Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    64,10% (50)
Жилищная субсидия
    17,95% (14)
Военная ипотека
    17,95% (14)

Поиск на сайте

Мазуренко В.Н. Атомная субмарина К-27. Триумф и забвение. Часть 30.

Мазуренко В.Н. Атомная субмарина К-27. Триумф и забвение. Часть 30.


Командир 12-й ЭскПЛ СФ контр-адмирал В.Г.Кичев поздравляет командира ПЛАРБ "К-19" капитана 2 ранга Э.А.Ковалева с отличным выполнением ракетной стрельбы экипажем подводной лодки летом 1967 года (бухта Ягельная, Сайда-Губа).

Приказом Командующего Северного флота Фытов Г.А. был назначен помощником командира корабля К-27 взамен убывшего на повышение Ковалёва Эрика Александровича. Начался большой семилетний этап службы на уникальной подводной лодке Северного флота. И как бы не упражнялся он в своих грязных инсинуациях по отношению командиров Леонова, Новицкого – именно при них и командире Гуляеве, Фытов Г.А. достиг того, чего просто не смог бы достичь без них! Помощник командира корабля, старший помощник, звание капитана 3-го ранга, 2-го, боевой орден. Два похода в Атлантику и Средиземное море. Пройдут годы и господин Фытов "отблагодарит" грязной неблагодарностью тех, кто ему помог достичь этих высот. Думаю, лучшим подтверждением того, что написано было выше, будет оценка тех, кто очень хорошо знал Фытова Г.А. и не один год с ним прослужил на корабле.

Наумов В.В., контр-адмирал

«Инцидент с Фытовым состоялся у меня на симпозиуме, организованном в Библиотеке Академии Наук (г. Санкт-Петербург). Организовал его Б.И.Саенко – бывший командир группы АПЛ К-27 в 1959–1963 гг. Появление Фытова было для меня неожиданностью, впрочем притащил его зачем-то Марьтемьянов (служил на АПЛ с 1959 по 1964 год). Когда докладчик упомянул мнение Фытова о вине командира Леонова в переоблучении личного состава, так как он не убрал людей из смежных (с реакторным) отсеков, я был удивлён, каким образом Фытов предполагал вывод людей на ходу в море из третьего отсека? В 3-м отсеке погиб только Воевода, но в этом, пожалуй, больше виновен я, а не Леонов, так как топчан, на котором лежал Воевода, был поставлен в гидропосту ещё при строительстве корабля (левый борт). Виноват и сам Воевода, оставшийся лежать спиной к реактору, когда на корабле была объявлена большая приборка. В общем, я высказал сомнение в компетентности Фытова и спросил: «Правда, что Фытов в своей упомянутой книге называет Леонова убийцей?» На что тот даже с гордостью ответил, что это так. На что я заявил, что в таком случае правы те члены экипажа, которые называют его подлецом и негодяем. Что убийцей можно назвать человека только по приговору суда и что слишком много развелось людей, которые учат, как надо было делать, после окончания войны, в которой не участвовали и т.д.



Контр-адмирал Владлен Васильевич Наумов вручает погоны и кортики выпускникам ВВМУПП.


Фытов меня по окончании симпозиума «обезоружил» – доброжелательно подошёл ко мне и подарил книгу «Глазами подчинённого». Я прочитал её быстро, мне было интересно, так как тогда я ничего не знал про его службу, кроме АПЛ К-27 и в училище (ВВМУПП), когда я был заместителем начальника. Мне его даже стало жаль, во-первых, он просто очень больной человек с нездоровой психикой, во-вторых, он совершенно лишён каких-либо понятий о человеческой чести и о мужском достоинстве, в конце концов. Несмотря на то, что он много сдавал зачётов и при том успешно, он всё-таки круглый д...к! В 38 лет отказался от должности командира аварийной лодки К-27 и остался старпомом у Смарагдова, будучи с ним на ножах, и считает, что его кто-нибудь в 38 лет назначит на плавающий корабль командиром. Думать так может только полный идиот, оторванный от флотской службы. Писать с удовольствием, что Смарагдов полутруп в лечебном учреждении и с гордостью, что он приказал не пускать Леонова в казарму «выпроводив» его из кабинета, нужно быть кретином, чтобы не понимать, что даже чёрной краски для своей характеристики придумать нельзя. При желании тех, кого он оскорбил, Фытова можно отдать под суд. В частности, хотелось бы увидеть реакцию И.В.Касатонова, после прочтения им книги Фытова, где тот унизительно отзывается о его отце Касатонове В.А., называя его «сумасшедшим с бритвой». Ну, пожалуй, слишком много чести я оказал Фытову в этом письме.»

