Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    63,64% (49)
Жилищная субсидия
    18,18% (14)
Военная ипотека
    18,18% (14)

Поиск на сайте

Рижское Нахимовское военно-морское училище. Краткая история: люди, события, факты. Часть 10.

Рижское Нахимовское военно-морское училище. Краткая история: люди, события, факты. Часть 10.

Тренировки к параду проходили ежедневно в ближайшем парке, где часто одновременно с нами на футбольном поле тренировались футболисты ЦДКА. Мы вблизи видели весь цвет советского футбола тех лет. Парад физкультурников прошел на стадионе «Динамо». Наш батальон, одетый как белый лебедь по форме № 1, лихо прошел перед трибуной Правительства по дорожке стадиона. Большинство из нас впервые увидели на трибуне И.В.Сталина.



И.Сталин и В.Молотов принимают цветы от детей. Стадион "Динамо" в Москве во время физкультурного парада 1947 г.

После окончания физкультурного парада и возвращения из Москвы нахимовцев отправили на каникулы по домам.


Всесоюзный парад физкультурников. - Советская молодежь. 1947, 24 июля.



Сводная рота Рижского Нахимовского военно-морского училища на физкультурном параде в Москве. Лефортово.1947 год. Командир сводной роты капитан-лейтенант Штепа Виктор Степанович. Знаменосец нахимовец Владимир Фадеев.

На московском стадионе «Динамо» состоялся всесоюзный парад физкультурников, в котором приняли участие нахимовцы из Риги.
…2 часа дня. Командующий парадом полковник Кузнецов подаёт команду: «Смирно». На светло-зелёном ковре стадиона замерли многочисленные колонны спортсменов. На поле выходит секретарь ЦК ВЛКСМ товарищ Н.А.Михайлов, председатель Комитета по делам физической культуры и спорта при СМ СССР товарищ Н.Н.Романов, председатель ВЦСПС товарищ В.В.Кузнецов.
Полковник Кузнецов рапортует им о готовности физкультурников к параду. Товарищ Романов приветствует спортсменов и поздравляет их с праздником. В ответ несётся многоголосное «ура».
Снова звучат слова команды, и в наступившей тишине фанфаристы дают сигнал к началу торжественного марша. Перед северной трибуной, где находится правительственная ложа, проходят спортивные делегации, прибывшие в Москву со всех концов великого Советского Союза.




Слева направо. Офицеры: Века, Монастырский, Штепа, Усович. Старшины: Сысоев, Мартынов, Утробин, Волков Б.М.. Москва. 1947 г.

(На снимке в газете «Советская молодёжь» от 24 июля 1947: Улыбающийся И.В.Сталин в ложе стадиона в фуражке и светлом кителе с маршальскими погонами в окружении детей, которые преподнесли ему цветы. Рядом с ним стоят В.М.Молотов и Н.М.Шверник.)

22 июля Правительство Союза СССР устроило в Большом Кремлёвском дворце приём участников (1500 чел.) Всесоюзного парада физкультурников, на который был приглашен Виктор Степанович Штепа.



Последняя (десятая) шеренга парадного батальона. Слева направо: Заико, Шаров, Соколов, Евсеев, Стригин, Тараканов, Саенко, Орленко, Леонтьев, Агронский. Москва. 1947.

В.Бриедис. Первый поход на шлюпках. - Советская Латвия. 1947, 27 июля.

В море – дома! Сколько раз слышали эти слова нахимовцы! Теперь воспитанникам училища предстояло познать их на своем опыте, потому что все содержание лагерной жизни, весь распорядок лагеря подчинены тому, чтобы это определение стало для каждого воспитанника его личным представлением о своей будущей профессии, чертой его характера.
Начиная с семи утра, когда протяжный звук горна сигналит побудку, и до самого отбоя весь день в лагере посвящен этому практическому усвоению первых основ морской службы. Все элементы военно-морского дела, с которыми воспитанники знакомились до сих пор в классах и кабинетах училища, здесь приобретают чудесную осязаемость, становятся бытом лагеря.




Теоретические занятия по управлению шлюпкой под парусом нахимовцы отрабатывали в учебных классах

Воспитанники учатся ходить на шлюпке на веслах и под парусами, совершать различные эволюции в составе целой флотилии шлюпок, стрелять в цель из мелкокалиберной винтовки, разговаривать на хитром языке флажковых сигналов и семафора, обучаются плаванью.
Помимо освоения этих практических военно-морских навыков воспитанники занимаются в лагере и такими предметами, как география, естествознание, английский язык. Но и эти дисциплины здесь преподаются практически, применительно к военно-морскому делу. Так, изучая английский язык, нахимовцы учатся отдавать и принимать на этом языке команды управления шлюпкой, занимаясь географией, они практически знакомятся с топографией, умением пользоваться компасом, ходить по азимуту и так далее.
Все, что делается в лагере, чем заполнен здесь день воспитанников, конечно, как нельзя больше по душе ребятам, но если спросить у каждого из них, что в этой лагерной жизни оставило о себе наиболее яркую память, ответ будет единодушным – первый поход на шлюпках.




