Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    64,20% (52)
Жилищная субсидия
    18,52% (15)
Военная ипотека
    17,28% (14)

Поиск на сайте

Мазуренко В.Н. Атомная субмарина К-27. Триумф и забвение. Часть 17.

Мазуренко В.Н. Атомная субмарина К-27. Триумф и забвение. Часть 17.



Капитан 3-го ранга в отставке Владислав Владимирович Домбровский.

После ремонта еле отмылись – на руках было больше 1000 распадов. Но, главное! Удалось «не запачкать» отсек ПГ, закрыли штатными матами, одежду и обувь забрали дозики.»
Конечно, помимо пожаров, поломки механизмов, напряжённого труда на грани человеческих возможностей были у личного состава за время похода и счастливые приятные минуты.
Отметил свой 30-летний юбилей Юрий Васильевич Комов, капитан 3-го ранга, командир дивизиона живучести и одновременно командир третьего отсека. Так же за время похода свои дни рождения отметили: Домбровский Владислав – лейтенант, Иванов Валерий – лейтенант - КИП, Корбут Николай – лейтенант - КГДУ, Анатолий Гужеленко – командир БЧ-4-РТС, капитан 3-го ранга. По этому случаю кок корабля готовил большой торт, выдавались 50 грамм – подводных, и торжественно зачитывалось поздравление командира корабля, замполита.
А разве можно забыть пребывание офицеров, мичманов и матросов на борту крейсера "Михаил Кутузов"?!
Август 1965 года. К-27 прошла успешно, без приключений, Мальту. Потом, более суток, через море Сифра, в заливе Большой Сирт для встречи с крейсером.
9 августа в полутора десятках миль от побережья Африки атомная лодка всплыла. Недалеко стоял крейсер "Михаил Кутузов".
После швартовки лодки к "Кутузову" на его борт поднялись старший похода капитан 1-го ранга Михайловский А.П., командир лодки Леонов Л.Ф., офицеры, мичманы, старшины и матросы, свободные от вахты.




Сидят слева направо: командир группы турбинистов Шеремет Владимир Григорьевич, командир БЧ-4РТС Гужеленко Анатолий Иванович, командир КГДУ Самарин Иван Александрович.

Надводники очень радушно встретили моряков атомохода. Подводники были поражены загаром и "фигурами" моряков-надводников, а те – белизной тех, кто поднялся на палубу крейсера с лодки. Но больше всего был поражён командир крейсера капитан 1-го ранга Владимир Матвеевич Леоненков, когда он увидел отношения между офицерами, мичманами и матросами атомной лодки. Он не мог понять, как это может быть, чтобы офицер обращался к матросу по имени, а тот его называл по отчеству или по имени и отчеству. Ведь это грубое нарушение Устава. Потом, как вспоминали моряки К-27, командир крейсера подошёл к командиру лодки и поинтересовался, когда те покинут крейсер, ибо таким вот "панибратским" отношением друг с другом подводники разлагают ему дисциплину на крейсере. Трудно, наверно, командиру крейсера было понять психологию моряков-подводников. Для этого надо было быть подводником. Отдых на крейсере продолжался два дня. Командиры кораблей обменялись обедом и ужином. Моряки-черноморцы, попавшие на борт атомной субмарины, были удивлены теми блюдами, которые употребляют подводники, температурой в отсеках. Но всему хорошему приходит конец. 11 августа в 4 часа утра атомная подводная лодка отошла от крейсера.




Адмирал Владимир Матвеевич Леоненков

Перед командиром лодки стояла задача – уйти незаметно от авиации 6-го флота США, которая практически непрерывно вела наблюдения за лодкой и кораблём.
Было решено погрузиться и под шумы крейсера, которые должны замаскировать шумы лодки – резко свернуть от курса с одновременным погружением на глубину 240 метров.
Этот манёвр удался, и К-27 продолжила свой поход в Левантийское море, где её экипаж занялся поиском подводных лодок в течение около 10 суток.
В отсеках, после "отдыха" на палубе крейсера, жизнь вошла в своё русло. В третьем отсеке заместитель командира по политчасти капитан 2-го ранга Анисов Владимир Владимирович проверял и делал замечания по выпускаемым в отсеках "Боевым листкам". Он составил очередной план соцсоревнований по отсекам, сменам. Если говорить о замполитах, то самое страшное для подводников, если к ним в экипаж приходил замполит-самодур, а такие, к сожалению, были. Думаю, это не относится к первому замполиту корабля Петухову М.А., да и к Анисову В.В. тоже, хотя он был объектом насмешек у подводников. Дело в том, что перед тем, как подводная лодка уйдёт в автономку, на борт загружали книги и кинофильмы, тематику которых подбирал замполит. За этим делом Владимир Васильевич следил строго. Загружались книги по истории КПСС, учебники по научному коммунизму и материализму и тому подобное. В фильмотеку входили такие "шедевры" как "Ленин в октябре", "Человек с ружьём", "Два бойца", "Чапаев" и многие другие художественные ленты про Ленина или о Ленине, революции и т.п.
Наверное, никто не навредил больше коммунистической партии, чем такие замполиты. Вот уж действительно: "Заставь дурака Богу молиться, он и лоб расшибёт". Людей буквально изматывала двухмесячная напряжённая служба в замкнутом пространстве с одними и теми же лицами и приборами. После вахты взять бы и почитать увлекательный детектив, любовный роман, триллер, или посмотреть кинокомедию. Людей уже тошнило от этой политической макулатуры.