Милованов Валентин, капитан 1-го ранга, сменивший Фытова на посту помощника командира корабля



Задание выполнено! Подводный ракетоносец успешно вернулся с БС, командир капитан 1-го ранга Милованов В.Н. За годы своей службы Милованов совершил десятки боевых служб в различные точки Мирового океана!

«Насчет фытовских мемуаров. Кому этот «базар» нужен был? Действительно, он поминает Новицкого не таким, как он есть, каким он остался в моей памяти. Гена был моряк! Уверен, если бы ему дали плавающий корабль, во многом его судьба стала бы другой. Ну, например, по морской дисциплине – сигнальному производству – ему не было равных на флоте. Доступность, прекрасные организаторские качества и грамотность. То, что поминает Фытов – просто оскорбительно. Он приводит в книге случай разногласий Леонова со мной по вопросам прохода в Гибралтаре. Я ему, Фытову, этот случай рассказал с целью показать, что при аргументированных докладах командир выполнял рекомендации. Собственно, это функции подчинённого. Гена изобразил в книге этот эпизод, как мракобесие Леонова П.Ф. Да, я и сам не испытываю к Леонову любовных чувств, но считаю обязанностью подчинённого быть в своих рекомендациях правдивым, доказательным и настойчивым. Другое дело Павел Федорович в своей деятельности перегибал категорию «единочалия», не побуждал своих заместителей к готовности выдавать свои предложения, рекомендации по наиболее оптимальному варианту действий, скажем коротко так.
В 1971 году я уже был командиром АПЛ К-420, мы встретились с Леоновым. Проговорили с ним всю ночь. Он тогда мне сказал: «Если бы мне доложили, что корабль к бою и походу не готов, я не пошёл бы в море». Конечно, я не понимаю, почему командир не объявил РО и не принял необходимых мер, когда стало очевидным переоблучение. Опять же, знаю, что будь на борту наш старый «химик» Толя Иванов – всё было бы по-другому. Толя не позволил бы допустить подобных оплошностей. Это однозначно.»


Саенко Б.И., капитан 3-го ранга



Борис Ильич Саенко окончил Рижское нахимовское училище в 1952 году.

«Книгу Фытова, которую он назвал «Глазами подчинённого», прочёл. Возмущён до глубины души тем, как он разрисовал Павла Фёдоровича. Это просто откровенное хамство и неуважение к командиру, с которым он прослужил несколько лет. Кроме того, факт «конфуза» с гальюном в начале похода в Средиземное море не подтверждается никем, начиная с адмирала Михайловского Аркадия Петровича (в личном разговоре с ним по телефону), хотя Аркадий Петрович, мягко говоря, к ПФЛ относится прохладно. Эта флотская байка, очевидно, появилась с появлением первой атомной подводной лодки, подобное действительно было под водой, точнее с появлением подводного гальюна. Я сам был свидетелем такого случая с очень уважаемым мною адмиралом, но это было не на К-27. Говорят, за всю историю К-27 такого на ней не было ни с кем. Описываемый Фытовым случай с хамством в Западной Лице, когда Гуляев И.И. попал в госпиталь, Мартемьянов Игорь не подтверждает, а я лично не верю в протест Сорокина Юры, так как знаю его как «облупленного». Ефремов Боря мог так поступить, Сорокин – нет! Адмиралы Поникаровский и Монастыршин, когда я обратился к ним по поводу книги Фытова, сказали, что, наверно, не стоит раздувать этот вопрос, ибо это может создать только рекламу Фытову и его книге, а вот при встрече – они выразят ему свое «фе» и скажут всё, что они думают. В общем, будете писать или говорить с Леоновым П.Ф. или его женой Ольгой Михайловной, передавайте им мой тёплый привет.» (Письмо капитаном 3-го ранга написано 03.12.2002 года – ещё при жизни Леонова П.Ф.)