Нахимовцы на шлюпках по команде "Отваливай" отходят от берега на чистую воду

Хотя официально приказа о походе еще не было, но слухи уже ползли от палатки к палатке, от взвода к взводу, и вечерами, после того как горн пропел отбой, долго еще в темноте шептались мальчики, на все лады, обсуждая возможности и детали предстоящего похода. Можно сказать, что весь лагерь, внешне не обнаруживая этого, на самом деле жил ощущением предстоящего похода.
И вот, 10 июля в 5 часов утра, на два часа раньше обычного срока, палаточный городок лагеря огласили протяжные сигналы горна. «Вставайте! Вставайте!» – пел горн, и ребята, вскакивая, спросонок забыв об ожидающемся походе, в первые минуты не понимали, почему это сегодня их подняли так рано?
Через полчаса роты уже шагали в столовую. К этому времени и по раннему подъему, и по необычайно плотному даже для училища завтраку и еще по множеству примет воспитанники догадались – сегодня поход.
И в самом деле. После завтрака последовал приказ захватить бушлаты. В 6 часов 45 минут у пирса выстроилась целая флотилия – четырнадцать шлюпок.
– Ставить рангоут! – звучит команда, и над шлюпками вырастает лес мачт. – Поднять паруса!
Одна за другой, вытягиваясь в кильватерную колонну, отваливали шлюпки. Флотилии предстояло пройти на веслах и под парусами около 30 километров. Задача похода заключалась в том, чтобы практически закрепить навыки, полученные воспитанниками в лагерях, и проверить степень выносливости, физической закалки юных моряков. Тут можно сказать, что сама природа постаралась сделать этот переход настоящим экзаменом выносливости, воли и выдержки рижских нахимовцев.
Небо хмурилось с самого утра. И не успели шлюпки пройти и полпути, как начался дождь. Он шел три часа подряд, почти не переставая, надоедливый, по-осеннему упорный, непрекращающийся дождь. Все на шлюпках стало мокрым – и скамьи-банки, и сами гребцы. Пока еще был ветер и можно было идти под парусом, все это казалось с полгоря, но на беду ветер стих. «Рубить рангоут», – последовал приказ, и ребята разобрали весла.




Нахимовцы при движении под парусом используют способ «бабочка»

Большие и без того тяжелые весла морских шлюпок стали мокрыми, скользкими, ворочать их теперь казалось куда трудней, чем в лагере на ученье, и все-таки ни одной жалобы, ни одного вздоха не раздалось на шлюпках, ни на минуту не спадало бодрое боевое настроение.
Ровно ложились на воду белые лопасти весел, и шлюпки уверенно шли вперед сквозь зыбкую стену дождя.
В эти часы много забот было не только у загребных, но у и сигнальщиков – «впередсмотрящих», кто, дежуря на носу, зорко всматривались вперед, следя за сигналами, которые по цепочке передавались с флагманской шлюпки. Вот над ней запестрели флажки!
– Переменить способ передвижения! – напряженно вглядываясь в дождь, читает впередсмотрящий Игорь Смирнов и тотчас повторяет этот сигнал для шлюпки, идущей в кильватер.
Не проходит и нескольких минут, как снова над флотилией вырастают мачты и, словно большие птицы, расправляют белые крылья паруса.
В два часа дня флотилия достигла места назначения. Шлюпки ошвартовались у берега, и их команды, мокрые, усталые, но веселые и оживленные направились в гостеприимно предложенный зал санатория отдохнуть после трудов, поесть и немного обсушиться.
Весь обратный путь совершали тоже под проливным дождем. К тому же почти все время на веслах, так как ветер совсем затих. И гребцы, и загребные, и впередсмотрящие, и офицеры – командиры шлюпок – все давно уже промокли до нитки, но по-прежнему ни одной жалобы не раздавалось на шлюпках.




При перемене парусов один из воспитанников, Алексей Усачев, неловко повернулся, и краем паруса у него сорвало с головы бескозырку. Течение быстро понесло ее. Но бескозырка есть часть обмундирования, знак принадлежности ее владельца к славному Военно-Морскому Флоту, можно ли отдавать ее стихии? Шлюпку задержали. А чтобы ее не сносило в сторону от бескозырки, пришлось уткнуть шлюпку носом в камыши. Пока совершались все эти приготовления, бескозырка исчезла из глаз. Выручила зоркость впередсмотрящего.

Продолжение следует.



Верюжский Николай Александрович (ВНА), Горлов Олег Александрович (ОАГ), Максимов Валентин Владимирович (МВВ), КСВ.
198188. Санкт-Петербург, ул. Маршала Говорова, дом 11/3, кв. 70. Карасев Сергей Владимирович, архивариус. karasevserg@yandex.ru


Главное за неделю