Владимир Владимирович Анисов

К-27 завершала свой длительный поход в Средиземное море. Подводники знают, как медленно тянутся последние дни перед приходом в родную базу. Дни кажутся месяцами. Усталость всё больше и больше давит на организм. Главное – это благополучно прийти в родную базу, увидеть родные лица. Поход завершается. Вот только снова, как и в первом походе, командир корабля и старший похода не знают, куда возвращаться. То ли в Гремиху, где постоянное место базирования лодки, где находится штаб 11 дивизии, где проживают семьи моряков, или в Западную Лицу, откуда атомоход вышел в свой поход? Через несколько часов прояснилось – атомной лодке К-27 приказано прибыть в Западную Лицу. После расчёта сообщили командованию, что прибытие К-27 планируется 13 сентября, после полудня. Капитан 2-го ранга Леонов Павел Фёдорович после 60-суточного боевого дежурства пришвартовал свой корабль с экипажем к одному из пирсов Западной Лицы. Позади пожары, операция Ганжы, которому майор Борис Ефремов удалил аппендицит, успешная "атака" на американский авианосец, отдых на крейсере "Михаил Кутузов", устранение серьёзной поломки в четвёртом отсеке, успешно собранные разведанные о предполагаемом противнике –всё это уже позади.
Завершая свой рассказ о походе атомной подводной лодки К-27 в Средиземное море, хочу отметить, что радость возвращения в базу снова, как и после первого испытательного плавания, была омрачена. Экипаж по прибытию в Западную Лицу никто не встречал.




Как пишет Аркадий Петрович Михайловский в своих мемуарах, их, по-видимому, не ждали. Встречу организовала только дежурная часть, которая приняла от моряков лодки швартовые концы. Думаю, что когда спустя десятилетия, уважаемый адмирал писал эти строки, он немного лукавил. Не могли в Западной Лице не знать о приходе атомной лодки с 60-суточного похода.
Думаю, знали о том, когда и в какое время придёт К-27 в Западную Лицу. Но пусть это останется на совести тех, кто тогда в далёком сентябре 1965 года не удосужился встретить корабль и поблагодарить подводников за их тяжёлый труд в походе.


Через несколько минут появился начальник штаба флотилии капитан 1-го ранга В.Кичев, и только для того, чтобы пробормотать о каких-то секретных документах, сообщить, что Рензаев Н.Ф. командир флотилии получил контр-адмирала, и убраться восвояси с пирса.




Кичев Василий Григорьевич, контр-адмирал, командующий 12 эскадрой ПО СФ (1967-02.1969), начальник Оперативного управления Главного штаба ВМФ (1969-1971), начальник штаба СФ (1971-74), 1-й зам начальника ВМА по учебной работе (1974-84). Вице-адмирал, помощник представителя главнокомандующего Объединенными Вооруженными силами государств - участников Варшавского договора по Военно-морским силам в Национальной народной армии ГДР (1984-89).

Видя такое отношение со стороны командования флотилии Западной Лицы к экипажу атомной лодки К-27, старший похода капитан 1-го ранга, Герой Советского Союза Аркадий Петрович Михайловский приказал Леонову построить на причале тех моряков, которые были свободны от вахты, и лично поблагодарил их и всех остальных подводников с успешным завершением похода в Средиземное море. Он выразил уверенность, что по прибытии в родную базу, Гремиху, экипаж ожидает торжественная встреча и традиционный поросёнок. Через пару дней К-27, разгрузив оружие, тихо, безо всякого шума ушла в свою Гремиху.
Самое интересное, как потом вспоминает адмирал Михайловский А.П., он с удивлением обнаружил, что никто от него не требует отчёта о первом в истории флота СССР походе атомной лодки в Средиземное море, и даже не интересуется личными впечатлениями и обстоятельствами плавания! Почему это произошло? Думаю, что те, кто тогда стоял у командования дивизии, флотилии в Западной Лице, думали о том, какая их ждёт награда после того, как будет совершён группой поход атомных подводных лодок вокруг Земного шара. Флотилия готовилась к этому серьёзному мероприятию. Лампасы, звёздочки, Золотые Звёзды Героев, должности и тому подобное, наверно, это в первую очередь волновало командиров дивизии и флотилии. Им было не до уникальной атомной подводной лодки К-27 и её экипажа. Только так можно расценить такое хамское отношение к экипажу, совершившему свой первый поход в Средиземное море, давшему науке много ценного, и не только науке, но и государству!
По прибытии в Гремиху было всё: торжественная встреча, лица жён и детей, традиционный поросёнок. Экипаж встречал Командующий Северным флотом Лобов С.М., первый командир Гуляев И.И. Вот только осадок в душах моряков-подводников после захода в Западную Лицу и от той встречи остался... На годы, навсегда.




