Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    64,29% (54)
Жилищная субсидия
    19,05% (16)
Военная ипотека
    16,67% (14)

Поиск на сайте

«ПолуДеГолль». - Касатонов В.Ф. Моряк-испытатель Андрей Ильин (повесть). Город Брест, 2010 год.

«ПолуДеГолль». - Касатонов В.Ф. Моряк-испытатель Андрей Ильин (повесть). Город Брест, 2010 год.



Мичман Григорьев страдал. Начальник полигона капитан 1 ранга Ильин поручил ему руководить подсобным хозяйством береговой базы, расположенной на берегу Чёрного моря, в Солнечной долине. Здесь проводились натурные испытаниями новой флотской техники и научно-исследовательские работы. Мичман Григорьев уже был опытный специалист, но иногда он «усугублял», как говорил заместитель командира по политической части. Не каждый день, но почти каждый день. Поэтому терпение командования лопнуло. Капитан 1 ранга Ильин Андрей Николаевич, подписав приказ о переводе опального мичмана с понижением «на исправление», поручил заместителю командира базы взять шефство над мичманом Григорьевым и поработать с ним в индивидуальном плане. Замполит вызвал горе-мичмана и сказал: «Товарищ мичман, не делайте умное лицо, оно у вас и так обезображено работой мысли. Ваша служба идёт шершаво. Хочу вам напомнить мудрость древних греков: есть время пить вино, и есть время сдавать бутылки. Ваше время наступило. Министр обороны приказал. Займитесь делом – увеличение поголовья домашних животных под вашу личную ответственность. Осенью будем считать яйца». Иногда зам оговаривался, его трудно было понять, почему и оказался на берегу. Как-то проходя на крейсере вокруг Европы, он прорвался к громкоговорящей связи и, решив сверкнуть эрудицией, начал объяснять личному составу: «Наш корабль проходит капиталистическое государство Португалию, столица его Либассон». Когда его поправили – Лиссабон столица государства, он совершенно искренне объявил на весь корабль: «А какая разница?» Ему же принадлежит знаменитое высказывание: «Нравится «Черный квадрат» – смотри выключенный телевизор».
На скотном дворе какие-то тощие собаки бросились Григорьеву под ноги. Оказалось, это свиньи. Они подумали, что новый начальник принёс им поесть. Две приличные крысы сидели на оконной раме покосившегося коровника и слизывали со стёкол утреннюю росу. Они пили и никак не отреагировали на появление лично ответственного руководителя.




Несколько коров бродили по сухой крымской траве и пытались закусить ветками плодовых деревьев. Тоска охватила мичмана Григорьева, и в этот день он хорошо усугубил.
Внешне Григорьев был точной копией французского генерала Де Голля. Такой же мудрый нос, такое же лицо. Единственное существенное отличие – он был невысокого роста. Поэтому местные острословы его так и назвали – «ПолуДеГолль». И вот этот ПолуДеГолль начал на удивление начальства показывать чудеса хозяйской хватки. Привёз быка из соседней части, который всем коровам доставил большое удовольствие, и к концу лета они были на сносях. Откуда-то машинами приходили корма. Хряк, тоже взятый напрокат, прижился в командировке. Впервые в жизни он жил в своё удовольствие. У него всего было в избытке: и кормов, и гаремных «девушек». Его не смогли отправить назад, в свою часть. Мичман Григорьев без проблем оформил на него дарственную для своей части. Всё это было довольно подозрительно.




Командовал в это время береговой базой заслуженный офицер, по кличке «Герой». Матросы так прозвали его. У кадровиков всего мира две извечные проблемы: откуда взять и куда деть? «Героя» в данный момент деть было некуда, и ему предложили временно поруководить испытательной базой, список личного состава которой умещался на одной странице. Он и руководил, считая себя временным. Он любил говорить: «Матрос, который читает художественную литературу, на две головы выше обычного матроса». С офицерами у него разговор был короткий: «Я что, за вас должен свою работу делать?» Иногда он выделял время на воспитание матросов. У него была любимая фраза: «Когда матрос виноват, он должен встать и покраснеть». Однажды он пошёл проверять порядок в кубрике, матросы увидели, что он идёт, и все разбежались. На разборе он сказал: «У меня времени мало, поэтому буду говорить, не думая». Помолчал и коротко подвёл итог проверки: «Ничего святого у вас нет: в туалетах курите! Живёте, как свиньи в берлоге». Опять помолчал и закончил разбор вопросом: «Что вы от меня побежали, как дикие собаки на мёд?».
Матросы записывали его афоризмы и потом в курилке воспроизводили их, сопровождая взрывами дикого хохота. «Если вы хотите что-то сказать, то лучше молчите». - «Что вы матом ругаетесь, как маленькие дети?» - «А вы бы лучше помолчали, товарищ матрос, у вас ещё лапша на ушах не обсохла».
Заместитель командира базы очень быстро подстроился под стиль работы «Героя». Обнаружив усугубившего ПолуДеГолля, он сказал ему: «Водку в казарме я вам пить не позволю, здесь вам не детский сад». Когда начальник лаборатории, подтянутый и аккуратный старший лейтенант Николай Малышев, прибыл к нему с докладом, замкомандира с возмущением изрёк: «В части пять разгильдяев, а ты волосы на пробор носишь». Однажды зимой, когда пошёл редкий для Крыма снег, он ворвался в кубрик с криком: «Вы здесь спите, а там Родину снегом заносит».




