Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    63,75% (51)
Жилищная субсидия
    18,75% (15)
Военная ипотека
    17,50% (14)

Поиск на сайте

10-я дивизия подводных лодок (1976-1982). А.С.Берзин. Часть 8.

10-я дивизия подводных лодок (1976-1982). А.С.Берзин. Часть 8.


Кадровая политика, дисциплина и воспитание

Сначала я приведу несколько красноречивых примеров, а затем выскажу свою оценку.
После нашего возвращения в базу 19 мая 1977 г. во флотилию прибыл 1-й заместитель ГК ВМФ адмирал Н.И.Смирнов. В этот же день он вызвал меня для беседы в связи с моим предстоящим назначением на должность командира 10-й ДиПЛ. Он задал несколько вопросов, а потом сказал: "Я тебя знаю давно, начиная с Балтийского моря, служба твоя проходила нормально. Посмотрел послужной список". Потом помолчал и спросил: "А чего тебя назвали Альфредом?" Я объяснил, что так пожелала мать, она по национальности латышка и захотела дать сыну латышское имя. После этого адмирал сказал: "Считай, что я с тобой побеседовал, я с твоим назначением согласен, о чём и доложу главкому ВМФ".



Герой Советского Союза Смирнов Николай Иванович. с 1969 года командующий Краснознамённым Тихоокеанским флотом, в 1974-1988 1-й зам. главкома ВМФ.

У экипажа капитана 1 ранга Ю.Г.Шестака было очень плохо с дисциплиной. Два его мичмана подрались с жёнами и попали на гауптвахту. Одного мичмана командующий флотилией вице-адмирал Б.И.Громов приказал демобилизовать. Я был у него на докладе, и попросил не демобилизовывать этого мичмана, так как до этого он служил нормально, был хорошим человеком. Командующий мне ответил: "Да, он хороший человек, но на семейной почве он уже не человек. Вот недавно на береговой базе на берёзе повесился капитан из-за семейных неурядиц, тоже был хороший человек. И этот может повеситься. Пусть вешается на гражданке". Не успел я прийти в штаб, как мне доложили, что ещё один мичман из экипажа Шестака подрался с женой и сидит на гауптвахте.
На собрании офицеров адмирал Н.И.Смирнов рассказал как маневрировала К-22 пр.675 СФ в Средиземном море. Командир ПЛ был пьян, всплыл под рубку и стал гоняться за двумя военными кораблями США. В результате произошло столкновение, и лодка и корабль получили различные повреждения. Всю эту гонку американцы зафиксировали на киноплёнку и фотоплёнку. Адмирал Н.И.Смирнов беседовал по этому случаю с адмиралом США, который сказал: "Я претензий к советскому командиру не имею. Виноват, мол, американский командир, так как он не принял всех мер, чтобы уклониться от советской ПЛ".
16 июня я улетел в санаторий. Находясь в отпуске в Ленинграде, я получил срочную телеграмму с Камчатки от А.Н.Луцкого. Мне предписывалось прибыть в Москву в отдел кадров по поводу назначения на должность командира дивизии ПЛ. Меня предупредили, чтобы я освежил свои знания документов по кадровой работе и был в курсе политической ситуации, так как в Москве меня будут опрашивать по этим вопросам кадровики, вышестоящие начальники и работники ЦК КПСС. Поэтому двое суток просидел дома и старался запомнить всю эту "тарабарщину". 1 августа я вылетел в Москву, остановился у своей сестры. На следующий день уже был в ГШ ВМФ в отделе кадров, где встретился со своим командиром дивизии контр-адмиралом А.Н.Луцким, которого тоже вызвали в Москву в связи с назначением на должность заместителя командующего 2-й ФлПЛ.



Луцкий Анатолий Николаевич, выпускник Ленинградского нахимовского училища 1951 года.

Меня и Луцкого принял начальник Управления кадров ВМФ вице-адмирал Ю.С.Бодаревский, который нам обоим понравился своей заботливостью, чуткостью, спокойствием и юмором. Он рассказал, как нужно себя вести в Главном управлении кадров Министерства обороны (ГУК) на улице Беговой. После чего нас посадили в отдельный кабинет, где мы до обеда изучали документы по кадровой работе. Далее нас привезли в ГУК к генерал-лейтенанту Герою Советского Союза Ковтунову. В эту поездку нас сопровождал от отдела кадров ВМФ контр-адмирал Волгин. Генерал посадил нас напротив себя и начал задавать вопросы.
Первый вопрос был Луцкому.
— Как обстоят дела в вашей дивизии?
—Дивизия в этом году получила оценку "хорошо".
— А не обманываете ли вы вышестоящее командование? Или может вас обманывают?
Луцкий был немного ошарашен этими вопросами, но убедительно ответил, что обмана нет.
Генерал продолжил в прежнем темпе.
—Значит, всё хорошо? Значит хорошо? И уставы все знают? И ваш заместитель Берзин знает уставы? Вот пусть он и расскажет об обязанностях матроса!



Попробуй, ослушайся...

Я ответил, что обязанности матроса изложены в двух уставах: корабельном и внутренней службы. Генерал перебил меня вопросом.
— Сколько пунктов?
Я на этот вопрос не ответил, но обязанности матроса все рассказал. После этого Ковтунов продолжил меня опрашивать.
— Вот мы вас назначим, а вы воровать начнёте?
— Нет, не начну. Воровать нечего: шесть ПЛ, две старые казармы и сломанный уазик.
— Ах, так! А если бы было чего, то воровали бы?
— Не стал бы, с детства не приучен.
— А вот мы одного генерала назначили командиром дивизии, а он через месяц начал воровать топливо и продавать его налево. А вы не будете?
— Нет, не буду.
— Волгин, будет Берзин воровать?
— Нет, не будет.