Адмирал флота Лобов Семен Михайлович. И.А.Пензов.

В.В.Наумов

В оценке действий командования 1-й флотилии АПЛ в Западной Лице отностельно экипажа К-27 автор не прав.
Обиду членов экипажа, особенно срочной службы. понять можно. Они восприняли деловой заход К-27 в Западную Лицу, как возвращение домой из похода, а он был связан только со срочной необходимостью возвращения в 11-ю дивизию ее начальника штаба капитана 1 ранга А.П.Михайловского. Недаром на причал прибыл начальник штаба 1-й флотилии контр-адмирал Кичев для всречи с Михайловским, на которой он поставил ему новую срочную задачу, ввел Михайловского в курс дела и заодно сообщил, что командир 11-й дивизии Н.Ф.Рензев (а не командующий флотилией, как у автора) получил звание контр-адмирала.
Что касается похода К-27, то он заканчивался в Гремихе, там ее ждали и готовили встречу, как героев, связанную не со сложностью и уникальностью похода, а с освоением в походе новой техники, которой являлась опытовая главная энергетическая установка К-27.
Жаль, что экипажу заранее никто не объяснил цель захода в Западную Лицу.
А.П.Михайловский совершенно правильно и закономерно, прощаясь с экипажем как старший на походе, поблагодарил людей за совместное плавание. Что касается остального командования 1-й флотилии, они, конечно, знали и, вероятнее всего. выпросили у флота заход К-27 в Западную Лицу для срочной доставки НШ 11-й дивизии, для более качественной подготовки к походу "сырого" экипажа 675 проекта под командованием капитана 1 ранга Виноградова, но ни о каком чествовании К-27 не помышляли. Об особенностях похода К-27 в 1-й флотилии и понятия не имели, ибо это никак не входило в их обязанности.
Подводные лодки 1-й флотилии, возвращавшиеся с боевой службы в лучшем случае встречало командование дивизии, и только летом 1967 года К-104, где я служил помощником, встретил командующий флотилии вице-адмирал А.И.Сорокин, который сказал, что экипаж К-104 хорошо отдохнул в Атлантике, тогда как вся флотилия выдержала тяжелейшую инспекторскую проверку, поэтому К-104 вместо отдыха пойдет на Белое море обеспечивать выполнение ракетных стрельб силами главных командных пунктов и ракетных расчетов с других кораблей.
Вообще существовала в ВМФ СССР практика, когда об особенностях походов и деятельности кораблей даже соседних соединений, не говоря уже о других базах, моряки узнавали из приказов о наказании за аварийные происшествия и редко из листовок политуправлений флотов, связанных с достижениями в соцсоревнованиях.
А командованию 1-й флотилии при заходе К-27 мечталось не о новых званиях, орденах и лампасах, а о том, чтобы решить сложнейшую задачу подготовки двух разнородных кораблей с еще достаточно "сырыми" экипажами к сложнейшему переходу на ТОФ через опасный из-за айсбергов пролив Дрейка да еще и уложиться в назначенные сроки.



Экипаж атомной подводной лодки К-27 после награждения орденами и медалями.

Пробыв немного в Гремихе, атомоход убыл в г. Северодвинск, на завод, где он родился. Убыл, чтобы пройти капитальный ремонт, поменять активную зону в реакторах и готовиться в свой третий поход. Чтобы выполнять пожелания вице-адмирала Холостякова Г.Н., который после первого испытательного похода в Атлантику записал в отчёте: «К-27 после ремонта и устранения выявленных недостатков в работе агрегатов и механизмов, может совершить 70-суточный поход вокруг земного шара без всплытия».
Пройдёт ещё несколько месяцев, и в марте 1966 года выйдет долгожданный указ о присвоении звания Героя Советского Союза первому командиру АПЛ К-27 Гуляеву Ивану Ивановичу. Орденом Ленина будет награждён второй командир корабля Павел Леонов, капитан-лейтенант Юрий Сорокин и ещё четверо моряков. Орденами Красного Знамени будут награждены старпом лодки Геннадий Умрихин, командир БЧ-1 Валентин Милованов, командир БЧ-5 Алексей Иванов, командир БЧ-4 РТС Анатолий Гужеленко, помощник командира корабля Геннадий Фытов, замполит Владимир Анисов, командир 2- го дивизиона Валентин Зубков, старшина спецтрюмных Николай Ганжа и др. Остальные офицеры, мичманы, старшины, матросы были отмечены орденами Красной Звезды, медалью Ушакова, "За боевые заслуги" и "За отвагу". Всего экипажу атомной подводной лодки К-27 за два её уникальных похода в 1964 и 1965 годах было вручено 6 орденов Ленина, 15 орденов Красного Знамени, 25 орденов Красной Звезды, 10 медалей "За боевые заслуги", 67 медалей Ушакова. Заслуженные боевые награды получены моряками-подводниками атомной подводной лодки К-27 в мирное время.


Продолжение следует


Главное за неделю