Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    63,64% (49)
Жилищная субсидия
    18,18% (14)
Военная ипотека
    18,18% (14)

Поиск на сайте

Мазуренко В.Н. Атомная субмарина К-27. Триумф и забвение. Часть 27.

Мазуренко В.Н. Атомная субмарина К-27. Триумф и забвение. Часть 27.

А во время очередной аварии в этом плавании, когда в реакторном отсеке давлением подорвало крышку среднего парогенератора и концентрация радиоактивных газов в пять раз превысила норму, лодку спасали старший лейтенант Влад Домбровский и спецтрюмные Осюков и Гриша Раина. Лёжа на асбестовых матах на раскалённом до 250 градусов железе, они осторожно затянули на шпильках более полусотни гаек, контролируя каждый шаг резьбы микрометром. Это был последний поход Григория. В марте 1966 года ему торжественно вручили самую престижную среди моряков боевую медаль Ушакова. А осенью этого же года он демобилизовался. Нашёл я Гришу спустя 41 год. Сегодня мы часто встречаемся, практически ежедневно перезваниваемся друг с другом. Гриша говорит сегодня, что если бы он начал жизнь сначала, то снова пошёл бы служить на К-27. Нет, эти слова не кажутся странными. Это было время молодости и не показного героизма. В память о нём хранит он и свои боевые награды. Такова судьба подводника-спецтрюмного АПЛ К-27, паренька со степного края Кировоградщины – Раины Григория Ошаровича.



ПОМНИМ О СЛУЖБЕ НА ПОДВОДНОМ ФЛОТЕ. УГОЛОК ПАМЯТИ У ГРИГОРИЯ ОШАРОВИЧА РАИНА, ГЛ.СТАРШИНЫ, СПЕЦТРЮМНОГО, КАВАЛЕРА МЕДАЛИ УШАКОВА.

Глава 18. КОМАНДА ТУРБОГЕНЕРАТОРЩИКОВ

Было бы несправедливо с моей стороны, если бы в настоящей книге я не коснулся команды, в которой мне пришлось служить.
Не рассказать о ней и о тех моих сослуживцах, которые служили до меня, вместе со мной и после меня. Это моряки-подводники команды турбогенераторщиков. Команда, которая в то время среди первых атомных субмарин была первая в своём наименовании, в специальности, которую мы получили, именно на корабле, так как в учебке учили на турбинистов. Да и пятый отсек, в котором несли службу турбогенераторщики, назывался – турбогенераторный. На других лодках их не было.




Подводники 2-го дивизиона БЧ-5 АПЛ К-27. 1964 г. 1-й ряд: Димура, Тимофеев, Хутченко. 2-й ряд: Шеклов, Соловьев, Егоров, капитан 3 ранга Зубков, Ламцов, Гусев, Шабалин. 3-й ряд: Корольков, Удовик, Давиденко, капитан-лейтенант Нечипуренко, Анищенко, Проскурин, Миронюк, Строкач. 4-й ряд: Михайлевич, Еременко, Лещинский, Куцев, Тюкин. 1963 г. (из архива Ламцова).

Команда входила во 2-й дивизион 5-ой боевой части. Кроме нас в электротехнический дивизион входили электрики. Первым турбогенераторщиком и старшиной команды был мичман Ламцов Владимир Михайлович. Вот как вспоминает те далёкие времена сам Владимир Михайлович:
«Родился я в 1937 году. В 1956 году окончил школу, потом химико-технологический техникум. В сентябре 1956 года меня призвали в Армию. Попал на подводный флот. После окончания учебного отряда в Кронштадте в 1957 году меня направили на Северный флот. Служил на дизельной лодке Б-75, а в марте 1958-го вызвали в г. Обнинск на учёбу. Там меня зачислили в экипаж атомной подводной лодки К-27 (которой ещё не было) и назначили старшиной команды турбогенераторщиков. В конце года я заключил контракт на сверхсрочную службу. Кроме меня в команде были Смолик Иван Сергеевич, Анатолий Дьячков (он стал старшиной команды во втором экипаже после его создания). Они уволились в 1963 году. Вместо них пришли Леонид Тюкин, Анатолий Димура, Анатолий Чернышук. С этими ребятами ходил в Атлантику. А в ноябре 1964 года я демобилизовался, передав дела команды Леониду Тюкину.»




Сослуживцы по АПЛ Василий Лычагин и Леонид Тюкин. Северодвинск.