Воровство и "левые" подработки на стройках (ж. "Крокодил" )

Ковтунов посмотрел в свои записи и продолжил.
— Ну, ладно. Вот мы вас назначим, а вы себе любовницу заведёте?
— Не заведу, я жену свою люблю.
— А вот мы одного генерала назначили командующим армией, а он сразу себе любовницу завёл, а жену бросил.
— Не заведу.
Ковтунов опять обратился к Волгину.
— Волгин, заведёт Берзин себе любовницу?
— Не заведёт.
— Ну, ладно. Берзин, а дети случайно у вас не наркоманы или фарцовщики?
— Сын учится в институте, а дочь в школе, оба—секретари комсомольских организаций.
— Это ничего не значит, отвечайте по существу вопроса!
— Не наркоманы и не фарцовщики.
— А вот одного генерала мы назначали начальником штаба армии, а у него сын оказался наркоманом и гомосексуалистом. Дети у вас не станут наркоманами?
— Не станут.



"Крокодил", 1961 г.

— Берзин, а сколько вам лет?
— Сорок четыре.
— Ну и ну! Вы же бездельник! Вам сорок четыре года, а вы только заместитель командира дивизии. Мне было во время войны тридцать восемь лет, но я уже командовал корпусом.
—Товарищ генерал, я прошёл все должности в подводном флоте, везде служил честно.
— Берзин, а вы гонористый. Весь загорелый, наверное, в основном отдыхаете, а не служите?
— Никак нет. Месяц назад вернулся из дальнего похода, два месяца под водой. Был отправлен в санаторий, а после него сразу к вам.
— Есть ли у вас конспект по уставам Вооружённых сил?
— Так точно, есть.
Меня ещё до поездки в Москву предупредили об этом. Рассказали, как у одного капитана 1 ранга такого конспекта не оказалось. Ковтунов его выгнал из кабинета. Капитан 1 ранга сидел две недели в гостинице "Москва" и конспектировал уставы, и только после этого беседа с ним была продолжена.
— Берзин, дайте характеристики на ваших командиров подводных лодок.
Я начал докладывать, но уже через минуту Ковтунов меня прервал.
— Кого из командиров можно вырастить в главнокомандующие ВМФ?
Вопрос, конечно, был тупой по форме и содержанию, так как главкомами назначали людей не самых лучших и способных, а исходя из политической целесообразности и личной преданности режиму, а вернее — генеральному секретарю КПСС. Я сказал, что затрудняюсь ответить на этот вопрос. Беседа шла уже полтора часа, на улице было +35"С, рубашка вся была мокрая от пота.



Ковтунов Г. Н. Всей мощью огня. — М.: Воениздат, 1982.

Потом Луцкого и меня повели к генерал-полковнику Гончарову, он беседовал с нами минут пятнадцать. Гончаров в основном интересовался национальностью моей и жены. В те времена это было камнем преткновения. В кадровых органах, в КГБ, в партийных органах национальности делили на коренные и некоренные. Некоренными считались евреи, китайцы, корейцы, поляки, немцы и греки, коренными — все остальные. Среди коренных были под подозрением латыши, эстонцы и литовцы, которые родились и проживали в своих республиках до 1940 г. Поэтому он и начал с вопроса о национальности.
— Какой вы национальности?
— Считаю себя латышом.
— Понятно. А почему у вас такое странное имя Альфред?
— Так мать назвала, это латышское имя.
— Понятно. А какой же национальности ваша жена?
— Русская.
— Понятно. Ну у ней же отец грек?
— Да, грек, капитан 2 ранга, командир спасательного судна, а её мать русская. По праву выбора моя жена русская.
— Понятно. А какой же национальности у вас дети?
— Русские.
— Как вы относитесь к своему назначению?
— Иду на эту должность с большим желанием.
Гончаров как-то странно на меня посмотрел и кивнул головой.
Позже мне сказали, что нужно было ответить: "Своё назначение я расцениваю как большое доверие партии и правительства, которое оправдаю своей работой".



Великой Родины сыны мы делу партии верны! Художник Г.Марченко. 1958 г.

Совершенно измочаленные после всех этих пустых бесед, мы поехали с Луцким в гостиницу "Москва", где он остановился, умылись и пошли в ресторан пообедать и поужинать, так как дело было уже к вечеру. Заказали бутылку сухого вина, закуску, первое, второе и десерт. Обсуждая прошедший день, закончили трапезу, как вдруг перед нашим столом возникла фигура командующего ТОФ адмирала В.П.Маслова. Это нас так ошарашило, как если бы появился Мефистофель в живописном плаще. На адмирале, правда, был спортивный костюм, и он начал задавать вопросы Луцкому.
— А что вы тут делаете?
— Ужинаем.
— Вижу, вижу...

Продолжение следует.



Верюжский Николай Александрович (ВНА), Горлов Олег Александрович (ОАГ), Максимов Валентин Владимирович (МВВ), КСВ.
198188. Санкт-Петербург, ул. Маршала Говорова, дом 11/3, кв. 70. Карасев Сергей Владимирович, архивариус. karasevserg@yandex.ru


Главное за неделю