточно твердое мнение.
Помню такой случай. В Москве на совещании при Главкоме рассматривался вопрос о целесообразности строительства новой подводной лодки-цели. Присутствовали только военные: представители НИИ ВМФ, полигонов и центральных управлений. Все считали, что строить такую лодку надо. Мой доклад был первым. Демонстрационные плакаты с графиками, таблицами и диаграммами, иллюстрирующими содержание доклада, я всегда отрабатывал тщательно. Стоило начать доклад, как Главком меня остановил, подошел к плакатам и стал изучать их сам. На все вопросы я давал аргументированные ответы, которые, судя по реакции Главкома, были достаточно убедительными и с его стороны возражений не вызывали. Вместо отведенных 20 минут доклад занял всего пять. Главкомом он был явно воспринят. Несомненно, это был успех, а успех, как известно, прибавляет уверенности.




Участники совещания с участием Главнокомандующего ВМФ в одном из московских НИИ

После моего пошли следующие доклады. Воспринимались они Главкомом не лучшим образом, да и были не слишком убедительны. Чувствовалось, что Главком по каким-то соображениям настроен против новой подводной лодки. Тем не менее ободренный своим успехом я взялся дополнять докладчиков, давая пояснения по некоторым вопросам. То же стал делать и начальник УПВ вице-адмирал С.А.Бутов. Это было и понятно, так как ведомством, наиболее заинтересованным в создании новой лодки, было именно наше. Нельзя сказать, что реакция Главкома на пояснения была положительной. Увы, я этого не уловил. При моей очередной попытке встать и что-то дополнить меня дернул за тужурку сидевший рядом начальник ГУК вице-адмирал Р.Д.Филонович: «Сидите, хватит». И действительно, буквально через минуту при очередном вставании С.А.Бутова на него вылился весь гнев Главкома. За что? Позже мне сказали, что в принципе Главком не возражал против новой подводной лодки-цели, но экономил стапельные места, не желая сокращать количество строящихся боевых лодок. Считал, что пока мы можем обойтись лодкой-целью, уже находящейся в строю.
Служба в НИИ ВМФ особенно позволяла почувствовать личное влияние Главкома на формирование не только флота в целом, но даже облика каждого нового корабля и образца оружия. Постоянная связь с прикладной и академической наукой, частые посещения НИИ ВМФ являлись характерной чертой деятельности Главкома. Непрекращающийся живой интерес 70-75-летнего человека к тому, что будет через 20-25 лет, меня всегда удивлял и восхищал. Интерес Главкома к перспективе всегда был искренним и неподдельным, видеть его безразличным мне не довелось ни разу.




Бутов Сергей Алексеевич, Филонович Ростислав Дмитриевич

Один из приездов Главкома в наш институт запомнился особенно. Не помню, в каком году это было. Помню только, что летом, в жаркую погоду. Среди рассматриваемых вопросов был и мой. Доклады Главком слушал в конференц-зале. Присутствовало очень немного людей. Помню, что мой доклад слушали, не считая Главкома и члена Военного Совета ВМФ адмирала П.Н.Медведева, человек пять-шесть Все были без тужурок, в рубашках. Главком находился в отличном настроении, снял галстук, расстегнул пару верхних пуговиц на рубашке. Перед ним на столе, как обычно, лежали золотые карманные часы с массивной цепочкой. Доклад шел гладко, однако в какой-то момент Главком остановил меня:
— Что Вы все «ядерное», да «ядерное». Меня интересует, как решать эту задачу не ядерным, а обычным оружием.
Я ответил, что это практически невозможно. Тогда Главком встал из-за стола и, обращаясь не только ко мне, но и ко всем присутствующим, сказал:
— В ядерную войну я не верю. Американцы живут лучше нас, и она им тем более не нужна. Они ее никогда не начнут. Думайте, как воевать только обычным оружием.
После сказанного Главком замолчал и сел на свое место. Однако тут же встрепенулся вроде бы дремавший П.Н.Медведев:
— Американские империалисты готовятся развязать третью мировую войну. Они хотят ввергнуть человечество в ядерную катастрофу. Это обусловлено звериной сущностью самого империализма. На страже будущего человечества стоит Советский Союз и страны социалистического лагеря.




Адмирал Медведев Павел Николаевич. А.С.Чагадаев.

Продолжение следует.



Верюжский Николай Александрович (ВНА), Горлов Олег Александрович (ОАГ), Максимов Валентин Владимирович (МВВ), КСВ.
198188. Санкт-Петербург, ул. Маршала Говорова, дом 11/3, кв. 70. Карасев Сергей Владимирович, архивариус. karasevserg@yandex.ru


Главное за неделю