Агафонов Г.А., капитан 2-го ранга, командир 1-го дивизиона К-27



Г.А.Агафонов

«Давненько я не ощущал себя в выгребной яме общественного клозета! Ну и ну! У меня слов нет, прочтя эту гадость.
…Не боль за погибших товарищей, не служение обществу, а сведение счётов с живыми и мёртвыми командирами двигало перо.
…На флоте есть Офицеры, а есть – «фытовы»…
…О своих меркантильных интересах он не забывал никогда. Но опорочить щедрого и широкой души Новицкого, не упустил случая. Везде только «Я», жалкий человечишка, не замечающий своего убожества. Семье Леонова, Новицкого и другим, кого облил грязью этот человек, надо подавать иски в суд.
Был бы жив Гарри Новицкий, он бы этому «писателю» морду набил, это я точно знаю, так как с Гелиодоровичем меня связывали многолетние дружеские отношения.
Для меня, в общем, что Леонов, что Фытов – два типа карьериста. Один шёл к цели напролом, второй – скользким углом, опираясь на лесть и знакомства, связи. Если бы ты знал, как уважаемый мною Вадя Т., убывая в Питер, тащил для Фытова «дефициты» из Гремихи. Фытов не просто завистливый неудачник, он неудачник и подкаблучник. Ты прав, кто мешал Фытову расти по службе, как это сделали Умрихин, Наумов, Милованов, Томко и другие наши сослуживцы? Почему командиром «убитой» К-27 стал не Фытов, а Гарри? (Так сослуживцы называли Новицкого Г.Г. по имени, которое он носил с детства среди парней – авт.) Да потому, что наглое нутро Фытова, видимо, чувствовалось всеми, в том числе и начальниками. Да и что это за командир, у которого сзади волочатся белые подвязки от кальсон, чему я был свидетелем! Извини, но об этом «опусе» Фытова, выстроенном из лести и мести, писать устал. Хотелось бы, чтобы с этой кучей г… ознакомились Е.Томко, Иванов Алексей (ком. БЧ-5), Г.Отдельнов (доктор), В.Придатко, адмиралы Лев Чернов, Эдуард Балтин и мн. др. (Хочу сказать, что перечисленные лица, кроме Балтина, были ознакомлены с «произведением» Фытова – авт.)
То, что пишет Фытов о Леонове П.Ф., как о моряке, надо проверить, спросить у тех «флотоводцев», кто был на АПЛ К-27 в описанных случаях. Фытов-то, ведь соврёт, не перекрестится (он этого и не делает, заявляя, что он атеист – В.М.).




Братья-близницы Сергей и Владимир Придатко. Пришли на АПЛ К-27 при ее строительстве. Участовали в испытательном походе. Оба любили спорт - мастера спорта по скалолазанию. Сергей - капитан 1-го ранга погиб горах.


Лёжа в госпитале, многое передумаешь, переберёшь в памяти, чего только не придёт в голову. На бумаге вот только всё это не изложишь. Возникает вопрос, который и сегодня иногда мучает меня: «А почему отмалчиваются те, кто 24 мая 1968 года был на пульте? Кто трогал ключи – Донченко или кто другой? Откуда Фытов взял, что в отсеке было 150-280 Р/час?!» (письмо написано в начале 2003 года)




В Корабельном уставе ВМФ на 23 страницах в 56 статьях стройно и чётко излагаются многообразные и ответственные обязанности командира. Отдельные пункты гласят, что многие вопросы он должен решать лично. Всё это связано с большими физическими и психическими нагрузками. У командира: вахты – самые длинные, отдых – самый короткий, а ответственность за корабль и людей, за выполнение поставленной задачи – персональная. Не мне решать, соответствовал ли капитан 1-го ранга Леонов этому? Человек, который прослужил на подводном флоте свыше 18 лет, при этом на Севере, прошедший путь от штурмана до командира дизельной подводной лодки, а потом атомной субмарины. Своему читателю хочу сказать, чтобы они не думали, что всё очень плохо было в семье подводников АПЛ К-27. Как говорится: "В семье не без урода". Бывают исключения и в рядах подводников. Как отметил один мой сослуживец: "Есть на флоте Офицеры, а есть –"фытовы"! Увы, они, к сожалению, были, есть и будут. И их присутствие зависит только от тех, кто их окружает.
Я служил в экипаже Леонова, другие в экипаже Гуляева, Новицкого. Атомная подводная лодка К-27 – это уже история, а её командиры Гуляев Иван Иванович, Леонов Павел Фёдорович, Новицкий Геннадий Гелиодорович – исторические личности, без которых корабль представить просто невозможно. Их помнить будут всегда, а фытовых – никогда.


Продолжение следует


Главное за неделю