Мне не пришлось служить с мичманом Владимиром Ламцовым, главстаршиной Леонидом Тюкиным. Но об их хороших делах, как высококвалифицированных спецов, я и мои товарищи по команде были наслышаны. Жизнь на корабле продолжалась. Менялись люди. Вместо ушедших приходили новые. Мне и Володе Газину пришлось несколько месяцев прослужить с нашими отличными наставниками, которых мы пришли сменить и которые учили нас специальности, передавали свой опыт. Это Анатолий Димура, Анатолий Чернышук, Николай Сманцер, Иван Пыдорашко, командир 2-го дивизиона Виталий Ничипуренко, которого вскоре сменил Иван Спиридонов. Вскоре они ушли, а команду турбогенераторщиков возглавил мичман Иван Фёдорович Немченко. Команда в составе Немченко, Сманцера, Пыдорашко, Газина, Ивана Панченко, автора этих строк и прибывшего в 1967 году Александра Миняева, активно готовилась к своему третьему походу. С нами вахту в отсеке постоянно несли, участвовали в различных работах наши коллеги по 2-му дивизиону – электрики. Мои одногодки: Зинон Митрофанов, Николай Мельник, Виктор Котельников, Николай Осянин, старшие сослуживцы: Анатолий Брехунец, Залетов, Коновалов, Охлюев и другие. Хотелось бы вспомнить и трёх замечательных ветеранов войны подводного флота – мичманов Головко Николая Андреевича (старшину команды трюмных), Голубкова Александра Константиновича (старшину команды электриков) и Хренова Николая Ивановича (старшину команды радиометристов). Все они одного года рождения – 1927-го. За плечами годы службы на дизельных лодках, участие в Великой Отечественной Войне. Первые двое постоянно находились в пятом отсеке, хотя их хозяйство было и в других отсеках корабля.
Моряки-подводники любовно вне службы и между собой называли "студентом" – Хренова, "комаром" – Голубкова и "перуном" – Головко. Такие клички им дали моряки при просмотре одного художественного фильма (о "лесных братьях" в послевоенной Прибалтике) в 1964 году, когда эти трое уважаемых подводника пришли на К-27. Дожил до сегодняшнего дня только один – мичман Головко Николай Андреевич. Два его побратима ушли из жизни несколько лет тому назад.




И. Пыдорашко, Н.Сманцер, В.Квашин.

В 1967 году осенью ушел в связи с окончанием службы Николай Иванович Сманцер, участник боевого похода в Средиземное море. После долгих лет поисков я его нашёл в Москве. В 2000 годах несколько раз встречались. Женат. Взрослый сын, внуки. Недавно, перед написанием книги, узнал, что Николай перенёс инфаркт в свои 65 лет. Оставшимся членам команды пришлось пройти через ядерную аварию, лечение и осенью 1968 года демобилизоваться. Ушли в том году Иван Пыдорашко, Володя Газин и я. В 1970 году – наш старшина команды Иван Фёдорович Немченко. Через годы я узнал, что он покончил с собой. Что же заставило этого мужественного человека так поступить – неизвестно. Дослуживать ещё около года осталось Александру Миняеву. С первыми ребятами общение не прекращалось все эти годы. А вот Сашу Миняева я нашёл только спустя десятилетия в далёкой Мордовии. Получил от него письмо, которое мне и захотелось привести в данной главе, ибо там речь идёт о нашем прошлом, о наших сослуживцах. Александр Фёдорович Миняев пишет:
«Прошло более 30 лет, как мы с тобой расстались, дорогой дружок. Думаю, тебе будет интересно, что было после ухода тебя, Володи Газина, Вани Пыдорашко. Меня и многих ребят отправили в ноябре 1968 года на обследование в Ленинград. Находились мы там до февраля 1969 года. После этого многих из годков комиссовали, это Валеру Погодина (Валерий Погодин умер в 27 лет от рака печени – авт.), Женю Уланова, Володю Видякина, Володю Волошина. У них обнаружили очень высокое давление, другие отклонения в организме. Меня, Саню Рыжова, Хайдара Шакирова, Артура Гафнера, Сашу Жданова и ещё с десяток человек – списали на берег, и последние шесть месяцев я дослуживал на береговой базе, на продовольственном складе, где главным был наш мичман с лодки Сергеевич (Николай Никифорович – кок АПЛ. Ныне покойный – авт.).
О себе. Здоровье плохое. В свои 47 лет не выхожу с больницы. Лежу месяцами. Посылали на ВТЭК, но я отказался, надо ещё поддержать сына, да и как потом жить на пенсию? Вот вкратце о себе. У меня двое детей: сын и дочка. Дочь замужем, а сын служит сегодня в ВМФ в Ленинграде. До свидания. С ув. Александр Миняев.»