Поскольку сельское хозяйство в части пошло в гору, командование Военно-морской базы из Феодосии стало посылать различные внешние комиссии для изучения блестящего передового опыта и близкого знакомства с главной достопримечательностью Солнечной долины - прекрасным винным заводом, соседствующим с частью. Сегодня приехали проверяющие из Москвы, «московские подводники», в гражданской лёгкой одежде, с ними - несколько женщин. Замкомандира выскочил на КП и взревел: «Товарищ маршал…»,- не зная кому докладывать, остановился и завертел головой. «Я не маршал…»,- начал было его поправлять какой-то белотелый москвич. «Товарищ адмирал Флота Советского Союза…», - опять попытался взреветь встречающий. «Адмирал Флота Советского Союза у нас один, но это не я », - ещё раз поправил его москвич. «Товарищ адмирал»,- вопросительно тихо спросил замкомандира, и, получив утвердительный кивок, уже в полный голос доложил, что часть живёт по распорядку дня.
По установившейся традиции гостей провели сразу на камбуз, покормить с дороги. Обед чуть не был скомкан, не оказалось реликтового вина «Черный Доктор». Начпрод - «пятнадцатилетний капитан» вполголоса доложил командиру, что директор вин-совхоза сказал, что утром, как обычно, мичман Григорьев забрал две канистры. «Как две, я же установил норму – одну канистру», - удивился командир. На минуту он замер, потом изрёк: «Сейчас я разберусь, как следует, и накажу, кого попало». Командир приказал принести из своего «НЗ» трёхлитровый баллончик с мадерой. Товарищеский обед прошёл на высоком уровне. В хорошем расположении духа московские моряки направились на хозяйственный двор.




А в это время мичман Григорьев и его друг мичман Лубашевский тоже хорошо пообедали, о чём говорила уполовиненная канистра с драгоценным элитным вином «Чёрный Доктор», которое в небольших количествах поступает прямо в Кремль, минуя все магазины. ПолуДеГоль лежал на сене, раскинув руки и ноги, в тяжёлом пьяном сне. Лицо и шея блестели от пота, волосёнки на деголевской головке прилипли, рубашка и брюки расстёгнуты. Из брюк, извините, торчит что-то личное. Мичман Лубошевский с хитрым выражением лица стоя встречал начальство, приложив руку к пустой голове. Командир базы, как и все прибывшие, онемел от столь вопиющего безобразия. Затем махнул рукой в сторону возлежавшего Григорьева и приказал: « Ликвидировать!»
Мичман Лубошевский, откуда только взялись силы, мгновенно схватил огромные ножницы, которыми стригут овец, и отхватил всё, что торчало у ПолуДеГоля из штанов. Подержав отрезанное двумя пальцами, брезгливо бросил куда-то в угол. Мужчины вздрогнули, женщины издали стон, старшая из них, видимо, быстрее оценив, что произошло, потеряла сознание и с грохотом упала на пол. Что здесь началось! Кто-то кричал: «Воды!», кто-то бросился к Лубошевскому отбирать ножницы, кто-то стал приводить в чувство ошалевших от варварства женщин, кто-то побежал за доктором, кто-то гладил по щекам бедного Григорьева, сочувствуя его невероятному горю. Все были не в себе, кроме Лубошевского, и не пришедшего в себя Григорьева. Примчался врач части и нерешительно остановился. Нет крови. Значит, нет раны. Ему из свиты московского адмирала начали объяснять, как надо лечить. Врач полностью расстегнул брюки пьяного мичмана и… вытащил кусок коровьего вымени с отрезанным одним соском, вторая часть вымени с остальными сосками лежала тут же, на разделочном столе. С утра был плановый убой коровы и часть деликатесного мяса, в том числе и вымя, мичман Григорьев приготовил для дела. Но появление закадычного друга Лубошевского, который потянулся на запах шашлыка, отодвинуло дело на второй план.




Они опробовали свежатинки, усугубив её хорошей порцией вина, и Григорьев отключился. А Лубошевский, как обычно, пошутил над другом.
Московский адмирал, когда кончил хохотать, пожал руку шутнику и сказал, что за тридцать лет службы впервые стал свидетелем такого тонкого флотского юмора. И тут же сам мрачно «пошутил», приказав немедленно уволить обоих.
На утро был разбор. Командир части, увидев в кабинете опозоривших его разгильдяев, не пришедших в себя после вчерашнего, строго предупредил: «Ведите себя так, как будто вы культурные люди». Приглашённый на разбор директор совхоза сообщил, что несколько месяцев назад мичман Григорьев, якобы по поручению командира, сообщил ему страшную военную тайну. В части начали испытывать секретное оружие, которым интересуются турки. Возможна высадка турецкого спецназа, будет бой, может пострадать винзавод. Чтобы защитить достояние республики, специально, для отвода глаз, разводят стадо коров, которое будет охранять завод. Каждой корове вшит специальный электронный датчик, который сигнализирует на пульт оператора, где постоянно дежурит мичман Григорьев, об опасности высадки подводных диверсантов. Мичман сделает всё, чтобы обезвредить противника и сохранить завод, но для поддержания коров в хорошей физической форме требуется помощь совхоза в виде двух канистр вина ежедневно.




По окончании испытаний все издержки директору совхоза будут возмещены Военно-морским флотом. «Вот чем платил Григорьев за свои махинации», - понял командир береговой базы. И тут же оценил правильность решения адмирала об увольнении мичманов: «На то у адмирала и голова, чтобы смотреть вперёд ».

Ноябрь 2009 года



Верюжский Николай Александрович (ВНА), Горлов Олег Александрович (ОАГ), Максимов Валентин Владимирович (МВВ), КСВ.
198188. Санкт-Петербург, ул. Маршала Говорова, дом 11/3, кв. 70. Карасев Сергей Владимирович, архивариус. karasevserg@yandex.ru


Главное за неделю