Александр Федорович Миняев

Сегодня Александр Фёдорович Миняев на пенсии, инвалид 2-й группы. Является членом Всероссийского комитета ветеранов подразделений особого риска. Получает неплохую пенсию. Вот только здоровье неважное.
В Полтавской области в г. Кременчуг проживает Иван Пыдорашко. После демобилизации устроился на нефтеперерабатывающий завод, на котором и проработал до самой пенсии. Вырастил с женой двух сыновей. Растут внуки. Но годы службы дают знать о себе. Стал инвалидом 3-й группы. Имеет статус инвалида войны.
В городе Донецке живёт Володя Газин. За плечами десятилетия работы под землёй – проходчиком. Награждён тремя орденами Шахтерской Славы, орденами Трудовой Славы. Сегодня, находясь на пенсии, продолжает работать начальником участка шахты. Вырастили с женой Валентиной дочь. Растёт внучка Катюша.
Имеет статус чернобыльца-ликвидатора 2-й категории Иван Панченко, который проживает в Донецкой области, очень болеет.
После нас старшиной команды были мичманы Михаил Лысенко, Анатолий Подгорный, Николай Мойстус. Старшины срочной службы – Николай Новоселя, Александр Полуэктов.




Михаил Корнеевич Лысенко сегодня проживает с женой в Ленинградской области. Инвалид. Дочь живёт в Гремихе.
Николай Мойстус после демобилизации проживал с семьёй в Мурманске. Скончался в 50 лет. Любил рыбалку и охоту, был компанейским парнем, которого уважали офицеры, мичманы и матросы. Писал стихи. К сожалению, по остальным членам команды не располагаю данными, но, надеюсь, они живы и здоровы. Не могу назвать тех членов команды турбогенераторщиков, которые служили в конце 1980-х годов. Вот на этой ноте я бы и хотел закончить рассказ о членах своей команды турбогенераторщиков, в которой имел честь служить.




Турбогенераторщик В.Мазуренко. 1965 г.

Глава 19. МИЧМАН ФЛОТА СОВЕТСКОГО СОЮЗА

Всегда душой вас помним, ветераны!
Кто жив, и тех, в пучине кто морской!


О мичмане ГОЛОВКО НИКОЛАЕ АНДРЕЕВИЧЕ можно рассказывать долго и есть о чём. 25 лет на подводном флоте. Не одно поколение подводных лодок сменилось за время службы мичмана Головко. Заканчивал на атомной, а начинал на "Щуке". Тот, кто хоть немного знаком с историей войны на морях с немецко-фашистским флотом, в обязательном порядке знает этот класс подводных кораблей –"Щуки" вписали не одну славную страницу в летопись морских сражений.



Впервые Николай Головко попал на "Щуку" летом 1945-го, уже будучи курсантом Тихоокеанского учебного отряда подводного плавания во Владивостоке. А до этого и море-то впервые увидел, лишь когда поездом подъезжал к Владивостоку. Хотя детство прошло в какой-нибудь сотне километров от Азовского моря в селе Красный Луч Донецкой области. А довоенные дети-колхозники по пионерским лагерям не ездили. Ещё подростком он в колхозе и прицепщик, и косильщик на лобогрейке. Тем более что мать умерла, когда ему было всего 13 лет – в 1940-м. А уже в декабре 1941 года пришли немцы. В 1943 году от крупозного воспаления лёгких умер отец, не дожив до освобождения. И можно себе только представить: мальчишка жил совершенно один, старший брат Михаил погиб в 1943-м в боях в районе Пятихаток. Но сельские дети – они жизнеспособные. Да и две двоюродные сестры помогали, которые и позже всегда его опекали, и в отпуск к ним приезжал уже бравым морячком – щеголял по селу. И люди помогали. Ведь немцы, когда уходили, даже курицы не оставили во всём селе, а напоследок и само село сожгли – просто так, чтобы помнили.
Люди помогли соорудить из остатков дома и сарая что-то вроде времянки – там и жил. Огородничал, работал в колхозе. Пока 23 октября 1944-го не был призван в Красную Армию – учебно-строевой полк в Уральском военном округе. В мае 1945 года повезли их на Дальний Восток. Но не в пехоту попал молодой солдат, а в подводники. На второй месяц пребывания в отряде подводного плавания побывал Головко со своей группой курсантов с "ознакомительным визитом" на "Щуке" – "Щ-131".


Продолжение следует


Главное за неделю